Исторический опыт и новаторство в китайской политике в условиях современных геополитических изменений. Часть 1. Внутренняя политика

Содержание
[-]

«Кто повторяет старое и узнает новое, тот может быть предводителем…» — Конфуций

Именно такие свойства характера Конфуций считал обязательными для личности, способной стать лидером и оставаться таковым в трудной борьбе. Эта древняя мудрость достаточно глубоко характеризует многообразие происходящих в нынешнем Китае процессов, которые позволяют ему претендовать на роль одного из глобальных центров, где принимаются решения вследствие глубинных изменений в странах западной цивилизации.

Демократические принципы жизни западного сообщества, заключающиеся, прежде всего, в равных возможностях для членов политических партий быть избранными лидерами государств, обеспечивают постоянное обновление политического руководства в странах Европы и Северной Америки. Современный же истеблишмент формируется под давлением сильного негативного восприятия гражданами западных стран отдельных проявлений глобализма. Это способствовало укреплению позиций политических популистов, следствием чего стал приход Д. Трампа к власти в США, а также заметному влиянию популистских партий на политические процессы в Европе.

Подобные подвижки в структуре политических сил создали предпосылки для изменений в отношениях между странами условного «треугольника силы», к которому авторитетные международные эксперты относят страны Запада во главе с США, Россию и Китай. Так, бывший помощник президента США по национальной безопасности (1977–1981 гг.) Збигнев Бжезинский предложил рассматривать достигнутую глобальную стабильность на современном этапе через сотрудничество США, РФ и КНР в сфере безопасности.

Суть изменений в международных отношениях заключается в том, что новые лидеры западных стран вынужденно отказываются от практики решения возникших за последние полтора десятка лет внешнеполитических задач в пользу поиска выхода из кризиса внутренней политики. США и Европейский Союз, длительное время являющиеся «локомотивами» глобализации, лидерами научно-технического развития и становления информационного общества, намеренно ограничивают свое участие в международных проектах и урегулировании вооруженных конфликтов. Об этом свидетельствует отказ США от участия в Транстихоокеанском партнерстве, которое тщательно выстраивалось предыдущей американской администрацией. Вашингтон соглашается на более активное участие российских войск в процессе урегулирования сирийского конфликта. Кроме этого, наблюдалось снижение интереса США к Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнерству, что обуславливалось предвыборными обещаниями Д. Трампа.

Следует отметить, что реализация предвыборных обещаний во внешней политике сопряжена со сложностями выполнения международных обязательств. Так, отказ европейских стран от заключения двухсторонних торговых соглашений с США в обход ЕС привел к тому, что на встрече министра торговли США У. Росса и еврокомиссара по торговле С. Мальстрем в апреле 2017 года было принято решение возобновить переговоры по партнерству, которые, возможно, состоятся уже в конце этого года.

Кроме того, США вынуждены выполнять данные союзникам обязательства, что было продемонстрировано в ходе переговоров Д. Трампа с лидерами Японии и Южной Кореи.

Следует отметить, что реализация предвыборных обещаний во внешней политике сопряжена со сложностями выполнения международных обязательств. Так, отказ европейских стран от заключения двухсторонних торговых соглашений с США в обход ЕС привел к тому, что на встрече министра торговли США У. Росса и еврокомиссара по торговле С. Мальстрем в апреле 2017 года было принято решение возобновить переговоры по партнерству, которые, возможно, состоятся уже в конце этого года. Кроме того, США вынуждены выполнять данные союзникам обязательства, что было продемонстрировано в ходе переговоров Д. Трампа с лидерами Японии и Южной Кореи.

Острая необходимость сосредотачиваться на внутреннем развитии объективно вынуждает США поделиться своей ролью «мирового лидера» и пойти на выстраивание отношений с Россией и Китаем на новых условиях. Такое развитие событий вполне отвечает интересам «путинской» России. В частности, на Международной конференции по вопросам безопасности в Мюнхене в 2007 году В. Путин заявил, что Кремль намерен добиваться построения многополярного мира и не допустить расширения НАТО на восток (пытаясь, таким образом, восстановить свое влияние на страны бывшего СССР). И вот через десять лет после жесткой речи российского лидера в Мюнхене мир уже наблюдает, как выстраивается новый мощный мировой центр силы.

В такой ситуации Украине необходимо иметь четкое представление о возможностях каждой из стран «треугольника силы» влиять на развитие международных отношений. С учетом того, что США еще продолжительное время будут оставаться мировым политическим, экономическим и военным лидером, а Россия избрала агрессивный путь достижения стратегических целей, становление Китая в роли мирового лидера требует самого пристального внимания. Тем более, что благодаря своему экономическому росту КНР все уверенней сближается с Европой и, соответственно, проявляет интерес к Украине.

Можно предположить, что учитывая упомянутую в начале этих строк мудрость Конфуция, китайское руководство развивает ключевые элементы внутреннего потенциала с целью вывести Пекин в мировые лидеры.

В частности, происходит обновление политического руководства, которое привносит новизну в развитие страны, не допуская при этом сомнений в руководящей роли Коммунистической партии Китая. С этой целью на законодательном уровне страны и в руководящих документах КПК закреплен принцип сменяемости политического руководства страны. Председатель КНР не имеет права быть в должности более двух пятилетних сроков. Появление новых личностей в руководстве страной обеспечивает обновление внутренней политики, экономической модели развития, а также внешнеполитической деятельности, когда учитываются изменения в военно-политической обстановке и экономической ситуации в мире. При этом, в течение всего периода реформирования наблюдались изменения в качественных характеристиках политических лидеров. На смену харизматическим лидерам, которые своими личными качествами доказывали необходимость избранного курса и обеспечивали необратимость реформ, приходят прагматичные функционеры, являющиеся приверженцами тактики дальнейшей модернизации страны. Иначе говоря, сегодня в Китае формируется государственная система управления, которая будет строго соблюдать принципы сменяемости в персональном составе руководства и обеспечит дальнейшее развитие страны.

Не подвергая сомнению «направляющую роль» Коммунистической партии и стратегические цели развития Китая, каждое поколение руководства КНР привносило новизну в дело реализации стратегических задач. Так, Дэн Сяопин, представитель второго поколения руководителей, выдвинул теорию о строительстве социализма с китайской спецификой, которая создала условия для улучшения отношений между КНР и остальным миром. В соответствии с концепцией Цзян Цзэминя (третье поколение) о «тройном представительстве» КПК, представители буржуазии получили право быть членами Коммунистической партии Китая. Таким путем обновлялась «система социальных лифтов» и снималась напряженность в китайском обществе. Ху Цзиньтао (четвертое поколение) выдвинул «научную концепцию развития» страны и обеспечил проведение умеренного внешнеполитического курса, направленного на исключение напряженности в отношениях с США и Европой, прежде всего в вопросах экономики. Позиция Ху Цзиньтао предполагала необходимость «заимствования полезных плодов политической культуры человечества» без непродуманного копирования западной модели политической системы.

С приходом в марте 2013 года Си Цзиньпина на пост Председателя КНР начался новый этап развития страны, во время которого усилия сосредотачивались на борьбе с коррупцией, обеспечении верховенства права в китайском обществе, а также на вхождении Китая в глобальную экономику на равных с развитыми странами правах. Определенные результаты реализации этих сложных задач, которые существенно сказываются на укладе жизни китайского общества, свидетельствуют о сильном характере и воле китайского лидера. Несмотря на ощутимое противодействие партийных и региональных группировок, под руководством Си Цзиньпиня продолжается построение государственной системы, при которой социальные лифты будут определяющим фактором развития китайского общества. Такая позиция Си Цзиньпиня позволяет считать одним из сильнейших политических деятелей современного Китая.

Одновременно КНР продолжает использовать преимущества китайского рынка рабочей силы, который благодаря своей конкурентоспособности стал основой экономического успеха страны. Для того, чтобы удерживать интерес к китайским трудовым ресурсам в условиях роста себестоимости рабочей силы, Китай стремится повышать производительность труда и качество продукции за счет улучшения квалификации трудящихся. Кроме того, низкий уровень себестоимости рабочих ресурсов достигается за счет использования в промышленности жителей сельскохозяйственных районов. Одновременно решается проблема быстрого устаревания населения КНР и удержания количества трудоспособного населения на необходимом уровне за счет изменения демографической политики. С 1 января 2016 года вступили в силу поправки к Закону о населении и планировании семьи, в соответствии с которыми будет увеличиваться количество детей в китайских семьях. Таким путем руководство Китая рассчитывает уменьшить последствия от растущего числа стареющего населения, которое, по официальным данным, к 2050 году может достичь не менее 30 % от общей численности народонаселения КНР.

Стремление удержать рациональную пропорцию между работоспособным и стареющим населением, которая обеспечит конкурентоспособность рынка рабочей силы, приведет к дальнейшему увеличению плотности населения на китайской территории. По этой же причине высока вероятность увеличения миграции граждан Китая на редконаселенную территорию российского Дальнего Востока. Уже сегодня численность населения северо-восточной части Китая, которая является одним из основных источников мигрантов, превышает численность российских граждан Дальнего Востока более, чем в шесть раз. На такое соотношение не сможет повлиять даже принятая в 2016 году новая политика Москвы по стимулированию развития сельского хозяйства и роста численности российского населения на Дальнем Востоке. Почти через год после вступления в силу закона о «дальневосточном гектаре» желающих им воспользоваться среди граждан РФ оказалось мало. Учитывая эти обстоятельства, Пекин при стратегическом планировании демографической политики довольно пристально присматривается к российскому Дальнему Востоку на предмет размещения там избыточного китайского населения. Это означает, что в китайско-российских отношениях в скором времени возникнет проблема урегулирования статуса китайских мигрантов на Дальнем Востоке.

В целом, описанные выше подходы к решению основных вопросов внутренней политики позволяют руководству КНР создавать условия для стабильного развития китайского общества и усиления национального потенциала.


Об авторе
[-]

Автор: Александр Лебедь

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.07.2017. Просмотров: 36

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta