«Итальянский синдром» эмигрантов из России

Содержание
[-]

«Итальянский синдром»

"Жесткая" Италия, какой ее не знают сами итальянцы, что писали итальянские солдаты домой из Сталинграда и почему на Апеннинах прислушиваются к русским женщинам.

Знаете, какая самая распространенная работа в Италии для наших эмигранток? А почему в психиатрических клиниках бывшего постсоветского пространства всё чаще слышится итальянская речь? А как Сталинградская битва отразилась на сознании итальянцев того времени?  Надежда Кулятина, президент ассоциации «Русский дом в Тренто», рассказала "Окну в Россию" об этом и многом, многом другом...

"Окно в Россию": - Надежда, есть выражение "у эмиграции женское лицо". Не будем вдаваться в подробности того, откуда оно пошло, просто начну с вопроса, наши женщины в Италии, как они себя, что называется, "чувствуют"?

Надежда Кулятина: - Я начну с того, что расскажу следующее. В 2006 году меня пригласили на конгресс профсоюзов. Это был период, когда в Италии было очень много случаев насилия над нашими женщинами, и сексуального, и морального. И когда меня попросили выступить, я решила поднять эту тему. Там присутствовала одна женщина - заместитель  губернатора провинции. Она хотела уйти после открытия, а я была 17-ая в списке выступавших, и мне пришлось её остановить, мне очень нужно было, чтобы она меня услышала.

И вот мне дали слово. Я стала рассказывать о проблемах наших женщин, которые приезжают в Италию работать сиделками, ухаживают за стариками. После выступления заместитель губернатора взяла у меня номер телефона и на следующий день сама мне позвонила. Она сказала: «То, что вы рассказали, меня шокировало. Мы думали, что женщины приезжают сюда, работают, семьи платят им зарплату, и они должны быть счастливы и довольны. Но мы никогда не думали, что здесь могут случаться такие вещи». Потом мы с ней встретились, долго разговаривали и решили снять документальный фильм «Сиделки», чтобы рассказать итальянцам об этих женщинах. Они ничего не знают о них, этим женщинам иногда задают такие вопросы: «А у тебя дома телевизор есть? А ты умеешь включать холодильник?» То есть, они считают, что мы очень отсталый, неразвитый и неграмотный народ.

- Вам удалось разрушить это представление?

- Мы все сделали для этого. В этом мы фильме постарались показать, что большинство-то женщин у нас с высшим образованием. Просто сложилась такая ситуация, когда жизнь заставляет заниматься совсем другой работой. Фильм «Сиделки» (Badante) открыл итальянцам глаза на женскую эмиграцию. Эти женщины, жертвуя собой, выполняют ту работу, которой никогда раньше не занимались, они очень сильно понижают свой социальный статус. Очень часто бывает так, что женщина раньше была инженером и вдруг стала сиделкой, да еще в чужой стране, не зная языка. Всё это происходит не от хорошей жизни, бывают очень тяжелые ситуации. А недавно асессор по социальной политике увидела нашу картину и сказала: «Мне кажется, что этот фильм нужно обязать посмотреть всех, кто принимает на работу этих женщин. Только после этого они могут подписывать контракт, потому что тогда они поймут, с кем имеют дело и как вообще относиться к этой работнице». Мы считаем, что это наша победа.

В прошлом году мы провели конференцию "Итальянский синдром". Что это такое? Конечно, Италия – очень красивая страна, многие её любят, приезжают посмотреть, но речь не об этом. "Итальянский синдром" - это очень серьезная проблема, связанная с судьбой женщин, которые приезжают сюда работать. Они уже приезжают израненные, со своими огромными проблемами, они думают как-то их решить. Но часто они попадают в семьи, где должны ухаживать за стариками, порой психически больными, находясь с ними один на один 24 часа в сутки. Хорошо, если есть рабочий контракт. Но часто они работают вообще бесправно. В таких условиях, где их могут изнасиловать, где их могут заставить работать так, что они вообще света белого не видят.

И очень часто случается, что эти женщины не выдерживают и начинают сходить с ума. Сейчас на Украине и в Молдавии в психиатрических отделениях можно услышать итальянскую речь. И там психиатры называют это "итальянский синдром". В Италии, в отличие от других стран, нет социально-медицинских структур, куда определяют стариков. Они хотят умереть дома. В Германии, например, по-другому, там нет такого количества сиделок. А вот в Италии очень много. И в основном эти женщины возвращаются домой в жутком состоянии. Когда их подруги-коллеги видят, что такая женщина начинает неадекватно вести себя, они их отправляют домой, а там они попадают в больницы.

Когда мы проводили конференцию, посвященную этой проблеме, я пригласила психиатров с Украины и из Молдавии. С россиянками, кстати, такой проблемы нет. Но всё равно все эти женщины русскоговорящие. Когда мы снимали фильм, мы ездили в эти страны, я брала интервью у врачей. И их итальянские коллеги согласились – да, такой синдром существует.

Это случается, потому что человек физически не выдерживает. Обычно в учреждениях, куда помещают больных стариков, сотрудники работают по шесть часов в сутки. А здесь – 24 часа и годами! Поэтому мы подняли этот вопрос на уровень массовой аудитории, рассматривали его и в рамках нашего фестиваля «Италия – Россия: диалог культур», ведь дело культуры - это не только петь и плясать. Это еще и социальная жизнь, которая тоже является её составной частью.

- А Вы? Давайте теперь поговорим о Вашей личной истории эмиграции.

- Родилась я в Сибири, и вот уже 22 года живу в Италии. Вначале я была просто женой и домохозяйкой. А после того, как несколько лет я прожила в этом статусе, я просто не смогла больше жить только для себя и для своей семьи, ведь по характеру я человек очень активный, общественный, выросший в пионерском отряде.

Вначале я создала ассоциацию «Агора» для женщин-иммигранток. Хотелось сделать такую площадку, где женщины могли бы встречаться, помогать друг другу, поддерживать, обсуждать свои проблемы. И в принципе так и случилось. Я это сделала, так как увидела, что много женщин приезжает в Италию на работу, не зная языка и порой на нелегальном основании. И, в общем-то, это создает очень большие проблемы.

Что касается меня, то я уже давно являюсь гражданкой Италии. Поэтому мне показалось, что я могла бы стать тем человеком, который мог бы помочь нашим женщинам, зная их менталитет. Здесь в основном, живут женщины с Украины и из Молдавии, есть и из России, но их гораздо меньше. Но я считаю, что все они – наши, потому что они говорят со мной по-русски, хоть иногда и с акцентом. И вот в 2004 году я создала эту ассоциацию.

Прежде всего, мы провели анализ женской эмиграции в Италию. Дело в том, что мы сотрудничаем с факультетом социологии университета Тренто. В частности, это были исследования, рассматривающие женскую иммиграцию из стран бывшего СССР. Мы изучали, в чем эта иммиграция нуждается, что она несет. А потом мы старались делать так, чтобы у нас для этих людей издавались законы.

- Но для этого нало обладать политическим влиянием?

- Дело в том, что ещё в 2005-ом и в 2009-ом годах меня выдвигали в городской совет от правящей партии. Я работаю в комиссии по социальной политике. И в городе, конечно, у меня особое положение. Когда что-то случается, корреспонденты многих газет, журналов, радио- и телеканалов звонят мне и берут у меня интервью, спрашивают, что я думаю по этому поводу.

Так получилось, что наша ассоциация является голосом этих женщин. Их много, у одних здесь родились дети, другие приехали с детьми. Поэтому мы создали школу, в которой ребята изучают русский язык, там даже есть класс с украинским языком. А еще наши дети занимаются рисованием, причем не только живописью, они также осваивают секреты народных промыслов: русскую хохлому и украинскую петраковку. Просто творят чудеса, делают очень красивые вещи!

- Ассоциация «Русский дом в Тренто», которую Вы упомянули и которую Вы возглавляете, что это за структура?

- Мы стараемся как можно больше рассказывать итальянцам о России. Нашим самым масштабным событием стал фестиваль "Италия-Россия: диалог культур", я уже говорила о нем. В нём обычно участвуют как российские соотечественники, живущие здесь, так и коллективы из России. Но у нас действительно идёт диалог, потому что итальянские коллективы тоже охотно участвуют в этом празднике, а потом эти творческие люди – хоры, оркестры, исполнители, художники - начинают общаться и дружить. Причём в фестивале принимают участие как самодеятельные коллективы, так и высокие профессионалы. Кстати, во время этого форума мы ещё пытаемся понять, как влияет эмиграция на творчество, а творчество на эмиграцию. А финансирует проект итальянская сторона. Кстати, я вообще считаю, что в нашей провинции работа с иммиграцией уникальная. У нас создана такая структура, куда иммигрант приходит и получает ответы на все вопросы у оператора, который говорит на его родном языке.

- Это организовала администрация вашей провинции?

- Да. У нас это называется департамент по межинтернациональным отношениям. В общем, работа с иммигрантами. И мы с ними сотрудничаем. Каждая ассоциация иммигрантов ежегодно может подать заявку на финансирование своих программ. И если твой проект стоящий - тебе дают деньги.

А сейчас мы принимаем участие в уникальном спектакле «Моя дорогая Анна». Он основан на письмах итальянских солдат из Сталинграда. Постановку подготовил театр одного местного городка. Также в нём участвует итальянский мужской хор. С нашей стороны – российский актёр, живущий в Нью-Йорке, Рустем Галич и несколько наших местных соотечественниц. Этот спектакль – дань памяти павшим, как советским, так и итальянским гражданам – всем, кто был втянут в эту войну и погиб. Режиссёр-постановщик – итальянец. Он нашёл книгу, в которой были опубликованы письма итальянских военных с русского фронта, пришел ко мне и сказал: «Синьора Надя, мне очень хочется поставить этот спектакль. Давайте это сделаем вместе». Там есть такой эпизод. Жена пишет мужу на фронт: «Дорогой Карло! Я так жду тебя! Мы все тебя ждем, а когда ты вернешься, ты наконец-то сыграешь нам на рояле. Мы так соскучились без твоей музыки!» А он ей отвечает: «Моя дорогая Анна! Уже два месяца, как у меня после ранения нет пальцев, остался только один большой и мизинец. Я ими едва прихватываю стакан».

Спектакль основан на письмах 77 итальянских солдат, оказавшихся в Сталинграде, и только двое из них остались живы. Мы охотно приняли участие в этом спектакле, ведь исполнилось уже 70 лет с момента этих событий.

- А можно вообще составить "портрет" нашей эмиграции в Италии?

- Здесь очень много выходцев с Украины и из Молдавии. Русских намного меньше, хотя приезжает много студентов из Белоруссии и России, также молодежь охотно едет работать по контрактам в сфере информационных технологий.

- Молодежь интересуется жизнью нашей диаспоры?

- Нет, эта молодежь уже настолько прочно сидит в Интернете, что им достаточно виртуального общения, человеческие контакты их меньше интересуют. Но у нас подрастает своя молодежь, а еще есть ребятишки, которых мамы приводят в нашу ассоциацию и приобщают к нашим делам, к нашей культуре. Они обычно говорят: "Хочу, чтобы ребенок знал русской язык". И мы с ними занимаемся, у нас есть центр гармоничного развития, они там с самых малых лет узнают русские сказки, смотрят русские мультфильмы, с ними разговаривают по-русски. Все это делается для того, чтобы как можно больше дать ребенку представления о том, откуда он. Ведь, как правило, это дети от смешанных браков, где папа - итальянец. Очень хорошо, эти папы обычно не против таких занятий. Причём все занятия проводят наши энтузиасты на добровольных началах.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Елена Карпова

Источник: windowrussia.ruvr.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 21.10.2014. Просмотров: 362

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta