Главные угрозы Кремля в энергетике Украины

Содержание
[-]

Главные угрозы Кремля в энергетике Украины

Прежде, чем перейти к сути дела, автор, руководствуясь личным опытом, подчеркивает, что высказывает свое собственное мнение, ибо знает, как легко оценивать чужие поступки и как непросто принимать правильные решения.

В этом материале затрагиваются только наиболее зависящие от нынешнего агрессора — РФ — сферы украинской энергетики.

***

Часть 1. Нефтяная отрасль.

Самая большая проблема — высокая зависимость от поставок нефтепродуктов из зарубежных заводов (НПЗ), обеспечивающихся полностью или частично российской нефтью (НПЗ Мозырь в Беларуси, НПЗ Мажекяй в Литве, несколько НПЗ в Румынии, фирма Орлен в Польше и др.).

Кроме этого, ряд украинских предприятий химической промышленности (например, Калушское научно-производственное объединение Ориана в Западной Украине) зависят от российского экспорта нефтехимического сырья, как правило, на 100 %. Эти предприятия невозможно модернизировать и, соответственно, не улучшится качество выпускаемой ими продукции (из-за несоответствия качества сырья).

Высококачественную продукцию нефтехимической промышленности Украина, как правило, импортирует. Хотя производить такую продукцию ей не составляло бы большого труда.

Объективные данные:

Сейчас в Украине добывается немногим более 2 миллионов тонн нефти (в 2013 году добыто 2,4 млн тонн). Еще примерно 1 млн тонн — импорт из РФ. Потребляется же нефтепродуктов в количестве примерно 9 млн тонн.

В стране имеется 6 НПЗ с отсталыми технологиями переработки нефти. Когда-то (во времена СССР) они могли перерабатывать более 51 миллиона тонн нефти, как правило, добываемой в России, и производить нефтепродукты качества Евро2 и Евро3 (хорошие по тем временам). С тех пор практически ничего не изменилось – качество нефтепродуктов украинского производства осталось на том же уровне. Правда, некоторые нынешние владельцы НПЗ утверждают, что модернизировали свои предприятия и выпускают улучшенную продукцию. Но полагаю, что это не так. Скорее всего, тут не обошлось без известной украинской коррупции.

В прошлом году украинские НПЗ произвели чуть меньше 2 млн тонн низкокачественных нефтепродуктов. Еще около 0,5 млн тонн произвел Шебелинский государственный газоперерабатывающий завод (ГПЗ). Итого: менее 2,5 млн тонн нефтепродуктов из имевшихся на нашем рынке более 9-ти млн тонн.

То есть, разница (как правило, высококачественная) была получена из НПЗ Беларуси, Литвы, РФ, Румынии, Польши, на которые поступает, как правило, российская нефть. Эти НПЗ были построены во времена бытия социалистического лагеря. Они также когда-то выпускали продукцию Евро 2 и Евро 3. Теперь же они модернизированы.

Низкокачественные нефтепродукты еще имеют спрос в Украине из-за имеющейся техники советского (или постсоветского) производства, используемой в сельской местности. Однако хотим мы этого или нет, эта техника уйдет в небытие до конца уже этого десятилетия.

Таким образом, тогда же в полный рост станет вопрос обеспечения украинского рынка качественными нефтепродуктами. Обеспечат ли его такими нефтепродуктами нынешние технологически отсталые украинские НПЗ?

Известны три варианта решения такой проблемы:

  • переход на 100 %-й импорт необходимых нефтепродуктов. Это бы вылилось в фактическую ликвидацию украинской нефтеперерабатывающей отрасли, из-за чего пострадает, как говорится, и человеческий фактор (производственная школа, рабочие места и т. д.) что не допустимо с точки зрения национальной безопасности.
  • модернизация имеющихся украинских НПЗ. (Для этого понадобится столько же, примерно, средств, как и для строительства новых НПЗ. Кроме того, процесс выделения средств на модернизацию чреват напряжением отношений между собственниками НПЗ и государством).
  • постройка нового современного нефтехимического комплекса, способного производить ликвидные высококачественные нефтепродукты и современное сырье для химической промышленности.

 

Перспективным является создание (строительство) в Украине современного нефтехимического комплекса (по исходной продукции это гораздо больший спектр, чем в НПЗ) с помощью кредитования. Такой комплекс возможен при таких условиях:

  • Наличие сырья — нефти.
  • Наличие технических и людских ресурсов.
  • Наличие рынков сбыта произведенной продукции (нефтепродуктов и сырья для нефтехимической промышленности).

Условия создания (строительства) в Украине современного нефтехимического комплекса

В Украине не имеется первого условия (нефть в ограниченном количестве). Но есть два следующих, не имеющихся у большинства нынешних потенциальных наших партнеров (есть возможности и рынки). Россия в роли партнера, естественно, не рассматривается.

Для решения упомянутых и других вопросов из области национальной безопасности есть смысл построить в Западной Украине нефтехимический комплекс для переработки 8–10 млн тонн высококачественной нефти в год с участием трех сторон:

  • Украина;
  • обладающая нефтью страна;
  • страна, открытая для ликвидных рынков (наиболее подходящая – член ЕС).

Наиболее оптимально для переработки — 8–10 млн тонн нефти в год.

Еще во времена третьего президента Украины такой проект успешно прорабатывался. Сейчас есть смысл его реализовать, так как не имеется иного варианта для обеспечения реальной самостоятельности Украины.

Коммерческие и политические выгоды сторонников проекта:

  • Украина, в основном, решает вопрос обеспечения внутреннего рынка нефтепродуктов и сырья для химической промышленности. При этом не исключается их частичный импорт, а, значит, сохранится конкуренция среди прозрачных импортеров. Также это не создаст дополнительного напряжения для добросовестных импортеров. Будет решен вопрос аверсного (запланированного) использования нефтепровода «Одесса-Броды». Производитель получает свободный выход на конкурентные рынки нефтепродуктов, в частности, на рынки ЕС, и прежде всего за счет меньшей себестоимости вследствие меньшей зарплаты. Сравнительно легко решается вопрос занятости квалифицированных работников на западно-украинских НПЗ.
  • Страна-нефтевладелец реализует свой стратегический интерес на ликвидных рынках (ЕС): продает не сырую нефть, а нефтепродукты.
  • Третья страна (наиболее подходящая — член ЕС) выступает гарантом функционирования Комплекса по европейским прозрачным правилам и, в случае необходимости, балансирует сбыт продукции. В частности, усиливает свое влияние на конкурентных рынках (рынках ЕС). А то, что произведенная в Украине продукция имеет все шансы быть конкурентной, объясняется, прежде всего, тем, что наша рабочая сила еще длительное время будет менее оплачиваемой, чем, например, в ЕС.

***

Часть 2. Газовая отрасль.

Объективные данные:

Украина (с учетом Крыма) потребляет 50–52 млрд кубометров природного газа за год. В Крыму добывается и потребляется газа примерно в равном количестве — около 2 млрд кубометров.

Структура потребления в течение года примерно следующая: 16–17 млрд кубометров — «на комфорку» (непосредственно населению), свыше 0,5 до 1,0 млрд кубометров потребляется бюджетной сферой, 7–9 млрд кубометров – предприятиями теплокомунхоза, примерно 23–25 млрд кубометров – промышленностью (в частности, химией и металлургией, большинство продукции которых экспортируется на мировые рынки). В эти объемы для экономики входит также и 4–6 млрд кубометров технологического газа, обеспечивающего транзит.

Добываем (с учетом Крыма) 20–21 млрд кубометров. Импортируем 28–30 млрд кубометров газа.

Существует техническая возможность импортировать газ по реверсной схеме: свыше 5 млрд кубометров через Польшу и Венгрию, и через Словакию — до 10 млрд кубометров (благодаря уже сделанным сравнительно небольшим капиталовложениям) – так называемый недавно открытый «малый реверс». Еще не задействован т.н. «большой реверс» — до 30 млрд кубометров газа через Словакию (тоже со сравнительно небольшими капиталовложениями для создания 300–400 метров обходного газопровода на территории Словакии, что обычно делается за 2–3 недели и всерьез не обсуждается) и те же 5 млрд кубометров через Польшу и Венгрию.

Вся эта информация получена от специалистов Чехословакии (Словакии), СССР (Украины), Польши и Венгрии, причастных когда-то к проектированию ГТС. Потом это подтверждалось непосредственно на месте в Украине, Словакии, Польше и Венгрии.

Как видим, Украина до недавних пор (пока не прекратился импорт из России), обеспечивала себя (население и промышленность) природным газом собственной добычи примерно на 40 %. Еще около 60 % импортировала. До 2012 года весь импорт газа, по давней советской традиции, осуществлялся из РФ. С 2012 года – газ, кроме российского Газпрома, импортирует немецкая компания RWE через Польшу, Венгрию и с недавних пор — через Словакию. Как оказалось, немецкая RWE в определенной степени также зависима от РФ. Но радует то, что с 2015 года, благодаря инициативе НАК Нафтогаз Украины, импорт будут обеспечивать и другие западные фирмы.

Итак, Газпром обеспечивал 26–30 млрд кубометров газа. А RWE — 1–2 млрд Такая структура импортирования газа не может удовлетворить национальную безопасность.

Для сравнения: Польша, примерно одинаковая с Украиной по площади и населению, потребляет в течение года 14–16 млрд кубометров газа. А мы — более 50-ти! Притом, что ВВП Польши в три раза больше нашего! Это лишний раз доказывает, что главным нашим резервом в газовой отрасли является сокращение объемов потребления газа.

С другой стороны, импорт газа из РФ можно полностью заменить импортом из других европейских стран при условии, в частности, что схема снабжения будет заменена реверсной. Такая техническая возможность имеется. И недавно это было продемонстрировано всему миру путем введения так называемого «малого» реверса через Словакию до 10 млрд кубометров газа в год. Теперь необходимо решать вопрос крупного реверса — большого количества газа (свыше 28 млрд кубометров) из приемлемых для нас европейских рынков. И вопрос резервирования Газпромом транзитных мощностей, противоречащего европейскому законодательству, не может быть серьезным препятствием. Как и незначительные инженерно-строительные работы. И то, и другое требует переговоров и политической поддержки. Нас поддерживает Брюссель и почти весь демократический мир. А переговоры нужно было начинать еще в марте текущего года… Сейчас, с конца августа беспокоится о предстоящем отопительном сезоне уже поздно! Мировая практика не знает прецедента, чтобы за 1,5–2 месяца до начала отопительного сезона кто-то начинал и успешно завершал переговоры с потенциальными поставщиками газа и еще его закотрактовал (даже во время войны, идущей у нас, а не у потенциальных поставщиков). Для этого переговорного мероприятия необходимы, по меньшей мере, несколько месяцев и серьезная политическая поддержка. Такие переговоры и подписание контрактов должны быть завершены до середины октября (когда заканчивается период закачивания газа в ПХГ). Наиболее подходящей для нас может быть норвежская компания Stattoil, конкурирующая с поставщиком-лидером на европейских рынках российским Газпромом. Целесообразно также провести переговоры и с другими компаниями, в частности, с только что появившимися на рынке.

Дай Бог, чтобы такие переговоры представители Украины провели в условиях повышенной секретности, чтобы даже автор этих строк, как и большинство обычных граждан Украины, об этом не догадывались. А недавние поездки газовых делегаций к агрессору, в Москву, – это всего лишь для отвода глаз, отвлекающий маневр! Но справедливости ради нужно отметить, что в последующие годы тоже наступят отопительные сезоны, в частности, сезон 2015/16. Впрочем, как и лето… И вряд ли актуальность импорта газа полностью будет снята с повестки дня. Ведь в ближайшие лет 8–10 мы обречены на импортирование газа. Но только не от агрессора!

Словом, никогда не поздно искать в Европе поставщиков, вести с ними переговоры, контрактовать газ. И делать это в будущем нужно как можно раньше. Ведь сейчас на западных рынках свободного, без дополнительных усилий газа есть не более 3-х млрд кубометров. А нам сегодня нужно около 30-ти.

Таким образом, при наличии ресурса (газа) на европейских рынках (для нас наиболее приемлемым является хаб Баумгартэн в Австрии) Украина могла бы полностью отказаться от российского импорта газа уже в 2014 году, переориентировавшись на западных поставщиков.

Конечно, сейчас такой газ (по реверсу, из европейских рынков) был бы дороже на 100–120 долларов США (это включает транспортные издержки и прибыль поставщика) по сравнению с газом, полученным из РФ по справедливой рыночной цене. Все равно это дешевле чем нынешняя, «политическая» российская цена для Украины в 485 долларов США за 1000 кубометров. Однако, в условиях российской агрессии цена импортного газа не должна быть для нас приоритетом, так как с агрессором никто и никогда не сотрудничает.

Естественно, одновременно с налаживанием «реверса» нужно активно и качественно выполнять главное стратегическое задание: сократить потребление газа, и в перспективе — полностью отказаться от его импорта.

***

Часть 3. Электроэнергетика.

В отрасли электроэнергетики и энергетики в целом наиболее зависимой от монопольного импорта является энергетика атомная.

Объективные данные:

АЭС производят 47–50 % электроэнергии страны. Остальную электроэнергию — те электростанции, около 90 % которых работает на угле или газе. Об этих станциях говорить можно много. Но если вкратце, в контексте данной статьи, то эти электростанции сравнительно легко можно сделать полностью независимыми от монопольного сырьевого импорта. Это уже частично выполнено или выполняется путем перехода от использования газа на уголь. Уголь же, ввиду нехватки своего (из-за агрессии РФ), планируется импортировать из стран Юго-Восточной Азии, Африки, Австралии. Словом, из стран, наиболее дешево продающих уголь на международных рынках. Конечно, для этого нужна валюта. Но ведь война! И не Украина ее зачинщик. И никакая цена за уголь не может сравниться с ценою жизни наших сограждан, отстаивающих территориальную целостность Украины, — их жизнь бесценна!

Сегодня в Украине на функционирующих четырех атомных станциях эксплуатируются 13 атомных реакторов ВВЭР-1000 и 2 — ВВЭР-440. http://www.npp.zp.ua/

Сегодня в Украине на функционирующих четырех атомных станциях (Южно-Украинской, Запорожской, Хмельницкой и Ровенской АЭС) эксплуатируются 13 атомных реакторов ВВЭР-1000 и 2 — ВВЭР-440. Все они российской (советской) разработки. В течение многих лет реакторов ВВЭР-1000 у нас было больше, чем где-либо, включительно с РФ. Почти по всем составляющим эксплуатация украинских АЭС зависима от России. В том числе по научно-техническому сопровождению, ремонту, продлению эксплуатации, поставкам ядерного топлива (ЯТ), хранению и переработке облученного (отработанного) ЯТ и т. д. По каждому из этих направлений необходима срочная работа с западными партнерами. Пока что реально работаем только по ЯТ.

Об этом подробнее.

Ядерное топливо: одна таблетка весом 4,5 г по энерговыделению эквивалентна 640 кг дров, 400 кг каменного угля, 360 куб. м газа, 350 кг нефти. http://nnm.me/

В мире хорошо известны 2 предприятия, способных производить аналогичное ЯТ для российских реакторов: в Швеции и в Испании (оба принадлежат шведско-японско-американской компании Вестингауз). С завода компании Вестингауз мы более шести лет получаем ЯТ для экспериментов по его адаптации с российским ЯТ на двух блоках Южно-Украинской АЭС. А вот с испанским предприятием еще не сотрудничали. По крайней мере, об этом открыто не сообщалось. Хотя недавно, как стало известно автору этих строк, подписан двухсторонний документ между Вестингаузом и Энергоатомом, по которому предполагается задействовать и это предприятие в деле производства ЯТ для реакторов ВВЭР-440. Следует отметить, что здесь могут проявить интерес Чехия, Словакия, Венгрия, Финляндия и, естественно, Украина.

Следует отметить, что компания Вестингауз, как оказалось, прибегает к услугам Росатома. И в контракте с ней нет четкой формулировки по поводу того, чего ожидать украинской стороне в случае прекращения предоставления российской стороной услуг из-за так называемых форс-мажорных обстоятельств в РФ (трактующихся Москвой всегда в выгодном ей ключе). Но, памятуя о том, кто основатель компании, украинской стороне не стоит волноваться, ибо с дисциплиной в указанных странах полный порядок. А согласие на услуги РФ по обогащению урана объясняется более низкой ценой, чем предлагают другие доступные подрядчики. Все это лишний раз подсказывает, что украинской стороне нужно заручиться поддержкой немецко-голландской компании URENCO в плане обогащения урана для компании Вестингауз в необходимых Украине объемах. Вместе с тем, Кабмину Украины было бы целесообразней обязать «ВостГОК» срочно, в течение кратчайшего времени нарастить производство уранового концентрата до необходимых для потребностей украинских АЭС объемов. Ибо сегодня, не смотря на достаточные запасы, мы его производим немногим более 30 % от потребности. На должном уровне необходимо также вести постоянную работу по приобретению на международных рынках уранового концентрата. Есть также необходимость в срочном заключении контрактов с западными партнерами по продлению срока эксплуатации действующих блоков, в частности, касающихся отжига корпусов. Также, среди прочего, необходимо заключить контракты с отечественными предприятиями по производству оборудования и запасных частей к атомным блокам. Ведь наша атомная отрасль ориентировалась, по большей части, на российскую, а не на отечественную промышленность.

Westinghouse продлит контракт на поставку ядерного топлива для украинских АЭС. Переговоры с украинским «Энергоатомом» могут быть завершены на следующей неделе, заканчивающийся в 2015 г. контракт может быть продлен на неограниченное время. http://www.vedomosti.ru/

Нельзя забывать, что если бы Кремль решил (что вполне возможно в нынешних военных условиях) приостановить поставки ЯТ в Украину, то никто не смог бы этого предотвратить. И максимум через год (при условии перезагрузки свежим ЯТ всех реакторов) остановится вся ядерная энергетика Украины. А это значит, что теряется почти половина электроэнергии, что государству угрожает полный коллапс (естественно, если к этому своевременно не подготовиться). Основа подготовки — тщательная инвентаризация. Прежде всего, нужно скрупулезно определить, кого из потребителей нельзя отключать (это больницы, те предприятия, которые из-за отсутствия электричества могут выйти из строя, лифты и т. д.). То есть, Российская Федерация, не применяя новых боевых схем в т. н. «гибридной войне», не затрачивая ни единого рубля на свою армию, на боевиков и оружие, не неся потерь в живой силе, не теряя стремительно международный авторитет и не страдая от экономических санкций Запада, может «поставить Украину на колени».

Если заблаговременно (при помощи демократических стран-членов НАТО) подготовиться к остановке атомной энергетики, то проблему вполне по силам «смягчить». Практически в условиях мира решить её за год нереально. Например, для замещения производимой на АЭС электроэнергии необходима круглосуточная работа более 2 миллионов 5-киловатных электрогенераторов. А их свободных столько нет во всем мире! Не говоря уже об остальном, в частности, об экологических последствиях от сжигания топлива. Реально решить данную проблему можно в течение 5–6 лет в мирных условиях. Конечно, в условиях войны эти сроки были бы меньшими (со многими издержками), но, как говорится, отнюдь не нулевыми.

Мысли о том, что «на Кремль можно надавить необслуживанием российской техники, в частности, на украинских предприятиях «Запоріжсіч», «Хартрон», «Южмаш» и т. д.», интересны, но не состоятельны. К сожалению, из-за некоторых объективных и субъективных причин и, в частности, из-за элементарного предательства. Сейчас российская техника, в том числе и военная, обслуживается только потому, что у нас дешевле, чем даже в РФ или Китае. В любой момент РФ может отказаться от наших услуг. А возможности ее обслуживать вне пределов Украины, к сожалению, имеются.

Сопоставляя все эти факты, невольно приходишь к выводу, что РФ при нападении на Украину, на самом деле отрабатывает, прежде всего, новые боевые и финансовые схемы реальной агрессии, собирает и обучает боевиков, испытывает оружие (как старое, так и новое) в условиях т. н. «гибридной войны» и т. д. А главное — держит «в тонусе» свою регулярную армию. Получается, РФ активничает не только или не столько для того, чтобы завоевать Украину, а… А для чего тогда? НАД ОТВЕТОМ НА ЭТОТ ВОПРОС ДОЛЖЕН ЗАДУМАТЬСЯ ВЕСЬ ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ МИР. И в первую очередь Европа.

А нам в любом случае необходимо развивать ядерную энергетику. Только одновременно нужно выходить из монопольной зависимости от РФ. Наиболее перспективными для нас партнерами являются Канада и Франция, успешно развивающие реакторы третьего поколения ЕС-6 (САNDU) и APR-1650, соответственно. Важно, что эти реакторы могут успешно работать не только на природном уране, но и «сжигать» наработанный в реакторах ВВЭР в Украине уран-плутониевый оксид, выделенный (более 60 тонн) при переработке облученного (отработанного) ЯТ, что очень важно для поддержки режима нераспространения. Более того, реактор ЕС-6 (CANDU) может в перспективе использовать уран-плутониевый оксид, выделенный из реакторов РБМК-1000 ЧАЭС (почти 7 тонн).

Реактор типа CANDU это, по сути дела, единственный на сегодняшний день тяжёловодный реактор — только реакторы CANDU могут сегодня работать на природном уране, не нуждаясь в каких-либо сложных процессах по разделению изотопов урана. http://crustgroup.livejournal.com/

Именно этот тип реакторов когда-то, в свою бытность Министром иностранных дел Украины, рекомендовал нынешний Премьер-министр Украины. Может, стоит серьезно изучить вопрос о поэтапной замене российских технологий на канадские (постепенно, с завершением их срока эксплуатации). Или хотя бы прибегнуть к разумной диверсификации. Нельзя утверждать, что российские похуже или лучше. Они просто другие. И нам они не подходят из-за своей, так сказать, монопольности.

Реактор EC-6 детально был изучен в 2008–2009 годах Межведомственной группой Украины, в которую были включены, в частности, специалисты из НАЭК «Энергоатом», НАН Украины и др. В итоге, этот реактор по всем показателям рекомендовали использовать в украинской энергетике. Таким же образом было бы целесообразно изучить французский реактор EPR-1650, владелец которого предоставляет услуги и по переработке облученного ЯТ, и по производству из него современного МОКС-топлива для «сжигания» энергетического плутония с целью выработки электроэнергии. Примечательно, что реактор EPR-1650 может быть доставлен водным путем на Южно-Украинскую и на Запорожскую АЭС для замены российских реакторов.

При этом всегда нужно помнить, что ядерная энергетика была, есть и пока остается важным элементом национальной безопасности Украины.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Богдан Соколовский

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.09.2014. Просмотров: 211

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta