«Голубые каски» в Украине: реальность или иллюзии? Судьбоносным вопросом для Украины является соблюдение минских соглашений.

Содержание
[-]

«Голубые каски» в Украине: реальность или иллюзии?

На сегодняшний день наиболее важным (фактически судьбоносным) вопросом для Украины является соблюдение всеми сторонами конфликта на Востоке Украины  «Минских договоренностей-2» о прекращении огня в отдельных районах Донецкой и Луганской областей.

По оценкам ряда ведущих экспертов, даже если стороны конфликта прекратят боевые действия, все равно необходимо изыскивать возможности для обеспечения более устойчивого перемирия. Так, последние (вторые) Минские договоренности будут эффективными лишь в том случае, если Путин ослабит конфронтацию как с Украиной, так и с Западом. Но никаких признаков этого сегодня не наблюдается. Напротив, события последних дней после Минска-2 свидетельствуют о том, что его амбиции не ограничиваются сугубо Украиной, а направлены на возобновление своего влияния в Восточной Европе. Именно поэтому так актуальны для Украины стратегические задачи по усилению противодействия давлению Российской Федерации в политической, дипломатической, торгово-экономической (в т. ч. энергетической), информационной и других сферах. А также по противостоянию вооруженной агрессии России с целью не допустить как блокирования евроинтеграции Украины, так и распространения военных и диверсионно-террористических действий России, прежде всего, на другие регионы Украины.

На первый взгляд, гарантированным инструментом обеспечения реализации вышеупомянутых задач могли бы быть как последовательная деятельность международных (европейских) организаций, так и взвешенная позиция мирового сообщества, направленные на сохранение суверенитета и территориальной целостности Украины. Однако, в этом контексте позиции и возможности Организации Объединенных Наций (ООН), Европейского Союза (ЕС), Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Североатлантического союза (НАТО) в отношении нашего государства имеют определенные  «особенности».

ООН

ООН — осудила вооруженную агрессию России против Украины, обратилась к руководству РФ с требованием прекратить поставки боевикам вооружения и военной техники, поддержала суверенитет и территориальную целостность Украины в пределах границ 1991 года и не признала аннексию Россией полуострова Крым и г. Севастополь (резолюция Генеральной ассамблеи ООН 68/262 от 27.03.2014 года). Кроме того, с марта 2014 года Управление верховного комиссара ООН по правам человека развернуло на территории Украины Мониторинговую миссию для наблюдения за ситуацией и соблюдением прав человека.

Вместе с тем, обладая правом вето (как постоянный член Совета Безопасности ООН), Российская Федерация откровенно и провокационно блокировала принятие СБ ООН: резолюции по поддержке суверенитета, территориальной целостности и независимости Украины (март 2014 года); заявления о нелегитимности проведения местных выборов на территориях самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик (ноябрь 2014 года); заявления о возникшей ситуации на Востоке Украины (январь 2015 года) в результате гибели гражданского населения из-за обстрела незаконными вооруженными формированиями г. Мариуполь и тому подобное.

Фактическая несостоятельность СБ ООН в вопросах защиты государственного суверенитета и территориальной целостности Украины вследствие вооруженной агрессии России против Украины ставит под сомнение эффективность имеющихся в рамках ООН механизмов предотвращения вооруженных конфликтов и реагирования на кризисные ситуации. Учитывая это, во властных и экспертно-аналитических кругах стран-членов ООН (в первую очередь США, Польши, стран Балтии) активизировалась дискуссия о необходимости реформирования Совета Безопасности ООН в плане усиления его возможностей по предотвращению вооруженных конфликтов. Среди основных направлений реформирования предлагается:

  • упразднить или временно ограничить право вето постоянных членов СБ ООН при рассмотрении таких критических вопросов, как нарушение норм международного права, проявлений геноцида, этнических чисток и тому подобное;
  • расширить постоянный состав СБ ООН за счет стран, имеющих наибольший экономический потенциал (в частности, ФРГ, Японии, Индии, Бразилии) или исходя из географического принципа (по одной стране от каждого региона). По мнению независимых экспертов, такая ситуация позволит изменить баланс сил в СБ ООН и ослабить позиции стран постоянного состава во время принятия тех решений, где просматриваются их интересы;
  • наладить сотрудничество СБ ООН с Международным криминальным судом в вопросах преследования лиц, ответственных за нарушение норм международного права, военные преступления, геноцид и тому подобное;
  • разработать новые механизмы гарантирования международной безопасности, а также сдерживания агрессоров. Такие механизмы должны включать комплекс четко разработанных средств давления (в политической, экономической, энергетической, финансовой, военной и других сферах) на страну или группу стран, посягающих на независимость, суверенитет и территориальную целостность других стран (как в открытой, так и скрытой формах).

ОБСЕ

ОБСЕ — осудила вооруженную агрессию России против Украины и не признала аннексию Россией полуострова Крым и г. Севастополь (резолюция Парламентской ассамблеи ОБСЕ от 01.07.2014 года), обвинила Российскую Федерацию в нарушении Хельсинского Заключительного акта от 1975 года, отправила на территорию Украины военный и гражданский персонал (март 2014 года), положила начало деятельности Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ в Украине (общая численность представителей составляет до 500 человек) и функционирования Специального центра контроля и координации на Востоке Украины, принимает посредническое участие в урегулировании вооруженного конфликта в рамках Минских договоренностей от 5 и 19 сентября 2014 года и 12 февраля 2015 года.

В настоящее время Миссия ОБСЕ в Украине является фактически единственной международной организацией, контролирующей выполнение Минских договоренностей (включительно договоренности Минск-2) о прекращении огня на Востоке Украины.

Вместе с тем, имея заметное влияние в составе Постоянного Совета ОБСЕ, а также вследствие отсутствия надлежащих условий безопасности для представителей Миссии на Востоке Украины, Российская Федерация периодически блокирует инициативы в рамках ОБСЕ, касающиеся:

 - деэскалации конфликта (относительно принятия решения по распространению действия мандата Пограничной наблюдательной миссии ОБСЕ на линию украинско-российской границы в районах Донецкой и Луганской областей);

 - выполнения Минских договоренностей (в первую очередь, о выведении российских войск и военной техники из временно неподконтрольных территорий Украины, возобновлении Украиной контроля вдоль украинско-российской границы на Востоке Украины и создания зон безопасности);

 - принятия решения по включению в состав Миссии ОБСЕ национальных военных компонентов потенциальных стран-доноров (прежде всего, БПЛА и обслуживающего персонала), что может заметно повлиять на контроль над развитием обстановки в зоне конфликта.

Именно такие деструктивные шаги РФ не позволяют ОБСЕ в полном объеме решать задачи по мониторингу ситуации в районе украино-российской границы и исполнять роль посредника в урегулировании кризиса на Востоке Украины. В то же время, при всех недостатках и замечаниях к ОБСЕ в контексте поиска способов мирного урегулирования ситуации на Востоке Украины, эта организация остается важной для нашего Государства, с учетом ее уникального мандата.

Европейский Союз

Ситуация вокруг Украины достаточно ощутимо сказалась на деятельности ЕС как в прошлом, так и в нынешнем году. Фактически, Европейский Союз активно участвовал в разрешении внутриполитического конфликта в Украине во время  «Революции Достоинства». В дальнейшем он не признал аннексию Российской Федерацией полуострова Крым и г. Севастополь, осудил вооруженную агрессию России против Украины на Донбассе, выдвинул требования к власти РФ о прекращении поставок боевикам вооружения и военной техники, а также о выводе подразделений вооруженных сил РФ с территории Украинского государства.

Европейский Союз рассматривает вооруженную агрессию России против Украины как нарушение действующей архитектуры европейской и мировой безопасности, а также как вызов его геополитическим интересам. Именно поэтому Европейский Союз достаточно критически пересмотрел свою политику в отношении России и вместе с США ввел против нее санкции в политической, экономической, финансовой, оборонной и гуманитарной сферах. Вместе с осуществлением давления на Россию ЕС начал и предпринимать меры по поддержке Украины.

В частности, в рамках программы ЕС  «Восточное партнерство» важное значение отводилось подписанным в июне прошлого года соглашениям об ассоциации и создании зоны свободной торговли с Украиной, Молдовой и Грузией. В то же время Европейский Союз увеличил поддержку Украины и в других направлениях, в т. ч. по урегулированию противоречий между Россией и Украиной в газовой сфере, предоставлению финансовой помощи Украине в объеме 1,6 млрд евро, снижению пошлины на экспорт украинских товаров в ЕС. Также он способствует реформированию украинских правоохранительных структур (в декабре 2014 года была начата работа Консультативно-совещательной миссии ЕС по реформированию сектора гражданской безопасности Украины (EUAM Ukraine). Разрабатывается и т. н.  «План Маршалла для Украины», по которому нашему государству может быть выделено, по меньшей мере, 30 млрд евро до 2020 года.

Кроме того, в ответ на усиливающуюся агрессивность России руководство ЕС активизировало мероприятия по усилению безопасности Европы в военной и энергетической сферах. Так, в рамках реализации Общей политики безопасности и обороны (ОПБО) ЕС были приняты решения по углублению сотрудничества между ЕС и НАТО в вопросах противодействия военным угрозам для европейского региона.

НАТО

Североатлантический союз решительно осудил вооруженную агрессию Российской Федерации против Украины, полностью поддержал введение международных политико-экономических санкций против России, а также потребовал от нее не оказывать поддержку незаконным вооруженным формированиям в Донецкой и Луганской областях Украины. А также вывести подразделения вооруженных сил РФ с украинской территории, присутствие которых в этих районах документально подтверждается данными космической разведки НАТО.

Что касается возможности предоставления Украине летального (в т. ч. высокоточного) оружия, то руководство Североатлантического союза не готово принять такое решение, но и не будет возражать, если отдельные страны-члены НАТО предоставят его на двухсторонней основе.

В этом контексте, в феврале 2015 года, сенаторы США направили письмо президенту страны Б. Обаме и руководству Североатлантического альянса с требованием увеличить объемы военной помощи Украине, в т. ч. путем поставок средств как летального, так и не летального оружия. (В первую очередь, это касается мобильной бронированной техники с противоминной защитой, противотанковых управляемых ракетных установок, переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК), радиолокационных станций артиллерийской инструментальной разведки, беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) и тому подобное).

В рамках практических мероприятий Североатлантический альянс положил начало созданию четырех трастовых фондов НАТО, направленных на реформирование оборонного сектора Украины в сферах логистики, управления, кибернетической защиты, медицинского обеспечения. Кроме того, подтвердил решение Бухарестского саммита НАТО от 2008 года об открытости Альянса для Украины и Грузии.

 

В связи с агрессивной внешней политикой России и повышением уровня угроз с ее стороны, в 2014 году начался новый процесс трансформирования НАТО с целью приведения деятельности Североатлантического альянса в соответствие с условиями новой международной конфронтации.

В частности, в мае 2014 года (после аннексии Крыма и с началом военной агрессии России на юго-востоке Украины) Североатлантический союз принял специальный план мероприятий по усилению обороноспособности НАТО на Восточном направлении, а во время саммита НАТО (в сентябре 2014 года) в Уэльсе был принят комплексный план реформирования НАТО. Этими планами предусматривается активизация мероприятий оперативной и боевой подготовки Объединенных вооруженных сил НАТО на Восточном направлении; усиление военного присутствия сил НАТО в странах Центрально-Восточной Европы и Балтии, в т. ч. продолжение развертывания элементов системы ПРО США/НАТО.

Практически проводятся мероприятия по повышению оперативности реагирования на военные угрозы безопасности Альянса, а именно: создание в структуре Сил реагирования НАТО Объединенного оперативного соединения сверхвысокой готовности; развертывание батальонной тактической группы в составе подразделений стран-членов (на ротационной основе) на территории Польши и стран Балтии; увеличение количества истребителей в составе миссии НАТО по защите воздушного пространства Литвы, Латвии и Эстонии (т. н. воздушная полиция НАТО); размещение мобильных противоракетных комплексов в Польше и Румынии; развертывание сети передовых пунктов логистического обеспечения войск НАТО в ФРГ, Италии и Норвегии.

Политика ЕС и НАТО по отношению к Украине и России в контексте событий 2014-го и текущего года сегодня поддерживается большинством европейских и других стран. При этом наиболее активные позиции в данном вопросе занимают ФРГ, Франция, Великобритания, США, Канада, Польша и Литва. Вместе с тем, ряд европейских стран, в частности Италия, Венгрия, Чехия, Болгария, Словакия, Греция, а также отдельные политические бизнес-круги ЕС демонстрируют более сдержанное отношение к мероприятиям политико-экономического давления на Россию, что объясняется их экономической (прежде всего энергетической) от неё зависимостью.

Кроме того, достаточно угрожающим фактором для Украины является заметная активизация венгерских, румынских и русинских движений и организаций националистической (в т. ч. экстремистской) направленности, в большинстве своем использующиеся (финансируются и направляются) Россией для провоцирования напряженности в западных и юго-западных регионах Украины.

Подводя итоги вышеупомянутому, можно сделать предварительные промежуточные выводы и прогнозы, а именно:

Работа на Донбассе Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе продемонстрировала, что Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине и Специальный центр контроля и координации на Востоке Украины не способны справиться с возложенными на них задачами по контролю за соблюдением всеми сторонами конфликта на Востоке Украины требований как Минских мирных договоренностей от 5 и 19 сентября 2014 года, так и новых Минских договоренностей от 12 февраля сего года. Причины здесь как объективные (ограниченное финансирование миссии, отсутствие средств объективного контроля), так и субъективные (ограниченный состав миссии, преобладающее влияние/давление на работу миссии со стороны России, обстрелы миссии и нападения на ее представителей со стороны боевиков и т. д.).

Сегодня можно констатировать, что реализация Минских договоренностей оказались под угрозой из-за постоянного нарушения (а точнее — невыполнения) Российской Федерацией и подконтрольными ей незаконными вооруженными формированиями оккупационного режима на Донбассе требований по прекращению огня и отвода тяжелого вооружения. Для того, чтобы сохранить эти Минские договоренности, необходимы усилия извне. В такой (патовой) ситуации логичен вопрос об оценке возможности реализации инструмента организации и проведения миротворческой операции в Украине с привлечением международных миротворческих сил под эгидой или ООН, или ЕС, а возможно и под эгидой НАТО (отдельные эксперты считают это гарантированным инструментом для нашего государства).

Как следствие — 18 февраля с. г. Совет национальной безопасности и обороны Украины одобрил обращение к ООН и Европейскому Союзу по развертыванию на территории Украины миссии по поддержанию мира и безопасности. Как считает украинская сторона, миротворческие силы можно было бы развернуть как вдоль линии столкновения, так и вдоль неконтролируемого участка российско-украинской границы (приблизительно 400 км), что позволило бы отслеживать и предотвращать её нарушение, а значит гарантировать проведение мероприятий по прекращению провокаций и в целом агрессии против Украины.

То есть получается, что в сложившихся обстоятельствах на Востоке Украины международные миротворческие силы должны были бы владеть мандатом на выполнение достаточно широкого спектра заданий: отслеживание ситуации в зоне конфликта и на украино-российской границе; контроль за соблюдением договоренностей о прекращении огня и отводом войск и тяжелого вооружения от линии столкновения; введение и поддержание гарантированного пограничного пропускного режима; предоставление гуманитарной помощи для населения, а также содействие поддержанию законности и правопорядка в зоне конфликта и на границе; гарантирование безопасности и поддержка демократии в зоне конфликта; предоставление помощи в процессах антикризисного управления и постконфликтной стабилизации. С таким широким спектром сугубо специфических задач не смогут справиться никакие миротворческие силы, а, следовательно, необходимо будет или ограничивать круг этих задач, или проводить миротворческую операцию на Востоке Украины в несколько этапов, что увеличит срок ее проведения и расходно-стоимостные показатели.

Кроме того, необходимо четко представлять себе — какого содержания и какой направленности должна быть миротворческая операция на Востоке Украины: операция по принуждению к миру или операция по поддержанию мира? Большинство экспертов считают, что сначала необходимо провести миротворческую операцию по принуждению к миру с задачей: деэскалации ситуации, недопущение нападений и обстрелов, разведение сил сторон конфликта по определенной линии разграничения и тому подобное. Для этого нужен миротворческий контингент. Он может быть как ООНовский, так и ЕСовский или даже смешанный.

После стабилизации ситуации важно будет провести полицейскую миссию ЕС на Востоке Украины по поддержанию мира. При этом следует учитывать, что Европейский Союз еще никогда не проводил совместных наземных военных операций миротворческого характера. Безопасностная составляющая появилась в сфере ответственности европейского сообщества лишь недавно, и сегодня полномочия ЕС здесь являются достаточно ограниченными. Вместе с тем, отдельные эксперты полагают, что Европейский Союз все-таки должен рассмотреть возможность создания военной миссии на Донбассе, если Минские договоренности не будут выполняться и боевые действия будут продолжаться.

Что касается возможных участников миротворческой операции, это могут быть страны, не состоящие в НАТО: Австрия, Финляндия, Швеция и даже Китай. Важно, чтобы в состав миротворческих сил не попали контингенты из Российской Федерации.

Между тем в России заявляют, что планы Украины обратиться в ООН и ЕС по поводу миротворцев ставят под сомнение намерения украинской власти выполнять Минские договоренности. Как известно, в вопросе размещения миротворцев ООН Украине необходимо будет получить поддержку членов СБ ООН. Россия является постоянным членом Совета Безопасности и имеет право вето, то есть это потребует определить механизмы обхода права вето России в ООН по отправке миротворцев в Украину (комментарий: как вариант, Россию могли бы признать стороной конфликта).

Самый больший опыт проведения миротворческих операций, безусловно, имеется у ООН. Вместе с тем, деятельность ООН последних лет демонстрирует низкую эффективность организации по решению международных конфликтов в случаях принципиальных расхождений интересов ведущих государств мира. Наглядное свидетельство этого — неспособность ООН остановить аннексию Крыма и вооруженную агрессию России на Донбассе против Украины. Невзирая на активное обсуждение украинского вопроса (состоялось около 20 заседаний), Совет Безопасности ООН так и не смог принять четкую резолюцию в отношении действий России против Украины и ограничившись лишь общими декларациями. И в то же время 17 февраля с. г., по инициативе российской стороны, Совет Безопасности ООН одобрил резолюцию в поддержку Минских договоренностей и призвал стороны конфликта на Донбассе соблюдать их.

Что случилось? Зачем это нужно России?

На первый взгляд, ответ лежит на поверхности, а именно:

  • Российская Федерация не желает выхода Украины из-под Минских договоренностей, потому что фактически этот механизм признает (легитимизует) самопровозглашенные т. н. Луганскую и Донецкую народные республики;
  • Российская Федерация не стремится изменить существующий  «нормандский» формат переговоров на другой, а именно — на  «женевский» (США, ЕС, Россия и Украина), так как ей будет трудно противостоять совместной позиции США и ЕС;
  • Российская Федерация не хочет допустить на восток Украины миротворческие силы ООН и ЕС (по заявлению спикера Госдумы РФ С. Нарышкина, Минские договоренности не предусматривают приглашения миротворцев ООН, а одной из сторон переговоров является ОБСЕ).

Вместе с тем, инициатива российской стороны по поводу резолюции Совета Безопасности ООН в поддержку Минских договоренностей — она как будто ни о чем, но сам факт ее поддержки в ООН развязывает Кремлю руки. Поскольку режим Путина характеризуется как безответственный и циничный, то вполне вероятно, что российская сторона и поддерживаемые ею незаконные вооруженные формирования в Донецкой и Луганской областях Украины в очередной раз грубо будут нарушать и Минские договоренности-2. На самом же деле Кремль хотел бы видеть в Украине присутствие сугубо российских миротворцев, чтобы под их видом ввести оккупационные войска. Так, как это было в Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии.

Следует также понимать, что какая-либо миротворческая миссия в зоне конфликта — не гарантия прекращения боевых действий. Кроме того, нахождение миротворческого контингента в зоне конфликта будет означать его  «замораживание», а не решение. При этом центральная власть теряет контроль над территорией, контролируемой сепаратистами, а значит и суверенитет. То есть, в этой ситуации  «голубые каски» — не просто один из инструментов  «замораживания» конфликта на длительный срок. Фактически, это шаг к экономическому и политическому отсечению неконтролируемых центральной властью территорий. Так произошло в Абхазии, Южной Осетии, Приднестровье. В настоящее время они хоть формально и не признанные международным содружеством, но фактически — независимые государства.

Кроме того, при введении миротворцев Украина будет принимать на себя определенные обязательства, а значит, теряет возможность проводить какие-либо военные операции по возобновлению контроля над территориями, контролируемыми сепаратистами и российской армией. Иначе Украина в глазах международного содружества будет выглядеть как инициатор эскалации конфликта. А вот сепаратисты и Москва сохраняют возможность возобновить боевые действия в любой удобный для себя момент, и дальше продвигаться на запад и юг.

Но это все — тактика.

Стратегическими же задачами по отстаиванию государственности Украины остаются:

  • сохранение и усиление международных политико-экономических санкций против Российской Федерации при одновременном проведении в Украине реформ;
  • предоставление Украине  «оборонного оружия» Соединенными Штатами Америки, а также другими странами НАТО и ЕС;
  • ускорение процессов реформирования Вооруженных Сил и оборонно-промышленного комплекса Украины по стандартам НАТО;
  • создание и ввод целостной системы государственной информационной безопасности и информационного противодействия в Украине.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Борисфен Интел, Киев, Украина

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 26.02.2015. Просмотров: 262

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta