IT-шник из Беларуси — о переезде в Киев по программе для политических беженцев

Содержание
[-]

Всеволод Шашарин — Front-end Developer родом из Беларуси, в 2015 году приехал в Украину как политический беженец.

Мы расспросили его, что послужило поводом такого переезда, почему выбор пал на Киев, как проходила адаптация в новой стране, а также чем белорусский ІТ-рынок отличается от украинского.

сайт „DOU.ua“: — Сева, почему вам пришлось уехать из Беларуси?

Всеволод Шашарин: - Так случилось, что еще в 13 лет я влез в молодежную движуху «Молодой фронт» (в Украине есть аналог — «Национальный альянс»). В подростковом возрасте очень хотелось бороться с режимом. Начал вариться в этой теме, и постепенно это превратилось в работу — я стал менеджером в одной белорусской оппозиционной партии. В IT я тогда еще не работал фултайм, только фрилансил по верстке и JavaScript. Как менеджеру мне периодически приходилось сталкиваться с белорусским КГБ: меня вызывали на допросы и даже арестовывали.

— За что арестовывали? Какие были поводы?

— К примеру, после выборов в 2010 году было много уголовных дел. В рамках одного из них пришли в офис, задержали, допрашивали. Один раз мне в административном порядке присудили 9 суток за участие в митинге, и я все их просидел в камере один, не выходя вообще.

Так вот, они — КГБ-шники — очень хотели со мной подружиться: просили, чтобы я подписал бумагу, что готов помогать госбезопасности. Я всегда отказывался, а они не особенно настаивали. До 2015 года — в октябре в РБ должны были быть президентские выборы. И, насколько я понимаю, комитету нужно было показать активную деятельность на ниве «защиты конституционного строя».

— Что было дальше?

— Однажды меня вызвали повесткой в военкомат. Я пришел, а там сидел чекист, который пообещал мне «закрыть вопрос с армией», если я соглашусь сотрудничать. Я посмеялся и сказал, что мне его предложение не очень интересно: у меня зрение −7 на оба глаза, дефицит массы тела, сколиоз, плоскостопие и еще куча всяких болячек, с которыми в солдаты не берут.

Чекист расстроился и отправил меня проходить медкомиссию. И тут случилось чудесное исцеление: зрение мое внезапно улучшилось на полторы диоптрии, сколиоз регрессировал на пару градусов, а на низкий ИМТ доктора просто забили. Цитирую: «Я трясущимися руками подписываю акты мальчикам, которые на плацу падают с инсультами, а вы, хитрожопые, хотите по дистрофии откосить?».

Все это было довольно растянуто во времени: нужно брать в военкомате акт, госпитализироваться в больницу, где тебя обследуют, и так далее. В один из моих очередных визитов в военкомат меня снова ждал старый знакомый чекист, который поинтересовался, не стал ли я сговорчивее. Я ему ответил, что если медкомиссия в итоге признает меня годным, я буду судиться с ней до потери пульса. А по закону призвать не могут, пока длятся судебные разбирательства.

Через пару дней я обнаружил у себя в почтовом ящике извещение о том, что мне «ограничен выезд за пределы РБ в связи с неявкой на мероприятия по призыву на срочную военную службу». Я удивился и поехал в военкомат. И тут оказалось, что мое дело передано в прокуратуру для возбуждения уголовного дела по факту уклонения. Ожидайте, к вам придет участковый милиционер. Статья об уклонении предусматривает до двух лет лишения свободы. Так что я, проконсультировавшись с адвокатом, вернулся домой, собрал сумку и покинул Родину.

— А как на это отреагировали семья, окружение?

— Нормально. Я предполагал, что однажды это может произойти. Когда чем-то таким занимаешься, всегда держишь такой вариант в уме.

— Были какие-то проблемы при выезде из Беларуси?

— Я выехал через Россию, с которой у Беларуси границы тогда не было. Предварительно попробовал пересечь белорусско-украинскую границу, чтобы получить нужный штампик, который должен был мне потом помочь получить статус беженца.

— А при пересечении границы России и Украины не возникло трудностей?

— Российским пограничникам не интересно, какой штамп ставят беларусы. Для них он ничего не значит, поэтому они на него посмотрели и пропустили.

— Почему выбрали именно Украину и Киев?

— Я часто бывал в Киеве — раз в месяц, а то и чаще. Когда-то в Киеве был офис одного американского фонда, который отвечал за белорусское направление. По понятным причинам они не могут же держать офисы в Минске. Ездил к ним. К тому же, у меня в то время была девушка из Киева. Так что вопрос «куда» особенно не стоял. Украине я всегда симпатизировал. Примерно представлял процедуру получения статуса беженца, понимал, как функционирует государство.

— Как быстро удалось получить статус беженца в Украине? Как вообще проходит эта процедура?

 

— Сначала нужно попросить государство о защите, принести все документы. Тебе назначают несколько собеседований, потом дают справку об обращении за защитой — ее нужно продлевать каждый месяц. Потом ответственный сотрудник пишет вывод, нужен ли тебе статус или нет, и передает твое дело со своим заключением в центр, где принимают окончательное решение.

По закону статус беженца должны предоставлять за 6 месяцев. У меня это заняло полтора года — обычные бюрократические проволочки. Как оказалось, в Киеве очень много желающих, из-за этого очереди. Если бы знал заранее, возможно, подавал документы где-нибудь в Сумах — но тогда и ездить тоже нужно было бы туда.

Я не заплатил ни копейки, чем даже в некотором смысле горжусь: во-первых, просили, а во-вторых, в год в Украине статус беженца запрашивает примерно 5-6 тыс. человек (в основном это афганцы, сирийцы, ливийцы), а получает примерно 20. Так что это в каком-то смысле нехилый челлендж.

Была забавная ситуация, когда на следующее утро после того, как я отказался давать взятку, в киевскую ДМС пришла СБУ, арестовали начальницу. Я очень боялся, что они подумают, что это я навел — но нет, пронесло. Начальница, кстати, до сих пор там же работает, только на должности пониже.

— А как проходила адаптация в Украине? Были ли какие-то трудности — к примеру, с языком?

— С украинским языком у меня никогда проблем не было. Я его знал, еще когда жил в Минске, хотя специально никогда не учил. Он почти такой же, как белорусский, — одинаковых слов порядка 90%.

Так что было достаточно слушать «Океан Ельзи» и посмотреть пару сезонов «Симпсонов» на украинском. Я говорю, пишу, читаю и имею наглость думать, что довольно хорошо. Суржик — это не про меня. Кстати, с польским — похожая история. Тоже специально не учил, много слов похожи.

— Быстро ли нашли работу в Киеве? Как оформлялись?

— Нашел практически сразу — на позицию Front-end Developer в ІТ-компании.

Пока ждал статус беженца, у меня не было никаких документов. Белорусский паспорт у меня изъяли, он до сих пор лежит в сейфе в ДМС. Вместо него у меня была бумажка — «Довідка про звернення за захистом». С ней вроде как можно работать, но на деле ее нужно каждый месяц продлевать, а потом запрашивать разрешение на работу, которое делается две недели. То есть, по сути, ты можешь работать легально только две недели в месяц :) Так что я просто работал в черную, получал зарплату на руки.

— Какой у вас сейчас статус? Уже получили гражданство?

— Сейчас у меня все еще статус беженца. Это как ПМЖ, только еще лучше: гражданство нужно ждать 3 года, а не 5. И при получении украинского гражданства от всех иностранцев требуют пройти сложную и длительную процедуру выхода из предыдущего гражданства и предоставить соответствующие документы — а беженцам достаточно написать бумажку. В моем случае: «Я такой-то отказываюсь от белорусского гражданства». Разумеется, никаких правовых последствий с точки зрения РБ это не несет.

У меня есть ИНН, прописка и все остальное. По большому счету, я только голосовать на выборах не могу. Гражданство буду запрашивать в следующем году. По закону процедура для беженцев занимает 9 месяцев. Посмотрим, как получится на деле.

— Вы не закончили вуз в Беларуси. Отсутствие высшего образования как-то влияет на поиск работы, карьеру?

— В Минске я учился в Академии Связи на инженера по телекоммуникациям, поступил туда после 9 класса. Если бы закончил обучение, мог бы получить среднее специальное образование, затем через три года — высшее.

Я 2 года проучился на стационаре, потом перевелся на заочное: работал же, боролся с режимом :) Оттуда меня раза два отчисляли, я то забивал, то восстанавливался. Все это было растянуто во времени на 7 лет. А потом уехал в Киев, и вопрос отпал сам собой.

Работодатели не то, что ни разу не спрашивали, даже ни разу не поинтересовались, есть ли вообще какое-нибудь образование. Комплексы, правда, мешают немного — так что буду куда-то поступать. Тем более управление верховного комиссара по правам беженцев ООН хочет оплатить мне высшее образование. Направление пока не выбрал: мне было бы интересно что-нибудь на стыке финансов и менеджмента. Может, банковское дело или публичное администрирование.

— Какие у вас впечатления после нескольких лет жизни в Украине? Чем Киев отличается от Минска?

— В Киеве теплее, чем в Минске. В Минске зимой солнца вообще не бывает. Может, буквально раза два, а все остальное время небо цвета молока. В Киеве теплее: я за 3 года дубленку один раз надел. В среднем тут теплее градуса на 3.

Вот даже сейчас: Из Киева гораздо ближе до моря.

В Киеве все цены ниже, чем в Минске — процентов на 20, а может и на 30. Точно помню, что килограмм говяжьей вырезки в минском супермаркете стоил $10. Бокал пива в баре — $5, причем не немецкое или бельгийское, а белорусское или российское. Нормальное будет еще дороже. Бизнес-ланч в ресторане — $10. Поездка на транспорте — 30 центов.

Дешевле в Минске только бензин, коммуналка (но это ненадолго) и подержанные машины. Все остальное — дороже, включая квадратный метр (панельные дома, монолитное жилье в Минске уже считается элитным).  Также в Киеве гораздо лучше сервис и услуги практически во всех сферах. На две головы выше ритейл — и продукты, и одежда, и все остальное. В Беларуси все довольно грустно в этом отношении: одежду все ездят покупать в Вильнюс или Белосток. В Минске нет даже какой-нибудь банальной Bershka. А когда пару месяцев назад в Беларусь зашел Reserved (и то по франшизе) — это был чуть ли не национальный праздник.

В РБ грустно с интернетом: почти вся страна до сих пор сидит на ADSL. Мне повезло, в моем доме был Ethernet. За 100-мегабитный порт я платил что-то вроде $30 в месяц. И за эту стоимость я мог выкачать аж 300 Гб — потом скорость падала до 2 мегабит. Более того, даже на 100 мегабитах посмотреть вечером YouTube в 1080p не получится. В стране есть госмонополия на «право присоединения к сетям электросвязи иностранных государств» — проще говоря, на внешний трафик. Все коммерческие провайдеры покупают его у Белтелекома и еще у пары прикорытных контор, и в этом месте образуется «бутылочное горлышко» — внешнего трафика на всех не хватает. Я уже не говорю про NAT везде, где можно и где нельзя.

В Киеве я плачу за гигабитную (!) полосу $6 в месяц — в Минске за такой канал можно душу продать, там такого в принципе не бывает. И адрес у меня белый и статический вообще бесплатно. Как город Киев сам по себе гораздо приятнее и интереснее. В Минске чистенько, конечно... Но село :) Зато там общественный транспорт классный: ходит по расписанию, подвижной состав новый.

В Украине государство не сверлит тебе голову и не пытается проникнуть во все сферы твоей жизни. Лично для меня это плюс. Хотя, конечно, у украинской вольницы, как и белорусского авторитаризма, есть и обратная сторона.

— В чем, по вашему мнению, заключается эта обратная сторона?

— Я считаю самой серьезной украинской проблемой правовой нигилизм. В моей белорусской голове не укладывается, как, например, вообще может возникнуть ситуация, когда контрабандисты перекрывают дорогу? В РБ через 10 минут на место приехал бы автобус спецназа, и им максимально эффективно разъяснили бы, что перекрывать дорогу нехорошо. Особенно если она ведет к государственной границе.  А в Украине в Фейсбуке народ поддерживает челноков и негодует: «Не мешайте людям зарабатывать».

Или история с копателями янтаря — ну как это вообще? Или «евробляхи», или нелегальные таксисты — я видел, как в РБ эти проблемы решались в один момент. А в Украине, я так понимаю, боятся обострять. Ай.

Украинское государство почему-то не проявляет энтузиазма в вопросах воспитания в гражданах уважения к закону. В Киеве на любом перекрестке можно поставить полицейского, который за один час одними только штрафами за непристегнутый ремень окупит свое месячное жалование. Почему этого никто не делает?

— А если сравнивать IT-рынки Беларуси и Украины, где какие плюсы и минусы?

— В РБ государство пытается активно лоббировать интересы отрасли: есть ПВТ, парк высоких технологий. Его резиденты не платят НДС, не растамаживают оборудование, платят налог на доходы 9% (у всех остальных — 13%) и соцстрах от минимальной зарплаты, а не от фактической. Валютную выручку не продают, налог на землю не платят. Государство решило таким образом вывести этот бизнес из тени, чтобы айтишники платили тут хоть что-то, а не получали зарплату на карточки Rietumu Banks. Это, наверное, единственный пример, когда в РБ государство пытается помочь бизнесу, а не наоборот.

С другой стороны, на ІТ-рынке Беларуси меньше людей. Меньше вузов, которые готовят специалистов. Ну и все это только в столице — за кольцевой никакого IT нет (в Минске — почти 90% всех IT-специалистов). Формально ПВТ за кольцевой, метрах в 100 от нее, но суть ясна. Поэтому компаний и проектов меньше. Из тех, что есть, как и в Украине, большинство — аутсорсинг. Зарплаты — примерно такие же.

— Какие у вас планы на будущее? Думаете ли о возвращении в Беларусь или планируете и дальше жить в Украине?

— Мне в Украине больше нравится. Жить тут однозначно приятнее, и вообще тут сейчас особенно интересно. Как выйдут сроки давности по делу, съезжу в гости в Минск. Но переезжать пока не планирую.

 


Об авторе
[-]

Автор: Valentina Donchenko

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 26.03.2018. Просмотров: 174

Комментарии
[-]
ava
Сar Light Design | 01.04.2018, 18:38 #
Мое убеждение Украина не лучшая страна для миграции в данное время. Тем более имея профессию ай-ти. 
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta