ИГИЛ и будущее Ближнего Востока

Содержание
[-]

ИГИЛ и будущее Ближнего Востока

Генри Киссинджер в изданной в это году книге «WorldOrder» писал:  «Суть исторических событий редко полностью осознается их современниками. Иракская война  может рассматриваться, как событие-катализатор в обширной трансформации региона, фундаментальный характер  которой еще не осознан, как и долговременные  последствия Арабской весны, Иранского ядерного и геополитического вызова и нападения джихадистов на  Ирак и Сирию».  

Рискну не полностью согласиться с мэтром. Разрушение устаревшей, не соответствующей геоэкономическим и геополитическим реалиям нашей эпохи, «структуры Сайкса-Пико», созданной во втором десятилетии  прошлого века, после Первой мировой войны, и просуществовавшей до начала текущего десятилетия нашего века, до Арабской весны, было неизбежно, и вторая Иракская война лишь придала ему ускорение.

Политкартографы стран-победительниц в Первой мировой войне, искусственно, без учета этнодемографии, многовекового суннитско-шиитского  разлома, на обломках побежденной Османской империи создавая новую политическую карту региона, заложили основы грядущей дестабилизации Ближнего Востока, кровавых конфликтов  наших дней.

Очевидна трансформация Greater Middle East, который с начала 1980- х называют «Большой Ближний Восток» (ББВ), включающий в себя помимо арабских стран также Иран и Турцию. В еще более расширенном варианте туда же относят Афганистан и Центральную Азию.

Думаю, многими владеет ощущение, что что-то непоправимо сдвинулось в миропорядке за последние годы. Невозможно осознать  направленность и масштаб перемен, используя привычные понятия, категории, представления. География потрясений пока оконтурена только ББВ, но их отзвуки уже слышны за его пределами. Стремительное, пока неостановимое, победное шествие джихадистов ИГИЛ в Ираке и Сирии вызвало шок во многих столицах. И секулярные режимы, и монархии региона, и страны Запада -все осознали этот, с такой ужасающе наглядной очевидностью проявившийся феномен — сопровождаемый звериной жестокостью, не признающий никаких границ, движимый экстремальным фанатизмом драйв, привлекающий массу молодых и не очень молодых, преимущественно люмпенизированных, безработных, не отягченных заботой о семье мужчин, не нашедших себя ни в чем другом, и не способных ни к чему другому, кроме использования по назначению автомата Калашникова.

***

Происходящее не поддается логическому осмыслению. Слишком много противоречивых, разнонаправленных факторов. Масс-медиа полны парадоксов. Заметна растерянность экспертов и тех, кто таковыми себя считает. То и дело вбрасываются непонятно откуда, может с потолка, взявшиеся цифры. «Под черными знаменами  ИГИЛ воюет около 2-х тысяч боевиков, прибывших из России и пост-советских стран. Одних чеченцев 1500 человек.». Откуда взялась эта статистика? Или: «просочились сведения, что «халиф» аль-Багдади был завербован ЦРУ» и т.п.

Никакого стратегического видения ни у кого нет, и не может быть: стремительно набегающие друг на друга, совершенно непредсказуемые события рушат сколь-нибудь долговременные планы, сценарии, вынуждают действовать реактивно, по ситуации, спонтанно, т.е. не всегда обдуманно, зачастую ошибаясь и корректируя. Невозможно распознать, выявить подлинные интересы, мотивации режимов ББВ, их цели, их закулисную активность, и, в конечном счете, их modus operandi: что они намереваются предпринять в стремительно меняющейся обстановке, когда ИГИЛ неостановимо наступает, захватывая все новые территории и пополняя свои ряды стекающимися со всего света бойцами.

Очевидно только одно: все уповают на Америку, ждут, когда же Обама нарушит много раз повторяемое заверение «no boots on ground in Iraq», т.е., что Америка не примет участия в  сухопутной войне в Ираке. Угроза ИГИЛ и ассоциированных с ней талибов, аль-Нусри и других радикальных исламистских структур   менее актуальна для Америки, чем для Саудовской Аравии, Египта, Иордании, Турции, ОАЭ, Кувейта, Бахрейна и Катара. Думаю, что она меньше, чем для стран Центральной Азии, меньше, чем для России (один из лидеров ИГИЛ—Омар-чеченец — недавно заявил, что Россия следующая на очереди и назначил несколько миллионов за голову Кадырова) и даже, чем для Китая с его Синьцзяном. Но никто из них ничего практически не предпринял. Возникло напряженное ожидание: что предпримет «мировой жандарм», на что решится Обама?

Обама занял Белый дом во многом, если не в решающей степени, как антипод Буша, как изоляционист, намеревающийся свести к минимуму американское военное присутствие в мире и сосредоточиться на огромных внутренних проблемах в период наступившей Великой рецессии. Он искренне хотел этого. Впрочем, и его предшественник Буш пришел в 2000 году с теми же благими намерениями. Не получается.

Обама упорно сопротивлялся усилиям американских «ястребов» опять взять на себя эту роль. Он пытается выполнить обещание электорату не втягиваться в  ближневосточную передрягу. Опросы показывали, что такова воля народа: пусть сами разбираются между собой, с нас хватит. Сколько погубили и сколько искалечили наших парней в Ираке и Афганистане, сколько миллиардов оторвали от нашего дефицитного бюджета и вложили в утопию создания там «демократических обществ», а результаты?  Нас же и ненавидят. Такие настроения владели большинством американцев. Даже  картины бредущих по горным тропам с котомками стариков и детей, спасающихся от головорезов ИГИЛ (Исламского государства), демонстрации проводимых ими перед камерами и показываемыми по ТВ каналам массовых казней не влияли на изоляционистский настрой американцев.

Что касается Обамы, то он долго отталкивал от себя реальность. Еще в январе, после взятия джихадистами ИГИЛ Фаллуджи (порядка 60 км от Багдада),  разведслужбы докладывали ему о небоеспособности иракской армии, об устрашающей ситуации в Ираке при правительстве Малики, о потенциале ИГИЛ. Предупреждающих сигналов было достаточно, чтобы начать действовать. Он им не внял, тянул, ни на что не решался.

Перелом произошел сразу после потрясшей американцев то и дело показываемой по всем ТВ каналам сцены: американца Джеймса Фоли, стоящего в оранжевой робе на желтом фоне пустыни на коленях перед палачом в черном с ног до головы с ножом в руках готовящимся перерезать ему горло. Затем последовали казни Дэвида Хэйнса и Стивена Сотлоффа. Режиссеры этой постановки обеспечили уникальную в наше время консолидацию мира, сплотившегося против радикального ислама, воплощенного в лице создателей «халифата».

В этом ли состояла их цель: запугать, затерроризировать, парализовать волю к сопротивлению всех, не готовых подчиняться новоявленному «халифу, объявившему, что «все мусульманские правительства  утратили легитимность» и что «мусульмане должны избавиться от демократии, секуляризма, национализма»?  Или это фанатизм за гранью понимания, клиническая невменяемость? Как бы то ни было, явив свою подлинную сущность, они показали, что стоит за их безумной затеей — реинкарнацией средневекового халифата в 21- м веке.

***

До сих пор исламистские структуры были автономны. Самой мощной по ресурсам, по организованности, по паблисити, по влиянию и способности рекрутирования была Аль-Каида. Насколько я знаю, бен Ладен вполне сосуществовал с другими разбросанными по миру террористическими исламистскими группами, не претендуя на глобальное лидерство, во всяком случае открыто, как это сделал аль-Багдади, объявив себя «халифом», т.е. наместником Пророка, сочетающим для суннитов в своей персоне  неограниченную высшую духовную и светскую власть.

Вопрос в том, присягнут ли ему на верность другие исламистские лидеры, прежде всего, лидер  Аль-Каиды — аль-Завахири? Как бы там ни было, ИГИЛ уже утвердил себя, как структура самая дееспособная, уже контролирующая обширную территорию, материально, финансово обеспеченная, централизованная, создавшая и умело использующая возможности интернета, специализирующаяся на черном пиаре и агитпропу, превосходящая по всем параметрам Аль-Каиду и другие исламистские движения, привлекающая и абсорбирующая джихадистов со всех континентов, в том числе из Америки, Европы, России и Центральной Азии.

Учившийся в раннем возрасте в медрессе Обама утверждает, что явивший себя в обличье ИГИЛ радикал-исламизм — «это не ислам». Но с таким же правом можно утверждать, что не относятся к христианству сожжения тысяч «еретиков» на кострах аутодафе Торквемадой, который, между прочим, тоже был одержим идей  построения нового государства -объединенной католической Испании, что не относится к христианству «Варфоломеевская ночь» -устроенная католиками массовая резня протестантов в 16 веке, что не был христианином протестантский фанатик — «женевский папа»»  Кальвин, отправлявший на костер своих идеологических оппонентов.  ИГИЛ и примкнувшие к нему Талибан, аль-Нусра и пр.- это, конечно же, ислам, логически завершенная форма исламского радикализма. Упомянутые экстримы христианского радикализма относятся к средневековью, а ныне… «какое, милые у нас тысячелетье на дворе?».

И еще оговорюсь: а религиозные фанатики минувшего века - Ленин, Гитлер, Сталин? И большевизм, и нацизм были ведь своего рода религиями, и их вероучители были палачами, уж никак не уступавшими в осатанелой жестокости нынешним лидерам радикального ислама. Первым среди этих монстров и хронологически, и по влиянию на остальных, был Ленин. Его телеграмма в Нижний Новгород, где вокруг казарм красноармейцев собирались голодные крестьянки из близлежащих деревень, готовые переспать с ними за буханку хлеба (голод, нечем детей кормить): «Навести массовый террор, расстрелять сотню проституток, разлагающих солдат… Ни минуты промедления.». Ленинский наказ в Саратов: «Расстрелять заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты.». Его распоряжение: брать в плен заложников, ставить их впереди наступающих частей красноармейцев. Резолюция на письме Дзержинского (19 декабря 1919 г.) о содержащихся в плену десятков тысяч казаков: « Расстрелять всех до одного.». Ну, и т.д. Так что у основателя нового исламского государства радикал-исламиста аль Багдади («халиф» Ибрагим) по методам достижения цели был предшественник — основатель  социалистического государства радикал-большевик Ленин.  Справедливо негодуя по поводу того, что творят озверевшие воины джихада, вспомним какую резню устроили боснийские христиане-сербы в 1995 г., убив порядка 8000 безоружных боснийских мусульман  — мужчин, мальчиков, стариков («Геноцид в Сребренице»).

Поражает беспомощность намного численно превосходящей, оснащенной первоклассным американским оружием иракской армии, панически бежавшей от воинов ИГИЛ, неспособность к сопротивлению сдающихся в плен, знающих, что их ждет, тысяч крепких, побросавших оружие, молодых мужиков. По ТВ часто показывают, как они шеренгами бредут к месту казни. Как ведомые на заклание бараны.

Американские военные эксперты утверждают, что одни бомбежки не в состоянии изменить положение, что придется вести наземную войну, и что без участия американской армии, спецназа, а не только «военных советников», уничтожить  воинство «халифата» не удастся. Большинство американцев, судя по опросам, тоже пришли к такому выводу. Соотношение между сторонниками и противниками вовлеченности в войну с ИГИЛ меняется в пользу первых. Резко усилились антиисламские настроения и страх перед террором. Совсем недавно некий проповедник ислама, чернокожий американец, в одном из офисов в Оклахома-сити напал на не поддающихся его агитации бывших сослуживцев, тяжело ранил одного из них, отрезал голову бывшей сослуживице и чуть было не обезглавил еще одну. Не успел: его подстрелили.

***

Обама, как ни упирается, вынужден уступать. Вот уже более двух тысяч американских военных под теми или иными предлогами присутствуют в Ираке. Мало кто сомневается, что их количество будет расти и расти. Похоже, что Америка нехотя втягивается в новую войну на Ближнем Востоке. Это уже стоит более 10 миллионов долларов в день и при переходе к полномасштабным операциям, если он состоится, по оценкам составит несколько миллиардов в год. И это при огромном дефиците бюджета и приблизившимся уже к 18 триллионам и продолжающем увеличиваться национальном долге.

Никак не удается Америке сбросить с себя обязанности «мирового жандарма». Навязывают ей эту неблагодарную роль. Характерно в этом смысле поведение Турции. Черный флаг ИГИЛ уже развевается на холме в километре от границы с Турцией. Населяющие север сирийские курды в панике бегут  в Турцию и пополняют там многотысячные лагеря беженцев. Новый премьер Ахмет Давутоглу заверяет, что Турция готова начать военные действия против ИГИЛ на территории Сирии, но  «ждет от Обамы», что он определит американскую стратегию «a clear strategy». Почему Турция, с её сильнейшей на Ближнем Востоке армией, парламент которой уже разрешил ввести войска в Сирию, ждет, когда Америка начнет сухопутную войну против ИГИЛ?

Турция своим невмешательством дает возможность ИГИЛ захватить важный курдский город на сирийско-турецкой границе Кобани. Курды составляют порядка 20-25% населения Турции и некоторые турецкие политики откровенно высказываются в том смысле, что создание независимого «Большого Курдистана» с населением порядка 40 миллионов, объединяющего курдские анклавы Турции, Ирана, Сирии и Ирака, является для Турции большей опасностью, чем ИГИЛ. Вашингтон безуспешно давит на Анкару, настаивая на активной поддержке турецкими войсками защищающей Кобани курдской армии. Напрашивается аналогия с невмешательством Красной Армии во время Варшавского восстания в августе 19443г., не поддержавшей восставших поляков Армии Крайовой, что позволило немцам подавить восстание и разрушить Варшаву. У Сталина тогда, как и у Эрдогана сейчас, была скрытая мотивация.

США готовы продолжать войну с воздуха. Понятно, что этого недостаточно для разгрома ИГИЛ. Помимо воздушной поддержки Америка готова предоставлять вооружения, технические средства и информацию, но не поставлять живую силу для защиты Саудовской Аравии, Турции и др. стран, которые располагают достаточными вооруженными силами, чтобы защитить себя. Не говоря уже о Турции, и Саудовская Аравия, и Иордания имеют хотя и относительно небольшие по численности (порядка 100 тыс. человек), но хорошо оснащенные сухопутные войска и авиацию ( ВВС саудов имеют порядка 250 современных смамолетов, F-16 и др.).

Неспособность  стран ББВ объединиться против наступающего объединенным фронтом боевиков «халифата» во главе с ИГИЛ объясняется их взаимной враждебностью. Оставим в стороне непримиримый антагонизм между шиитским Ираном и Саудовской Аравией и другими суннитскими странами. Но и отношения внутри суннитского мира отягчены взаимным недоверием, конкуренцией, подозрительностью. Затянулись они в такой узел, что не развязать. Отношения между двумя супердержавами региона с мощными вооруженными силами—Египтом и Турцией — обострились настолько, что год тому назад Каир выслал турецкого посла, а Эрдоган публично назвал президента Египта Фаттаха ас-Сиси «тираном»; не прекращается «холодная война» между Саудовской Аравией и Турцией за гегемонию в суннитской умме; сауды закрыли посольство в Дамаске и выслали из Эр-Риада сирийского посла. О какой солидарности в противостоянии общей угрозе можно говорить? Правители арабских стран — члены Лиги Арабских государств—ненавидят друг друга, что не мешает им лобызаться при встречах. Объединяет их только существование Израиля, да и в этом вопросе наметился, пока еще не очень заметный, раскол между ними.

***

«Молодежный горб» в демографическом развитии стран Аравийского полуострова имеет явную тенденцию к росту: темпы роста населения в два-три раза выше, чем в большинстве стран мира за исключением Африки, и доля молодежи в нем неуклонно возрастает. И при этом снижается занятость. Безработица среди молодых мужчин достигает 16-18 процентов. Спад инвестиций в экономику и резкий спад  индустрии туризма препятствуют подъему занятости и резервуар для пополнения боеформирований «халифата» не иссякнет. Он будет наполняться тысячами и тысячами представителей люмпенизированной молодежи, не имеющей иной жизненной перспективы, чем встать под черные знамена джихада. Так что ширящееся движение претендующего на политическую власть радикального ислама в странах ББВ—это всерьез и надолго, и  разве можно расчитывать на то, что Америка одна, да даже и при вспомогательном участии партнеров по НАТО, в состоянии удержать напор этой стихии?

Вашингтон создал коалицию против ИГИЛ. Англия, Франция, Германия, Дания, Австралия, Япония вносят посильную, скажем прямо—весьма скромную, если не сказать символическую, лепту в общее дело, участвуя в бомбежках позиций ИГИЛ. Россия поддерживает декларативные резолюции Совбеза ООН, но и только. Поддержка Асада и Ирана, противостояние с Западом определяют более чем сдержанную позицию Путина. В акциях против ИГИЛ Россия, страны ОДКБ не участвует ни в каком виде. Консолидация и распространение радикал-исламистского фронта представляет гораздо большую угрозу России, странам Центральной Азии -членам ОДКБ, чем Америке. Полагаю, что тут «и доказательств никаких не требуется». Китай никак себя не проявляет, «сидит на холме». Никто не готов посылать в регион войска. По умолчанию считают, что это дело Америки, что Обама не устоит. Может быть и не устоит, но как только пойдут сообщения о жертвах среди американских солдат число сторонников boots on ground среди американцев начнет быстро сокращаться и все больше будет становиться тех, кто и сейчас задается вопросом: «Do  we have more at stake there than everyone else?», что я бы по смыслу перевел как «А нам что, больше всех надо?».

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Борис Румер

Источник: exclusive.kz

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.10.2014. Просмотров: 752

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta