Исламский терроризм

Содержание
[-]

Исламский терроризм

Исламистский терроризм — тактика насильственного устранения оппонентов, находящая себе идеологическое обоснование и оправдание в трактовках вероучения как направленная на защиту «исламского мира против влияния или агрессии немусульманских стран и идеологий, в особенности западного мира».

В настоящее время это наиболее распространённая по числу проявлений форма терроризма. Обычно используется радикальными, экстремистскими организациями. Членов таких организаций и называют исламистами или боевиками-исламистами. Для оправдания своей тактики они ссылаются на предписанную правоверным обязанность вести джихад, хотя многими мусульманскими богословами и религиоведами ставится под сомнение трактовка этой обязанности как надобности в физических расправах.

В Коране сказано: «Приготовьте против них сколько можете силы и боевых коней, чтобы устрашить врага Аллаха и вашего врага, а также тех, которых вы не знаете, но которых знает Аллах. Что бы вы ни израсходовали на пути Аллаха, вам будет возвращено сполна, и с вами не поступят несправедливо».

В мусульманской среде отношение к терроризму неоднозначное. С одной стороны, наблюдается непринятие термина и обвинений в терроризме против «враждебных» политических сторон. С другой стороны, значительная часть радикально настроенных мусульман поддерживает политику террора и ведения «джихада» против неверных.

Специалисты по исламу полагают, что исламистский терроризм является одним из вариантов религиозного терроризма. Его характерная черта — оправдание убийства мирных жителей, включительно с женщинами и детьми, поскольку они рассматриваются как составная часть вражеской системы: они финансируют армию налогами и, поддерживая «своим молчанием и одобрением», являются потенциальными солдатами. Считается также, что основными причинами появления мусульманского терроризма было стремление спасти традиционное мусульманское общественное устройство от быстрого распада при близком социокультурном контакте с ценностями западной цивилизации.

Особенно остро реагировал мусульманский мир на новую волну научно-технической революции, не без оснований опасаясь, что внедрение на национальной почве европейского образа жизни неизбежно приведет к распаду традиционного мусульманского общества, разрушению его морально-нравственной основы, к потере национальной самобытности.

В настоящее время исламистский терроризм не представляет собой единой структуры с управлением из единого центра. Отдельные группы существуют и действуют автономно и, зачастую, не связаны друг с другом. Принято разделять локально-региональные исламистские группировки и транснациональные террористические сети. Идеологическая близость и даже прямые контакты не делают из местных группировок филиалы глобального джихада, их цели существенно разнятся. Каждый из этих двух уровней исламского терроризма пытается сохранить значительную степень своей автономии, собственную динамику и логику развития.

Красным выделены страны, подвергавшиеся атакам исламистских террористов, начиная с 11 сентября 2001 года. По данным ЦРУ США, абсолютное большинство террористических организаций в мире имеют отношение к исламизму. Так, еще в 2004 году из 80 международных террористических организаций 72 представляли воинствующий ислам. В том же году они совершили 651 теракт, где погибло 1907 человек.

В Европе лишь незначительная часть терактов совершается руками исламистов. Так, в 2010 году ими было совершено 3 теракта из 249. К большей части террористических актов причастны различные радикальные группировки правого или левого толка и различного рода сепаратисты.

Радикализация исламской молодежи или исламизация радикальной молодежи в странах Европы?

По разным причинам достаточно сложно определить угрозу исламского экстремизма в Европе. Даже реального числа мусульман, живущих в странах Европы, точно не известно. Например, во Франции разные источники утверждают, что там проживает не то 4 миллиона, не то 5, а может и все 6 миллионов мусульман.

Ниже приводится сводная таблица приблизительной численности мусульманского населения в странах Европы.

Страна                    Общее население                   Мусульмане                 Процент мусульман

                                                                                                                 по отношению к общему населению

Австрия                       8 102 600                                 300 000                                  3,7

Бельгия                      10 192 240                                 370 000                                 3,6

Великобритания          55 000 000                           1 406 000                                 2,6

Германия                      82 000 000                     ок. 4 500 000                                 5,4

Греция                          10 000 000                              370 000                                 3,7

Дания                              5 330 020                              150 000                                 2,8

Испания                        40 202 160                     300 000-400 000                          0,7-1

Италия                          56 778 031                              700 000                                 1,2

Нидерланды                 15 760 225                              695 600                                 4,4

Португалия                     9 853 000                        30 000-38 000                         0,3-0,4

Франция                        56 000 000                 4 000 000-5 000000                      7,1-8,9

Швеция                            8 876 611                    250 000-300 000                            2,8

***

Но, без всякого сомнения, сегодня можно утверждать, что данная проблема вполне реальна и представляет определенную угрозу:

- до 2000 года очень редко наблюдались демонстрации исламистов на улицах европейских городов. После 11 сентября 2001 года отмечен рост таких демонстраций во Франции и Бельгии. Тысячи людей вышли на улицы в начале 2004 года в Париже, протестуя против запрета носить паранджу в государственных школах;

- еще лет десять назад паранджу носили в основном пожилые женщины. Сейчас её носит, по крайней мере, половина женского мусульманского населения. В некоторых муниципальных образованиях Франции эта цифра достигает 80 %;

- в большинстве случаев мусульманские девушки и женщины не принимали самостоятельного решения носить паранджу. Но им пришлось это сделать под давлением семьи или мусульманской общины. В некоторых европейских городах девушка-мусульманка, не соглашающаяся носить паранджу, рискует подвергнуться оскорблениям, физической агрессии, сексуальному насилию и даже коллективному изнасилованию. Во Франции, например, эти акты агрессии случаются регулярно;

Согласно принятому в 2011 году закону, за ношение никаба или бурки в публичном месте во Франции полагается штраф до 150 евроСогласно принятому в 2011 году закону за ношение никаба или бурки в публичном месте во Франции полагается штраф до 150 евро

Согласно принятому в 2011 году закону за ношение никаба или бурки в публичном месте во Франции полагается штраф до 150 евро.  http://www.charter97.org/

- до конца 90-х исламистские радикальные организации были малочисленны и существовали лишь в некоторых странах Европы. Сейчас их можно обнаружить практически во всех европейских странах, особенно во Франции и Бельгии. Они уже довольно большие и выступают за свое представительство в парламентах. Уместно в качестве примера привести Бельгию, где в мае 2003 года «Parti de la Citoyennete et Prosperite» («Партия гражданства и процветания», РСР), отстаивающая радикальный Ислам, собрала в Брюсселе более 8 тысяч голосов. Если учесть, что в столице Бельгии проживает примерно 200 тысяч мусульман, то это означает, что за нее проголосовало около 4 % мусульман. Если же мы отбросим тех, кто не может голосовать по возрасту, то этот процент окажется внушительнее. Причем, большинство голосов было собрано в том муниципалитете, где живет приблизительно 50 тысяч мусульман, а это значит, что от 10 % до 16 % мусульман подали свои голоса за партию, защищающую радикальный Ислам! Есть над чем задуматься;

- полиция и специальные службы располагают сведениями, что фундаментализм и молитвы ненависти обычны в большинстве мечетей;

- молодежные ассоциации, действующие как организации прикрытия для «Братьев-мусульман», крайне популярны и быстро увеличиваются;

- с 2000 года число антисемитских выступлений резко возросло. За последние четыре года со стороны мусульманской молодежи были зарегистрированы сотни актов агрессии;

- в школах, посещаемых детьми-мусульманами, становится все труднее преподавать некоторые предметы и темы. Например, невозможно преподавать историю Холокоста. На уроках биологии парни и девочки открыто подвергают сомнению теорию происхождения жизни, развития видов и человечества;

- в тех же школах все чаще наблюдается де-факто сексуальная сегрегация. Например, часто мальчики сидят в одной части классной комнаты, а девочки — в другой;

- в больницах все чаще отмечаются случаи, когда женщины отказываются лечить мужчин или мужчины — женщин;

- исламистское присутствие в европейских тюрьмах, где мусульмане зачастую являются большинством, наблюдается уже во многих государствах Европы;

- после 11 сентября 2001 года сотни подозреваемых в терроризме были арестованы в Европе (во Франции, Бельгии, Германии, Великобритании, Италии, Испании, Нидерландах и т. п.). Однако, полиция арестовывает все новых подозреваемых в терроризме. Это демонстрирует, что число людей, переходящих от идей исламизма к активным действиям, быстро увеличивается;

- сотни молодых людей из числа мусульман были завербованы с лета 2003 года и посланы воевать в Ирак.

К сожалению, точный масштаб угрозы все еще трудно определить. Французская внутренняя разведывательная служба — les Renseignements Generaux ­— вывела приблизительную формулу, определяющую количество исламских фундаменталистов по отношению к общему числу мусульманского населения. Основанная на обширных исследованиях на французской почве, эта формула такова: обычно среди мусульманского населения около 5 % являются фундаменталистами. Из этих 5 % три являются потенциально опасными. Это означает, что если во Франции проживает 6 млн мусульман, то мы имеем 300 тысяч фундаменталистов, из которых 9 тысяч потенциально опасны.

На сегодня самыми взрывоопасными странами Западной Европы считаются Франция, Бельгия, Нидерланды, Италия, Испания, Великобритания и Германия.

Вне Европейского Союза большая опасность исходит из Боснии. Очевидно, именно в этих странах мы найдем самое высокое число мусульман. Это не означает, конечно, что среднее мусульманское население является фундаменталистским или опасным. Большинство мусульман, даже если тенденция возвращения к религии ясна и массивна, стремится к нормальной жизни. Но, конечно, присутствие большой мусульманской уммы предполагает и лучшие статистические возможности для вербовки, и больше мест для укрытий. Но страны, не имеющие большого мусульманского сообщества, отнюдь не пребывают в безопасности. Например, в Словакии, где фактически нет мусульманского населения, в Университете Братиславы появились ячейки пропаганды и финансирования Хезболлы.

Примечание: Исламистские организации, чьи ячейки функционируют в европейских странах:

    - Абу Сайяф (Филиппины);

    - Аль-Гамаа аль-Ислами («Исламская группа») (Египет);

    - Аль-Джихад («Священная война», «Holy War») (Египет);

    - Аль-Каида («База»);

    - Аль-Харамейн («Дом двух святынь») (Саудовская Аравия);

    - Армия освобождения Аден-Абийя (Йемен);

    - Асбат аль-Ансар;

    - Боевая исламская группа (Ливия);

    - Братья-мусульмане («Аль-Ихван аль-Муслимун», «Muslim Brotherhood»);

    - Бригады мучеников Аль-Аксы (объявлена террористической организацией Израилем, США, Канадой, Европейским союзом, Японией);

    - Вооруженная Исламская Группа;

    - Высший военный Маджлисуль Шура Объединённых сил моджахедов Кавказа;

    - Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи;

    - Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами;

    - Джемаа исламия (Индонезия);

    - Джамаат Шариат (Северный Кавказ);

    - Джунд аш-Шам («Войско Великой Сирии»);

    - Египетский исламский джихад (Египет);

    - Исламский джихад («Исламский джихад — джамаат моджахедов», «Группа исламского джихада», «Islamic jihad group»);

    - Исламское движение Узбекистана, оно же Исламская партия Туркестана;

    - Кавказский эмират («Имарат Кавказ»);

    - Конгресс народов Ичкерии и Дагестана;

    - «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами», «Islamic Heritage Revival Society») (Кувейт);

    - «Общество социальных реформ» («Джамият аль- Ислах аль-Иджтимаи», «Social Reform Society») (Кувейт);

    - Лашкар-и-Тайба (Пакистан);

    - Лашкар Джихад (Индонезия);

    - Марокканская исламская группа борьбы (Марокко);

    - Салафистская группа проповеди и джихада (Алжир);

    - Такфир вал Хиджра (Египет);

    - ХАМАС (объявлена террористической организацией Канадой, Европейским союзом, Израилем, Японией, США);

    - Хезболла (объявлена террористической организацией в Австралии, Великобритании, Канаде, Израиле и США);

    - Хизб ут-Тахрир аль-Ислами («Партия исламского освобождения», «Islamic Salvation Party») (признана террористической организацией в ряде государств Средней Азии и в России).

Три поколения — три менталитета, или прогрессирующий фактор страха

Вплоть до последнего десятилетия политика европейских государств по отношению к мусульманским общинам ограничивалась признанием ислама на конституционном уровне и обеспечением условий финансовой и политической независимости их членов. Анализ нынешней ситуации в Европе свидетельствует, что подобное решение проблемы мультикультуризма и адаптации мусульманского населения привело к сознательной его сегрегации. Более того, в процессе своего количественного роста мусульманские общины перешли от стратегии пассивной автаркии к автаркии активной. Сегодня приходится говорить о трех поколениях мусульман Европы, и лишь старшее поколение демонстрирует достаточную лояльность к принимающей стороне.

К первому поколению относятся экономические мигранты, прибывшие в 60-е годы XX века на волне деколонизации. На сегодняшний день их возраст составляет около 60 лет. Можно отметить, что они вполне успешно прошли адаптацию и благополучно преодолели первые симптомы культурного шока в силу того, что сам переезд в другую страну воспринимался ими как способ изменения собственного статуса к лучшему. Показательно, что волнения осени 2005 года в пригородах Парижа не перекинулись на такие страны новой иммиграции, как Испания или Италия. Проживающие на их территории молодые выходцы из Марокко не предприняли никаких активных действий в связи с французскими событиями во многом благодаря тому, что являются относительно новойиммигрантской группой, и как первое поколение иммиграции не претендуют на предоставляемые европейскими государствами своим кореннымжителям блага.

Второе поколение мусульман Европы составляют дети первых трудовых мигрантов, прибывшие в малолетнем возрасте или даже уже родившиеся и выросшие в новых для них условиях. Им сегодня порядка 30-40 лет. Если их родители были благодарны принимающей стороне за один только допуск в западное общество потребления, то их дети видели явную ограниченность своих возможностей, в сравнении с западными сверстниками, что не могло не вызывать определенные реакции.

К третьему поколению принадлежат внуки первых иммигрантов, рожденные, выросшие и получившие образование в Европе, являющиеся гражданами европейских государств. Пройдя европейские образовательные учреждения, ежедневно подвергаясь воздействию европейских СМИ, они должны были проникнуться духом секулярной христианско-иудейской цивилизации Запада. Однако исследования констатируют обратное: это тяга к радикальному экстремизму, обостренное восприятие чувства некой несправедливости и принадлежности к умме.

Несмотря на все усилия таких институтов социализации, как школа, средства массовой информации и т. д., говорить о совпадении культурного кода у представителей западного общества и мусульманских общин явно преждевременно. При этом ожидания второго и третьего поколения иммигрантов значительно превышают их реальные возможности самореализации, что обуславливает общую агрессивность молодыхмусульман и препятствует их полноценной интеграции в современное европейское общество. Ответы на свои вопросы они ищут в понятной и близкой для них умме.

Увеличение радикализации приверженцев ислама в возрасте от 16 до 24 лет — по сравнению с их родителями — выявило исследование, проведенное аналитическим агентством Populusпо заказу общественной организации Policy Exchange, близкой к Консервативной партии Британии.

По данным исследования, почти треть из 320 тыс. молодых мусульман считает необходимым введение на Британских островах законов шариата. Подобных взглядов в возрастной группе после 55 лет придерживаются всего 17 %. При этом, 84 % респондентов заявили, что с ними в Великобритании обращаются сносно.

Мусульманин, перешедший в другую религию, должен караться смертью,заявили 36 % опрошенных молодых людей. Мусульман старшего возраста, разделяющих столь радикальные взгляды, значительно меньше, что-то около 19 %.

Наиболее наглядно различие во взглядах внуков, детей и родителей проявилось в отношении к хиджабу. 74 % молодых мусульман считают предпочтительным ношение женщинами хиджаба. Среди представителей старшего поколения такой точки зрения придерживаются 28 %.

13 % мусульманской молодежи заявили, что восхищаются такими организациями, как Аль-Каида, — по сравнению с 3 % в возрастной группе старше 55 лет.

58 % всех опрошенных считают, что многие мировые проблемы являются результатом «наглой западной политики». При этом осведомленность респондентов о происходящем в мире оставляет желать лучшего: лишь один из пяти знает, что Махмуд Аббас является президентом Палестинской автономии.

Итоги опроса 1003 представителей мусульманской общины позволили исследователям констатировать «наличие конфликта в британском исламе — между умеренным большинством, приемлющим нормы западной демократии, и растущим агрессивным радикальным меньшинством».

Внутреннее расслоение мусульманских общин по возрастным и этническим показателям не позволяет свести сложившуюся на современном этапе ситуацию к примитивной формуле «мусульмане Европы = насилие + отказ от интеграции». В глазах коренного населения все они воспринимаются как мусульмане вообще. В качестве иммигрантов представители афро-азиатских общин образуют квазиэтническую группу, стержнем которой является ислам. Кроме этого, исследователи пришли к выводу, что в рамках диаспоры этническая и земляческая принадлежность оказывается более значимой, нежели конфессиональная.

Давайте несколько подробнее разберем данную ситуацию по странам.

По разным оценкам, в Германии проживает до четырех с половиной миллионов мусульман. Более 40 тысяч из них — радикально настроенные исламисты. Они собирают средства на войну в Ираке и Сирии, вербуют и отправляют добровольцев. Самый известный из них — берлинский рэпер Дезо Догг, принявший ислам и нынче называющийся Абу Тальхом аль-Альмани, — был убит в Сирии этой весной. Многие добровольцы из Германии воевали в составе отряда «Немецкая бригада Миллату Ибрахим».

Добровольцы из Германии воюют и в Афганистане. Там существует группировка под названием «Немецкие моджахеды Талибана», чьим руководителем был Эрик Брейнинджер, погибший в этом году во время схватки с пакистанскими силами безопасности в Вазиристане. По приблизительным оценкам, в Афганистане находятся несколько десятков этнических немцев, принявших ислам и воюющих на стороне талибов.

К числу боевиков относятся, в основном, те, кто принял ислам и идентифицирует себя с салафитами. Но что же заставляет немецкую молодежь отращивать длинные бороды и отправляться воевать в чужую страну, придерживаясь средневековых законов? Молодой, мужественный, плохо образованный, выросший в неблагополучной семье — часто именно такой портрет воинствующего салафита, говорит исследователь ислама в Университете Оснабрюка Михаэль Кифер (Michael Kiefer).

Но для того, чтобы так радикализировалась молодежь, должны, вероятно, совпасть сразу несколько факторов. «Когда в сложной ситуации молодые люди встречают кого-то, кто проявляет к ним уважение, создает чувство товарищества и говорит, что им делать, это может обернуться трагедией», — рассказал Кифер в интервью Hessischer Rundfunk.

По оценкам немецких спецслужб, как минимум, 270 радикальных исламистов из Германии в текущем году воевали в Сирии. Сейчас некоторые из них ведут боевые действия в Ираке в составе отрядов Исламского государства, часть вернулась домой, в Германию. Речь идет о примерно сотне джихадистов с реальным боевым опытом и желанием воевать.

«Сегодня это уже не только проблема немцев. Это общеевропейская проблема. Две с половиной тысячи человек из стран Евросоюза уехали на джихад», — сообщил министр внутренних дел федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия Ральф Йегер.

Еще летом немецкая контрразведка сообщала об опасности терактов на территории страны. Сейчас такая опасность только увеличилась. Джихадисты могут захотеть отомстить за то, что Берлин решил поддержать оружием иракских курдов в их борьбе против ИГ.

В городе Вупперталь начала действовать «полиция шариата». Приверженцы консервативного ислама, салафиты, выходят на улицы, патрулируют ночные клубы, бары, ловят на улице выпивших горожан разного вероисповедания и проводят с ними воспитательную работу, предлагая отказаться от алкоголя, курения, а также придерживаться канонических норм поведения в исламе. https://www.youtube.com/

Видеоролик, выложенный пару месяцев назад в Интернете, прямо таки поверг в шок и коренных немцев, и некоторых мусульман из первого поколения иммигрантов. Речь идет о патрулировании улиц немецкого городка Вупперталь молодыми бородатыми людьми в специальных оранжевых жилетах с надписью «полиция шариата». Пока дело ограничивается лишь разъяснительными беседами, однако в полиции считают, что среди участников патрулей могут быть и радикальные исламисты.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Борисфен Интел, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.10.2014. Просмотров: 1028

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta