Гомеопатия — как это делается и работает во Франции

Содержание
[-]

Необъяснимый минимум

Пока в России пытаются ограничить, а то и вовсе запретить гомеопатические лекарства, во Франции ими пользуется примерно половина населения. Корреспондент «Огонька» побывал на родине гомеопатии, где подержал в руках священный Грааль гомеопатов — трактат Materia Medica.

Вот сцена, достойная пера Дэна Брауна: мы находимся на суперсовременном заводе по производству гомеопатических лекарств в пригороде французского Лиона. Здесь есть все, что только можно представить на фармакологическом производстве: от турбин, где выращиваются гранулы и шарики (те самые, что потом глотают пациенты), до цеха по расфасовке уже готовых препаратов. Все это управляется компьютерами, а попасть в цех можно, только облачившись в стерильный костюм… Казалось бы, вот оно — будущее медицины! Но при этом старинный фолиант, датированный 1884 годом, который один из сотрудников предприятия приносит для русских журналистов, вызывает не меньший интерес, чем технологические новинки. Перед нами — так называемая Materia Medica, своего рода «база данных» всех известных человеку гомеопатических веществ... Такое сочетание старого и нового, древних трактатов и передовых технологий и составляет суть современной гомеопатии… Как одно соотносится с другим? Разберемся.

Альтернативный фактор

Сначала немного цифр: мировой рынок гомеопатических лекарств на подъеме. Согласно прогнозу исследовательской компании Fact.MR, в обозримой перспективе, то есть к концу 2026 года, на планете будет продано более 1 млрд гомеопатических продуктов! Не надо думать, что гомеопатия — удел каких-то отдельных стран. Она распространена в Европе — в Германии, Испании, Великобритании (где ее поклонником является принц Чарльз) или, допустим, во Франции. Франция — это вообще страна, находящаяся на передовой гомеопатического фронта. Только вдумайтесь: 30 млн французов (или примерно половина населения) хотя бы раз применяли гомеопатические средства, 25 процентов французских врачей-терапевтов предписывают их в своей повседневной практике, а найти эти средства можно в 23 тысячах французских аптек. Убедиться в этом легко: достаточно зайти в любую лионскую аптеку — гомеопатические препараты сразу бросаются в глаза.

Почему гомеопатия настолько популярна в Европе? Одно из объяснений: современная медицина достигла предела в потреблении лекарств.

Ученые пугают: бактерии, устойчивые к антибиотикам, будут убивать больше людей к середине века, чем рак и диабет, вместе взятые! Но и без них любой человек знает: постоянный прием противовоспалительных препаратов или, допустим, бензодиазепинов (сильных успокоительных средств) может вызвать побочные эффекты и, по сути, сажает наше здоровье. Здесь как раз и пригодится гомеопатия. Вот как объясняют это французские врачи, с которыми встретился корреспондент «Огонька».

— Когда я только приступила к врачебной практике, я замещала других врачей в частных медицинских кабинетах,— рассказывает врач общей практики Мартин Тассон.— Однажды меня вызвали к его пациенту: тот страдал рвотой, у него сильно болел живот. Я отправила его в больницу, и пациента прооперировали — у него развилась перфорация кишечника. При этом пациенту было всего 40 лет, он находился в прекрасной физической форме, и я задумалась: почему возникло заболевание в такой острой форме? Оказалось, недавно он вывихнул лодыжку, и врач, которого я замещала, выписал ему противовоспалительные средства! Узнав об этом, я сказала себе, что не могу подвергать жизни пациентов опасности из-за вывихнутой лодыжки, и стала искать другое решение…

Так Мартин Тассон и оказалась среди врачей-гомеопатов: она прошла специальную подготовку, получила диплом и сейчас практикует. Но Мартин — вовсе не единичный пример: во Франции в среднем 1000 медспециалистов в год получают дополнительное образование в сфере гомеопатии. Гомеопатов готовят и в других странах. Конечно, без споров тоже не обходится (недавно обучение гомеопатии приостановил медицинский факультет Университета Лилля), однако тренд налицо. Более того, во Франции гомеопатическое лечение… возмещается медицинской страховкой! 30 процентов — по государственному полису (а это около 1200 наименований), остальное — по полису добровольного медицинского страхования. Так что гомеопатия в этой стране признана на государственном уровне.

При этом французские медики подчеркивают: они не лечат с помощью гомеопатии онкологию или, скажем, инфаркты. Но вот с чем действительно могут помочь, так это с побочными эффектами от основного лечения — например, с ожогами после лучевой терапии. Оказывается, у гомеопатии есть важный аспект: она может спокойно дополнять другие виды лечения и не вступать в конфликт с ними. Впрочем, самое удивительное другое: начиная лечение гомеопатическими лекарствами одной болезни, врачи и пациенты зачастую фиксируют улучшение по всему «фронту»! Например, коллега Мартин Тассон акушер-гинеколог и хирург Кристель Шарве вспоминает о пациентке, которая обратилась к ней с жалобой на приливы (внезапные волнообразные приступы жара). Кристель назначила пациентке гомеопатическое лечение, и неожиданно выяснилось, что это лечение также помогло ей… от головных болей. Как говорится, пустячок, а приятно.

И все же: как действует гомеопатия?

Подобное подобным

В основе гомеопатического лекарства — базовые субстанции трех типов. Это могут быть растения, например многолетняя травянистая Arnica montana (или арника горная, препарат на ее основе помогает от ушибов и различных травм), а могут быть источники животного происхождения. Допустим, для одного из препаратов фармацевты… вымачивают пчел! А знаменитый «Оциллококцинум» — это вообще-то печень мускусной утки. И, наконец, встречаются препараты на основе субстанций минерально-химического происхождения. Например, один крупный производитель гомеопатических препаратов выпускал лекарство… из минерала — сам минерал добывали в русле водного источника. Когда это русло пересохло, выпуск лекарства пришлось прекратить. Вообще на вооружении у гомеопатов множество самых удивительных веществ: например, препарат на основе меди помогает при спазмах, а препарат, для производства которого использовали… муравьев,— при циститах и воспалениях мочеполовой системы.

Принцип действия этих препаратов сформулировал еще в XVIII веке основатель гомеопатии — врач Самуэль Ганеман. Забавно, что Ганеман родился в Германии, но во Франции, где он жил позднее, считают его своим, французским, врачом. Так что на звание «родины гомеопатии» сегодня могут претендовать сразу две страны.

Но вернемся к принципам, сформулированным Ганеманом, о них «Огоньку» рассказала фармацевт Бенедикт Саниморт, директор по связям с профессиональным сообществом одного из самых известных производителей гомеопатии, компании «Буарон».

— Помимо врачебной практики Самуэль Ганеман занимался переводом медицинских трактатов,— говорит Бенедикт.— Так вот в одном из них он вычитал, что кора хинного дерева вызывает у здорового человека симптомы лихорадки, однако если принять ее в небольшом количестве, то она, напротив, эти симптомы уменьшает. Ганеман решил поставить эксперимент на себе, он принимал кору хинного дерева и записывал возникающие ощущения…

Собственно, именно в результате этих экспериментов ученый и сформулировал основной закон гомеопатии: «Подобное лечится подобным». А также уточнил: само лечение должно происходить в очень малых дозах!

Он же стоял и у истоков той самой Materia Medica — внушительного труда с описанием различных веществ и их воздействия на человеческий организм. Говорят, в мире существует около 30 вариаций этой книги, при этом сама она содержит сотни наименований всевозможных препаратов. К примеру, тот же «Буарон» изготавливает свои препараты из 2500 источников сырья. И периодически (пусть и нечасто) этот список расширяется.

— Есть интересный пример,— рассказывает Бенедикт Саниморт.— В 1980 году в Южной Америке обратили внимание на то, что у баранов, пасшихся в горах, со временем развивался кальциноз суставов. Это связали с тем, что бараны едят определенную траву, произраставшую именно в этих местах; у животных, которые паслись в других местах, подобных изменений не наблюдалось. В результате возникла идея создать гомеопатическое лекарство на основе этой травы, чтобы лечить им пациентов, страдающих кальцинозом. Так что время от времени на рынке появляются новые препараты с новыми веществами.

При этом эксперты подчеркивают: один и тот же препарат может применяться при разных патологиях, а врачи-практики постоянно актуализируют иерархию симптомов. Допустим, средство Nux vomica, сделанное на основе семян так называемого рвотного ореха, используется при нарушениях сна, но кроме того, может применяться при нарушениях пищеварения, мигренях, при тревожности, возбудимости. И если вдуматься, это вполне объяснимо: у тревожных, легко возбудимых людей часто диагностируют расстройство пищеварения — это элементы одной системы.

Сверхвысокие разведения

Самый колоритный этап при производстве гомеопатических препаратов — одновременно и самый первый: это, собственно, сбор и сортировка источников сырья. Например, ту самую Arnica montana собирают в горах, чаще всего вручную. Затем растение в свежем виде (то есть в течение 48 часов после сбора) поступает на завод, вот почему горячий сезон у гомеопатов — с апреля по октябрь. Причем важно, чтобы это были именно дикорастущие растения, иначе лечебный эффект будет уже не тот.

После получения партий отбираются пробы для ботанического контроля. Главное тут — не ошибиться, ведь одно и то же растение бывает разных видов — и какой-то может оказаться ядовитым. Не менее важна и проверка на предмет загрязнений: именно из-за них в последнее время возникли проблемы с популярным гомеопатическим препаратом Croton tiglium (он же — Кротон слабительный) — его партии, приходящие из Азии, не всегда соответствуют требованиям и их «заворачивают».

И все же в большинстве случаев контроль бывает пройден, после него из отобранных растений (или, допустим, насекомых) изготавливают так называемые матричные настойки — водные или спиртовые вытяжки. Концентрацию матричной настойки кратно уменьшают (это называется «разведением»), после чего «встряхивают» — благодаря этому в теории усиливается действие активного вещества. И лишь после этого оно, наконец, наносится на нейтральную основу, то есть на те самые гранулы, шарики или таблетки… Так вот главный вызов для гомеопатии в том, что она использует сверхмалые дозы вещества: если в самых распространенных разведениях (5CH, 9CH или 15CH) еще можно установить остатки вещества, то в более редких (18CH, 24CH, 30CH) идентифицировать их современными техническими средствами невозможно!

Как же понять, что это не просто сладкие шарики и что вещество там все-таки есть? Производители объясняют, что решение — в отслеживании всех этапов производства и возможности доказать, что именно это растение было взято за основу на исходном этапе. Однако сам факт того, что остатки вещества зачастую «увидеть» невозможно, дает все основания критикам утверждать: перед нами — эффект плацебо. А гомеопатам, вслед за скептиками, приходится признать: по сути, механизм действия гомеопатических препаратов до сих пор загадка…

Они, впрочем, не унывают и рассчитывают на развитие нанотехнологий. А также напоминают про уже проведенные исследования, вроде бы подтверждающие основные гомеопатические принципы: например, в рамках этих исследований гистамин в гомеопатических разведениях воздействовал на дегрануляцию базофилов, а аспирин показывал свойства антиагреганта… Споры продолжаются.

Как продолжаются споры и вокруг доказательной базы для гомеопатических препаратов. И здесь Франция снова на передовой — недавно там завершилось одно из самых масштабных исследований в истории гомеопатии, известное как Epi3. Эксперты сравнивали несколько групп пациентов (лечившихся у врачей-гомеопатов и у врачей общей практики) и пришли к неожиданным выводам. Например, у 80 процентов пациентов с проблемами опорно-двигательного аппарата как в одной, так и в другой группе было зафиксировано сравнимое уменьшение болей. Зато пациенты врачей-гомеопатов принимали в два раза меньше нестероидных противовоспалительных и обезболивающих средств, чем пациенты врачей общей практики.

Похожие данные обнаружили и в группе пациентов, страдавших заболеваниями верхних дыхательных путей. У 80 процентов больных симптомы улучшились в течение одного месяца, причем результаты были сопоставимы в обеих группах. Однако больные, которые лечились у гомеопатов, принимали в два раза меньше антибиотиков и жаропонижающих, чем те, кто ходил к обычным врачам… Почувствуйте разницу.

Сможет ли это исследование убедить скептиков? Вопрос открытый. И как тут не вспомнить про немецкого врача Константина Геринга, который изучал работы Ганемана в 1820-х и намеревался их разоблачить. Все изменил один случай. По легенде, вскрывая труп, Геринг порезал палец, после чего началась гангрена. В отчаянии он принял гомеопатическое средство на основе белого мышьяка, и рана затянулась, а Геринг стал одним из самых верных адептов гомеопатии… Как подчеркивают врачи-гомеопаты, с которыми побеседовал «Огонек», ничто не может убедить больного лучше, чем тот факт, что гомеопатия помогла кому-то из его близких, а еще лучше — ему самому.

— Знаете, почему гомеопатия эффективна? — разводит руками врач Мартин Тассон.— Мои пациенты приходят снова.

 


Об авторе
[-]

Автор: Кирилл Журенков

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 28.11.2018. Просмотров: 37

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta