Интервью для румынского издания «Geostrategic Pulse» вице-президента «Борисфен Интел» Юрия Радковца

Содержание
[-]

Интервью для румынского издания «GeostrategicPulse» Вице-президента Независимого аналитического центра геополитических исследований «Борисфен Интел» Юрия Радковца 

Интервью подготовлено по результатам визита в Киев генерального директора компании «INGEPO Консалтинг» Корнелиу Пивариу (при профессиональной и дружеской поддержке Независимого аналитического центра геополитических исследований «Борисфен Интел»), целью которого было разобраться с текущей ситуацией в Украине и перспективами развития страны и региона для читателей «Геостратегического пульса».

«Geostrategic Pulse», Румыния: — Уважаемый господин Вице-президент, каково Ваше мнение по поводу перспектив и практических методов реализации Минских договоренностей-2; и насколько жизнеспособны эти соглашения?

Юрий Радковец: — По-моему, сегодня можно безоговорочно утверждать, что требования Минских договоренностей (как в рамках «Минск-1» /сентябрь 2014 года/, так и в рамках «Минск-2» /февраль 2015 года/) цинично игнорируются российской стороной. Она всячески медлит с процессом их реализации — не выполняет требований по прекращению огня и отведению тяжелого вооружения от линии противостояния сторон, по своему усмотрению меняет участников переговоров, срывает запланированные встречи Трехсторонней контактной и рабочих групп, внезапно начинает новое «наступление» и т. д. Так, российско-сепаратистская группировкиа постоянно обстреливает украинскую сторону вдоль линии соприкосновения (и сегодня это продолжается; последняя попытка их атаки произошла в ночь на 3 июня с. г., когда боевики начали массированный артобстрел Марьинки и Красногоровки в Донецкой области с последующим наступлением в их направлении; все это произошло почти сразу после срыва российско-сепаратистскими представителями встречи в рамках Трехсторонней контактной группы в Минске 2 июня с. г.) с использованием всех видов тяжелого вооружения (танков, «градов», тяжелой/ в т. ч. самоходной/ артиллерии и минометов большого калибра). Одновременно эта группировка скрытно усиливается как личным составом (на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей сегодня насчитывается приблизительно 48 тысяч личного состава Объединенных российско-сепаратистских сил, в т. ч. до 11 тысяч российских военнослужащих), так и современными вооружением и военной техникой (в частности до 700 танков, 1200 бронемашин, почти 600 артиллерийских систем, до 400 РСЗВ и 110 единиц активных средств ПВО). Кроме того, российско-сепаратистская сторона по любому поводу, а часто и без всякого повода, откровенно медлит с освобождением незаконно задержанных граждан и обменом пленных. И, тем не менее, сегодня нет альтернативы мирному решению российско-украинского конфликта в рамках Минских договоренностей. Если говорить об их жизнеспособности, то, по-моему, эффективность реализации Минских договоренностей может быть большей, если к переговорному процессу в «нормандском» формате присоединятся Соединенные Штаты Америки, а также международное сообщество признает Россию стороной конфликта.

— Какими могут быть в дальнейшем действия Киева в краткосрочной и среднесрочной перспективе в вопросе возвращения Крыма и захваченных сепаратистами регионов Донецкой и Луганской обл.?

— Убежден, что наиболее эффективным механизмом возможных действий украинской стороны в вопросе возвращения Крыма и захваченных сепаратистами отдельных районов Донецкой и Луганской областей (как в краткосрочной, так и среднесрочной перспективе) всегда должен быть комплексный подход, сочетающий политические, дипломатические, безопасностные, экономические, информационные и другие мероприятия, четко скоординированные по времени и месту их применения, а также последовательности выполнения.

При этом приоритет должен отдаваться активным политико-дипломатическим мероприятиям как в рамках международных и региональных организаций, так и в новообразованных переговорных форматах, по примеру «нормандского», «женевского» и/или «будапештского» форматов, а также на двухсторонних и многосторонних принципах, в т. ч. в рамках «Минского диалога», которые будут направлены на обеспечение государственного суверенитета и территориальной целостности единой унитарной Украины.

Другим приоритетом должны быть финансово-экономические мероприятия в Украине, направленные на осуществление неотложных реформ в разрезе требований Европейского Союза (в т. ч. в контексте Соглашения об Ассоциации Украина-ЕС), а также в плане создания привлекательности государства для населения как аннексированного Крыма, так и захваченных сепаратистами отдельных районов Донецкой и Луганской областей.

В контексте реализации информационных мероприятий необходимо в кратчайшие сроки создать в государстве надежную Систему информационной (в т. ч. кибернетической) безопасности, включив в неё подсистему информационного противодействия, деятельность которой должна иметь наступательный характер как на внутреннем, так и на внешнем фронтах информационной борьбы с главной целью — усилить информационную политику противодействия российской пропаганде и ее распространения на страны-партнеры ЕС. Эта задача, среди прочего, должна полностью координироваться с работой по противодействию российской пропаганде, которая уже началась в Европейском Союзе в рамках разработки Плана действий по стратегической коммуникации в поддержку свободы СМИ и европейских ценностей.

Безопасностные мероприятия начнутся с установления украинской стороной полного и гарантированного контроля над восточным участком украинско-российской границы (приблизительно 400 км) в соответствии с требованиями «Минских договоренностей-2», сегодня используемых Россией для бесконтрольного перемещения личного состава, а также поставок вооружения, военной техники и боеприпасов для российско-сепаратистской группировки на территории Донбасса.

С целью реализации такого комплексного подхода в любом случае вышеприведенные мероприятия должны исключать возможность возобновления открытого военного конфликта между его сторонами.

Вместе с тем, одновременно необходимо ускорить процессы реформирования Вооруженных Сил и оборонно-промышленного комплекса Украины по западным стандартам, а также по созданию и внедрению целостной системы государственной информационной (в т. ч. кибернетической) безопасности и информационного противодействия в Украине.

Кроме того, мы очень надеемся, что Украину поддержат международные и региональные организации, а также страны ЕС и НАТО, в т. ч. страны-соседи: Польша, Литва, Румыния и другие — как наши надежные адвокаты в Европе.

— Какие, на Ваш взгляд,  наиболее вероятные сценарии развития украинского кризиса в том случае, если Москва и далее будет настаивать на федерализации Украины и поддерживать сепаратистские движения в регионе?

«Позиция украинской стороны однозначна — никакой федерализации Украины (в т. ч. «замаскированной», «скрытой» или даже «модернизированной»)»

— Сегодня в планах Москвы вырисовываются два основных взаимосвязанных подхода к дальнейшей судьбе самопровозглашенных т. н. «Донецкой» и «Луганской» «народных республик», а именно: первый — Кремль откровенно настаивает на легитимизации этих квазигосударственных образований, как в двухсторонних отношениях с Украиной, так и в многостороннем переговорном процессе в рамках «Минского диалога»; второй — Путин пытается любыми путями (в т. ч. коварно используя авторитет ФРГ и Франции для давления на Украину в рамках Минских договоренностей) переложить финансово-экономический груз т. н. «ДНР»/«ЛНР», а заодно и всю ответственность за возобновление разрушенной инфраструктуры на оккупированных территориях сугубо на Украину и таким образом решить вопрос содержания самопровозглашенных «ДНР»/«ЛНР» за ее счет (а значит за счет Европы). К чему это может привести? К трансформации открытой агрессии на Донбассе в «замороженный», но постоянно «тлеющий», конфликт наподобие Приднестровья (в Молдове), Южной Осетии и Абхазии (в Грузии), Нагорного Карабаха (в Азербайджане). Таким образом, Москва попытается «закрепиться» на оккупированных украинских территориях и при этом однозначно будет поддерживать сепаратистское движение в Украине. То есть, фактически Москва выступает за федерализацию Украины, чтобы сохранить своё влияние на нее, как в политическом, так и в экономическом аспектах с целью не допустить европейской и евроатлантической интеграции Украины. Позиция украинской стороны в этом контексте однозначна — никакой федерализации Украины (в т. ч. «замаскированной», «скрытой» или даже «модернизированной»).

Сохраняется и другой (наихудший) вариант развития российско-украинского кризиса, предусматривающий, что Россия нанесет глобальный (масштабный) военный удар вдоль черноморского побережья Украины с целью создать сухопутный коридор в Крым и далее — в Приднестровье Республики Молдова.Или ряд локальных ударов на Луганском, Донецком и Мариупольском оперативно-тактических направлениях для расширения зоны контроля российско-сепаратистских сил на всю территорию Донецкой и Луганской областей, а при благоприятных обстоятельствах (в т. ч. при нанесении дополнительных ударов на Харьковском, Сумском и Черниговском направлениях) — с выходом на границу по р. Днепр.

В настоящее время, украинские добровольческие войска проходят подготовку при поддержке США и других европейских стран. Какой Вы видите интеграцию этих добровольческих батальонов с Министерством обороны и Министерством внутренних дел Украины? Будут ли они преобразованы в мотострелковые батальоны и будут ли создаваться новые бригады из этих батальонов?

— Сегодня в Министерстве обороны и Генеральном штабе Вооруженных Сил Украины разрабатываются и уточняются планы имплементации Добровольческого украинского корпуса (ДУК) в состав Вооруженных Сил Украины. Одновременно в Верховной Раде (парламенте) Украины зарегистрирован законопроект о роли, месте и задачах Добровольческого украинского корпуса в системе силовых структур Украины. По предыдущей информации, эта силовая единица может сохраниться в составе ВС Украины в качестве отдельного структурного формирования — корпуса или бригады. Но в любом случае, как раньше, так и сегодня этот силовой компонент уже активно привлекается для силового сдерживания российско-сепаратистских сил на Донбассе и отличается своей высокой боеспособностью.

Как Вы оцениваете качество реформ украинских Вооруженных Сил, особенно, в контексте создания Объединённого штаба, реорганизации Сил специального назначения, а также создания новых крупных формирований сухопутных войск, авиации и горных войск? (Хотел бы напомнить, что в Румынии, после окончания Второй Мировой войны, одним из первых советских решений было расформировать горные войска).

— Определяющее влияние на направленность и содержательность реформирования Вооруженных Сил Украины оказывает военная агрессия России против Украины. Сегодня ВС Украины вынуждены как противостоять российско-сепаратистской группировке в зоне Антитеррористической операции (АТО), так и реформироваться в чрезвычайно сложных (боевых) условиях с учетом приобретенного опыта в боевых действиях во взаимодействии с Национальной гвардией МВД, Пограничными войсками и другими (в т. ч. добровольческими) силовыми структурами страны. В этом плане при создании Объединенного штаба, реорганизации Сил специального назначения, а также формировании (переформировании) Сухопутных войск (в т. ч. горных частей), Военно-Воздушных и Военно-Морских сил ВС Украины, будут обязательно учитываться как опыт, полученный во время проведения АТО, так и опыт иностранных вооруженных сил, принимавших участие в войнах и вооруженных конфликтах последних лет.

Какие существуют перспективы для повышения эффективности сотрудничества Украина-НАТО?

— В соответствии с Коалиционным соглашением, подписанным участниками коалиции депутатских фракций, в составе которых — большинство народных депутатов Украины от конституционного состава Верховной Рады Украины, возобновление политического курса на интеграцию в Евроатлантическое безопасностное пространство и получение членства в НАТО есть одной из стратегических целей внешней и внутренней политики Украины.

23 декабря 2014 года Верховная Рада Украины приняла Закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно отказа Украины от осуществления политики внеблоковости». В НАТО с уважением отнеслись к  решению ВР Украины об отказе от внеблокового статуса государства и подтвердили, что Украина может быть членом организации в случае, если выполнит необходимые требования, и если этого пожелает.

23 апреля 2015 года Президент Украины П. Порошенко утвердил новую Годовую национальную программу сотрудничества Украина-НАТО на 2015 год. Президент подписал соответствующий указ «…с целью обеспечения выполнения приоритетных задач развития стратегического партнерства Украины с НАТО». Президент уполномочил Кабинет Министров Украины обеспечить координацию деятельности центральных органов исполнительной власти по выполнению Годовой национальной программы. Ранее премьер-министр Украины А. Яценюк заявил, что Украина и НАТО подпишут соглашение о военно-техническом сотрудничестве.

В условиях временной оккупации Российской Федерацией Автономной Республики Крым и г. Севастополя, проведения на части территории Луганской и Донецкой областей антитеррористической операции, а также общей ситуации, сложившейся вследствие агрессии Российской Федерации против Украины, Годовая национальная программа сотрудничества Украина-НАТО на 2015 год приобрела особое значение в деле отстаивания национальных интересов и безопасности Украины, прежде всего в контексте использования потенциала и практической помощи НАТО и стран-членов Альянса в повышении обороноспособности Украины с целью противодействия агрессии Российской Федерации путем удовлетворения неотложных потребностей в краткосрочной перспективе и реформирования по стандартам НАТО сектора безопасности и обороны и оборонно-промышленного комплекса.

Для повышения эффективности сотрудничества Украина-НАТО начали функционировать пять созданных Трастовых фондов НАТО, которые помогут за два-три года привести ВС Украины в соответствие со стандартами Альянса состояние.

Первый фонд создан для модернизации систем связи и автоматизации Вооруженных Сил Украины в соответствии  с учетом требований современных стандартов. Контрибуторами этого фонда стали Великобритания, Дания, Канада, ФРГ, Латвия, Литва, Турция и Гражданский бюджет НАТО.

Второй фонд создан с целью переподготовки и социальной адаптации военнослужащих и военнослужащих в зоне антитеррористической операции в Украине. Контрибуторами фонда стали Греция, Люксембург, Норвегия, Португалия и Турция.

Третий фонд предназначен для финансирования программы физической реабилитации (протезирования) раненых военнослужащих Украины. Контрибуторами этого Трастового фонда выступили Болгария, Словакия и Гражданский бюджет НАТО.

Четвертый фонд ориентирован на реформирование систем логистики и стандартизации Вооруженных Сил Украины. Контрибуторами фонда стали Дания, Нидерланды, Польша, Турция, Чехия и Гражданский бюджет НАТО.

Пятый фонд призван бороться с киберпреступностью, используя для этого наиболее прогрессивные стандарты стран-членов НАТО. Контрибуторами этого фонда стали Эстония, Румыния, Турция, Венгрия.

 

В целом, о своих намерениях внести средства в Трастовые фонды для Украины объявили 26 стран-членов НАТО.

Во время нашего пребывания в Киеве Украина прервала действие ряда соглашений о военном сотрудничестве с Россией, расторгла договор с РФ о транзите по территории Украины военных грузов в Приднестровье, что вызвало соответствующую реакцию в Москве. Как Вы считаете, возможно ли дальнейшее сотрудничество Украины с Россией в военно-промышленной сфере, учитывая, что существующие производственные мощности должны продолжать свою работу?

«...дальнейшее сотрудничество в военно-промышленной сфере Украины с Россией нецелесообразно и вообще невозможно»

— По моему мнению, дальнейшее сотрудничество в военно-промышленной сфере Украины с Россией — страной-агрессором, страной, поддерживающей и экспортирующей международный терроризм, — нецелесообразно и вообще невозможно. Для сохранения и поддержания соответствующих производственных мощностей Украины необходимо их переориентирование на страны бывших СССР на двухсторонней и многосторонней основе, на кооперацию со странами ЕС и НАТО, со странами Ближнего и Среднего Востока, Центральной и Средней Азии, а также Латинской Америки, в том числе как в рамках совместных научных разработок, так и совместного производства на базе новейших (высоких) технологий и технологий двойного назначения. Безусловно, это будет сопровождаться жесткой конкуренцией и борьбой за новые рынки сбыта продукции оборонно-промышленного комплекса. Вместе с тем, сохранение и наращивание потенциала оборонно-промышленного комплекса Украины будет предусматривать необходимость его глубокого реформирования в соответствии со стандартами НАТО и ЕС.

Любая военно-политическая разработка, как внутренняя, так и внешняя, очень зависима от политического фактора. В современных условиях, как Вы оцениваете сплоченность нынешних исполнительских структур в Киеве и их общий уровень подготовки? Есть ли вероятность изменений на политической сцене и появления новых политических ориентаций, например с усилением влияния радикальной партии Олега Ляшко или «Правого сектора» Дмитрия Яроша?

Интересный вопрос! Дело в том, что я не политик и не депутат украинского парламента, а бывший военный, в т. ч. бывший военный дипломат. Но я четко знаю и глубоко убежден, что в условиях нынешней агрессии против Украины все политические силы в стране как провластные, так и оппозиционные — демократы, националисты, либералы, радикалы и другие — должны объединиться вокруг единой национальной идеи — сохранения государственности, суверенитета и территориальной целостности Украины. Именно этому должны быть подчинены усилия и реальные дела всех политических сил в Украине. Иначе нельзя!

— Что Вы думаете о нынешних планах киевской власти и ее последующих шагах по противостоянию давлению со стороны Российской Федерации; о сепаратистских тенденциях; проевропейских и евроатлантических перспективах?

— Как гражданин Украины я полностью поддерживаю и планы, и действия украинской власти, направленные на сохранение государственности, суверенитета и территориальной целостности Украины путем активного политико-дипломатического и военного противодействия агрессии и давлению со стороны России на Украину, что, к сожалению, привело к аннексии Крыма, оккупации ряда районов Донецкой и Луганской областей и фактического создания там «замороженного» конфликта.

Я также категорически не приемлю циничных планов и действий Кремля по сохранению своего превалирующего влияния на постсоветские страны путем создания на их территориях конфликтных зон и «замороженных», но «тлеющих» конфликтов наподобие Приднестровья (в Молдове), Южной Осетии и Абхазии (в Грузии), Нагорного Карабаха (в Азербайджане), благодаря чему Москва искусственно тормозит демократическое развитие этих стран и их движение в направлении объединенной Европы.

Приоритетным и объективным направлением развития Украины является возобновление политического курса на интеграцию в Объединенную Европу (Европейский Союз) и Евроатлантическое безопасностное пространство с получением членства в НАТО, что является одной из стратегических целей внешней и внутренней политики Украины.

— Олигархи по-прежнему играют важную роль на политической арене Украины. Что Вы можете рассказать о них и их деятельности в Киеве и регионе?

— К сожалению, оценка роли и места олигархов в политической жизни страны не относится к предмету исследования Независимого аналитического центра геополитических исследований «Борисфен Интел», который занимается оценкой внешних вызовов, рисков и угроз национальной безопасности Украины. Но вопрос, конечно, интересный. В этом контексте я могу сказать только следующее. Хорошо, если бизнес-интересы олигарха совпадают с национальными интересами государства, тогда это выгодно и государству, и олигарху. Если же бизнес-интересы олигарха не совпадают с национальными интересами государства, тогда олигарх вступает в конфликт с государством. В этом случае, если олигарх не находит выгодного компромисса с государством, то государство подчиняет его интересы своим. Это может осуществляться и достаточно жесткими, часто бескомпромиссными методами. Иначе нельзя, ибо национальные интересы государства — превыше всего!

— Одна из главных экономических проблем страны связана с соглашением о поставках российского газа в Украину. Каковы последствия этих поставок для национальной энергетической безопасности Украины, а также для других стран-членов ЕС?

— Целеустремленные, последовательные и достаточно удачные действия руководства Украины, а также ее поддержка Европейским Союзом, позволили существенно сократить объемы потребления российского газа Украиной, а также обеспечить реверс газовых поставок из стран ЕС. С учетом достигнутых результатов, в 2015 году объемы потребления газа в Украине прогнозируются на уровне 40 млрд куб. метров, что на 10 млрд куб. метров меньше показателя двухгодичной давности. Одновременно планируется снизить объемы импорта газа Украиной до 25 млрд куб. метров, а также довести часть его реверсных поставок до 80 %. При этом в балансе потребления газа на текущий год не заложено конкретного объема закупки газа у России.

22 апреля с. г. антимонопольный регулятор Европейского Союза предъявил российскому «Газпрому» официальное обвинение в нарушении конкуренции в восьми странах Восточной Европы (Эстонии, Латвии, Литве, Польше, Чехии, Словакии, Венгрии и Болгарии), а также антимонопольного законодательства ЕС. Российская компания «Газпром» с этим не соглашается, называя его необоснованным. Невзирая на это, в Еврокомиссии указали, что у «Газпрома» имеется 12 недель для того, чтобы дать ответ на эти обвинения.

Все это не только делает невозможным политическое влияние Москвы на Европу и на постсоветское пространство, но и вынуждает российское руководство снижать цену на газ, что выливается в ощутимые убытки как для российского газового монополиста ОАО «Газпром» (в 2014 году потерял до 40 % своих доходов), так и для государственного бюджета Российской Федерации. Так, Москва уже почти уговаривает Украину закупать российский газ по 247 долл. США за 1 тыс. куб. метров, а не требует более 560 долл. США, как это было еще несколько лет назад. Кто бы мог такое предположить раньше? Ну, поживем — увидим!

Все правительственные решения, так или иначе, отражаются на населении страны. Как сказываются антикризисные меры, предпринятые властью Украины, на её населении? Мы были на Майдане, и я до сих пор под впечатлением от увиденного. Есть ли вероятность того, что протесты возобновятся? Если да, то при каких условиях?

— Провоцирование новых «майданов» в Киеве вследствие обострения социально-экономической ситуации в Украине — это одна из стратегических задач Кремля по отношению к Украине в плане смены проевропейской власти в Киеве на пророссийскую. Такого рода планы «шахтерских, продовольственных или тарифно-коммунальных и других бунтов» с перерастанием их в «майданы» постоянно корректируются и совершенствуются Москвой с учетом текущих изменений в обстановке для того, чтобы ввести их в действие в любой удобный для России момент.

Вместе с тем, надежды апологетов Путина на возникновение в Украине так называемого «третьего Майдана», спровоцированного, прежде всего, извне социально-экономическими/социально-политическими бунтами в Украине сейчас не имеют реальной почвы. События последнего года (аннексия Крыма и скрытая российская агрессия на Востоке Украины) фактически сделали невозможными подобные провокационные мероприятия антиукраинских и пророссийских сил в нашем государстве. Не говоря уже о том, что все «майданы» в Украине имели исключительно политическую, и, никоим образом, не социально-экономическую почву. Непонимание этого российской стороной стало одной из главных ошибок режима В. Путина в его политике по отношению к Украине.

— Какой компромисс возможен в российско-украинских отношениях, касающихся основных вопросов двухсторонней повестки дня? И кто может быть потенциальным западным переговорщиком в этом процессе?

«...любая уступка или компромисс с украинской стороны будет рассматриваться Россией как слабость позиции Украины...»

— Убежден, что в условиях аннексии Крыма, скрытой агрессии и дальнейшей оккупации ряда районов Донецкой и Луганской областей и фактического создания там «замороженного» конфликта, а также циничного игнорирования требований Минских договоренностей в российско-украинских отношениях, не может быть никаких компромиссов, которые бы не отвечали национальным интересам и национальной безопасности Украины. Это — во-первых.

И во-вторых, любая уступка или компромисс с украинской стороны будет рассматриваться Россией как слабость позиции Украины и неуверенность её в своих силах.

По поводу формата переговорного процесса. По-моему, наиболее приемлемым и эффективным мог бы быть «будапештский» формат, участники которого (Украина, США, Великобритания, Россия) уже являются «связанными» предыдущими обязательствами «Будапештского меморандума» (от 05.12.1994 г.) уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины.

Во время нашего пребывания в Киеве прошел европейский саммит на высшем уровне в Риге. Что вы думаете об экономической и финансовой поддержке Западом Украины и каковы перспективы этих отношений?

— Саммит ЕС в рамках программы «Восточное партнерство» состоялся в Риге с 21 по 22 мая с. г. Как известно, на сессии большинство делегатов выступили против скорейшего присоединения Украины, Молдовы и Грузии к единой европейской структуре. Фактически, представители Евросоюза дали понять, что в настоящее время не хотят их широкой интеграции в структуры ЕС.

В ходе встречи на высшем уровне в Риге в отношении Украины не было принято ни одного решения, которое так или иначе смогло бы изменить судьбы рядовых украинских граждан: безвизовый режим с Европой откладывается на неопределенный срок, была проигнорирована также проблема Крыма, а под вопросом  и выделение Украине нового кредита. То есть, итоги саммита Евросоюза должны стать уроком для нынешней украинской власти, фактически получившей отказ на самую широкую интеграцию официального Киева в структуры ЕС. Такое мнение выразил эксперт в области международного права Клаус Хофф (Бельгия). Резюме — исчерпывающее. Добавить нечего.

Что касается перспектив экономической и финансовой поддержки Запада Украины: без этой поддержки нам будет очень и очень трудно. Хочу прокомментировать этот вопрос более подробно. Если Украина проиграет как государство, а Россия будет и далее аннексировать ее территории, то это затмит все опасения Евросоюза по поводу дефолта Греции. Наиболее опасной угрозой для будущего ЕС сейчас являются не проблемы членов еврозоны. Самая большая опасность для его геополитических, геостратегических и долгосрочных экономических интересов состоит в угрозе коллапса Украины, а не Греции. Все, что могли придумать о дефолте Греции, это все ничто по сравнению с угрозой того, что Украина может не построить европейское демократическое государство, а аннексия Россией ее территорий будет продолжаться. Для всего мира это будет означать, что ЕС практически не в состоянии отстаивать ни свои, ни общие интересы.

Дефолт, конечно, станет серьезным бедствием для Афин, из-за чего ЕС понесет огромные финансовые и репутационные потери. Поэтому Евросоюз, безусловно, должен помочь его предотвратить. Но дефолт Греции не разрушит валютный союз, а в долгосрочной перспективе возможно даже как-то улучшит его. А вот успех или неудача политики ЕС в отношении Украины может «разрушить» ЕС.

С точки зрения ЕС, правительство премьер-министра А. Яценюка осуществляет административные реформы. Это является частью политического консенсуса в ЕС, так как европолитики полагают, что новые возможности для экономики открываются благодаря, в основном, структурным реформам. Новое правительство А. Яценюка явно стремится создать такую​​ инфраструктуру, и добилось определенного прогресса в борьбе с коррупцией. Но экономические затраты на войну в Юго-Восточной Украине и бесхозяйственность предыдущих администраций ставят Украину на грань банкротства.

Полагаю, теперь нужно сделать еще две вещи. Во-первых, правительству Украины необходимо договориться о жесткой реструктуризации долга. Во-вторых, ЕС необходимо будет предоставить значительно большую финансовую помощь Украине. Реструктуризировав долги, а также получив подтверждение о поддержке ЕС, Украина обязательно выберется из долговой ямы и утвердится как европейское государство. То есть, для Европейского Союза Украина является не только потенциально привлекательной для инвестиций. Но, что более важно, она позволяет ЕС воспользоваться уникальной возможностью в деле укрепления своей геополитической и геостратегической роли.

***

Корнелиу Пивариу: Господин Вице-президент, еще раз спасибо за Вашу поддержку во время нашего пребывания в Киеве. Мы убеждены в успешном развитии нашего сотрудничества с целью получения новых знаний и обеспечения своевременной и актуальной информацией о региональных и глобальных геополитических событиях. Уважая международное право, мы надеемся на демократическое и мирное развитие государств с помощью нашего скромного вклада. Поэтому мы хотим, чтобы наши благие намерения отвечали чаяниям и стремлению всех граждан обеспечить свою безопасность и процветание.


Об авторе
[-]

Автор: Борисфен Интел, Украина, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 25.06.2015. Просмотров: 324

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta