Избирательная кампания в США 2020 года имеет признаки, соответствующие несвободному обществу

Содержание
[-]

***

Выборы в США: кризис элит и риски раскола общества

Независимо от того, каким будет результат выборов, начинает реализовываться сценарий, который ранее считали самым плохим для США: когда Байден говорит вероятности своей победы, а Трамп обвиняет его в фальсификациях.

Это прямой путь к громкому скандалу и затяжной битве в судах. Политическая схватка, очевидно, будет продолжаться вне зависимости от того, кто на этот раз окажется в Белом доме. Политическую картину избирательной кампании в США комментирует Руслан Бортник, директор Украинского института политики.

Байден лидирует на выборах президента США с минимальным отрывом, но подведение окончательных итогов затягивается. Трамп также заявляет о своей победе. Да, номинально, Байден сегодня лидирует. У Трампа также еще остаются шансы на победу. Окружение Трампа и сам Трамп обвиняют оппонентов в массовых фальсификациях. Наверное, эти выборы одни из самых грязных, если не самые грязные в современной истории США. Они связаны с многолетней охотой на самого Трампа, и неадекватным поведением представителей лагеря демократов, нарушением именно «демократических» стандартов. Американская социология и большинство мейнстримовых СМИ в очередной раз себя дискредитировали. Журналисты, социологи, политологи уже «ошиблись» в этой ситуации в пользу Байдена: ему априори давали преимущество от 8% до 16%.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

В этом году пандемия коронавируса внесла свои коррективы и в американские выборы — многие голосуют по почте, из-за чего выявление победителя может затянуться. Кстати, особенность выборов президента США 2020 года – это рекордная явка за 120 лет. На этих выборах проголосовали 160 миллионов человек или 67 процентов избирателей. Минимальный разрыв между кандидатами. Последний раз такая ситуация была в 2000 году, когда перевес Буша-младшего над Альбертом Гором составил менее 0,5 процента голосов после пересчета бюллетеней с использованием машин. Тогда Демпартия потребовала дополнительного пересчета бюллетеней вручную. Верховный суд Флориды дал разрешение на пересчет. Однако вскоре Верховный суд США отменил решение суда штата, и победителем был объявлен Буш, а Гор признал поражение.

Ну и самый важный вопрос – это предварительные голосования, в котором приняли участие более 100 тысяч человек, но главное – в некоторых колеблющихся штатах это предварительное голосование дает 100% результат Байдену. Даже в теории это невозможно, если 100 тысяч человек попросят проголосовать за какого-то кандидата, то все равно кто-то ошибется, и было бы 99% или 97%. Поэтому, есть основания говорить о возможных фальсификациях, благодаря которым американское «глубинное» государство вытягивает Байдена на первое место.

Конечно, такие выборы, это — грязные выборы, они серьезно раскололи американское общество, еще более углубят те линии разрывов, которые в нем уже существуют. Независимо от того, кто победит – Байден или Трамп, США из этой ситуации выйдет иным государством, другим обществом. Менее стабильным, уже без права быть каким-то «эталоном» или примером «демократии» для остального мира, с серьезным и глубоким конфликтом внутри политических элит. Кризис в США, даже если это будет Байден, будет только нарастать. Между единым государством и единым народом — будет раскол, между более образованными американцами и менее образованными, между белыми и национальными меньшинствами, между жителями городов, особенно мегаполисов, и жителями «одноэтажной» Америки, провинциалами, межу разными возрастными группами, между разными этническими группами. Есть даже гендерные противоречия: большинство мужчин голосовали за Трампа, а женщин – за Байдена. Вот эти линии раскола, которые уже существовали в американском обществе, эти выборы максимально обострят. Вне зависимости от исхода президентских выборов, власть в США останется расколотой. Это означает, что любую повестку: будь то увеличение налогов, регулирования или меры климатической политики, провести на законодательном уровне будет сложно.

Конечно, по логике, по политологической оценке, по технологической оценке, мне кажется, победа должна остаться за Трампом. Но с учетом того, что происходит с подсчетом голосов, очень вероятно, это будет Байден. Адвокаты президента Трампа в течение последних суток подали несколько судебных исков. Они заявили, что в подсчете голосов, в частности, в штате Пенсильвания, отсутствовала прозрачность.

Четыре года назад победа в Висконсине, Мичигане и Пенсильвании – так называемом «ржавом поясе» — стала основой успеха Трампа. Теперь Байдену крайне желательно выиграть хотя бы два штата из этих трех. Но у Трампа в запасе есть мега-оружие, которого лишены оппоненты – Верховный суд США. Перед выборами американский президент смог получить там уверенное большинство, шесть судей против трех. И уже объявил о своих планах снова обратиться в Верховный суд, чтобы тот остановил практику подсчета голосов, пришедших по почте после 3 ноября. Поскольку подсчет почтовых голосов в спорных штатах явно затягивается, соответствующее судебное решение может стать решающим для итога выборов.

В Вашингтон прибывают сторонники Байдена, протесты пока проходят мирно, но у них уже имеется опыт негативный массовых акций. Закончится ли все миром или будет привлечена полиция и войска – пока нет ответа. Привлечение сторонников Байдена – это технологический шаг, это попытка захватить улицу, создать элемент уличного давления. Захватить улицу, не дать ее сторонникам Трампа. Все понимают, что за Трампом стоит одноэтажная Америка, достаточно серьезные люди, которые с помощью «улицы» могут создать проблемы для власти. Сторонники Байдена пытаются обеспечить себе контроль над улицей, влияние которой на судебное рассмотрение или на работу избирательных комиссий может быть очень существенным.

При этом, массовый избиратель все знает о существенных проколах в кампании Байдена, внешней и внутренней политике демократов на Ближнем Востоке, в Китае и в Украине. Они это знают. Но – голосуют за Байдена. Дело в том, что в Америке сегодня столкнулись два типа капитала, два разных общества. Первый тип – спекулятивный, финансовый капитал, который представляет Байден и Демократическая партия. Все эти белые воротнички, The Wall Street, все, кто работает в сфере услуг, они все за Байдена. Мир финансовых спекулянтов, глобализаций, национальных меньшинств и разного рода бьютимейкеров – этот мир преимущественно за Байдена. И другой мир – мир рабочих на заводах и фабриках, мир фермеров, мир одноэтажной Америки, провинции — это сфера производства, начиная от сырьевиков, нефтяников и заканчивая военно-промышленным комплексов, они — за Трампа. Вот эти два мира сегодня в Америке очень серьезно столкнулись.

Реакция рынков будет зависеть от уровня противостояния между кандидатами: судебные претензии и взаимные политические упреки гораздо меньше пугают инвесторов, чем возможность жесткого противостояния между различными политическими силами, а также рост вероятности уличных протестов как возможное следствие периода политической неопределенности. Эксперты говорят, что мировые рынки найдут плюсы, как в победе Трампа, так и в победе Байдена. Хуже для них неопределенность, которая сейчас сложилась. Однако наихудшая ситуация для них — это затягивание оглашения итогов выборов, подавая иски в суды, как это сейчас делает действующий президент.

При этом, республиканцы не намерены отступать. Сейчас нужно смотреть внимательно на реакцию Трампа. У него есть все основания обжаловать результаты. В то же время, если американские элиты обеспечат ему «золотой парашют», я не исключаю, что Трамп может отказаться от такого обжалования. Он уже был президентом, у него большие экономические активы: ему есть, что терять. Я не исключаю версии, что Трампа могут заставить пойти на «договорняк», при которых Байден станет президентом. Все-таки Трамп в прошлом бизнесмен.

Теперь об Украине. Очевидно, что власть страны ведет себя так, словно Украина — 51 Штат. Украина, в значительной мере, находится под внешним управлением. Выборы США могут влиять на Украину больше, чем президентские выборы в Украине. Поэтому столь пристальное внимание к выборам в США. Это одна из стран, которые являются ключевым донором для Украины, одним из основных партнеров, внешних точек опоры, одних из ключевых кураторов нашей страны.

Байден и Трамп предлагают две разные политики. С одной стороны, в общем, они смотрят на Украину как на инструмент. Но в то же время нужно понимать, что Трамп – это максимальный сторонник внутреннего производства, это максимальное лоббирование на внешних рынках своих энергоносителей, американских технологий и товаров. То есть такой экономический национализм. Байден – это финансовый национализм, прежде всего. Это попытка глобализировать мир. Это производственные базы не в США, а в Китае, других странах. Украина при Байдене может взять на себя небольшую часть роли производственного очага для США. В то же время это гарантирует полноценное внутреннее политическое вмешательство. Трамп же не будет очень сильно вмешиваться в украинские дела. Гарантируется более высокий суверенитет. В то же время рынки американские, скорее всего, будут заблокированы. Также в значительной мере «размер» влияния США будет зависеть от результатов выборов в Палату Представителей (сейчас там большинство у демократов): в случае победы республиканцев демократы будут терять влияние в Украине, пройдет перезагрузка Посольства и «грантовых» организаций-партнеров в Украине.

Неважно, победит Байден или Трамп, результат будет один: общей американской идеи больше не существует. И, возможно, она потеряна навсегда.

Источник - УИАМП

https://uiamp.org.ua/vybory-v-ssha-krizis-elit-i-riski-raskola-obshchestva

***

Почему разочарованы американские демократы?

Демократы разочарованы, а республиканцы ликуют в борьбе за места в Сенате США. Почему наиболее вероятная победа Джо Байдена не стала триумфом демократов?

Сенатские демократы чувствуют большое разочарование: их усилия по возвращению себе большинства в верхней палате Конгресса, похоже, снова потерпели неудачу. Вероятность того, что они вновь окажутся в меньшинстве на ближайшие пару лет, ударила по ним 4 ноября, когда кандидат от Демократической партии Сара Гидеон уступила республиканскому сенатору Сьюзен Коллинз в республиканском же штате Мэн. Хотя сейчас похоже, что кандидат от Демократической партии Джо Байден всё-таки одержит победу в президентской гонке, демократы надеялись на большую победу — особенно после того, как не смогли захватить Сенат в 2016 и 2018 годах.

Демократ Джон Хикенлупер, бывший губернатор штата Колорадо, который официально сверг действующего сенатора-республиканца в день выборов, сказал, что рассчитывал на триумф, который бы принес демократам ряд многочисленных побед. «Мы всё еще осторожно оптимистичны, но это не тот уровень волнения, с которым я надеялся проснуться», — говорит он.

Другие демократические стратеги и их помощники выразили свое разочарование. Майк Лакс, демократический стратег, прямо говорит, что разочарован, а Стив Джардинг, бывший помощник сенаторского комитета Демократической партии, признается: «Большинство людей думали, что демократы того и гляди отберут еще пару мест у тех сенаторов, которые казались очень уязвимыми. Они должны быть ужасно разочарованы. Они думали, что Байден потянет за собой больше. Если бы опросы были хотя бы отдаленно правильными и он мог бы выиграть у Трампа с 6, 7 или 8 пунктами, это помогло бы «вытянуть» некоторые неудачные для демократов сражения».

Джардинг также отметил, что раздражение партии распространилось и на Палату представителей, где демократы сохранили большинство, но республиканцы неожиданно вмешались в него. Один из самых впечатляющих статистических фактов данных выборов состоял в том, что два кандидата от Демократической партии в Сенате, Эми Макграт и Джейми Харрисон, собрали 199 миллионов долларов для своих предвыборных кампаний против лидера сенатского большинства Митча Макконнелла (республиканца из Кентукки) и председателя сенатского судебного комитета Линдси Грэма (республиканца из Южной Каролины) — и в итоге проиграли примерно на 21 и 14 пунктов соответственно. Помощники демократов на Капитолийском холме выразили удивление по поводу такого итога выборов. «Главное разочарование — это Сенат. Это шок. Найдется очень мало людей, которые предполагали такой исход», — сетует сотрудник Сената от Демократической партии.

В то время как сенаторы-демократы на публике были осторожны в прогнозах о получении большинства в верхней палате Конгресса, многие из них полагали, что опросы выглядели для них весьма обнадеживающими. Республиканцы в Сенате контролируют 53 места и разбили сенатора-демократа Дуга Джонса в Алабаме, что означает, что демократам необходимо было получить четыре места, удерживаемых республиканцами, а также Белый дом. По состоянию на утро 5 ноября (мск), Хикенлупер выиграл в Колорадо, а демократ и бывший астронавт Марк Келли уверенно лидировал в Аризоне. Но, нанеся серьезный удар по надеждам демократов, Сьюзан Коллинз победила Сару Гидеон, а сенатор-республиканец Том Тиллис имеет преимущество над кандидатом от Демократической партии Кэлом Каннингемом в Северной Каролине.

Теперь, когда сенатор-демократ Гэри Питерс сохранил свое место в Мичигане, демократы будут контролировать по крайней мере 48 мест в Сенате в следующем году — на два меньше из тех 50, которые необходимы им для контроля повестки дня. Это означает, что они должны выиграть второй тур голосования 5 января за место сенатора-республиканки Келли Леффлер, а также обойти республиканского сенатора Дэвида Пердью. Другими словами, путь сенатских демократов к большинству покоится на многих «если». При этом, к примеру, сенатор-республиканец от Аляски Дэн Салливан считался потенциально уязвимым на момент дня выборов, и тем не менее у него было преимущество в 31 пункт над демократическим претендентом Элом Гроссом после подсчета примерно 56 процентов голосов этого штата. А 4 ноября днем у Пердью было 50,6% голосов при подсчете примерно 92% бюллетеней.

Победить Леффлер также будет непростой задачей, поскольку она и ее соперник-республиканец Дуг Коллинз получили в первом туре внеочередных выборов в общей сложности 46,6% голосов, в то время как демократ Рафаэль Уорнок набрал 32,1% голосов при подсчете примерно 92% бюллетеней. Несколько других демократов, участвовавших в гонке, получили более 13% голосов. В итоге, хотя шансы на то, что нынешний лидер демократов в Сенате Чарльз Шумер (Нью-Йорк) станет в Сенате лидером большинства, и не равны нулю, они быстро сокращаются.

Второй помощник сенатора-демократа отметил, что победа Коллинз в штате Мэн показала: независимые избиратели остались с ней, несмотря на их отвращение к президенту Трампу, который проиграл штат Байдену примерно на 10 пунктов, чего не предвидели демократические стратеги. А лидер республиканцев в Сенате — Митч Макконнелл —выглядел уверенным и довольным результатами выборов на пресс-конференции 4 ноября. Он чуть не объявил о победе в битве за Сенат, шансы на которую перед выборами обозначил как «50 на 50». «Мы находимся в довольно хорошем положении в Северной Каролине, но пока не можем объявить о победе», — сказал он, имея в виду ключевую гонку, которую демократы надеялись выиграть.

Затем он остановился на республиканской повестке дня, показывая мало признаков беспокойства о том, что демократы догонят республиканцев и возьмут большинство, преодолев лидерство Тиллиса в Северной Каролине или взяв одно, или, возможно, оба места в Сенате Джорджии во втором туре 5 января. «Нам нужен еще один спасательный пакет, — сказал он о новом законопроекте о помощи в ситуации с коронавирусом, — и я думаю, что мы должны сделать это до конца года».

В отличие от него, Чак Шумер 4 ноября повесил нос, особо не давая повода думать, будто он полагает, что демократы всё еще могут захватить верхнюю палату. А ведь после того, как республиканцы сохранили Сенат в 2018 году, Шумер сказал: «Карта в 2020 году намного лучше. … У нас будет очень хороший шанс в 2020 году». Джон Эшбрук, республиканский стратег и бывший помощник Макконнелла, сказал, что Шумер и другие сенатские демократы переоценили свои силы в день выборов и неправильно истолковали позитивное освещение в СМИ того, как избиратели относились к Трампу и кандидатам Республиканской партии. «В конечном счете высокомерие обернулось великим падением демократов в этом избирательном цикле», — сказал он.

Автор Игорь Юдкевич

https://regnum.ru/news/polit/3107834.html

***

Выборы в США: монета легла на ребро

Прямо в день выборов Джо Байден представлял свою внучку Финнеган толпе сторонников и назвал ее именем своего покойного сына, Бо Байдена. «Это мой сын, Бо Байден, которого многие из вас помогли избрать в Сенат в Делаваре», — сказал Байден, положив руку на плечо внучке. После этого Байден поправился, но назвал Финнеган Натали и сказал, что она дочь Бо. На самом деле 20-летняя Финнеган — дочь его другого сына, Хантера Байдена. И этот человек — почти наверняка — в ближайшее время станет президентом США.

Избирательная кампания 2020 года в США удивительно напоминает российскую президентскую кампанию 1996-го. Помните? Тогда все СМИ единодушно топили за Ельцина, пугая Зюгановым, как сейчас американского избирателя пугают Трампом. Организаторов избирательной кампании 1996 года можно понять. Они ставили перед собой благие цели: спасали Россию от коммунистов. Проблема в том, что они при этом показали, что народу можно и нужно промывать мозги. И потом созданный инструмент влияния был замечательным образом модернизирован.

США — страна, в которой, в отличие от России, выборы происходят по-настоящему. Но в этой избирательной кампании было несколько деталей, отличающих ее от полноценных демократических выборов и сближающих ее с выборами типа российских. Для начала: оба кандидата, Байден и Трамп, были поставлены истеблишментом и СМИ в неравноценные условия. Крупнейшие медиа США рассказывали о Трампе примерно так, как пригожинские помойки — о Навальном.

Возьмем, к примеру, сына Джо Байдена Хантера, который тратил по 11 тыс. долл. в стрип-клубах и по 21 тыс. долл. на порносайтах. Все это, разумеется, никак не касается Джо Байдена: мало ли у кого какое несчастье с сыном? Но вот что касается Джо Байдена, так это то, что именно через Хантера, с его кокаином и порносайтами, окешивался административный ресурс семьи. Хантер Байден и его фирма получали миллионы долларов, например, от «семьи» Януковича, и когда Хантер Байден прилетел в Китай на самолете вместе со своим отцом, то подписал с китайской компанией сделку на 1,5 млрд долл., и 10 процентов акций по этой сделке некто N (т.е. Хантер) должен был держать для «Большого Парня» — так, по свидетельству его делового партнера Тони Бобулински, Хантер называл отца.

А потом Хантер — с его порносайтами, и проститутками, и миллионами — расслабился так, что принес в починку три безнадежно залитых компьютера, и один из них — с явками, паролями, с мобильными телефонами Обамы и Пелоси и всего вашингтонского бомонда, с home video, на котором были запечатлены подвиги самого Хантера, с имейлами про «10 процентов для Большого Парня» — попросту забыл.

Вопрос: как освещалась вся эта история в СМИ? Ответ: ровно так же, как российские госканалы освещают расследования Навального. То есть никак. Мы услышали, что это «российская дезинформация» (тоже знакомый прием, у нас обычно говорят «заказ Госдепа»), а большая часть избирателей вообще ничего не услышала, потому что твиттер и фейсбук забанили ссылки на это расследование как непроверенное (у нас «Яндекс» тоже не любит ссылаться на ресурсы Навального и Ходорковского).

Что же тут непроверенного? Компьютер Хантера лежит в ФБР. Даже Байдены не смеют отрицать, что имейлы подлинные. Да и вообще, дело же не в имейлах! Дело в том, что Байден-старший взял с собой сына в судьбоносную поездку, где шли тяжелые переговоры с китайцами, и сын вернулся оттуда с контрактом на 1,5 млрд долл. Это что — дезинформация? Подделка? Неправда? Кто всерьез думает, что китайцы платили Хантеру Байдену ради его необыкновенных деловых качеств? Чем карьера Байдена-младшего отличается от карьеры бесчисленных российских отпрысков членов Совбеза и бывших главных силовиков?

Посмотрим теперь на отношение медийного истеблишмента к другой истории, которая как раз и была стопроцентной и грубой фальшивкой, — я имею в виду досье «золотого дождя». Это была липа, заказанная избирательной кампанией Хиллари Клинтон и состряпанная Кристофером Стилом за 168 тыс. долл. без каких-либо оснований. Мы теперь знаем «источники» этого досье. Главным из них был Игорь Данченко (с теми же самыми алкогольными проблемами), который выступал с пропутинскими докладами в Brookings, а главным источником Данченко была пиарщица Ольга Галкина, которая работала в Ростехнадзоре и получила премию за лучшее освещение деятельности Госдумы за 2004 год. «Размещение материалов в электронных и печатных СМИ», — гласит СV этой Мата Хари.

Иначе говоря, досье Стила выглядело как грубая фальшивка с compromat.ru, состряпанная выпускником усть-затютинского педвуза за 13 с половиной копеек. И все главы американских спецслужб это знали, потому что еще в январе 2016 года ФБР допросило Игоря Данченко. Это, однако, не помешало им продвигать это досье. «Все больше и больше утверждений досье подтверждается, — заявлял бывший директор Национальной разведки Джеймс Клаппер в мае 2018 г. «Я не знаю, развлекался ли Дональд Трамп с проститутками в Москве», — заявлял экс-глава ФБР Джеймс Коми в апреле 2018 года. Если г-н Коми не знал этого в апреле 2018 года, через два года после того, как его подчиненные опросили Данченко, то что он вообще знал?

Досье Стила стало для американских левых тем же, что для верующих Пояс Богородицы. Не важно, сколько искусствоведов напишет, что это — средневековая византийская бижутерия. Очереди к поясу будут выстраиваться все равно. Не важно, что комиссия прокурора Мюллера ничего не нашла, а досье Стила оказалось грубой подделкой. Джо Байден все равно будет называть историю про лэптоп своего сына «русской подделкой».

Еще одна удивительная особенность этой избирательной кампании заключается в том, что Байден ее не вел. Он сидел в подвале, под любыми предлогами избегая встреч и дебатов, что для избирательной кампании в США — беспрецедентно. Причин, по которым Байден избегал встреч и дебатов, было несколько. Одна из них, очевидно, заключается в том, что Байден находится не в той физической и когнитивной форме, которая позволяла бы ему это делать. Вторая причина была та, что ему было нечего ответить на вопросы о коррупции, кроме того как заявлять, что вопросы — провокация, а сами документы — подделка. Это плохой ответ для демократического конкурентного политика, и все старания Google и Twitter не могут этот ответ исправить.

Наконец, еще одна причина, по которой Байден не хотел отвечать на много вопросов, заключается в том, что в современной американской демпартии — два крыла. Одно — классические столичные господа, живущие за счет административного ресурса, типичным представителем которых и является Байден.

Другое — это молодые «социально ориентированные» господа, что хотят разрушить весь мир насилия, сексизма и расизма, который представляет собой, по их мнению, США, и построить прекрасный новый мир. В этом прекрасном новом мире газ и нефть будут запрещены, прохожие будут каяться на улицах в том, что они белые, расистский пережиток свободы слова будет ликвидирован и в каждую публичную компанию и государственное агентство будет назначен комиссар по проведению семинаров по критической расовой теории.

Для этого крыла было бы естественней выдвинуть в кандидаты Берни Сандерса; но Сандерс пролетел бы с массовым избирателем. Поэтому выдвинули Байдена. И так как Байден вынужден своей программой угождать обоим крыльям, он, вместо того чтобы давать четкие ответы по основным пунктам своей программы, уходит от ответа. Поддерживает Байден Green New Deal или нет? «Набьет» он Верховный суд или нет?

На все эти вопросы две разновидности его потенциальных избирателей хотели бы слышать диаметрально противоположные ответы, и Байден вертится как уж на сковородке и в результате представляет собой чрезвычайно неаппетитное зрелище «консервативного демократа», при этом обещающего покончить с «институциональным расизмом» и «полицейским произволом». Это как если бы папа Александр Борджиа пытался понравиться электорату Савонаролы.

Нельзя не обратить внимание на то, что все эти три причины, по которым Байден отказался от ведения активной избирательной кампании, обычно характерны для престарелых авторитарных правителей. Это они путают внучек с сыновьями. Это они избегают отвечать на вопросы о коррупции. Это они не знают, какая у них программа, кроме программы иметь власть. Призрак висел над этой кампанией — призрак политического насилия. Накануне выборов в Вашингтоне и Нью-Йорке владельцы магазинов спешно заколачивали окна в ожидании погромов и грабежей. Все последнее время левые и ультралевые рассказывали нам, что Трамп не отдаст власть, но все это время именно ультралевые терроризировали улицы американских городов, требовали от посетителей ресторанов немедленного расового покаяния на камеру и вообще вели себя точно так же, как исламистские радикалы в Европе — а именно занимались системным насилием и объявляли себя при этом обиженными.

Если кто-то надеется, что с победой Байдена насилие уйдет, то, увы, исторический опыт показывает — произойдет ровно обратное. Чем больше молчаливое большинство уступает агрессивному и организованному меньшинству — тем агрессивнее это меньшинство становится. Самым шокирующим обстоятельством этой кампании, вероятно, было то, что значительная часть избирателей Трампа, как выяснилось, боялась признаваться социологам, что она голосует за него. Боязнь ответить на вопрос социолога прямо — это классическая примета несвободного общества. Избиратели Трампа боятся признаваться, что они голосуют за Трампа, так же как в России, если бы Навального допустили на выборы, избиратели боялись бы признаться, что проголосуют за него.

Все вышеописанное, строго говоря, не является приметой несвободного общества. В конце концов, в России Навального никто не допустит к выборам, а в США Трамп — президент. Но все вышеописанное — манипуляции медиа, «русский агент», досье Стила, погромы и протесты, неослабевающее давление левого истеблишмента и даже вполне серьезные обещания со стороны левых активистов послать всех республиканцев в лагеря перевоспитания — стоило Трампу десятков миллионов голосов. США на сегодняшний момент — самая свободная и самая правильно устроенная страна на свете. Но, как сказал Рональд Рейган, «свобода никогда не находится дальше, чем в одном поколении от вымирания». (The freedom is never more than one generation from extinction.)

Именно это мы и наблюдаем на американских выборах. Все те особенности нынешней избирательной кампании, которые мы видели, — политическая цензура, объявление своих противников русскими агентами, оскорбительные отказы отвечать на вопросы, подавление информации, неприкрытое давление со стороны организованного меньшинства, угроза потерять работу и репутацию и вполне недвусмысленная угроза насилия — это приметы несвободного общества. Во многом это приметы российских выборов 1996 года. А за 1996-м всегда следует следующая стадия. Политическая машина такого рода, один раз будучи создана, никогда не останавливается на полдороги. И если тридцать лет назад нам, жителям развалившегося совка, выборы в западном открытом обществе казались неколебимым идеалом, то теперь мы все отчетливее видим, что всеобщее избирательное право может привести к разрушающим последствиям.

Автор Юлия Латынина, oбозреватель «Новой»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/11/05/87840-vybory-v-ssha-moneta-legla-na-rebro

***

Кто такой Джо Байден: портрет нового президента США

Следующим президентом США станет 77-летний представитель Демократической партии Джо Байден. Основные факты его биографии - в материале DW.

Байден, который более 35 лет был сенатором от штата Делавэр и занимал пост вице-президента в администрации 44-го главы американского государства Барака Обамы, считается одним из самых авторитетных и опытных представителей Демпартии. На момент инаугурации 20 января 2021 года ему будет 78 лет: таким образом, он станет самым пожилым президентом за всю историю США.

Борьба с коронавирусом - в числе приоритетов Байдена

C начала пандемии коронавируса Джо Байден много раз публично обращался к населению страны и часто находил время, чтобы выразить соболезнования родственникам умерших. На сегодняшний день в Соединенных Штатах от последствий COVID-19 скончалось более 225 000 человек.

Высказывания Байдена на эту тему резко контрастируют с мнением действующего президента США Дональда Трампа. Трамп сам переболел коронавирусом и после возвращения в Белый дом из клиники заявил, что этой болезни не нужно бояться.

Джо Байден же, со своей стороны, призывает американцев постоянно носить маски, соблюдать социальную дистанцию и серьезно относиться к риску заразиться. Байден пообещал, что, заняв Белый дом, уже "с первого дня" представит план по дальнейшему противодействию пандемии коронавируса, в том числе введет федеральный масочный режим.

Гибель жены и дочери

Джо Байден не понаслышке знает, что значит потерять супруга и хоронить ребенка. Из-за трагедий в своей собственной семье он чуть было не завершил политическую карьеру - причем не один раз, а дважды. Впервые раз это случилось в 1972 году. Байдену - выпускнику юридического факультета Сиракузского университета - было всего 29 лет, когда он решил бросить вызов опытному республиканцу Джеймсу Калебу Боггсу и баллотироваться на пост сенатора от штата Делавэр.

Несмотря на крайне небольшой предвыборный бюджет, он победил на выборах. Однако всего через несколько недель случилась трагедия, изменившая жизнь молодого политика навсегда: его жена Нелия и их годовалая дочь Наоми погибли в автокатастрофе, а сыновья Бо и Хантер получили серьезные травмы.

Сначала Байден хотел отказаться от поста сенатора, однако в итоге его уговорили этого не делать. Он принес присягу в больнице, где лежали его сыновья. Молодой сенатор стал каждый день ездить на поезде из Делавэра в Вашингтон и обратно. Его сестра Валери специально перебралась к нему, чтобы заботиться о детях. Она жила в доме брата до 1977 года, когда Байден женился на своей нынешней супруге Джилл Джейкобс. Вскоре родилась их общая дочь Эшли.

Однако злой рок продолжал преследовать Байдена. В 2015 году он занимал пост вице-президента в администрации Обамы и вместе с ним работал над законопроектом, гарантирующим доступ к медицинскому обслуживанию миллионам семей с низкими доходами. И в это время старший сын Байдена Бо умер от рака мозга. Джо Байден, который собирался баллотироваться на пост президента США на выборах 2016 года, предпочел выйти из предвыборной гонки.

Время "медленного Джо" наконец пришло

Несмотря на это, всего четыре года спустя Байден все-таки стал новым президентом США. Тот факт, что демократы в итоге предпочли опытного политика более молодым кандидатам, не вызывает удивления, отмечает профессор Университета Миссури Митчелл МакКинни. Он считает Байдена здравомыслящим, последовательным, сопереживающим и чутким политиком - полной противоположностью Трампу, который любил называть своего оппонента "медленным Джо".

Байден знаменит тем, что ладит с коллегами, даже если их взгляды не совпадают. "Он долго работал в Конгрессе и умеет со всеми находить общий язык", - рассказывает в беседе с DW политолог, профессор Техасского университета в Остине Брюс Бьюкенен.

"В Вашингтоне трудно найти человека, которому бы действительно не нравился Джо Байден. Он имеет репутацию приятного, дружелюбного человека, который много лет весьма успешно сотрудничал с республиканцами в Конгрессе", - подчеркивает Бьюкенен. Некоторые сенаторы-республиканцы в преддверии выборов уже дали понять, что будут готовы работать с Байденом, если тот станет президентом.

Цель Байдена - объединить Америку

Джо Байден намерен объединить раздираемую противоречиями Америку. "Если вы доверите мне президентство, я буду способствовать раскрытию в нас только хорошего, а не плохого, я буду союзником света, а не тьмы", - заявил он 20 августа, принимая номинацию в качестве кандидата на пост президента США от Демократической партии. "Настало время для нас всех объединиться", - добавил политик, пообещав "упорно трудиться" в интересах в том числе и тех, кто не голосовал за него.

Байден пообещал создание миллионов новых рабочих мест и уточнил, что необходимые инвестиции могут появиться за счет отказа от налоговых сокращений для богатых, введенных его соперником на выборах Дональдом Трампом.

Новый президент США также намерен уделить особое внимание вопросу защиты климата. В то время как Трамп неоднократно высказывал сомнения в том, что глобальное потепление вызвано деятельностью человека, Байден намерен добиться полного перехода США к 2050 году на возобновляемые источники энергии.

Обвинения в коррупции и возможные проблемы со здоровьем

Украина имеет для Джо Байдена особое значение. Он отвечал за отношения с Киевом в администрации Обамы. С другой стороны, из-за этого Байден оказался в центре коррупционного скандала. В 2014 году его сын Хантер Байден вошел в наблюдательный совет украинской газодобывающей компании Burisma.

Решение Байдена-младшего, до этого никак не связанного с газовым бизнесом и получавшего в Burisma высокую зарплату (по данным СМИ, до 50 тысяч долларов в месяц), вызвало критику в США из-за возможного конфликта интересов. Байдена-старшего подозревают, в частности, в давлении на власти Украины с целью уволить занимавшего пост генпрокурора Виктора Шокина, который на тот момент вел расследование против Burisma. Джозеф Байден, впрочем, отвергает все подобные утверждения.

23 сентября сенаторы-республиканцы Рон Джонсон и Чак Грэссли опубликовали доклад о сомнительных сделках Хантера Байдена. Документ описывает миллионные денежные переводы, связанные с работой Байдена-младшего в компании Burisma в Украине. Кроме того, в докладе утверждается, что он получал значительные суммы от лиц, связанных с Компартией Китая, а также от Елены Батуриной - вдовы бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова.

Критики Джо Байдена также не устают напоминать о его возрасте и возможных проблемах со здоровьем. 77-летний политик действительно нередко заговаривается во время публичных выступлений, невнятно произносит слова или делает странные высказывания. К примеру, на встрече с избирателями в Лос-Анджелесе в марте 2020 года Байден представил собравшимся свою сестру Валери, при этом указав рукой на стоявшую рядом жену. Подобные инциденты дают повод его противникам спекулировать на том, что у бывшего вице-президента развивается старческая деменция, хотя официально этот диагноз никем и никогда не был подтвержден.

Авторы Юлия Манке-Гютц, Александра Елкина  

https://p.dw.com/p/3kusP


Об авторе
[-]

Автор: УИАМП, Игорь Юдкевич, Юлия Латынина, Юлия Манке-Гютц, Александра Елкина

Источник: uiamp.org.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.11.2020. Просмотров: 47

Комментарии
[-]
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta