Испытание Гонконгом

Содержание
[-]

Пекин выдержал тест на протестоустойчивость

Радикальные прогнозы не сбылись: продолжающиеся в Гонконге третью неделю студенческие выступления пошли на убыль, хотя над рядами манифестантов все еще развевается знамя с призывом: Occupy Central — "Захватим Центр"

Выступления позиционировались участниками как мирные. Правда, молодежь пыталась вполне насильственным образом прорваться в район правительственных зданий (тот самый Central), но встретила жесткий отпор полиции, применившей дубинки и слезоточивый газ. С обеих сторон были пострадавшие. После чего юные гонконгцы немного успокоились, но пикеты не снимали, грозясь снова пойти на штурм административных твердынь. В ответ на угрозы в полицейские казармы демонстративно подвезли ящики с резиновыми пулями и газовыми гранатами.

Но самой эффективной профилактикой против уличных осложнений оказалась отнюдь не эта "демонстрация намерений": против радикализации протестов однозначно выступили сами жители Гонконга. Ведь больше всех пострадали от полицейско-студенческих баталий мирные гонконгские обыватели, для которых молодежный экстремизм обернулся чуть ли не полным коллапсом образцовой транспортной системы анклава.

Манифестанты требовали отставки главы администрации Гонконга Лян Чжэньина и общей демократизации местных выборов. По действующему сейчас положению, прописанному в Основном законе Гонконга и утвержденному Всекитайским собранием народных представителей, глава Исполнительного совета избирается Выборным комитетом в составе 1200 выборщиков и должен быть утвержден Пекином.

Лян Чжэньин несколько раз заявлял, что подавать в отставку не намерен, несмотря на любые ультиматумы. Свое решение остаться на посту руководитель Специального административного района объяснил стремлением "продолжать работать над реформированием избирательной системы Гонконга". Он также сообщил, что поручил главному секретарю (главному министру), человеку номер два в правительстве Кэрри Ламу как можно скорее вступить в диалог с лидерами студенческих протестов. В то же время Лян подчеркнул, что любой диалог по вопросам политических реформ должен базироваться на положениях Основного закона и увязываться с решениями Всекитайского собрания народных представителей.

Пекин оценивает гонконгские беспорядки однозначно. Как написал в редакционной статье печатный орган ЦК Компартии Китая "Жэньминь жибао", движение Occupy Central было инициировано небольшим числом людей при поддержке Запада. "Это заговор, который готовился длительное время",— отмечает газета. Организаторы протестов, по ее мнению, "не хотят видеть четкой реализации Основного закона Гонконга, пытаясь шантажировать центральное правительство, реализуя собственные замыслы".

Председатель КНР Си Цзиньпин, встречаясь 22 сентября с представителями гонконгских торгово-промышленных кругов, подчеркнул, что "следует твердо проводить политику "одна страна — две системы" и неукоснительно поддерживать управление Гонконгом на основе закона, продвигать демократическое развитие, защищать славные традиции Гонконга". А в нынешних гонконгских событиях в Пекине однозначно видят "руку Запада". "Протестные акции в Гонконге, движение Occupy Central направляются из-за рубежа, в них замешаны спецслужбы США и Великобритании",— заявляет источник, близкий к официальным китайским кругам. "У нас есть доказательства этого",— добавляет он.

Набор доказательств предъявляется очевидный: активисты студенческих выступлений, по данным пекинских источников, прошли соответствующую подготовку за рубежом; гонконгских демонстрантов открыто поддерживают Вашингтон и Лондон. Администрация президента США Барака Обамы действительно то и дело напоминает, что внимательно следит за событиями в Гонконге, и неустанно призывает власти "проявлять сдержанность", а участников массовых манифестаций — "сохранять их мирный характер". Как сказал на очередном брифинге пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест, США считают поддержку фундаментальных прав и свобод краеугольным камнем своей внешней политики по всему миру. Он также отметил, что Барак Обама в ноябре в ходе предстоящих прямых контактов с Си Цзиньпином еще раз подтвердит, что "защита фундаментальных прав человека критически важна для США".

"Соединенные Штаты поддерживают всеобщее избирательное право в Гонконге в соответствии с Основным законом, и мы поддерживаем чаяния гонконгского народа, — сказал Эрнест.— Мы считаем, что открытое общество с максимально возможной степенью автономии и властью закона абсолютно необходимо для стабильности и процветания в Гонконге". Власти США, продолжил он, также считают, "что фундаментальная легитимность главы администрации Гонконга укрепится, если будет реализована конечная цель Основного закона — избрание главы администрации всеобщим голосованием", при этом у гонконгцев должен быть "подлинный выбор между кандидатами".

В Пекине подмечают: в сущности, это и есть программа лидеров гонконгского протестного движения. Реакция соответствующая: Китай выступает против поддержки внешними силами незаконных движений, таких как Occupy Central, заявила официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин. Пекин "против вмешательства извне во внутренние дела Китая", подчеркнула она.

Правда, министр иностранных дел Китая Ван И во время недавнего визита в США согласился обсудить с госсекретарем США Джоном Керри ситуацию в Гонконге. В ходе их встречи Керри снова выразил мнение, что стабильность в Гонконге может быть обеспечена при условии предоставления этой бывшей британской колонии высокой степени автономии и сохранения там открытого демократического общества. Ван И возразил, что считает ситуацию в Гонконге внутренним делом Китая, и настоятельно посоветовал американцам уважать суверенитет КНР.

Обозреватели в Пекине при этом не исключают, что есть и более сложная подоплека нынешних событий. Припоминают, в частности, что во время визита в сентябре в Китай помощник президента США по вопросам национальной безопасности Сюзан Райз недвусмысленно предупредила китайцев, что нейтралитет, а еще хуже — даже самая осторожная симпатия к Москве по украинскому вопросу дорого обойдутся Поднебесной. И даже якобы намекнула на ситуацию на окраинах Китая. Случайно или нет, но после этого в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР произошел крупный теракт, а в Гонконге стремительно набрали силу антиправительственные демонстрации...

Между тем не приходится ожидать, что даже под сильным давлением из-за океана центральные китайские власти пойдут на существенное изменение порядка выборов главы администрации в Гонконге. "Это закон, утвержденный Всекитайским собранием народных представителей, и отменить его никто не в силах",— говорит пекинский собеседник. Хотя намекает, что некоторые нюансы все же возможны.

Не исключено, что эти нюансы затрагивались на беспрецедентной за последние годы встрече председателя КНР Си Цзиньпина с делегацией из 70 наиболее влиятельных боссов Сянгана, состоявшейся за закрытыми дверями в Пекине в конце сентября. Среди бизнесменов были Ли Кашин — богатейший человек Азии по прозвищу Супермен, Ли Шауки (24-я позиция в списке богатейших людей мира по версии "Форбс"), а также главы ассоциаций промышленников и производителей острова. Глава китайского государства предостерег бизнесменов от поддержки манифестантов, но одновременно набросал картину эволюционного продвижения анклава к демократическому правлению.

У гонконгского бизнеса положение непростое. С одной стороны, он не хочет резкого усиления влияния Пекина на гонконгские дела. С другой стороны, серьезные деловые люди не хотят изменения статус-кво, прихода каких-то новых и, прямо говоря, сомнительных игроков вроде лидеров демонстрантов. Хаоса в Гонконге уж совершенно точно не желают ни Пекин, ни гонконгская элита, что делает возможным и договоренности между ними. Возможно, что в перспективе смычка Пекина и гонконгских воротил укрепится, что выльется в следующие шаги по управляемой "демократизации" анклава. На этот случай в юридическом комитете ВСНП идет работа по возможной трансформации закона о выборах в Гонконге и внесению в него некоторых изменений. Суть их может свестись к более явной передаче права выдвижения кандидатов на высший административный пост в анклаве местному бизнес-сообществу. Однако согласований и пекинских утверждений все равно не избежать.

Нежелание гонконгской администрации твердой рукой навести порядок подтверждает ее намерение пересидеть обострение, как это бывало и в прошлом. Власти выжидают, когда протестное движение само по себе пойдет на убыль. Самых несговорчивых пугают возможными силовыми действиями с материка. Мол, придет Народно-освободительная армия... А ей и идти далеко не надо — в Гонконге находится контингент НОАК, который занял бывшие британские казармы сразу после восстановления над "Душистой гаванью" (так переводятся иероглифы, составляющие слово "Гонконг") китайской юрисдикции.

Такая тактика принесла плоды: хотя на демонстрации в период подъема выходило до 100 тысяч участников, требовавших "свободы здесь и сейчас", действительно массовой базы в шестимиллионном населении Гонконга у "демократов" нет, и местные жители, которым надоели транспортные заторы и столпотворение, стали забрасывать манифестантов яйцами и тухлыми овощами. Иные даже полезли в драку с молодыми "повстанцами".

Для Пекина быстрое и по возможности безболезненное урегулирование ситуации с Гонконгом имеет принципиальную важность. Это связано с авторитетом руководства КПК и КНР, группирующегося вокруг лидера его "пятого поколения" Си Цзиньпина. Сейчас в стране идет нешуточная кампания борьбы с коррупцией, направленная на консолидацию партийных рядов. Она весьма напугала часть бюрократии, связанную с центральными и местными элитами. Не исключено, полагают сторонники конспирологических версий, что затаившиеся противники главы государства попытаются использовать против него гипотетическое обострение гонконгского вопроса. Логика тут такая: крупные уступки гонконгским "демократам" будут восприняты как слабость центральной власти. Где гарантия, что опасное брожение умов тогда не перекинется из анклава на континент? А ведь об опасности "буржуазного влияния" со стороны бывшей британской колонии партийная пресса писала еще в конце 90-х годов прошлого века, когда Дэн Сяопин добился возвращения в лоно родины Гонконга и Макао.

Как считает глава юридического института при Университете Цинхуа Ван Чжэньминь, признанный в Китае эксперт в области правовых особенностей Гонконга и взаимоотношений автономии с материком, когда в 1997 году Великобритания передала право суверенитета над анклавом Китаю, она коварно подсунула китайцам троянского коня, позволяющего манипулировать страной, находящейся в стадии рыночных реформ: "На фоне распада СССР подрыв политического единства и территориальной целостности Китая тоже казался возможным".

В связи с гонконгскими волнениями эксперты выделяют еще один существенный для Пекина аспект: от успешной реализации модели "одна страна — две системы" на примере Гонконга и Макао напрямую зависит тайваньская перспектива. Сохранение в анклаве капиталистического строя на протяжении 50 лет, а может, и более длительного срока должно показать тайваньским соотечественникам преимущества экономического сближения с материковым Китаем. Краха этой модели Пекин допустить никак не может.

Между тем наблюдатели фиксируют: движение Occupy Central идет на спад. Хотя, конечно, нельзя исключать неожиданного обострения в случае провокаций со стороны наиболее радикальной части манифестантов. Не имеющая глубоких социальных корней молодежь, особенно студенчество, неоднократно были горючим материалом массовых движений в Китае. Достаточно вспомнить "Великую пролетарскую культурную революцию" и события весны-лета 1989 года. И если "культурка" была инициирована радикальной группировкой внутри самой партии, то 1989 год продемонстрировал активное участие в китайской политической жизни зарубежных сил.

Однако пекинские эксперты рассчитывают на благоразумие — и лидеров протеста в Гонконге, и Вашингтона. Уповают, в частности, на то, что на фоне обострения отношений с Москвой Белый дом вряд ли пойдет на серьезную ссору с Пекином. В ноябре китайская столица примет саммит АТЭС, ожидается участие президента США. Барак Обама будет иметь в виду предстоящие промежуточные выборы в Конгресс, где общая поддержка гонконгских манифестантов пойдет в плюс вашингтонским демократам, но только не резкое ухудшение контактов с китайскими властями. Такая вот политическая арифметика.

***

Справка: Особый статус Гонконга

В административном устройстве Китая у Гонконга особое положение. Гонконг перешел под юрисдикцию КНР 1 июля 1997 года, получив наименование "Специальный административный район Сянган (САРС)". До этого анклав являлся владением Великобритании, которая в 1842 году захватила остров Сянган, а позже отторгла часть полуострова Цзюлун. В 1898 году британцы арендовали у Китая на 99 лет Новую территорию (оставшуюся часть полуострова Цзюлун с прилегающими островами). 19 декабря 1984 года после сложных переговоров между КНР и Великобританией была подписана Совместная декларация, в соответствии с которой Великобритания должна была передать Гонконг Китаю. Затем на сессии Всекитайского собрания народных представителей был принят Основной закон Специального административного района Сянган. К ведению центрального правительства КНР относятся внешняя политика и оборона Гонконга, в остальном же он пользуется правом на высокую степень автономии, осуществляя административную, законодательную и судебную власть. Он имеет свою таможенную территорию и относительную независимость в международных организациях и торговых соглашениях.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Кириллов

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.10.2014. Просмотров: 194

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta