«Иранская развилка» — осторожный оптимизм. Завершена работа над итоговым соглашением по иранской ядерной программе.

Содержание
[-]

«Иранская развилка» — осторожный оптимизм 

«Шестерка» международных посредников (США, Китай, Россия, Франция, Великобритания и ФРГ) и Иран после беспрецедентных по длительности и напряженности переговоров успешно завершили работу над итоговым соглашением по иранской ядерной программе.

По мере выполнения Тегераном прописанных в договоренностях обязательств ЕС и США будут снимать ранее введенные против него санкции. Итоговый документ стороны договорились подготовить и подписать до 30 июня. Однако переговоры затянулись, и сторонам довелось трижды определять «дедлайн» — 30 июня, 7 июля, 13 июля. И только венским утром 14 июля пришло сообщение, что стороны наконец-то пришли, так сказать, к общему знаменателю. Чрезвычайно высокие ставки переговоров смогли нивелировать отдельные принципиальные расхождения и некоторое взаимное недоверие.

История вопроса

Мировой клуб ядерных держав — это, по определению, клуб закрытый. Причем, его не только не расширяют за счет принятия новых членов, но и стараются вывести из него действующих. Так как все прекрасно осознают, что некоторые его члены, а тем более стремящиеся стать таковыми, могут быть причиной смертельной опасности. В свое время мировому сообществу удалось остановить у ядерного порога ЮАР, Ливию, Ирак. В 1994 году под Будапештские международные гарантии из числа действующих членов клуба вывели Украину. Кто остался? Северная Корея и Иран — последние по счету и самые громкие «мировые тревоги». Кстати, если северокорейский вопрос стоит особняком, то неопределенность с вопросом иранским может стать причиной того, что в клуб непременно постараются попасть и другие ближневосточные страны (Саудовская Аравия, Турция, Египет…). А это уже новый, непредсказуемый виток гонки ядерных вооружений! Что еще может быть хуже на Ближнем и Среднем Востоке?

Иран ведет свой «ядерный отсчет» с 1957 года, когда подписал соглашение с США о сотрудничестве в области ядерной энергетики. В 1960 году США помогли Ирану создать исследовательский ядерный центр при Тегеранском университете с действующим 5-мегаваттным реактором, переданным ему в 1967 году. Вскоре Китай построил реактор мощностью 27 мегаватт, а для 1300-мегаватного реактора оборудование поставила ФРГ. В 70-х годах при Массачусетском технологическом институте функционировала программа по обучению иранских специалистов для ядерной энергетики, также были достигнуты договоренности с немецкими и французскими компаниями о строительстве новых реакторов. В 1974 году Тегеран присоединился к Договору о нераспространении ядерного оружия, предполагающий инспектирование ядерных объектов специалистами Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ). Всего планами иранской ядерной программы на тот момент предусматривалось строительство 23 ядерных реакторов, способных производить 23 тыс. мегаватт электроэнергии.

После Исламской революции 1979 года и последовавшей ирано-иракской войны большинство ядерных проектов Тегерана «замораживаются». До начала 2000-х годов мировое сообщество особо не беспокоилось состоянием (развитием) ядерного арсенала Ирана, за исключением США, вводившие односторонние санкции (1979, 1987, 1996 гг.). Однако, после трагических событий 11 сентября 2001 года ядерный потенциал Ирана привлек к себе всеобщее внимание, особенно в части возможности разработки своего ядерного оружия. Начиная с 2002 года США, Израиль, ЕС, МАГАТЭ, а с 2006 года и ООН начали практиковать односторонние и многосторонние санкции в ответ на отказ Ирана не проводить работы по обогащению урана. Санкции накладывались не только на иранские компании, работающие в ядерной энергетики, но и на банки, различные государственные компании, учреждения, отдельных лиц. А с 2010 года началось практически полное экономическое блокирование Ирана.

«Исламское государство» как определяющий фактор возрождения Ирана

Основой иранской идентичности и влияния в регионе всегда являлся религиозный фактор, а шииты всего Ближнего Востока традиционно ориентировались на Тегеран. На «шахматном поле» региона возникли две противоборствующие «оси»: «шиитская» во главе с Ираном (Иран, часть Ирака, Сирия, часть Ливана и Йемена, Бахрейн) и «суннитская» во главе с Саудовской Аравией, Турцией и Катаром. Возрождение былого влияния Ирана в регионе началось с активизацией боевых действий «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ; в дальнейшем — «Исламского государства» — ИГ). Радикальные исламистско-суннитские группировки ИГ в своем стремлении создать ортодоксальное суннитское исламское государство развернули боевые действия на территории Сирии, Ирака, Ливии, Йемена, Египта, Пакистана, Афганистана, Нигерии. К числу главных врагов отнесли и мусульман-шиитов. Вот тогда, пользуясь слабостью государственных властей Ирака в борьбе с боевиками ИГ, опираясь на правящую элиту Сирии, Иран в разы увеличил свое влияние на эти и другие страны региона. В это же время в боевых условиях были обкатаны и новые подразделения иранского Корпуса Стражей Исламской Революции (КСИР). До этого на постоянной основе подразделения КСИР находились только в Ливане, Палестине (долина Бекаа) и Сирии, где принимали участие в боевых действиях, а офицеры корпуса выступали в роли инструкторов.

Сегодня Иран активно присутствует в четырех столицах региона: Багдаде, Дамаске, Сана и Бейруте и, соответственно, на части территорий этих стран. В Багдаде сильные позиции Тегерана сформировались еще со времен иракско-американской компании. В Дамаске активные контакты с правящей верхушкой алавитов, находящихся у власти исключительно благодаря помощи Ирана, а тесная связь Тегерана и йеменских хуситов позволяет присутствовать в Сана. Хотя в данном случае это и парадоксально, ведь оснований причислить сирийских алавитов и йеменских хуситов к суннитам куда больше, нежели к шиитам. Контроль над частью Ливана осуществляется руками «Хезболлы» (создана при непосредственном участии Ирана), заменившей большинство ливанских государственных институтов на подконтрольных ей территориях.

Политические организации Ирана и проиранские СМИ большую активность проявляют и в других странах Ближнего и Среднего Востока (Восточная провинция Саудовской Аравии и др.). Таким образом, для «тушения ближневосточного пожара» — успешных действий исламистов ИГ в регионе, — и обеспечения стабильности в регионе США и мировому сообществу как воздух необходим влиятельный партнер. На фоне уже существующей неформальной координации действий в борьбе против боевиков ИГ таким партнером может быть начавший возвращать свое былое влияние Иран. Этот фактор и стал определяющим во всем переговорном процессе.

Женевский компромисс, Лозаннская надежда и несбывшиеся «дедлайны»

Реальный поиск компромисса между мировым сообществом и Ираном стал возможен с приходом к власти в июне 2013 года нового президента Ирана Хасана Рухани, формированием нового «договаривающегося» правительства и подписанием Женевского соглашения в ноябре 2013 года — «Проекта совместных действий». Группа шести или «5+1» (5 ядерных держав, постоянных членов Совета Безопасности Организации Объединённых Наций (СБ ООН): США, Россия, Китай, Великобритания, Франция, а также ФРГ — с одной стороны, и Исламская Республика Иран — с другой, объединили свои усилия в переговорах для того, чтобы предотвратить дальнейшее использование иранской ядерной программы в военных целях. К переговорному процессу были также подключены и другие представители международного сообщества — МАГАТЭ и ООН. Последовавшие за этим в течение 2014 года размораживание некоторых иранских зарубежных финансовых активов, постепенное выведение из санкционного списка некоторых иранских компаний и постоянные консультации между переговорными сторонами вселили надежду на мирное урегулирование вопроса — подписание международного соглашения, снятие санкций и выход Ирана из международной изоляции.

С 26 марта по 2 апреля 2015 года в Лозанне состоялись переговоры между Ираном и «шестеркой» мировых посредников. Было достигнуто принципиальное взаимопонимание по ключевым вопросам иранской ядерной программы. Стороны обозначили основные положения, по которым удалось предварительно достичь компромисса: ядерная программа Ирана будет носить исключительно мирный характер; Тегеран ограничивает программу по обогащению урана в обмен на международную отмену санкций; большая часть иранского урана будет вывезена за рубеж; Иран сократит число центрифуг до 6 тысяч; единственным предприятием по обогащению урана останется завод в Натанзе, а предприятие в Фордо преобразуют в научно-исследовательский центр ядерной физики; эксперты МАГАТЭ получат доступ ко всем ядерным объектам в стране; санкции США, ЕС и ООН будут сняты после официального заключения соглашения по ядерной программе Ирана, подписание которого было запланировано на 30 июня с. г.

Таким образом, в Лозанне стороны подтвердили право Ирана на развитие его ядерной энергетики в мирных целях, и его готовность к подписанию итогового документа. Участники переговоров и мировые лидеры оценили результаты «лозанских переговоров», как прорыв /большой шаг вперед/ и заметный прогресс. При этом особо подчеркивалось, что все договорённости вступят в силу только после подписания соответствующего официального соглашения.

Противниками иранской ядерной программы традиционно выступили Израиль, Саудовская Аравия, Катар и Турция. США рассматривали переговоры, прежде всего, сквозь призму борьбы с ИГ, хотя в данном случае и шли вразрез со своими основными союзниками в регионе — Израилем и Саудовской Аравией. Интересы Европы наблюдались в энергетической составляющей и возможностях диверсификации поставок углеводородов.

Казалось бы, после Лозанны стороны сумеют, как и планировалось, согласовать все свои позиции до 30 июня. Но чем ближе становилась эта дата, тем отчетливее просматривались принципиальные расхождения в реализации вроде бы уже достигнутых ранее договоренностей. Потом было 7 июля, затем 13-е… Переговоры не могут длиться вечно. В конце концов, соглашение или подписывается, или каждая из участвующих сторон остается при своем мнении.

Переговоры проходили очень трудно. Стороны тщательно прорабатывали каждую деталь, зачастую дополнительно согласовывая их со своим руководством. Мелочей в таких переговорах быть не могло в принципе. «Шестерка» стремилась сделать невозможным получение Ираном ядерного оружия в ближайшие два десятилетия, а иранцы — сохранить возможность максимального уровня развития своей ядерной энергетики (с возможностью обогащения урана) и снять международные санкции.

Специалисты в своих комментариях определили основные проблемные вопросы, касающиеся: условий допуска международных экспертов на иранские ядерные и особенно военные объекты; порядка и временных рамок снятия международных санкций; снятия запрета на экспорт вооружения и развитие собственной программы баллистических ракет дальнего радиуса действий, а также целого ряда нюансов по ограничению иранской ядерной программы.

 «Венский пакт» — Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД)

Иран подтверждает, что ни при каких обстоятельствах никогда не будет стремиться обладать, разрабатывать или приобретать ядерное оружие.

К утру 14 июля с. г. в Вене «шестерка» международных посредников и Иран окончательно согласовали все параметры соглашения по иранской ядерной программе. «Евротройка + 3» (Китай, Франция, Германия, Российская Федерация, Великобритания и США совместно с Верховным представителем Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности) и Исламская Республика Иран приветствуют этот исторический Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД), гарантирующий исключительно мирные цели ядерной программы Ирана и знаменующий собой фундаментальный сдвиг в их подходе к этому вопросу. Они предполагают, что выполнение данного плана в полной мере положительно скажется на ситуации с миром и безопасностью в регионе и мире. Иран подтверждает, что ни при каких обстоятельствах никогда не будет стремиться обладать, разрабатывать или приобретать ядерное оружие» — с таким пафосом начинается основной итоговый документ, подписанный сторонами.

В СВПД включены основной текст и пять технических приложений: ядерная программа Ирана; полный перечень всех отменяемых санкции и ограничительных мер; мирное использование ядерной энергии и совместные гражданские ядерные проекты; положение о Совместной комиссии для решения вопросов, возникающих в ходе реализации СВПД; порядок, сроки и ограничения реализации договоренностей. В них подробно описаны взаимные обязательства Тегерана и международного сообщества и пошаговый план их выполнения. Документы в ближайшее время будут поданы для утверждения в Совет безопасности ООН.

В Соглашении подчёркивается, что успешная реализация СВПД позволит Ирану в полной мере использовать свое право на ядерную энергию в мирных целях и обеспечит полное снятие всех санкций СБ ООН, а также международных и национальных санкций, связанных с иранской ядерной программой. Для контроля над выполнением СВПД создается Совместная комиссия, включающая представителей сторон. Она будет заниматься решением всех вопросов, возникающих в ходе реализации плана. Отслеживать и проверять мероприятия, связанные с ядерной программой, поручено МАГАТЭ.

Основные положения СВПД по иранской ядерной программе:

  • в течение первых 8 лет в Иране действуют согласованные ограничения на всю деятельность, в т. ч. исследовательскую, связанную с обогащением урана;
  • Иран в течение 10 лет выводит из эксплуатации свои центрифуги IR-1, при этом будет удерживать свои обогатительные мощности в Натанзе в пределах общей обогатительной мощности 5060 центрифуг IR-1. Лишние центрифуги и инфраструктура, связанная с процессом обогащения, будут храниться в Натанзе под контролем МАГАТЭ;
  • исследования и разработки в области обогащения урана предполагают наличие в течение ближайших 10 лет центрифуг только типов IR-4, IR-5, IR-6 и IR-8, а также отказ от применения других технологий по расщеплению изотопов для обогащения урана;
  • в течение 15 лет Иран обязуется осуществлять деятельность, связанную с обогащением урана, на заводе в Натанзе, сохраняя уровень обогащения урана не выше 3,67 %;
  • завод в Фордо переформатируется в ядерный, физический и технологический исследовательский центр;
  • в течение 15 лет объем запасов урана в стране не будет превышать 300 кг обогащенного до 3,67 % UF6 или его эквивалентов;
  • реактор на тяжелой воде в Араке будет переоборудован (под топливо, обогащенное до 3,67 %), будет осуществлять мирные ядерные исследования и производство радиоизотопов в медицинских и промышленных целях;
  • Иран обязуется исполнять дополнительный протокол о гарантиях с МАГАТЭ и выполнить «дорожную карту» по прояснению прошлых и настоящих нерешенных вопросов, связанных со своей ядерной программой. Полное исполнение мер «дорожной карты» должно завершиться к 15 октября 2015 года, а генеральный директор МАГАТЭ предоставит Совету управляющих к 15 декабря 2015 года окончательную оценку по всем спорным вопросам;
  • МАГАТЭ будет контролировать исполнение всех мер, связанных с иранской ядерной программой, включающих: долгосрочное присутствие МАГАТЭ в Иране; мониторинг концентрата урановой руды, производимого Ираном в течение 25 лет; хранение и наблюдение за роторами и сильфонами для центрифуг в течение 20 лет; использование технологий, одобренных и сертифицированных МАГАТЭ; приемлемый механизм доступа представителей МАГАТЭ к объектам в случае необходимости в течение 15 лет.

Основные положения по снятию санкций:

  • СБ ООН прекращает действие всех положений предыдущих резолюций по иранской ядерной проблеме;
  • ЕС прекращает действие экономических и финансовых санкций, связанных с иранской ядерной проблемой, при этом действие всех положений регламента, вводящего все санкции, прекращаются через 8 лет после дня принятия или когда МАГАТЭ придет к обширному заключению о том, что весь ядерный материал в Иране используется только в мирных видах деятельности;
  • США прекращают действие всех санкций одновременно с подтвержденной МАГАТЭ имплементацией Ираном согласованных мер, связанных с ядерной программой. При этом законодательные действия с целью прекращения действий санкций будут предприняты США через 8 лет после дня принятия или когда МАГАТЭ придет к широкому заключению о том, что весь ядерный материал в Иране используется только в мирных видах деятельности.

Этапы имплементации СВПД

День финализации — дата, когда переговоры завершены (14.07.2015), после чего следует представление резолюции, подтверждающей настоящее Соглашения, СБ ООН для принятия без промедления.

День принятия — дата, которая наступает через 90 дней после подтверждения настоящего Соглашения в СБ ООН (или любая более ранняя дата, установленная по взаимному согласию участников СВПД). Начиная с этой даты, участники СВПД принимают необходимые меры и приготовления для имплементации своих обязательств по СВПД.

День имплементации — день, когда одновременно с подтверждающим отчетом МАГАТЭ, ЕС и Соединенные Штаты принимают вышеуказанные меры.

Переходный день — дата через 8 лет после дня принятия или день, когда генеральный директор МАГАТЭ представляет доклад, в котором говорится, что МАГАТЭ сделало широкое заключение о том, что весь ядерный материал в Иране используется только в мирных видах деятельности.

День прекращения резолюции СБ ООН — дата, когда резолюция Совета Безопасности ООН, подтверждающая настоящее СВПД, перестает действовать в соответствии с его условиями, то есть, через 10 лет после дня принятия, при условии что положения предыдущих резолюций не восстановлены.

Механизм разрешения споров

Если любая сторона подписантов СВПД считает, что кто-то не выполняет своих обязательств, то этот вопрос передается в Совместную комиссию для его разрешения в течение 15 дней с возможным продлением по всеобщему согласию сторон. Далее любой несогласный с решением комиссии может передать вопрос на рассмотрение министров иностранных дел, у которых также будет 15 дней для решения вопроса с возможностью продления.

После рассмотрения вопроса в этих двух инстанциях любая несогласная сторона может потребовать, чтобы вопрос был рассмотрен консультативным советом, состоящим из трех членов (по одному от сторон спора и один независимый). Консультативный совет должен принять необязательное к исполнению решение в течение 15 дней. Если проблема остается нерешенной, Совместная комиссия рассматривает мнение консультативного совета не больше, чем в пятидневный срок. После этого сторона может рассматривать неразрешенный вопрос как повод для прекращения исполнения своих обязательств в соответствии с СВПД полностью или частично.

Позиции сторон

Каждая сторона переговоров, не забывая о важности и безотлагательности решения иранского вопроса, отстаивала свои национальные интересы. При этом очень важно учитывать, что от позиций сторон существенно будет зависеть не только дальнейшее развитие политической ситуации в ближневосточном регионе. Это может повлиять также и на геополитические приоритеты, как в Европе, так и в мире в целом.

Иран. Для Ирана с его экономическими проблемами отмена санкций нужна как воздух. Подписанное соглашение разблокирует его замороженные зарубежные счета, даст возможность экспортировать на мировые и европейские рынки нефть и газ, получить необходимые финансы и технологии для их добычи. Перед ним открываются рынки капитала, а также он получает возможность воспользоваться иностранным финансированием своих программ, инвестициями для экономики. Это привлечет в бюджет десятки миллиардов долларов, что позволит начать необходимые реформы, повысить уровень жизни населения, а армия и стражи революции получат дополнительное финансирования для своих программ. Все это еще больше укрепит иранское влияние в регионе, даст дополнительные возможности в борьбе с ИГ.

Президент страны Хасан Рухани позиционирует себя как президент-реформатор, а его победа на президентских выборах 2013 года стала возможной во многом благодаря обещаниям снять многолетние санкции и добиться экономического процветания Ирана. И надо сказать, что президент и основная команда министров сумела за 2 года выйти на реальное подписание соглашения, а сам Хасан Рухани может войти в историю как президент, который добился снятия санкций, при этом не в ущерб интересам государства. Для него это может быть хорошим заделом на предстоящих парламентских выборах в феврале 2016 года и, безусловно, президентских в августе 2017 года. Так что официальный Тегеран можно смело причислить к сторонникам подписания соглашения.

К противникам подписания соглашения можно отнести консерваторов, доминирующих в парламенте Ирана во главе с главной оппозиционной фракцией, поддерживающей экс-президента Махмуда Ахмадинежада. Консерваторы, выступающие против любых уступок Западу, пытались провести законопроект, который бы наделил парламент страны правом вето на соглашение. В конечном итоге эти попытки провалились, и все договоренности с Западом должен будет утвердить Высший совет национальной безопасности Ирана (читай Верховный лидер аятолла Али Хаменеи). Но консерваторам удалось принять закон, определяющий перечень условий, при которых соглашение будет иметь законную силу: санкции против Ирана должны быть отменены в день вступления в силу соглашения, доступ инспекторов МАГАТЭ к военным объектам запрещен, ограничения в развитии мирного атома не допускаются и т. д. Принятый документ усложнил и без того тяжелые переговоры, в частности — вопрос порядка снятия международных санкций.

Лидер Исламской революции Ирана, Верховный лидер страны аятолла Али Хаменеи поставил во главу угла национальные интересы, призвав обе иранские стороны быть едиными в этом вопросе. Этим он встал «над конфликтом». Такая позиция позволяла ему сохранить лицо при любом исходе переговоров. Кроме того, Али Хаменеи подтвердил требования закона об условиях подписания соглашения. Уже после подписания СВПД он заявил, что переговоры по иранской ядерной программе были исключением, подписанные документы соответствуют национальным интересам Ирана, а позиция Тегерана по отношению к «высокомерной» администрации США останется прежней, и вести диалог с США по вопросам международной политики Иран не намерен. По словам Али Хаменеи, независимо от заключенного соглашения, Иран будет поддерживать правительства Палестины, Йемена, Сирии, Ирака, Ливана и Бахрейна.

Исходя из этого, можно предположить, что ситуация может развиваться по трем основным сценариям:

  • Первый — Высший совет национальной безопасности Ирана под руководством Али Хаменеи утверждает СВПД. Для Ирана снятие санкций не только положит конец его международной изоляции, но и сделает его полноценным участником мировых экономических процессов, даст толчок развитию застоявшейся экономики. Тегеран, обладающий вторыми в мире разведанными запасами газа (33,8 трлн куб. м) и третьими-четвертыми в мире запасами нефти (157,3 млрд баррелей), готов выйти на европейский и мировой рынки энергоресурсов и предложить выгодные контракты западным нефтегазовым компаниям, желающим принять участие в добыче иранской нефти и газа после снятия санкций. Размораживаются его зарубежные финансовые активы, а в бюджет страны поступают немалые средства по новым контрактам. Возросший авторитет президента Хасана Рухани поможет ему устранить консервативное сопротивление и приступить к так необходимым внутренним экономическим реформам. Коалиция прагматиков получает хорошие шансы на выигрыш парламентских выборов 2016 года, сам Рухани — президентских 2017 года.
  • Второй — прямо противоположный сценарий. Высший совет национальной безопасности и националистические и консервативные силы, окружающие аятоллу Али Хаменеи, блокируют утверждение СВПД, как не отвечающее требованиям принятого ранее закона. Это означает невозможность экономического возрождения Ирана, ориентированного на реформы, новый виток международной изоляции страны. Тревожный сигнал уже был отмечен 18 июля: аятолла Али Хаменеи в своей речи хотя и не выступил конкретно против соглашения, но призвал «…изучить, все ли интересы Ирана были учтены». Он также подчеркнул, что не позволит нарушать революционные принципы и несколько раз повторил тревожную фразу «…будет этот документ принят, или нет».
  • Третий — сценарий нейтральный. Соглашение утверждается, но экономический эффект от снятия санкций оказывается незначительным. Внутренние противники СВПД рассматривают соглашение только как необходимый инструмент снятия экономических санкций с целью укрепления и наращивания только военного потенциала Ирана и всячески препятствуют проведению реформ. При нынешнем большинстве консерваторов можно не сомневаться, что немалая часть десятков миллиардов долларов, полученных вследствие отмены санкций, уйдет на укрепление обороноспособности страны, мощи иранской армии, укрепление регионального доминирования Ирана.

США. Президент США Барак Обама был заинтересован в положительных результатах переговоров, так как это могло бы компенсировать не очень утешительные итоги в борьбе США с боевиками ИГ на Ближнем Востоке. Не был заинтересован официальный Вашингтон и в затягивании переговорного процесса, так как итоговое соглашение должно еще быть одобрено Конгрессом. И только с учетом этих временных рамок демократы смогут рассчитывать на первые положительные практические результаты соглашения, что может использоваться ими в президентской предвыборной гонке. Кроме того, у США было только два других возможных варианта: не подписывать соглашение (тогда, по оценкам международных экспертов, Иран мог бы получить ядерное оружие в течение года-полутора лет), или нанести воздушные удары по объектам ядерной инфраструктуры Ирана. А это уже новая война на Ближнем Востоке с непредсказуемыми сроками и последствиями. Поэтому вполне понятно, почему Вашингтон избрал дипломатический путь, невзирая даже на несовершенное и во многом компромиссное соглашение.

США сохранят некоторые санкции против Ирана, так как тот «поддерживает терроризм»...

Уже после заключения соглашения американский президент отметил, что оно отвечает национальным интересам США, и он наложит вето на любой законопроект Конгресса, который воспрепятствует реализации достигнутых договоренностей. При этом он подчеркнул, что США сохранят некоторыесанкции против Ирана, так как тот «поддерживает терроризм», нарушает права человека и занимается программой разработки баллистических ракет. А вот достигнутое соглашение не позволит Тегерану получить ядерное оружие. Кроме того, он отметил, что «сделка с Ираном основывается не на доверии, а на проверке».

В ходе переговоров Белый дом испытывал большое внутреннее давление со стороны республиканцев и некоторых общественных организаций. В стране была развернута мощная информационная кампания против подписания соглашения, публиковались осуждающие открытые письма в адрес американского президента и т. д. Представители Республиканской партии неоднократно критиковали Белый дом и подчеркивали, что сделка подрывает национальную безопасность США. Конгресс, обе палаты которого контролируются республиканцами, скорее всего, заблокирует вступление соглашения в силу, но президент, как мы уже упоминали, заявил, что в этом случае воспользуется правом вето.

Подписанное соглашение усложнило особые отношения США и Израиля, а также отношения со стратегическими партнерами в регионе, прежде всего с Саудовской Аравией.

Китай. Китай является крупнейшим торговым партнером Ирана. По итогам 2014 года на него приходится более четверти иранского экспорта. Китай, вытеснивший США с первой позиции импортера нефти в мире, в период действий против Ирана международных санкций также оставался крупнейшим потребителем иранской нефти (только в июне с. г. импортировал 2,76 млн тонн) и поэтому был всячески заинтересован в урегулировании разногласий в ходе переговорного процесса. Уже после подписания итогового соглашения Пекин заявил о своей готовности приобрести весь объем иранской нефти, находящейся в хранилищах (более 30 млн баррелей).

Китай также рассчитывает на скорейшее возобновление работы ирано-китайского проекта по поставкам иранского газа из месторождения «Южный парс». Еще до введения санкций Китай профинансировал обустройство месторождения, строительство 6 газовозов для транспортировки сжиженного газа. Кроме того, Пекин активно прорабатывает вопрос о возможности транспортировки иранского газа газопроводом по территории Пакистана, с которым уже заключены двусторонние соглашения. В этих условиях запланированное строительство российского газопровода в Китай можно назвать проблематичным.

Евросоюз. ЕС был крайне заинтересован в восстановлении двусторонних отношений с Тегераном, главным образом, в политическом и экономическом плане. Снятие санкций с Ирана дает возможность возобновить двустороннее энергетическое сотрудничество, а это более 20 % иранского нефтегазового экспорта (до принятия ограничительных мер), и получить альтернативного российскому поставщика нефти и газа. Кроме того, европейские политики рассматривают договоренности как форму повышения безопасности в регионе, исключающую попытки Ирана обладать ядерным оружием. Снятие санкций, по оценкам европейских экспертов, даст толчок всесторонним изменениям внутри Ирана, что поможет в деле деэскалации конфликтов в других горячих точках Ближнего и Среднего Востока. Поддерживая Иран, Европа надеется на его конструктивную роль в борьбе с ИГ, в устранении проблемы беженцев и т. д.

Ход переговоров показал единство позиций европейского сообщества в его желании договориться по иранской ядерной проблеме, готовность пусть даже мелкими, прагматичными шагами, но приблизиться к решению вопроса, преодолев взаимное недоверие. Совет ЕС на своем заседании 20 июля с. г. подтвердил, что «действия и обязательства ЕС в рамках всеобъемлющего плана действий, связанные со снятием санкций, будут выполнены в срок и согласно условиям, указанным в плане».

Россия. Москва «выразила удовлетворение подписанным соглашением». И если политические дивиденды для России понятны, то экономические остаются под вопросом.

Россия, как непосредственный участник переговоров, занимала далеко неоднозначную позицию. Подписание соглашения и последующие снятия санкций фактически сразу выводит Иран на европейский нефтегазовый рынок в качестве крупнейшего экспортера (30 млн баррелей нефти в хранилищах). А это в совокупности с увеличением объемов добычи нефти и газа и, соответственно, их экспорта еще ощутимей ударит по мировым ценам на энергоносители. Снижение цен на нефть (по прогнозам некоторых экспертов, возможно до 30-40 долл. США за баррель) и, соответственно, на газ могут иметь катастрофические последствия для российской экономики и отчасти ее внешней политики. Такой сценарий крайне нежелателен для России, поэтому логично предположить, что за столом переговоров Россия не всегда играла конструктивную роль. Например, это явно проявилось в вопросе снятия санкций на поставки Ирану вооружений. Еще в апреле с. г. Россия односторонне отменила свой же запрет на поставки систем ПВО С-300 и вновь начала согласовывать поставки с иранской стороной.

Официально же Россия надеется, что торгово-экономические отношения с Ираном активизируются (согласованные бизнес-проекты оцениваются в 70 млрд долл. США), возобновятся и увеличатся масштабы военно-технического сотрудничества, активизируется участие в реализации иранских проектов в ядерной энергетике (прежде всего, продолжатся строительство атомных блоков в Бушере, вывоз обогащенного урана), электроэнергетике, транспорте, строительстве, разработке нефтяных и газовых месторождений.

И даже при этом экономическая выгода России от СВПД не просматривается, а значит необходимо искать скрытые мотивы Кремля, поддержавшего соглашение. Простое ли совпадение: и Путин ведет себя на удивление спокойно, и «воодушевленный» Обама вдруг рассыпается перед ним в комплиментах? Многие зарубежные эксперты предполагают наличие неких непубличных договоренностей участников переговоров, видят в подписанном оглашении мотивы важных геополитических изменений. Что же это может быть: США-РФ, ЕС-РФ, РФ-Украина? Об одном из обещаний американского президента, данном им в 2009 году, Москва уже напомнила — не создавать европейского сегмента ПРО в том случае, если удастся урегулировать иранскую ядерную проблему. И сирийский лидер Башар Асад, активно поддерживаемый Кремлем, открыто порадовался достигнутой договоренности, назвав ее «большой победой». В любом случае, вскоре достаточно многое прояснится.

Ярые противники. Самыми ярыми противниками, как самих переговоров, так и подписания соглашения выступают Израиль и Саудовская Аравия — главные союзники США в регионе.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и все руководство страны последовательно и публично выступали против любых договоренностей с Тегераном, а заключенное соглашение премьер назвал «ошибкой исторических масштабов». Такая позиция руководства Израиля вывела его из круга международных консультаций, связанных с формированием договора по иранскому вопросу. Израиль даже приостановил переговоры с США о предоставлении военной помощи и готовится изложить новые требования по вооружениям, позволяющим обеспечить свою безопасность.

Основополагающий постулат политики Саудовской Аравии: вера (ислам) и безопасность королевства обсуждению не подлежат

Саудовская Аравия также открыто демонстрировала свое негативное отношение к переговорам и, в частности, к позиции США. При этом в последнее время Эр-Рияд активизировал закупки новых вооружений, начал серьезно развивать собственную ядерную программу. Последние визиты министра обороны королевства Мухаммада бин Салмана в Россию и Францию и заключенные там контракты явное тому подтверждение. Кроме того, в западной прессе прошли информационные «вбросы» о переговорах Саудовской Аравии и Пакистана о возможности приобретения Саудовской Аравией готового ядерного оружия. В этом контексте не следует забывать основоположный постулат политики Саудовской Аравии: вера (ислам) и безопасность королевства обсуждению не подлежат.

Общие выводы

При этом стоит отметить, что соглашение — это, прежде всего, политический, а не юридически обязывающий документ, и полагается исключительно на добрую волю подписавших сторон. Выполнение главной задачи документа — воспрепятствовать Ирану в создании своего ядерного оружия — будет зависеть от доброй воли Тегерана, а рычагами влияния на него являются только санкции, которые будут постепенно уменьшаться, в случае выполнения определенных условий, или увеличиваться — в случае их невыполнения.

Главная задача документа — воспрепят-ствовать Ирану в создании своего ядерного оружия

Определяющими будут события, которые последуют в ближайшие два-три месяца и могут породить различные варианты развития ситуации. Именно они и будут задавать тон дальнейшим событиям: СВПД должны утвердить СБ ООН (утвердил единогласным решением 20 июля с. г.), Конгресс США и Высший совет национальной безопасности Ирана (на условиях, описанных выше), а представители МАГАТЭ проинспектировать иранские ядерные объекты и предоставить свои выводы.

При положительном решении вышеуказанных вопросов настает момент поэтапного снятия санкций (с середины декабря 2015 года), что возвращает Иран в качестве полноправного партнера на мировые энергетические, финансовые и другие рынки. Полноценное же возвращение Ирана на мировой и европейский энергетический рынок, по прогнозам международных экспертов, может произойти не ранее середины-конца 2016 года, а значит существенная корректировка цен на нефть пока откладывается.

Украина от урегулирования иранской ядерной проблемы может рассчитывать на ряд позитивных экономических моментов. Прежде всего, вероятна тенденция снижения мировых цен на нефть в ближайшей перспективе и, соответственно, привязанная к ней цена на газ. Появление Ирана на европейском рынке в качестве одного из основных экспортеров газа даст возможность еще больше увеличить диверсификацию объемов поставок газа и в перспективе отказаться от российского. Не стоит упускать возможности участия украинских кампаний в восстановлении и строительстве новых объектов иранской инфраструктуры. В политическом же плане кроме положительных моментов появляются и определенные риски, о которых «Борисфен Интел» расскажет в своих следующих материалах.

Достигнутые соглашения однозначно укрепляют международную безопасность как в ближневосточном регионе, так и в мире в целом. Риски же обострения отношений Ирана с Израилем и Саудовской Аравией существуют постоянно и могут приравниваться к другим, которые также никуда не исчезли. В общем, мир «притормозил на иранской развилке» в ожидании правильного выбора дальнейшего пути всеми сторонами. Пока все это внушает осторожный оптимизм…

 


Об авторе
[-]

Автор: Борисфен Интел, Украина, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.08.2015. Просмотров: 250

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta