Игра в преследование видных представителей пятой колонны в Украине

Содержание
[-]

***

Недосанкции

Для Зеленского преследование видных представителей пятой колонны в Украине - это скорее, способ договориться, элемент торга, в котором Медведчук, возможно, даже разменная монета. На что рассчитывает власть, воюя с кумом Путина, и почему эта борьба напоминает имитацию.

Блокировка государством трех пророссийских каналов и введение санкций против их фактического владельца Виктора Медведчука и его близкого окружения вызвало в Украине не только радость и одобрительные возгласы патриотов и шок и злость в стане врага, отмечает издание Тиждень.

Не все так однозначно, подумала, заподозрив власть в возможных договорняках, значительная часть общественности, которая обычно находится вне политики, или наоборот - слишком активно ею интересуется. А некоторые правозащитники даже назвали такие действия президента и Совета национальной безопасности и обороны Украины незаконными. И имеющими признаки злоупотребления властью и похожи на попытку ее узурпации и покушение на ограничение прав человека. Мол, вводить санкции против своих граждан государство не может и не имеет права, потому что это по меньшей мере противоречит самой природе санкций. Ведь санкции являются международно-правовым механизмом политического характера, который одно государство применяет против другого государства, его физических и юридических лиц. Ну, а принимать такие меры в отношении собственных граждан возможно только при условии, если они недоступны для украинского правосудия, скрываются где-то за границей или на временно оккупированных территориях Украины. Обвинять же граждан без суда - это вообще смертный грех не допустимо для такого правового государства, как Украина. Поэтому прежде чем устраивать охоту на ведьм, следовало бы сначала дождаться все-таки вердикта справедливого украинского суда и тогда уже принимать соответствующие меры.

К слову, тезис о неправомерности введения санкций против украинских граждан и юридических лиц, зарегистрированных по украинскому законодательству, запустил сам Медведчук сразу после того, как президент Украины 2 февраля ввел в действие решение СНБО, которым фактически заблокировал деятельность Медведчукових телеканалов 112, NewsOne и ZIK. Кум Путина тогда отметил, что такие санкции могут применяться к нерезидентам, лицам, имеющих иностранное гражданство, лицам без гражданства, а также к юридически иностранным компаниям. Других оснований, мол, нет. 

Впрочем, это неправда. Субъектами санкций, согласно законодательства, также могут быть лица, которые «находятся под контролем иностранного юридического лица или физического лица-нерезидента», а также те, «которые осуществляют террористическую деятельность» (независимо от гражданства), что в соответствии с законом «О борьбе с терроризмом» означает планирование, организацию, подготовку и реализацию террористических актов, подстрекательство к их совершению, организацию незаконных вооруженных формирований, пропаганду, распространение идеологии, финансирование и другое содействие терроризму. 

Наконец, первые санкции против граждан Украины были введены еще при каденции Петра Порошенко, и это отнюдь не ноу-хау Зеленского. Правда, тогда это не были персонажи такого большого калибра. И находились они не в парламенте, а на временно оккупированных территориях, куда пальцы украинского правосудия не могли дотянуться. Виктор Медведчук, очевидно, знал об этом и о существовании таких пунктов в законе, но почему-то решил, что они его не касаются. Потому что он вроде бы никакой не террорист и не находится под влиянием иностранцев. Впрочем, в СНБО решили иначе и применили санкции именно по статье «финансирование терроризма». 

Однако, для объективности стоит отметить, что история применения санкций против упомянутых персонажей действительно довольно неоднозначная и вызывает много вопросов. При желании в ней можно найти что угодно. И покушение на нарушение прав человека в том числе. Все зависит от того, под каким углом и через какие очки рассматривать. Но это лишь одна сторона медали. На другой стороне - вопрос национальной безопасности и самого существования украинского государства, защита которого является важнейшей задачей. И методы, которые для этого применяются, не всегда вписываться в правовое поле. Иногда это попросту невозможно, потому что война - это не о законах и правилах, кто еще не понял. Тем более гибридная война с беспринципным и аморальным врагом. Поэтому все эти плачи об узурпации и нарушениях прав следует рассматривать только в контексте оговорки. Чтобы Владимир Зеленский как патриот начинающий и его разноцветная команда не наделали чего-нибудь вопиюще неправильного, что могло бы в дальнейшем навредить украинским интересам. В условиях, когда недореформированные правоохранительная и судебная системы демонстрируют инертность и беззубость, а иногда и откровенное нежелание выполнять возложенные на них функции, главе государства фактически не остается ничего другого, кроме как прибегать к хендмейду. Ведь инструмент, применяемый президентом Зеленским (как бы кто к нему лично ни относился), является сегодня едва ли не единственным действенным способом активного противодействия коллаборационистами и агентам Кремля в Украине высокого уровня. 

Слабое место таких подходов - это как бы возможность их дальнейшего обжалования и отмены через суд всей цепочки мер противодействия. Собственно, это Медведчук уже и попытался сделать, подав в Верховный Суд исковое заявление об отмене Указа Президента № 64/2021, которым введено в действие решение СНБО от 19 февраля 2021 года «О применении и внесении изменений в персональные специальные экономические и другие ограничительные мероприятия (санкции)» в части, касающейся его непосредственно. Суд открыл административное производство № П/9901/73/21, но шансов, что Медведчуку повезет, немного. Ведь Верховный Суд - таки не Печерский и не ОАСК со всеми возможностями, вытекающими из этого. И даже если эта история плохо держится вместе, токсичность Медведчука и обстоятельства, в которых он ее проявляет, существенно дополнят картинку жрецам Фемиды. А выдвинутые недавно (11 мая) подозрения в государственной измене еще и доведут ее до идеала и помогут высокому суду принять справедливое решение. 

Однако, действительно сложно не согласиться с оппонентами президента в том, что вся эта неидеальная санкционные история в некоторых местах вообще отдает ароматами, которые могут указывать на наличие если не двойной игры, то договорняков между властью и пидсанкционными персонажами. Просить для обвиняемого в государственной измене владельца состояния на $620 млн (согласно последнему рейтингу украинского Forbes) залог в 300 млн грн - это даже не наивно. А длительное бездействие власти и органов, которым было поручено имплементировать санкции на практике, что позволило фигурантам дела минимизировать свои потери и смягчить для себя последствия ограничительных мер, таки указывает на то, что не все в этой истории действительно однозначно. Поэтому отвергать наличие договоренностей нельзя. Они существовали и при предыдущем президенте в еще более сложной и напряженной ситуации. 

Топить оппонентов в Украине - это не в украинской политической традиции. Ни одна украинская власть, кроме разве что режима Януковича, никогда этого не делала. Дав возможность врагу, пусть и униженному и потрепанному, сохранить лицо, можно быть уверенным, что и с тобой в свое время поведут себя так же. Это неписаное правило, которого обычно придерживаются. Ведь никто не знает, что будет завтра в нашей свободной и демократической стране, и кого избиратель выберет вместо тебя. К тому же психология властной элиты (как старой, так и новой) не позволяет ей мыслить категориями победителя, который приходит навсегда. 

Ну, а второй ключевой момент касается самого Владимира Зеленского и его стремления достичь мира любой ценой. Не забывайте, что он не воин и не собирается побеждать Путина в бою. Игра в преследование видных представителей пятой колонны - это для Зеленского, скорее, способ договориться, элемент торга, в котором Медведчук, возможно, даже разменная монета. Об этом свидетельствует, в частности, постепенное повышение ставок со стороны Киева, чтобы побудить Кремль к каким-то шагам. На введение санкций там отреагировали вяло, поэтому у Зеленского решили пустить в ход уголовные дела. Но уже сам способ подачи указывает на то, что обижать «главного оппозиционера Украины», как называют Медведчука кремлевские СМИ, никто не собирается. Потому что это все-таки торг. А цель каждого торга - до чего-то договориться. Поэтому Зеленскому и не важны ни чистота игры, ни то, удастся ли посадить кума Путина за решетку надолго. Тем более, что он не желает «использовать сомнительные с правовой точки зрения решения, чтобы узурпировать власть». Он и с имеющейся у него властью не способен справиться и, кажется, прекрасно это понимает. Зеленскому важно хоть что-то выторговать. Желательно, конечно, мир и возвращение Украине оккупированных территорий. Но если не удастся, то хотя бы в самом деле, как проанонсировал секретарь СНБО Алексей Данилов, обменять Медведчука на украинцев, заключенных в российских тюрьмах, и это уже будет большое дело.

Автор Роман Малко, опубликовано в издании Тиждень

http://argumentua.com/stati/nedosanktsii

***

Приложение. Как Медведчук благодаря Порошенко и СЭЗ «Крым» сдал россиянам нефтяное месторождение

Чем так уникален Медведчук? Может, он настолько всесилен из-за близости к президенту РФ? Но аудиозаписи свидетельствуют о другом: достаточно послушать, как подобострастно хихикает кум Путина в разговоре с вице-премьером РФ Козаком.

Он ведет себя как подчиненный перед начальством, а не как могущественный партнер президента России. Почему столько лет эта московская «шестерка» имела такой уникальный статус в Украине? Вопрос к его партнеру Петру Порошенко. Разбирались в Центре Журналистских Расследований.

Народный депутат Виктор Медведчук 12 мая 2021 г. получил подписанное днем ранее сообщение о подозрении в государственной измене и в нарушении законов и обычаев войны, то есть, военном преступлении, заключавшемся в приготовлении к разграблению национальных ценностей на оккупированной территории. Но радость от новости о подозрении придется затмить, так как часть обнародованных СБУ доказательств противоправной деятельности Медведчука в Крыму с точки зрения украинского законодательства свидетельствует, что его действия были законными. Ему это позволил до сих пор действующий закон о фейковой Свободной экономической зоне «Крым».

На брифинге 11 мая 2021 года председатель СБУ Иван Баканов и генпрокурор Ирина Венедиктова, а вместе с ними — в аудиозаписях — и сам Медведчук с российским вице-премьером Дмитрием Козаком, рассказали всему миру, как кум Путина сдал оккупантам документацию на нефтегазовое месторождение «Глубокая» на прикерченском шельфе, которое принадлежит Украине и было незаконно присвоено оккупантами.

Сейчас Медведчук уже мог бы бурить скважины, но произошла маленькая неприятность — часть нефтеносного участка накладывается на акваторию полигона Опук, где происходят стрельбы и маневры оккупационного Черноморского флота РФ. Поэтому Медведчук обратился к своему куму Путину с письмом, в котором попросил скорректировать в свою пользу пределы полигона.

Украина вкладывала свои ресурсы в разведку и разработку участка «Глубокая» на шельфе Черного моря с 2002 года. В 2012 году это месторождение попало в руки Медведчука. Точнее, специальное разрешение на пользование недрами месторождения с целью добычи природного газа, нефти, конденсата получило киевское ТОВ «Нові проекти», оформленное на две оффшорные компании, которые контролирует Медведчук. Об этом на своем брифинге подробно рассказывали генпрокурор Ирина Венедиктова и председатель СБУ Иван Баканов.

После оккупации Крыма в 2014 году украинские месторождения на шельфе Черного и Азовского морей захватила РФ. Изменилось ли что-то для Медведчука и его компании «Нові проекти», которая имеет специальное разрешение на пользование недрами месторождения «Глубокая»? С украинской стороны — почти ничего. Потому что Верховная Рада в августе 2014 г. приняла закон о СЭЗ «Крым», который позволяет вести бизнес на оккупированной территории. И более того — по статьям 10 и 12 украинские лицензии и спецразрешения, выданные до принятия закона, остаются в силе на оккупированной территории до истечения срока действия этих лицензий. 

Проблемы у Медведчука возникли с российским законодательством — оккупанты легко могли оформить в своей юрисдикции украинскую компанию, зарегистрированную в Крыму, — но ТОВ «Нові проекти» зарегистрировано в Киеве. На эту преграду в аудиозаписи телефонного разговора, обнародованного на брифинге Венедиктовой и Баканова, указывает собеседник Медведчука — вице-премьер российского правительства Дмитрий Козак. По его словам, лицензии на пользование захваченными недрами оккупационная власть готова сохранить даже за предприятиями, зарегистрированными в Киеве — но при условии, что у них есть филиал в оккупированном Крыму. Такого филиала у ТОВ «Нові проекти» не было. 

Но совместными усилиями кум Путина и вице-премьер правительства РФ вопрос урегулировали. Как рассказала на брифинге Ирина Венедиктова, Виктор Медведчук и Тарас Козак перерегистрировали киевское ТОВ «Нові проекти» как ООО «Новые проекты» в российской юрисдикции. Для этого даже привлекли оккупационный «арбитражный суд республики Крым», который своим «решением» признал, что киевское ООО «Новые проекты» на момент оккупации якобы было зарегистрировано в АР Крым.

Вице-премьер правительства РФ Дмитрий Козак фактически принудил крымскую оккупационную налоговую зарегистрировать созданный в российской юрисдикции клон киевского ТОВ «Нові проекти», который на основании наличия действующей украинской лицензии на разработку месторождения «Глубокая» получил российскую лицензию. 

Украинскую же лицензию ТОВ «Нові проекти» Государственная служба геологии и недр Украины аннулировала только 23 марта 2021 г. — то есть, когда следствие СБУ по делу Медведчука уже приблизилось к стадии подозрения. Но что примечательно: Госгеонедра должны были это сделать еще год назад — к этому их обязывало решение суда от 23 апреля 2020 года. Вот только почему-то они медлили целый год. Интересно здесь и обоснование: суд лишил ТОВ «Нові проекти» спецразрешения из-за того, что компания с 2015 года прекратила платить за пользование недрами и не выходила на контакт с проверяющими органами. 

Что и неудивительно — это украинское юридическое лицо с 2015 года находится в состоянии прекращения. Похоже, если бы Медведчук до сих пор поддерживал существование киевского ТОВ «Нові проекти», платил за пользование недрами и подавал правильную отчетность — лицензия оставалась бы в силе, и ее использование Медведчуком в Крыму — в соответствии с законом о СЭЗ «Крым» — абсолютно законным. 

«По нашему мнению, вообще нонсенс, что народный депутат Украины способствует, а по факту легитимизирует оккупацию Крымского полуострова», — возмущался на брифинге председатель СБУ Иван Баканов. Но давайте говорить откровенно: не один только народный депутат Медведчук способствует, а по факту легитимизирует оккупацию. К этому причастна вся Верховная Рада прошлого созыва, принявшая закон о СЭЗ «Крым», и тогдашний президент Украины Петр Порошенко, этот закон подписавший. И действующая Верховная Рада с ее президентским монобольшинством тоже — потому что она до сих пор не отменила позорный закон, хотя имела на это достаточно времени и, как нам рассказывают, политическую волю. 

Собственно, Медведчук только воспользовался благами, которые предоставляет этот закон ему и другим олигархам, имеющим бизнес в оккупированном Крыму и продолжающим платить налоги оккупантам. Но не только законом о СЭЗ «Крым» пользовался кум Путина. Он пользовался также фактической неприкосновенностью, словно имел карт бланш от официального Киева на любые действия, включая откровенно антигосударственные — как с тем же месторождением «Глубокая», на разработку которого без помощи Медведчука в оккупантов ушли бы годы.

Так чем так уникален Медведчук? Может, он настолько всесилен из-за близости к своему куму — российскому президенту? Но аудиозаписи свидетельствуют о другом. Достаточно послушать, как подобострастно хихикает кум Путина в разговоре с российским вице-премьером Козаком. Он ведет себя как подчиненный перед начальством, а не как могущественный партнер российского президента. Почему столько лет эта «шестерка» московских правительственных чиновников имела такой уникальный статус в Украине?

Этот вопрос стоит задавать человеку, который все эти годы обеспечивал Медведчуку неприкосновенность. То есть, пятому президенту Украины Петру Алексеевичу Порошенко. Вот только будет ли это вопрос задан? Баканов пообещал сообщить об этом «чуть позже» — и мы подождем. И внимательно будем следить за ходом этого дела.

Автор Евгений Лешан, опубликовано в издании Центр Журналистских Расследований

http://argumentua.com/stati/kak-medvedchuk-blagodarya-poroshenko-i-sez-krym-sdal-rossiyanam-neftyanoe-mestorozhdenie


Об авторе
[-]

Автор: Роман Малко, Евгений Лешан

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.06.2021. Просмотров: 36

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta