Год олигархов: В 2017-м Порошенко и Ко обобрали каждого украинца

Содержание
[-]

Знать реальное положение экономики

Сергей Дацюк пишет в своем блоге на сайте УП: узнать реальное положение дел в экономике сегодня практически невозможно. И не то, чтобы было невозможно узнать какие-то цифры, которые так или иначе что-то там покажут. Из этих цифр невозможно узнать общее состояние экономики.

Поэтому я не могу сделать, хотя бы и для себя, оценку экономики в Украине.

Поэтому я решил поделиться проблемными вопросами, которые, возможно, кто-то из экономистов мне объяснит. Этих проблемных вопросов немного, и они связаны с соотношением экономического роста в «белом» и «теневом» секторе.

Я не понимаю, когда мы говорим о 2% роста в Украине, которые нам нарисовало Правительство: этот рост только «белого» сектора или с учетом «теневого» сектора?

Я также не понимаю, учитывается ли в экономическом росте страны в том числе рост бизнеса. Особенно меня интересует рост олигархического бизнеса.

Можете сами посмотреть данные журнала «Новое время» за 2017 год. Эти данные являются уникальными для Украины. Хотя и не знаю, как так случилось, что олигархическая власть смогла допустить их публичность. Ведь, если их сравнить с официальными данными (из журнала «Фокус», опубликованные в украинской Википедии и в большинстве украинских изданий), они раскрывают очень интересные и печальные вещи.

  • Во-первых, согласно официальным данным Ринат Ахметов, как и остальные трое олигархов, беднеет. А согласно данным «НВ», все они очень сильно богатеют (Ахметов + 68%, Пинчук +13, Жеваго +209, Новинский +113).
  • Во-вторых, против группы «Приват» идет системная государственная атака на уничтожение. И именно этот достаточно незаконный процесс представляется в СМИ как борьба с олигархией. Но это выборочная борьба, и очень сомнительная с точки зрения легитимности, если учесть демонстрируемый патриотизм именно этого олигархического клана.
  • В-третьих, согласно официальным данным Петр Порошенко за последний год обеднел на 69%, а согласно данным «НВ» его состояние выросло на 7%.
  • В-четвертых. Если учесть, что Петр Порошенко, как это свидетельствует Сергей Лещенко, пытался разбогатеть за счет бизнеса Ахметова (+68), то увеличение его состояния только на 7% свидетельствует о двух вещах — его коммерческие консультанты и адвокаты заняты последний год тем, что эффективно прячут его доходы от общественности.
  • В-пятых, мы не можем больше доверять всем этим официальным рейтингам роста бизнеса украинских олигархов, поскольку они оказываются коррумпированными и направленными по содержанию на искривление и сокрытие реального положения дел у олигархов. Обидно также, что и некоторые статьи Википедии теперь контролируются олигархической властью.
  • В-шестых, средний рост олигархического бизнеса (сумма всех процентных ростов первых десяти олигархов по данным «НВ», поделена на 10) составляет 41,9%. Официальное же рост всей экономики Украины по данным правительства 2%. Это вопиющая характеристика общего состояния дел в экономике Украины, о которой молчит Правительство, молчит парламентское большинство, молчат коррумпированные эксперты и журналисты.

Это означает, что олигархическая экономика бешеными объемами высасывает весь рост из остальной экономики Украины, не оставляя этой остальных экономике никаких шансов на рост.

Это означает также, что олигархический бизнес через политические манипуляции и коррупционное давление на публикацию экономической информации пытается скрыть это обстоятельство.

Это означает также, что журналисты, ретранслируя рейтинговую ложь, участвуют в коррупции.

Это означает также, что экономисты, которые делают вид, что они всего этого не замечают, не имеют своей гражданской позиции.

Мы не знаем и не можем знать реальное положение дел в экономике, пока мы не знаем, как нас оббирают и мародерствуют олигархи и как они скрывают свой нелегитимный рост.

Мы не можем знать реальное положение дел в экономике, пока Правительство нам врет в экономических оценках, выдавая падение за рост.

***

Депутат Сергей Лещенко в своем блоге на УП в свою очередь написал: 2017 год не стал прорывом для Украины. Подводя итоги, можно сказать, что нам удалось сохранить дееспособность НАБУ, но при этом клановая модель экономики залезли в карман каждого украинца.

Половину заплаченных нами денег за электроэнергию получает Ринат Ахметов. При Порошенко он в полном «шоколаде»: сохранился алгоритм, когда тепловая энергетика производит всего 30% рынка, но благодаря завышенной цене получает в два раза больше денег. В том числе — за счет атомной энергетики. А тем временем близкая к Петру Порошенко компания ICU скупила банковские долги и ценные бумаги ДТЭК, что сделало его фактическим совладельцем энергетического бизнеса Ахметова.

Если вы автомобилист и заправляете машину газом, то, вероятно, половина ваших денег ушла Виктору Медведчуку. После зачистки независимых трейдеров сжиженного газа руками одиозного департамента «К» СБУ увеличилась доля структур, связанных с Медведчуком, — компании Глуско и ее сателлитов. Кроме того, на внутренний рынок с нуля зашла неизвестная швейцарская «прокладка» Proton Energy, продающая газ как через сеть заправок Глуско, так и раздающая ресурс основным сетям АЗС. В результате доля компании составила 40% рынка прямо и опосредованно.

То же силовое подразделение, подотчетное, кстати, президентским «смотрящим» Игорю Кононенко и Александру Грановскому, на протяжении года мучило весь бизнес — коньячников, импортеров средств защиты растений и даже экспортеров меда.

Покупая сельскохозяйственную продукцию, вы должны знать, что в ее стоимость заложены минеральные удобрения, которые Дмитрий Фирташ продает на украинском рынке дороже, чем за рубежом. Почему? Потому что против его конкурентов ввели антидемпинговые пошлины, возбудили уголовные дела за финансирование терроризма, натравили Военную прокуратуру и наложили санкции Минэкономики. И даже следствие ФБР против олигарха не мешает ему продолжать зарабатывать на власти.

Если вы любите курицу, то наверняка были клиентом растущей монополии Юрия Косюка, получившего в 2017‑м 1,5 млрд грн дотаций из бюджета. Добавьте к этому льготное налогообложение и представьте, что во владении Косюка — яхты и самолеты, а также своеобразное Межигорье, которому может позавидовать даже Янукович.

Что при этом уготовано нам, украинцам? Государство погрязло в переделе финансовых потоков, но не способно обеспечить гражданам даже базовые стандарты жизни.

Нет гарантии, что на остановке тебя не убьет водитель Лексуса, как в Харькове, или не подорвут гранатой в суде, как это случилось недавно в Никополе. Нет гарантии, что скорая успеет довезти до больницы, и нет уверенности, что там тебя вылечат. Нет гарантии, что после получения высшего образования ты найдешь работу. Нет гарантии, что твои родители будут получать нормальную пенсию. Сценарий, предлагаемый властью, — иммигрируйте и не мешайте нам делить страну между собой.

После поездок по стране символом 2017 года для меня стала маршрутка Сумы-Варшава. И в ней ездят не туристы, пользуясь безвизовым режимом, а лучшие наши кадры, заполняющие вакансии в Польше. Мэрия Познани создает украинскую версию сайта об условиях трудоустройства в стране.

Порошенко весь год укреплял свои позиции. Он добился отмены конкурсов при назначении местной власти, что позволит собрать в один кулак админресурс на выборах. К пулу президентских силовиков добавилось Государственное бюро расследований. Консолидируя потоки, Порошенко назначил своим указом членов энергорегулятора — НКРЭКУ.

Прочно связав протесты с фамилией Саакашвили, власть деморализовала оппозицию. Протестные настроения гасят за счет манипуляций общественным сознанием, сделав слово майдан синонимом кровопролития.

При этом в зоне своей прямой ответственности — международной политике — президент умудрился поссориться со многими соседями: с Польшей из‑за Бандеры, с Беларусью из‑за шпионского скандала, с Румынией и Венгрией из‑за языка.

Мы не можем дальше жить в таком формате — интриг, коррупции и саморазрушения. Украина по‑прежнему остается страной возможностей. Мои знакомые, продвигающие мелкие бренды одежды, жалуются, что на фабрики невозможно пробиться — они загружены под завязку пошивом одежды для западных фирм. Украинские кикстартеры Delfast придумали электровелосипед, способный проехать на одном заряде дальше Tesla Model S, программисты аутсорсят скандинавские банки, а инженеры — датские ветряные электростанции.

Разработки виртуальной реальности, искусственного интеллекта и альтернативная энергетика способны вытянуть Украину из сценария с ролью страны-сырьевого придатка. Давайте требовать честной политики. А лишний миллиард лучше отдать не очередному олигарху, а направить в те отрасли, которые дадут шанс догнать хвост уходящего поезда.

Перевод: Аргумент

http://argumentua.com/stati/god-oligarkhov

***

Пустое слово Порошенко: Что уже успел наобещать президент в 2018-м

 

В журнале «Фокус» проанализировали ключевые обещания главы государства в новом году и то, что за этим стоит.

***

Что сказал: «В течение года будет дан старт созданию антикоррупционного суда. Деньги в бюджете на эту институцию уже предусмотрены, но нужно пройти все этапы одобрения закона и формирования состава судей»

Последние два месяца президент Украины Пётр Порошенко всё больше теряет доверие наших международных партнёров. Одна из причин — затягивание процесса создания антикоррупционного суда. Запад обвиняет в этом Порошенко. В Евросоюзе на днях даже намекнули, что могут приостановить безвизовый режим с Украиной, если мы не создадим суд, соответствующий рекомендациям Венецианской комиссии.

Сам Порошенко требования международных институций выполнять не спешит, равно как и обещание, что антикоррупционный суд будет независимым. В конце декабря глава государства внёс в Верховную Раду законопроект об антикоррупционном суде. В МВФ заявили, что его принятие без внесения необходимых изменений ставит под угрозу выполнение Украиной обязательств перед международными партнёрами. Фонд настаивает на предоставлении международным донорам права блокировать назначение недобросовестных судей, а не просто консультировать Украину в этом вопросе.

В АП такую идею категорически не поддерживают, настаивая на том, что они действуют в рамках правового поля Украины. Кроме того, особого энтузиазма по поводу создания нового суда нет и у парламентариев, которые даже не включили этот вопрос в повестку дня. Потому шансы на создание независимого антикоррупционного суда туманные.

***

Что сказал: «Мы уверенно начинаем 2018-й — год энергетической независимости Украины»

Меньше двух недель понадобилось Петру Порошенко, объявившему о начале года энергетической независимости Украины, чтобы скорректировать свою позицию и заявить, что наша страна готова снова покупать природный газ у России, если тот будет дешёвый и заключён по честным и прозрачным контрактам.

Параллельно президент похвастал тем, что Украина больше не находится на «иголке коррупции и зависимости от российского газа». Впрочем, энергетическая независимость нашей страны ограничивается не только покупкой газа. Например, сегодня Украина на 80% зависима от российского ядерного топлива.

По словам Юрия Корольчука, эксперта Института энергетических стратегий, у нас нет завода по производству ядерного топлива. Кроме того, Украина всё ещё продолжает закупать большую часть угля из России. В прошлом году, например, 55% импорта угля пришлось из РФ на сумму больше $1,2 млрд.

***

Что сказал: «Особо подчеркиваю гарантии независимости НАБУ. Считаю неприемлемыми любые формы давления на этот орган»

Говорить о гарантиях независимости и неприемлемости любых форм давления на Национальное антикоррупционное бюро в условиях невозможности проведения необходимого аудита — абсурдно. Аудит НАБУ — ежегодная процедура, которая могла бы выявить, насколько объективно и профессионально работают детективы агентства. Его должны проводить три аудитора — по одному от парламента, правительства и президента. На сегодня своего аудитора утвердил только Кабмин.

Президент и Рада держат паузу. Пётр Порошенко заявляет, что не допустит «опасности политического вмешательства» в работу антикоррупционных органов, однако его фракция в парламенте уже пыталась выдвинуть на должность аудитора НАБУ кандидата, удобного для главы государства. Так, вместо предложенного профильным комитетом ВР Роберта Сторча, заместителя генерального инспектора департамента юстиции Соединённых Штатов, парламентарии хотели назначить аудитором Найджела Брауна, частного детектива из Великобритании.

Это стало ещё одним доказательством нежелания власти проводить проверку НАБУ. Кроме того, антикоррупционный орган до сих пор не может добиться права независимо от СБУ прослушивать телефоны. Из-за этого, например, в декабре прошлого года разгорелся скандал, когда СБУ сорвала несколько операций НАБУ под прикрытием.

***

Что сказал: «Уже в ближайшие месяцы новые украинские телеканалы и радиостанции начнут вещать на оккупированные Крым, временно неподконтрольные Донецк и Луганск».

О том, что в 2018 году у жителей оккупированных территорий может появиться возможность смотреть и слушать украинское телевидение и радио, в прошлом году говорили и в Министерстве информационной политики. «Мы уверены, что на протяжении года появится ещё одна вышка, высотой под 200 м в Покровске, которая обеспечит цифровой аналоговый сигнал украинского радио и телевидения», — заявила в конце декабря Эмине Джапарова, первый замминистра информационной политики.

Точных сроков в ведомстве, равно как и других подробностей о строительстве новой вышки, не рассказали, ссылаясь на секретность проекта. Больше ясности внёс Павел Жебривский, глава Донецкой областной военно-гражданской администрации. По его словам, строительство вышки в Покровске начнётся весной, а завершить проект смогут только к концу года.***

Что сказал: «Накормив и одев наше войско, мы можем позволить себе использовать пятую часть военного бюджета на вооружение и военную технику»

В этом году на оборону Украина выделила 83,3 млрд грн — на 20% больше, чем в 2017-м. Тем не менее бюджетом развития он едва ли станет. Ещё в сентябре министр обороны Степан Полторак говорил, что для перехода с бюджета содержания на развитие подконтрольному ему ведомству нужно около 140 млрд грн.

По расчётам этого года, большая часть трат государственных денег вновь идёт на содержание войск — 50,6 млрд грн, около 60% всей суммы. На вооружение и технику планируют потратить пятую часть бюджета — 16,4 млрд грн. Но даже этого катастрофически мало. По словам волонтёра Виталия Дейнеги, в развитых странах на обеспечение армии обычно выделяют не более 50% средств, всё остальное — на развитие вооружения и техническое оснащение.

Автор: Диана Давитян, опубликовано в журнале Фокус

http://argumentua.com/stati/pustoe-slovo-poroshenko

***

Что нужно Украине? Спросите в «Вашингтонском обкоме» 

Доверие украинцев к власти и к отдельным ее представителям грозит вот-вот опуститься до уровня статистической погрешности. Власть это не волнует. Её цель — нравиться не своим гражданам, а «Вашингтонскому обкому»

Последние дни января выдались в Украине на удивление бурными и обильными на события самого разного плана. Хороших из них оказалось совсем немного. В придачу к этому новости полетели одна хуже другой. Со всех сторон. Как с «вражеского» Востока, откуда никто не ждал ничего другого, так и с «дружественного» Запада. Там вдруг озаботились разгулом коррупции и кое-какими другими «изъянами» украинской «демократии», придержав кредиты. На таком откровенно негативном фоне показной оптимизм представителей Киева, который они взялись демонстрировать на зарубежных площадках, не мог не потрясти воображение даже видавших виды знатоков современной украинской жизни и ее исторических корней.

Тон, как и положено первому лицу, задал П.Порошенко. На Всемирном экономическом форуме в Давосе он излучал такой безудержный оптимизм в оценках состояния дел в стране, которую представлял, и собственного вклада в происходящее, что оставалось диву даваться от осознания того, дистанция какого огромного размера пролегла между главой государства и самим этим государством. В одном из давосских спичей Порошенко, например, изрек буквально следующее: «Они хотят изобразить, что Украина — неуспешная страна, мы не даем им никаких шансов для этого». Притом, что даже среди наиболее рьяных и преданных сторонников киевского режима на Западе общим местом стала трактовка Украины как государства «несостоявшегося» и, к тому же, продолжающего движение вниз, к полной руине, к хаосу.

Кроме острых внутренних проблем, несущих в себе угрозу самому существованию Украины, Киев в последнее время столкнулся с целым рядом не менее серьезных вызовов на внешней арене. Говорить о том, что перед страной замаячил призрак международной изоляции, как мы это делали летом-осенью прошлого года, теперь вряд ли корректно. Изоляция уже стала реальностью. От Киева один за другим отвернулись те, кто не далее, чем вчера, принадлежал к кругу его верных друзей и союзников. Кое-кто еще и обиделся на бывшего друга, крепко обиделся. Самый яркий и показательный пример тут Польша, по словам одного киевского эксперта, превратившаяся из главного «адвоката» Украины в Европе в жесткого «прокурора». Недалеко ушла Венгрия, отбросившая в сторону политесы и не стесняющаяся вслух заявлять, что будет вставлять Украине палки в колеса там, где представится такая возможность. Менее откровенны в словах, но не менее разочарованы действиями и риторикой Киева Беларусь, Румыния, Молдова. Черная кошка, выпущенная неизвестно зачем киевскими горе-дипломатами, пробежала между Украиной и Сербией. Следя за «ростом национального самосознания» в Украине, приобретающего, мягко говоря, странные формы, продолжает пребывать в напряжении Израиль. Протестные ноты украинскому МИД уже шлет, походя обиженная Киевом, Латвия! Ежится Эстония и часть Европы.

Шарахаются при виде украинских делегатов в ПАСЕ, Совете Европы, ОБСЕ. Причина проста: там изрядно надоели и агрессивная русофобия, и хуторянский стиль, ей сопутствующий. Внимать несмолкающим призывам украинцев дружно работать во имя грядущей победы Украины над Россией никому в голову не приходит. В значительной степени из-за надоевших европейцам призывов к «крестовому походу» на Москву, хотя и не только поэтому, Киев перестали звать, куда бы то ни было. Украины нет ни в польско-хорватской «Инициативе трех морей», ни в китайской программе «16+1», ни в целом ряде других региональных и межрегиональных проектах.

Какая там «проукраинская международная коалиция»! Впору заводить речь об украинской международной изоляции. Причем, без кавычек. Провал внешней политики Киева стал настолько очевиден, что Порошенко в Давосе заговорил… о «новых коалициях», имея в виду объединение субъектов международных отношений в новые неформальные союзы для отстаивания общих интересов и, само собой разумеется, защиты Украины, понятно от кого и от чего. Коалиционная тема имеет свою историю. Начиная с осени 2014 года одной из главных «фишек» внутриполитической риторики Киева и украинского лидера стало упоминание о «проукраинской международной коалиции». Она якобы была сформирована их — Киева и Порошенко — титаническими усилиями и якобы должна была вот-вот обеспечить безоговорочную победу в борьбе с врагами, включая, естественного, самого главного и начиная, понятное дело, с него. О коалиции говорилось как о свершившемся факте достаточно долго. Особенно любил рассуждать о ней сам Порошенко. Любил-любил, да взял и разлюбил. Тема международной коалиции, как и многие другие, как появилась в виртуальном мире киевской власти, так и исчезла из него. Будто ее и не было. И вот, история с коалицией получила продолжение, как сказка про белого бычка. «Мы должны думать о новых коалициях, — заявил Порошенко в Давосе, с умилением поглядывая на сидевших рядом с ним коллег из Польши и Литвы. — У нас должна быть общая коалиция и совместная программа, чтобы противостоять агрессии».

«Новая коалиция» — это свежий продукт от президентских технологов для внешнего употребления. Для употребления внутреннего предлагается другая «фишка». Ничуть не менее небанальная. Имя ей — вы только не смейтесь, пожалуйста, читатель! — консолидация. Выступая на мероприятиях по случаю столетия боя под селом Круты, Порошенко огорошил публику сентенцией: «Понимаем, по крайней мере, в большинстве своем, что консолидация всех украинцев на фоне опасной внешней угрозы, исходящей от России, является главной предпосылкой нашей победы». Если бы нечто подобное изрек В. Янукович, можно было бы подумать, что оратор то ли не в себе, то ли ему не вполне ясно значение слова «консолидация». Выпускнику престижного факультета международных отношений КГУ имени Шевченко, прошедшего еще и стажировку в сверхпрестижном МГИМО, Порошенко оно известно. Как и то, что употреблять его в отношении «всех украинцев» не имеет смысла. Лозунг «Единая страна», запущенный в обиход официальной пропагандой после Донбасса, так и остался лозунгом. Страна не едина, она расколота сразу на несколько частей, в расколотом состоянии пребывает общество. Раскол ширится, углубляется. Остановить этот процесс некому.

Вернувшегося к делам государственным с шикарных Мальдив шефа переплюнул в демагогии Ю. Луценко, побывавший на «скромных» Сейшелах. В интервью «Дойче Велле» генеральный прокурор Украины заявил: «А теперь скажу не только как генпрокурор, а как человек, прошедший Майдан, — Украине нужна оппозиция. Власти нуждаются в ней, и иногда очень сильно заслуживают критику. Люди имеют право, а иногда и необходимость протестовать против властей». Для современной Украины политическая оппозиция — это столь же несусветная дикость, как консолидация и новая коалиция. В стране уже четыре года нет оппозиции. Нет, и не может быть. Как работать оппозиции, когда любая критика в адрес режима сразу же объявляется «происками Кремля», когда власть системно и целенаправленно посылает «вести дебаты» с оппонентами, если не Службу безопасности и Генеральную прокуратуру, то «активистов» с дубинками? Ответ ясен и прост — никак. Слова о необходимости оппозиции здравы и правильны, но в устах Луценко они превращаются в очередное лукавство, для генпрокурора далеко не первое и явно не последнее, звучат так же лживо, как его рассказы о «реформировании» Генеральной прокуратуры или об «успехах» в борьбе против коррупции. Относиться к этой идее этого автора серьезно можно было бы, пожалуй, только, имея в виду, что сам Юрий Витальевич готовится, покинув нынешний прокурорский пост, возглавить «новую» оппозицию. Если так, то кому такая, с позволения сказать, оппозиция нужна?

Ответ на вопрос: что нужно Украине, — киевской власти неизвестен. Из того, что готовы предложить Порошенко и Луценко, Украине точно не нужно ничего. А вот жизненно необходимый ей мир они не предлагают.

Автор: Яков Рудь

https://regnum.ru/news/polit/2375993.html


Об авторе
[-]

Автор: Веб-сайт "Аргумент", Диана Давитян, Яков Рудь

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.03.2018. Просмотров: 78

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta