Идеальный детектор лжи

Содержание
[-]

Могут ли ИИ и сканирования мозга помочь определять неправду

Идея «идеального» прибора выявления лжи зародилась давно, но актуальна до сих пор: это вопрос, ответ на который усиленно ищут как спецслужбы, так и учёные. Благодаря развитию технологий искусственного интеллекта шанс появления такового в будущем увеличивается, но с этим растут и этические риски.

Умение врать приходит к человеку в промежутке от двух до пяти лет, и к моменту взросления этот навык старательно отточен. По данным американских исследователей, среднестатистический человек сталкивается с более чем 200 случаями обмана в день: в основном это «белая ложь» касательно будничных вещей вроде комплиментов одежде собеседника. Но «большая ложь» также присутствует в жизни каждого человека, ведь с её помощью он защищает себя в глазах других, пишет Tjournal.

Идея «идеального» прибора выявления лжи зародилась давно, но актуальна до сих пор: власти, пограничные службы и учёные надеются однажды создать подобное устройство. Благодаря развитию технологий искусственного интеллекта шанс появления такового в будущем увеличивается, но с этим растут и этические риски. Историю поисков «идеального» детектора лжи рассказало издание The Guardian.

От древних ритуалов к анализу мозговой активности

«Ни один смертный не может хранить секреты. Если его губы молчат, он говорит кончиками пальцев. Предательство сочится из него через каждую пору», — писал психоаналитик Зигмунд Фрейд в 1905 году, говоря о признаках, выдающих в человеке попытку соврать. В такие моменты учащается сердцебиение и выделяется пот, кто-то начинает заикаться или путаться в словах. Несмотря на эти признаки, более чем 206 научных исследований выявили, что люди отделяют правду от лжи лишь в 54% случаев.

В далёком прошлом искренность человека проверяли через ритуалы и испытания:

-в древней Индии подозреваемый входил в тёмную комнату и дёргал за хвост осла. Если после этого животное вскрикивало, человека признавали виновным.

-три тысячи лет назад в Китае обвиняемых заставляли жевать и выплёвывать сухой рис. Считалось, что если зерна прилипают к нёбу испытуемого, то он виновен, ведь только у виновного небо становится сухим из-за страха.

-купание женщины, обвинённой в практике магии. Подозреваемого опускали в воду на продолжительное время: если после этого он выживал, то его оправдывали. Однако зачастую люди захлёбывались под водой.

Страх часто становился решающим фактором в попытке выявить лжеца. В 1730 году английский писатель Дэниэль Дефо сказал, что «Вина всегда сопровождается страхом и дрожит в крови вора». Один из основоположников принципов детектора лжи Уильям Марстон также основывался на этом. В 1915 году психолог заметил, что у его жены во время возбуждения или злости росло кровяное давление. На основе этого он предположил, что, задавая наводящие вопросы, можно на основе сердечно-сосудистой активности поймать супругу на лжи или утаивании. Позже полиграф стал одним из главных орудий американских полицейских во время допросов, а в настоящее время индустрия использования прибора оценивается в два миллиарда долларов. Несмотря на это, учёное сообщество давно признало детектор лжи необъективным устройством, результаты которого нельзя использовать в суде.

Основная причина недоверия: отсутствие объективных правил трактовки результатов — специалисты по полиграфу интерпретируют увиденное по-своему, а уличить их в ошибке сложно. С развитием технологий общественное доверие к детектору лжи не уменьшается, напротив, различные стартапы стремятся создать новый, модифицированный полиграф. Это большая финансовая перспектива для тех, кто сможет наладить поставки своего прибора полиции, спецслужбам и госучреждениям, давно желающим получить идеальный полиграф.

Интересуются подобными разработками и страховые компании, а также сотрудники социальных служб. Uber в Мексике и почтовая компания FedEx в Панаме используют технологию EyeDetect, которую продвигают как «новую ступень развития детекторов лжи». Фирмы используют устройство при найме водителей и курьеров, проверяя, не совершали ли они противоправных действий в прошлом.

Прибором пользуются власти Афганистана, сеть McDonald’s и десятки американских региональных полицейских департаментов. В правительстве США и стран Евросоюза также планируют в будущем использовать модифицированные детекторы лжи на границе для выявления недобросовестных туристов и иммигрантов. Однако главный технический вопрос о полиграфе открыт — как быть уверенным, что прибор покажет верный результат?

Детекторы лжи фиксируют пять различных типов свидетельств, которые могут указывать на то, что человек врёт.

 - Первые два свидетельства — вещи, которые говорит человек, и его манера речи. Например, специалист по интернет-коммуникации в Стэнфорде Джефф Хэнкок считает, что люди, врущие о себе на сайтах знакомств, чаще используют местоимения «я» и «мой»;

 - Третье свидетельство — язык тела. На лицах некоторых людей появляется мимолётное выражение радости сразу после того, как им кажется, что им поверили. Когнитивная нагрузка заставляет людей двигаться по-разному, и лгущие люди порой стараются вести себя чересчур естественно, что приводит к обратному;

 - Четвёртое свидетельство — физиологические показатели. Полиграф измеряет кровяное давление, потливость и частоту дыхательных движений. Это наиболее старые методы наблюдения, которые, как и предыдущие, поддаются разной интерпретации. К примеру, у испытуемого на детекторе лжи может подняться давление, но не от попытки солгать, а от дискомфорта;

 - Пятое свидетельство, активность мозга, открыто относительно недавно — в 1990-х годах. Создатель первой версии электроэнцефалографии (ЭЭГ), которая изучает активность мозга, Ларри Фарвелл, убеждён, что прибор может выявить преступника. Якобы его мозг реагирует на вопросы, связанные с преступлениями, определёнными сигналами, которые можно зафиксировать.

Во втором сезоне документальной картины «Создавая убийцу» рассказано, как результаты теста ЭЭГ использовали против Стивена Эвери, обвинённого в изнасиловании и покушении на убийство. Через 18 лет после приговора его оправдали.

В 2008 году в Индии результаты другого теста, основанного на принципах ЭЭГ, использовали против 24-летней девушки, обвинённой в убийстве супруга. Позже приговор отменили, признав, что тест нарушает право подсудимого не давать показаний против самого себя.

ИИ-технологии как надежда пограничников

После теракта 11 сентября 2001 года правительство США в лице Управления перспективных исследовательских проектов Министерства обороны начало поиск модифицированного детектора лжи. В 2006 году на рынке появился полиграф, работающий по принципу МРТ: с помощью мощных магнитов эти приборы отслеживают приток крови к областям мозга, участвующим, в социальных вычислениях, мыслительном процессе и контроле импульсов.

Позже группа исследователей выяснила, что нет никаких доказательств эффективности этих инструментов в выявлении лжи, но на этом технологическая погоня не остановилась. Неспособность выявить террористов, захвативших американские самолёты, создала новую волну интереса к способам определять лжецов. В 2006 году психолог Пол Экман, долгие годы тренировавший навык, дающий возможность угадывать неправду, начал консультировать работников американской иммиграционной службы. За месяц Экман научил сотрудников определять микровыражения в лицах людей, пересекающих границу. Благодаря этому за последующие шесть лет спецслужбы задержали 16 человек, подозреваемых в терроризме.

Как показывают наблюдения специалистов, популярность полиграфа в США приходит «волнами», особенно во время участия страны в войнах в других странах. В 2008 году под руководством Джорджа Буша американская армия потратила 700 тысяч долларов на 94 ручных детектора лжи для использования в Ираке и Афганистане.

Устройство имеет три сенсора, прикрепляющихся к руке. Они соединены с механизмом, который мигает зелёным в случае честного ответа, красным, если человек врёт, и жёлтым, если устройство не может решить. Позже прибор забраковали, признав неточным.

Время ЭЭГ-тестов прошло, а на смену движется надежда, что революцию в работе детекторов лжи совершит искусственный интеллект. В 2014 году двух туристов в Бухаресте остановили на границе и попросили пройти тест на «Аватаре». Это один из наиболее современных детекторов лжи: он оснащён микрофоном, инфракрасной камерой слежения за глазами и датчиком для измерения движения тела. Работает Avatar следующим образом: цифровой «пограничник» задаёт путешественникам серию вопросов, ответы на которые снимаются на камеру. Система анализирует информацию, включая выражение лиц, интонацию и вербальные ответы, выявляя признаки лжи по непроизвольным микровыражениям, которые возникают по причине когнитивного стресса при попытке обмануть. На основе этого сотрудник решает, пропустить человека или задержать для дополнительной проверки.

Производством «Аватара» занимается компания Discern Science. Создатели утверждают, что точность прибора при предварительных исследованиях, в том числе в Бухаресте, составила 83-85%. Настаивая на этих цифрах, в Discern Science ведут переговоры о закупке устройств с правительством США, а также нескольких других стран.

Испытания в столице Румынии проводились при поддержке агенства Евросоюза по безопасности внешних границ Frontex, которое занимается созданием конкурентной системы iBorderCtrl с виртуальным пограничником. Один из аспектов устройства основан на Silent Talker — системе камер, которая наблюдает и анализирует невербальное поведение испытуемого. Её разработка началась в 2000-х годах, и с тех пор система научилась анализировать более 40 типов микровыражений на лице, а для работы ей нужны только камера и доступ к интернету. То есть, в теории она может работать на смартфоне.

По словам авторов, на контролируемых исследованиях Silent Talker определяет ложь в 75% случаев, но создатели настаивают, что окончательное решение должен принимать ответственный человек. Дэвид Макстеллер из Discern Science убеждён, что алгоритмы «Аватар» будут только совершенствоваться. Он также ожидает, что в поле прибор будет работать гораздо лучше, так как в реальном мире люди чаще нервничают, когда врут на границе, чем члены фокус-групп.

Эти надежды не лишены почвы, но на каждое позитивное исследование новых видов полиграфа можно найти противоположное. До того, как эти инструменты развернут в масштабах стран, необходимы более чёткие доказательства их работы в разных культурах или с группами людей, в том числе страдающих тяжёлыми психическими отклонениями. Их невербальное поведение может отличаться от нормы.

Ряд наблюдений показывает, что алгоритмы имеют тенденцию накладывать на исследования предубеждения обществ, в которых они работают. Вдобавок, такие устройства нельзя считать объективными, поскольку принципы работы искусственного интеллекта таких систем до конца не изучены.

80-90% точность EyeDetect или «Аватара» звучит впечатляюще, но в контексте пересечения границы это означает, что тысячи людей будут несправедливо заподозрены во лжи. Это также указывает на то, что примерно два из 10 террористов всё равно проберутся в страну. Смогут ли эти недостатки остановить развитие индустрии детекторов лжи? Едва ли.

В США ежегодно проводится до 2,5 миллиона тестов на полиграфе, это гигантский рынок. С 2014 года в Великобритании используют прибор на подозреваемых в сексуальных преступлениях, а в январе 2019 года власти объявили о планах применять его на признанных виновными в домогательствах, вышедших по УДО. Но процесс вряд ли остановится на этом. Как показала история, детекторы лжи часто нацелены на наиболее уязвимые слои общества.

В 1920-х годах прибор активно применяли против женщин, в 1960-х годах против диссидентов и гомосексуалистов, а в 2000-х годах — против получателей пособий, иммигрантов и беженцев. «Учёные мало думают о том, кто будет использовать эти методы. Мне кажется, люди всегда должны понимать последствия», — говорит специалист Университета Плимут Джорджио Ганис, давно изучающий технику полиграфа.

В 1996 году писатель Джеймс Гальперин выпустил научно-фантастический роман «Машина правды» о создании безошибочного детектора лжи. В книге граждан обязали пройти тщательное тестирование под прибором, чтобы получить работу или лицензию. В какой-то момент люди стали пользоваться устройством постоянно, победив преступность, терроризм и множество социальных проблем. Утопия, начавшаяся с детектора лжи.

Впрочем, в книге «машиной правды» пользовались не только обычные граждане, но также чиновники и политики. В реальности они редко соглашаются с практикой применения полиграфов против них самих. Авторы детектора лжи на основе МРТ-теста рассказывали, что правительственное агенство неназванной страны не особо интересовалось точностью прибора, хотя именно это является ключевой ценностью устройства. Вместо этого ведомство интересовалось у учёных, можно ли обучить правительственных сотрудников обманывать полиграф.

Автор: Roman Persianinov,  опубликовано в издании TJOURNAL

http://argumentua.com/stati/idealnyi-detektor-lzhi-mogut-li-ii-i-skanirovaniya-mozga-pomoch-opredelyat-nepravdu

***

Приложение. Детектор лжи не достоверно определит обман

Как работает полиграф и почему его не признает большинство судов.

Правда о детекторах лжи состоит в том, что все хотят, чтобы они работали. Было бы намного легче, если бы полиция, столкнувшись с двумя противоречивыми версиями одного события, могла прибегнуть к помощи машины, которая определит, какая из сторон говорит правду. Именно к этому и стремились создатели современного полиграфа, но... Научное сообщество небезосновательно критикует так называемый детектор лжи, эффективность которого ставят под сомнение во всем мире.

Неслужебное изобретение

В 1921 году Джон Ларсон работал полицейским на полставки в Беркли, штат Калифорния. Начинающий криминолог с докторской степенью в физиологии Ларсон хотел, чтобы полицейские расследования стали более научными и меньше зависели от интуитивных догадок и информации, полученной в ходе допросов «третьей степени».

Опираясь на работу Уильяма Моултона Марстона, Ларсон полагал, что акт обмана сопровождается физиологическими проявлениями. Ложь, думал он, заставляет людей нервничать, и это можно определить по изменению дыхания и артериального давления. Измерение этих показателей в режиме реального времени могло бы служить надежным способом выявления лжи.

Совершенствуя разработанные ранее технологии, Ларсон создал устройство, которое одновременно фиксировало изменения дыхания, кровяного давления и пульса. Прибор был позже доработан его младшим коллегой Леонардом Килером, который сделал его быстрее, надежнее, портативнее и добавил тест на потоотделение. Несколько месяцев спустя местная газета убедила Ларсона публично проверить свое изобретение на человеке, подозреваемом в убийстве священника. Аппарат Ларсона, который он назвал кардио-пневмо психограммой, подтвердил вину подозреваемого, после чего пресса окрестила прибор детектором лжи.

Несмотря на всеобщее одобрение, Ларсон начал скептически относиться к способности своей машины обнаруживать обман — особенно это касалось методов Килера, которые он считал «психологической третьей степенью». Его беспокоил тот факт, что полиграф так и не стал чем-то большим, чем просто прославленный детектор стресса. Ларсон полагал, что американское общество чрезмерно поверило в его устройство. К концу своей жизни он называл его «монстром Франкенштейна, на борьбу с которым я потратил более 40 лет».

Однако Килер, который запатентовал машину, был настроен куда оптимистичнее и мечтал увидеть, как прибор начнет широко применяться для борьбы с преступностью. В 1935 году результаты теста на детекторе лжи Килера были впервые признаны доказательством в суде с участием присяжных заседателей и стали основанием для обвинительного приговора.

Как это работает

В своем нынешнем виде тест на детекторе лжи фиксирует изменения дыхания, потоотделения и частоты сердечных сокращений. Датчики крепятся к пальцам, руке и груди человека и передают показатели в режиме реального времени при допросе. Резкое колебание этих параметров свидетельствует о том, что допрашиваемый нервничает, и потенциально указывает на ложь.

С целью снизить вероятность ложноположительного результата тест берет за основу реакцию при ответе на контрольные вопросы. При расследовании убийства подозреваемому задают соответствующие вопросы, например: «Вы знали жертву?» или «Вы видели ее в ночь убийства?». Но ему также будут заданы пространные контрольные вопросы об общих проступках, которые должны вызвать беспокойство: «Вы когда-нибудь брали что-то, что вам не принадлежит?» или «Вы когда-нибудь лгали другу?».

Контрольные вопросы не должны быть конкретными, их цель — заставить невиновного волноваться (кто из нас никогда не лгал другу?). Между тем виновный будет больше переживать при ответах на вопросы, которые касаются преступления. В этой разнице и заключается вся суть теста на полиграфе. Специалисты Американской психологической ассоциации говорят, что более выраженная реакция на конкретные вопросы по теме по сравнению с общими контрольными вопросами ведет к диагнозу ложь. «Большинство психологов согласны с мнением, что существует мало доказательств того, что тест на полиграфе может достоверно определить обман», — заявляют в ассоциации.

Однако диагноз обман не обязательно означает, что человек солгал. Тест на детекторе лжи фактически не обнаруживает обман, а лишь показывает уровень стресса. Вот почему Ларсон был против того, чтобы его изобретение называли детектором лжи. У тестировщиков есть множество способов сделать вывод об обмане (например, используя контрольные вопросы), тем не менее, согласно Американской психологической ассоциации, процесс этот «структурирован, но не стандартизирован» и не должен называться определением лжи.

Таким образом, достоверность результатов остается предметом дискуссий. В зависимости от конкретного человека надежность теста варьируется от «почти наверняка» до «подбросить монетку». Американская ассоциация полиграфологов утверждает, что точность теста составляет почти 90%. Но многие психологи — и даже некоторые полицейские — признают, что полиграф ориентирован на поиск лжецов и шанс получить ложноположительный результат и обвинить невиновного составляет 50%.

Не совсем как отпечатки пальцев

Большинство стран традиционно скептически относятся к тесту на детекторе лжи, и лишь немногие включили его в свою правовую систему. Наибольшей популярностью он пользуется в Соединенных Штатах, где многие полицейские управления используют его для получения признаний от подозреваемых. (В 1978 году бывший директор ЦРУ Ричард Хелмс объяснял это тем, что «американцы не очень хорошо умеют лгать».)

За прошедшие годы Верховный суд США издал множество постановлений касательно применения полиграфа в качестве доказательства в уголовном процессе. До изобретения Ларсона суды с подозрением относились к тестам на обнаружение лжи. В деле 1922 года судья запретил представлять в суде результаты проверки на подобном аппарате не только из-за сомнительной достоверности, но и из опасений, что это может оказать необоснованное влияние на мнение присяжных.

Затем после того, как проверка на полиграфе стала основанием для вынесения приговора в 1935 году (по предварительному соглашению защиты и обвинения), Килер — протеже Ларсона — заявил, что «результаты теста на детекторе лжи могут использоваться в суде так же, как отпечатки пальцев». Однако многочисленные судебные постановления показали, что это не так. Хотя технология допроса на детекторе лжи продолжала совершенствоваться, а сам процесс стал еще более систематизированным и стандартизированным, ученые и юристы по-прежнему не могли прийти к единому мнению об эффективности устройства.

Верховный суд в своем постановлении от 1998 года сделал вывод о том, что риск ложноположительных результатов допроса слишком высок. По мнению суда, тест на полиграфе имеет «ауру непогрешимости», несмотря на то, что «нет единого мнения о надежности полиграфических доказательств». Прохождение теста, постановил суд, не может рассматриваться как доказательство невиновности. Соответственно, прохождение теста должно оставаться добровольным, а его результаты никогда не должны быть представлены как окончательные.

И самое главное: суд оставил на усмотрение штатов решать, могут ли результаты теста вообще быть представлены в суде. На сегодняшний день 23 штата допускают тестирование на полиграфе в качестве доказательства в судебном процессе, и во многих из этих штатов необходимо согласие обеих сторон.

Критики детектора лжи утверждают, что даже в штатах, где тест не может быть признан доказательством вины, правоохранители зачастую используют его для запугивания подозреваемых с целью получить признательные показания, которые впоследствии могут быть приняты. «Это пугает людей и заставляет признаться, хотя сам по себе тест не может выявить ложь», — говорит Джефф Банн, профессор психологии в Городском университете Манчестера.

Но несмотря на критику — и на появление целой индустрии обучения, как пройти тест, — полиграф по-прежнему используется достаточно широко, главным образом при приеме на работу и проверках безопасности.

***

Оригинал: How Polygraphs Work—And Why They Aren't Admissible in Most Courts  

Перевод с английского: Людмила КРЫЛОВА. Опубликовано в издании  Ракурс

***

http://argumentua.com/stati/detektor-lzhi-ne-dostoverno-opredelit-obman


Об авторе
[-]

Автор: Роман Персианинов, Людмила КРЫЛОВА

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.10.2019. Просмотров: 82

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta