Исчезнет ли российское православие в Украине?

Статьи и рассылки / Темы статей / Украина
Тема
[-]
О роли российской православной церкви в жизни страны  

***

Деятельность УПЦ МП нуждается в коренных изменениях 

Большинство населения нашей страны поддерживает идею, если не ликвидации, то, по крайней мере, коренных изменений в деятельности УПЦ МП.

Православие у русских было не просто религиозной верой, но и орудием политики. Касалось это и Московии, и Российской империи, и даже Советского Союза. Несмотря на то, что в последнем шла борьба с религией, православный фактор все же использовался – особенно это касалось времен Второй мировой войны и послевоенного периода. Высшие церковные иерархи действовали в интересах советской власти, в том числе на международной арене. Некоторые даже были награждены государственными наградами отмечает издание ДЕНЬ.

А что уж говорить о нынешней Российской Федерации! Российская православная церковь (РПЦ) в ней – один из главных инструментов российской политики. РПЦ пропагандирует т.н. русский мир, который распространяется не только на территории Российской Федерации, но и далеко за ее пределами. Нынешнее российское руководство считает (и небезосновательно), что с помощью этой церкви оно способно осуществлять пророссийскую интеграцию по всему постсоветскому пространству.

Неудивительно, что РПЦ получает значительные преференции от власти, а также немалое финансирование. Глава этой церкви, московский патриарх Кирилл (Гундяев), верный слуга путинского режима. Неудивительно, что он безусловно поддержал широкомасштабное вторжение в Украину. 

Не надо питать иллюзий, что РПЦ может позволить какую-то серьезную самостоятельность епархий, находящихся на постсоветском пространстве, а тем более допустить их автокефалию. Касается это и Украины. Поэтому сегодняшние заявления о том, что духовенству т.н. Украинской православной церкви (УПЦ), которая на самом деле является частью РПЦ, нужно обратиться к московскому патриарху, чтобы тот предоставил им автокефалию, выглядят, мягко говоря, наивно. У тех, кто делает такие заявления, вероятно, короткая память. Или лукавство. Еще 1-3 ноября 1991 г. состоялся собор УПЦ, на котором архиереи высказались за автокефалию. Было соответствующее обращение к Московскому патриархату. Чем оно закончилось? 

Тем, что был отстранен от своей должности тогдашний митрополит киевский Филарет (Денисенко). В то же время был проведен псевдособор в Харькове 27 мая 1992 г., где новым киевским митрополитом избрали Владимира Сабодана – причем без его присутствия. Не обошлось здесь, похоже, без спецслужб Российской Федерации и их агентуры в Украине, в том числе и на высоком уровне. Поэтому, святые отцы, просите у московского патриарха автокефалию дальше. Что это даст, догадаться несложно. 

Казалось, российская агрессия, которая началась в Украине еще в 2014 г., показала, чего стоит УПЦ. Эта церковь поддерживала сепаратистов и в Крыму, и в Донбассе. Случалось, что ее священнослужители отказывались отпевать погибших украинских воинов, чествовать их. Думаю, у многих в памяти запечатлелся эпизод, когда в Верховной Раде, где также были представители разных конфессий, предложили почтить наших павших героев минутой молчания, только глава УПЦ, митрополит Онуфрий (Березовский) и иерархи этой церкви отказались встать. Красочная демонстрация! Она отлично показывает, на чьей стороне УПЦ. 

Да, тогдашняя украинская власть предпринимала (правда, очень робкие) шаги для того, чтобы ограничить влияние УПЦ. Наконец, 15 декабря 2018 г. состоялся объединительный собор православных церквей и появилась автокефальная Православная церковь Украины (ПЦУ), получившая томос от Вселенского патриархата. 

Верховная Рада в этом же году, 20 декабря, приняла достаточно взвешенный и юридически грамотный закон «О внесении изменения в статью 12 Закона Украины "О свободе совести и религиозных организациях" относительно названия входящих в структуру религиозных организаций (объединений), которык являются частью религиозной организации (объединения), руководящий центр (управление) которой находится за пределами Украины в государстве, которое законом признано совершившим военную агрессию против Украины и/или временно оккупировав часть территории Украины» 

Этот закон обязывал УПЦ изменить название, поскольку она никакая не украинская церковь, а является частью РПЦ. В нем также предполагалось, что эта религиозная организация не должна пользоваться какими-либо преимуществами, а их священнослужителям должен быть ограничен доступ «в части, соединения Вооруженных Сил Украины и других воинских формирований Украины в местах их дислокации». Отметим, что священнослужители УПЦ активно проникали в структуры Вооруженных Сил Украины, в военные учебные заведения. Зачем это делалось, догадаться нетрудно. И создание автокефальной православной церкви в Украине, и принятие упомянутого закона, казалось, должны привести к определенным сдвигам. Действительно, некоторые приходы УПЦ начали переходить в ПЦУ. 

Однако когда в 2019 г. в Украине произошла смена власти, эти процессы затормозились. Заблокировано было исполнение упомянутого закона. Происходили трудности с переходом приходов УПЦ в ПЦУ. В конце концов и не удивительно. Ведь некоторые новопоставленные власти откровенно декларировали свою принадлежность к УПЦ. То есть фактически ситуация стала законсервированной. И, соответственно, УПЦ сохранила свои позиции. 

Широкомасштабная агрессия России в Украине снова заставила поднять вопрос, а что делать с УПЦ. Ведь московское руководство этой церкви однозначно поддержало агрессию. В то же время в украинских масс-медиа начали появляться сообщения, что духовенство УПЦ поддерживает войну против Украины и позицию Владимира Путина, а отдельные ее представители помогают оккупантам. Даже была информация о хранении оружия и укрытии военных преступников в храмах и монастырях УПЦ. 

Конечно, руководство УПЦ должно как-то реагировать на агрессию России. 24 февраля появилось обращение главы этой церкви, митрополита Онуфрия, где он осудил агрессора, призывал к молитве за Украину. Но следует учитывать, что упомянутое обращение является обращением главы церкви, а не ее высшего органа – синода. То есть это выглядит как позиция лица (пусть даже самого высокого в церкви), а не позиция церкви в целом. 

Обращение в целом же не отличается радикальностью. При этом Онуфрий почему-то (?) забыл обратиться к своему главе, московскому патриарху Кириллу. Обратился только к президенту России Путину. Это место следует процитировать. Вот оно: «Отстаивая суверенитет и целостность Украины, мы обращаемся к Президенту России и просим немедленно прекратить братоубийственную войну. Украинский и российский народы вышли из Днепровской купели крещения и война между этими народами - это повторение греха Каина, который из зависти убил своего родного брата». То есть повторение басни и о «братских» российском и украинском народах, и о совместной «Днепровской купели», которые так любит повторять путинская пропаганда. 

28 февраля состоялся синод УПЦ, сделавший обращение по поводу войны. Обращение, мягко говоря, очень мягкое, а в некоторых моментах и провокационное. Здесь уже не шла речь о «Каиновом грехе». Зато упоминался патриарх Кирилл. Следует привести фрагмент этого обращения: «Осознавая особую духовную ответственность, обращаемся сегодня к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу. Ваше Святейшество! Просим Вас усилить молитву о многострадальном украинском народе, сказать Ваше первосвятительское слово о прекращении братоубийственного кровопролития на украинской земле и призвать руководство Российской Федерации к немедленному прекращению боевых действий, уже угрожающих превратиться в мировую войну. 

Также обращаемся к Президенту Украины Владимиру Александровичу Зеленскому и Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину. От имени многомиллионной паствы Украинской Православной Церкви, просим Вас сделать все возможное, чтобы положить конец греху вооруженного противостояния двух наших братских народов и начать переговорный процесс. Эта ужасная война уже нанесла тяжелый удар по отношениям между украинским и российским народами. Если кровопролитие не будет прекращено, пропасть между нашими народами может остаться навечно». Здесь и в помине нет осуждения позиции Кирилла. Зато есть просьба (?) «усилить молитву о многострадальном украинском народе». Не лицемерие ли? Кирилл же молится об агрессорах. И не скрывает этого! 

Снова имеем мантры о братских народах. А также одновременное обращение к двум президентам – Зеленскому и Путину – относительно т.н. вооруженного противостояния двух наших братских народов. То есть это не агрессия России, а вооруженное противостояние Украины и России. Причем сначала синодальщики обращаются к Зеленскому – будто украинская сторона главный виновник этого «противостояния». Похоже, писалось это обращение не на печерских холмах, а в соответствующих кабинетах белокаменной. Кстати, неофициально некоторые адепты УПЦ распространяют слухи, что агрессия России – это наказание украинцев за разные грехи, в частности, за их «небогоугодную» евроинтеграцию. 

Как правило, священнослужители УПЦ занимают «особую позицию». В большинстве своем они игнорируют совместные богослужения и акции, проводимые другими религиозными организациями в поддержку Украины, ее армии. Так, в Софии Киевской 2 марта состоялось молитвенное мероприятие «Обращение к Всевышнему о защите и сохранении Украины» с участием религиозных деятелей различных конфессий (ПЦУ, Римско-католической церкви, Армянской апостольской церкви, Украинской евангельской церкви, Духовного управления мусульман Украины, Украинской греко-католической церкви), представителей Офиса президента Украины, Украинского библейского общества и Института религиозной свободы. Священников УПЦ здесь не было. 

Закономерно, что раздались голоса о прекращении деятельности этой церкви. Нашло это поддержку и на уровне некоторых органов местной власти в Западной Украине. Однако УПЦ мало и имеет защитников в высших органах власти. Так, глава Офиса президента Украины Андрей Ермак заявил, что «те, кто сегодня использует тему религии и призывы к погромам, работают на пользу России в целях внутреннего раскола украинского общества». Вроде бы правильные слова. Но эта правильность работает в пользу сохранения УПЦ. А недавно советник Ермака Михаил Подоляк фактически стал защитником УПЦ, заявляя о нецелесообразности ликвидации этой религиозной организации. Государственные органы власти, которые должны заниматься вопросами религии, демонстрируют «абсолютный нейтралитет», на деле потакая УПЦ. 

И все же большинство населения Украины поддерживает идею если не ликвидации, то, по крайней мере, коренных изменений в деятельности УПЦ. В частности, 8-9 марта 2022 г. социологической группой «Рейтинг» был проведен опрос поддержки идеи разрыва связей УПЦ с РПЦ. 63% высказались за, не поддержали это лишь 10%. Даже среди верующих УПЦ положительно к этой идее относятся 52%. Неудивительно, что в марте на рассмотрение профильных комитетов Верховной Рады Украины было представлено два проекта законов, непосредственно касающихся деятельности УПЦ в Украине. 

Это законопроект № 7213 от 26.03.2022 г. о внесении изменений в Закон Украины «О свободе совести и религиозных организациях», по которому запрещается деятельность религиозной организации, руководящий центр которой находится в государстве, совершившем военную агрессию против Украины, и законопроект № 7204 от 22.03.2022 г. о запрете УПЦ на территории Украины. Правда, в юридическом плане эти законопроекты довольно проблемны. К тому же какая гарантия, что какой-либо из законопроектов, если будет принят (в чем большие сомнения), будет выполняться. Ведь не выполняется закон 2018 г., обязывающий переименовать УПЦ. К тому же в Украине продолжает действовать олигарх Вадим Новинский, являющийся не только диаконом УПЦ, но и едва ли не главным ее спонсором. Похоже, его деньги могут много «решить», в том числе и в судебных делах. 

Были также обращения верующих УПЦ к своему руководству, чтобы оно решилось пойти по пути автокефалии. Но со стороны этого руководства нет никакой реакции. В конце концов, от митрополита Онуфрия и его окружения, которое продолжает оставаться в плену «русского мира» ждать чего-то другого не стоит. 

А процесс ликвидации российского православия начался «снизу». В частности, есть переход приходов УПЦ к ПЦУ. О таких решениях сообщили громады во Львовской, Ивано-Франковской, Хмельницкой, Закарпатской, Тернопольской, Ровенской, Волынской, Киевской, Черкасской областях и т.д. И этот процесс продолжается. Более того, синод ПЦУ 21 марта 2022 г. принял Постановление «О чрезвычайном порядке принятия в Православную Церковь Украины», в котором расписал процедуру принятия громад УПЦ. Подобная практика возмущает руководство УПЦ, которое в официальных обращениях обвиняют местные органы власти и СБУ в силовом содействии и давлении на верующих таких громад. Хотя на самом деле такого давления нет. Правда, такие переходы осуществляются преимущественно на территории Западной и частично Центральной Украины. На Востоке позиции УПЦ остаются достаточно сильными. 

Конечно, духовенство и верующие УПЦ должны были как-то реагировать на такую ситуацию. В частности, получила определенное распространение практика непоминания в диптихе имени московского патриарха Кирилла. Но эта практика никак не стала повсеместной. В основном она распространилась на западноукраинские области. Местное высшее духовенство УПЦ здесь даже дало «добро», потому что «так требовали обстоятельства». К примеру, 3 марта митрополит тернопольский и кременецкий УПЦ Сергий (Генсицкий) издал распоряжение, по которому предполагалось непоминание патриарха Кирилла. 

Но интересная аргументация в этом распоряжении: мол, это обусловлено тем, что некоторые, пользуясь нашей общей бедой – войной – и искусственно (?) нагнетают агрессию относительно УПЦ и постоянно ищут поводов для эскалации. Комментировать, думаю, не нужно. Митрополит Сергий вскоре после издания такого распоряжения прибег еще к одному «смелому» шагу – отказался от российского ордена Дружбы народов. 

Вот только интересно, за что ему этот орден россияне дали? И чего он раньше не отказался, а только когда началось широкомасштабное вторжение россиян на украинские земли? Или такой шаг тоже обусловлен «нынешними обстоятельствами». Кстати, такой же орденок от Владимира Путина получил в 2013 г. и глава УПЦ Онуфрий. От него он почему-то не отказывается. И Кирилла продолжает поминать. Наверное, на киевских Печерских горах обстоятельства несколько иные, чем в Тернополе. 

В общем-то, практика «непоминания» реально отнюдь не означает какого-то разрыва УПЦ с РПЦ. Как справедливо отметил представитель ПЦУ Евстратий (Заря): «…само собой «не поминовение патриарха Кирилла» не может считаться большим достижением, ведь разрешение не поминать его было и раньше, там где для МП этого требовали обстоятельства; причины «не поминовения» объявляются чаще всего персональными, то есть привязанными к личной позиции Кирилла (Гундяева), а не к сущности проблемы, заключающейся в институциональном подчинении Русской Церкви». По большому счету, практика «непоминания Кирилла» – это этакая церковная пиар-акция, чтобы некоторые священники УПЦ могли сказать своим верующим: мы же что-то делаем, вот и Кирилла перестали поминать. 

В общем же, «непоминание» Кирилла мало что дало для создания положительного имиджа УПЦ. И вот появляется обращение некоторых священнослужителей этой церкви к восточным патриархам с предложением, чтобы они осуществили церковный суд над московским патриархом Кириллом. Звучит вроде бы смело и радикально! Однако чего стоит это обращение? Подписало его более четырехсот священников. Много ли это? 

Если учесть, что сейчас в Украине примерно 12 тысяч приходов УПЦ, то это в общем-то мизер. Только каких-то несколько процентов. К тому же, среди них не было представителей высшего духовенства. То есть это не позиция церкви, а так – отдельных священнослужителей. Это во-первых. Во-вторых, нет оснований говорить о действенности этого обращения. Да, в истории был случай, когда восточные патриархи осудили московского патриарха, лишив его сана. К этому прецеденту и апеллируют авторы обращения. Подразумевается лишение сана московского патриарха-реформатора Никона в 1666 г. 

Однако апелляция к этому прецеденту выглядит не лучше. Патриарх Никон, безусловно, был выдающейся фигурой в истории русского православия, который хотел реформировать его, используя при этом образованных книжников из Украины. Однако Никон стал конкурентом московского царя Алексея Михайловича. Не будем пересказывать продолжавшиеся несколько лет непростые перипетии борьбы этих двух деятелей. 

Чтобы убрать Никона, царю подсказали обратиться к восточным патриархам, чтобы они совершили суд над Никоном. Конечно, должны они сделать это не «за так». Московские власти в то время (и не только в то время!) широко практиковали подкуп духовных лиц с Востока. В Москву прибыли только два патриарха – александрийский Паисий и антиохийский Макарий. Здесь они находились долгое время. Для этого их на соборе в Константинополе лишили кафедр. И эти два вроде бы патриархи приняли участие в московском соборе в ноябре 1966 г., где и был осужден Никон. Очевидно, что духовные отцы, требующие суда над Кириллом, лучшего прецедента найти не могли. 

Обращение это, по словам его инициаторов, должно быть переведено на греческий язык. А там разослано в восточные патриархи. Они примут его на рассмотрение. Но это дело долгое. Да, смотри, и война кончится. А УПЦ как-то ее пересидит и останется такой, как была. В конце концов, понятно, что даже если и восточные патриархи согласятся судить Кирилла (в чем большие сомнения!), то московский патриарх, мягко говоря, может только посмеяться над этим судом. Никто его из белокаменной, пока там сидит Путин, не получит. Неужели отцы, которые инициировали и подписывали это обращение, всего этого не понимают? Не думаю, что они так наивны. То есть, выглядит, что это очередная информационная спецоперация УПЦ. 

Недавно появилось еще одно интересное обращение священников УПЦ ко вселенскому патриарху Варфоломею. Авторы его себя не афишируют. И, похоже, искренни в своих словах. В частности, там читаем: «Наше положение усугубляется еще и тем, что мы пока не знаем, каким каноническим путем нам следует двигаться дальше для объединения всех православных в Украине в единую Поместную Церковь. Мы стараемся найти компромиссный, возможно переходный вариант, приемлемый для всех, поскольку не все священнослужители Украинской Православной Церкви готовы сейчас присоединиться к Православной Церкви Украины. 

Это происходит преимущественно из-за того, что среди их прихожан есть такие, которые не разбираются в тонкостях церковной истории и канонического права, а некоторые еще находятся под влиянием кремлевской пропаганды, поэтому относятся к Православной Церкви Украины с предубеждением». Казалось, здесь все на поверхности. Священники не хотят переходить в ПЦУ, потому что «прихожане не поймут». Хотя здесь вопрос, а кто же ведет паству, как ни духовные лица. Может, им наконец-то нужно объяснить это своим верующим? Ждут ли они, что кто-то это сделает вместо них. А эти тезисы о каком-то «переходном варианте» выглядят в общем-то странно. 

Понятно ведь. В Украине есть одна каноническая православная церковь. Это ПЦУ, имеющая томос от Вселенской патриархии. К ней должны принадлежать православные верующие страны. УПЦ – это церковь иностранного государства, которая к тому же воюет против Украины. И статус этой церковной структуры четко не определен. Если священники УПЦ являются патриотами Украины и честными перед собой, то должны объяснить это верующим и перейти со своей паствой в лоно ПЦУ. Однако этого не хочется делать…

 А хочется ждать. Может, на этот раз тоже пронесет. И все останется так, как есть.

Источник - https://argumentua.com/stati/ischeznet-li-kremlevskoe-pravoslavie-v-ukraine


Дата публикации: 10.05.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 168
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta