Главные новости энергетики Украины вo второй половине марта 2018 года

Содержание
[-]

***

Период с 15 по 27 марта 2018 года

Самый дорогой металлолом в истории. ГТС Украины стоимостью 300 млрд евро

*** 

Газ

Согласно данным компании «Укртрансгаз» (оператор украинской газотранспортной системы), запасы природного газа в украинских подземных хранилищах газа (ПХГ) по состоянию на 23 марта составляли 8,111 млрд кубометров. Таким образом, запасы природного газа в ПХГ с 10 марта сократились на 916 млн кубометров. С начала отопительного сезона Украина «сожгла» примерно 9,002 млрд кубов топлива, т. е. более 52,9% от накопленного. До формального завершения отопительного сезона остаётся чуть менее недели.

Недолго остаётся также считать газ в кубометрах. Согласно заявлению пресс-службы компании «Укртрансгаз», в скором времени состоится переход на измерение в энергетических единицах (кВт·ч, Мдж, гкал).

Лидер партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко пытается перед выборами разыграть старую проверенную карту: протест против продажи ГТС Украины.

«Именно сейчас за спиной парламента происходит процесс передачи в управление самой весомой ценности страны — газотранспортной системы. 49% отдаётся неизвестным иностранным компаниям», — заявила она во время недавнего выступления в парламенте, требуя законодательно запретить любые манипуляции с ГТС, которые могут привести к тому, что Украина перестанет быть владельцем 100%-ной доли в ГТС.

Тогда же она привела совершенно невероятную оценку её стоимости: 300 млрд евро.

Удивительно, но, несмотря на старение газопровода, мизерные вложения в его ремонт, консервацию половины мощностей (сегодня используются только две из четырех веток), стоимость ГТС Украины в устах Тимошенко постоянно растёт. В 2010 году, когда Тимошенко протестовала против создания газотранспортного консорциума с участием РФ, она оценила ГТС в 150 млрд евро. А уже в 2012 году говорила о 200 млрд евро. Сегодня, как видим, уже 300 млрд, словно все эти годы ГТС не качала газ в страны Европы, а лежала в банке на депозите.

Член наблюдательного совета института энергетических стратегий Юрий Корольчук в своём блоге на Liga.net указывает, что 350−400 млрд долл. ГТС могла бы стоить, если бы её строили сегодня и с нуля. Существующую же систему газопроводов можно было бы оценить в 30−40 млрд долл., но только при условии сохранения транзитного контракта с «Газпромом». А поскольку российская компания заявила о его разрыве в судебном порядке и каким будет транзит через Украину после 2019 года — сегодня не возьмётся сказать никто, то вряд ли возможно дать корректную оценку украинской ГТС.

Собственно, как раз эту проблему в правительстве хотят решить сдачей половины ГТС европейскому партнёру. В настоящее время, как заявила заместитель министра энергетики и угольной промышленности Украины Наталья Бойко, Украина выбирает одного из пяти потенциальных операторов для совместной эксплуатации ГТС. «Для нас важно, чтобы тот партнер, который зайдет в Украину, был способен помочь обеспечить сохранение объема транзита через Украину. Это ключевая идея», — сказала она в эфире телеканала «Громадське». По её словам, вопрос должен решиться в течение года, однако в данный момент предметных переговоров ещё не ведётся, пока лишь идут консультации.

К американскому углю президент Украины собирается добавить сжиженный газ из Катара — о соответствующих переговорах он сообщил через свою пресс-службу. Терминала для приёма сжиженного газа на Украине нет, однако препятствием для поставок это не станет. «Поставки катарского газа в Украину вполне реальны, это можно сделать через Польшу. Вопрос в цене — это будет приблизительно на 100 долларов дороже европейской цены, и приблизительно на 150 долларов дороже газпромовской, это во-первых. А во-вторых, нужно понимать, что здесь политическая составляющая. Катарский газ — это исключительно американская тема, а с учетом того, что он будет поставляться через Польшу, мы помогаем братьям полякам. Потому что у них есть терминал и контракт с Катаром, который является экономически невыгодным. Они сейчас пытаются этот газ, условно говоря, сбыть, а Украина традиционно протягивает руку помощи», — пояснил директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валентин Землянский экономику проекта.

Впрочем, Украине не привыкать. Во время мартовского энергокризиса она уже переплачивала сравнимые суммы за экстренные поставки, почему бы не заплатить снова. Ведь мифическую энергобезопасность украинские власти ценят куда дороже, чем длительные контракты и прогнозируемые цены.

На закупки природного газа приходится сегодня 40% расходов на импорт. Об этом заявила во время VII Международного форума по конкурентной политике первый заместитель председателя антимонопольного комитета Мария Нижник. Причём куплено было совсем немного. «В 2017 году вся страна использовала 33 миллиарда кубометров газа. Согласно нашим подсчетам, 7 миллиардов кубов было завезено из Европы, а 15,5 миллиарда кубометров были добыты «Укргаздобычей», которая является государственной компанией», — отчитался премьер-министр Украины Владимир Гройсман во время заседания правительства. Это не мешает ему надеяться на переход Украины на самообеспечение газом уже к 2020 году. Хотя динамика наращивания добычи «Укртрансгазом» (+700 млн кубометров в 2017 году) не позволяет на это надеяться.

Электроэнергия

Согласно данным украинского минэнерго, по состоянию на 19 марта запасы угля составляют 1,756 млн тонн (+31 тыс. тонн с 12 марта). 710 тыс. тонн из них — антрацит, 1,045 млрд тонн — уголь марки «Г». 1,487 млн тонн находятся на площадках и складах ТЭС, остальное — на ТЭЦ.

В начале прошлого года правительство Украины утвердило энергостратегию Украины до 2035 года. Согласно этой стратегии, 25% установленной мощности к 2035 году должны использовать возобновляемые источники энергии. Сегодня суммарная установленная мощность украинской энергетики составляет порядка 53 ГВт (на самом деле меньше — некоторая часть мощностей осталась на неконтролируемой территории). Таким образом, за остающиеся 17 лет Украине придётся построить примерно 11,5 ГВт мощностей в ветро‑ и солнечной энергетике (1 ГВт уже есть).

Однако есть проблема. По словам главы «Укрэнерго» (оператор ОЭС Украины) Всеволода Ковальчука, без риска разбалансировки и серьезных изменений в своей структуре энергосистема может принять не более 3 ГВт мощностей ВИЭ. По его словам, этот предел может быть достигнут уже к концу 2019 года. После чего за дальнейшее увеличение доли ВИЭ в энергетике придётся платить немалую цену: снижать базу АЭС и увеличивать базу ТЭС. Скажем, если отталкиваться от объема уже выданных технических условий на присоединение новых мощностей ВИЭ к энергосистеме (около 7,5 ГВт), то из эксплуатации придётся вывести 5,75 ГВт мощностей АЭС и ввести 2,8 ГВт мощностей ТЭС. Для примера: 5,75 ГВт — это чуть менее номинальной мощности Запорожской атомной станции.

Для украинской энергетики это обернётся глобальными переменами. Энергия АЭС стоит дёшево, энергия СЭС и ВЭС — дорого, однако одновременное использование позволяет усреднять стоимость до приемлемых величин. Однако введение «зелёных мощностей» с одновременным выводом АЭС означает, что стоимость электроэнергии будет расти. Между тем тариф для промышленности и бизнеса сегодня уже выше, чем у соседей на Западе. А Белоруссия снизит стоимость электроэнергии для промышленности после введения в эксплуатацию своей АЭС в 2019—2020 гг. Т. е. в угоду энергостратегии Украина делает свой бизнес неконкурентоспособным.

Довольно любопытно будет протекать приватизация украинских облэнерго. В недавнем обзоре мы указывали, что продажа 25% акций Одессаоблэнерго и Сумыоблэнерго, которая должна была состояться 21 и 30 марта соответственно, была отменена. Формально это произошло из-за вступления в силу нового закона о приватизации. Однако отраслевые эксперты тут же заметили, что продажа этих активов по новому закону будет убыточна. Скажем, 25% Одессаоблэнерго собираются продать за 149 млн грн, тогда как в марте пакет должны были выставить по цене на 110 млн грн больше.

Однако и это ещё не всё. Одессаоблэнерго — одна из компаний, которые собираются переходить на т.н. RAB-тарифы. «В целях РАБ-тарифов активы этой же компании оценены в 15,4 млрд грн или в 25,8 раз выше, чем в целях приватизации. Да, эти две оценки не должны полностью совпадать. Но разница почти в 26 раз говорит, что, мягко говоря, происходят странные вещи», — пишет глава Ассоциации потребителей энергетики и коммунальных услуг Андрей Герус в Facebook.

Вот что это означает на практике. Нацкомиссия по регулированию энергорынка и коммунальных услуг (НКРЭКУ) устанавливает для компаний, переходящих на RAB-тарифы, возможность доходности на уровне 12,5%. «Половину из этой прибыли акционеры имеют право забирать живыми деньгами, как дивиденды. То есть собственник 25% акций при РАБ-тарифе в первый же год белыми дивидендами может забрать 241 млн грн», — поясняет Андрей Герус. Неплохой бизнес: заплатить 149 млн, чтобы через год вынуть почти на 100 млн грн больше.

Конечно же, такие дивиденды не возникнут из воздуха, правительству придётся дать добро на повышение тарифов на электроэнергию. НКРЭКУ пока хранит молчание по этому поводу: прямо о подорожании не говорит, но соглашается, что снизить тарифы для потребителей можно будет не ранее чем через 15−20 лет.

Зато экс-министр энергетики Иван Плачков подтверждает. «Однозначно приведет. И по опыту внедрения RAB-тарифов, например, в европейских странах, это на первом этапе приводит к увеличению как минимум на 15−20%, а, может, и больше. Через 3−4 года должна быть стабилизация, и эта прибыльность вроде бы должна дать возможность компаниям сделать реконструкции, модернизации, увеличить надежность. И это потом приведет к стабилизации тарифов. На первом этапе — это однозначное повышение тарифов. Но я еще раз повторяю, в преддверии выборов в следующем году, я считаю, этого не будет. Что президент, что премьер не допустят этого. Через призму политической составляющей», — пояснил он в эфире радио «Голос столицы».

Между тем потребители уже на грани. В середине марта киевлянин грозился взорвать офис «Киевэнерго», как впоследствии выяснилось, муляжом взрывного устройства. Поводом к конфликту стала неверно насчитанная задолженность. Несмотря на недопустимый способ протеста, пользователи соцсетей выступили в поддержку пенсионера, что должно насторожить гораздо более, чем «взрывник-одиночка».

Производство электроэнергии в январе — феврале 2018 года сократилось до 29,283 млрд кВт·ч (-1,1% к аналогичному периоду прошлого года). В основном причиной этого стало снижение выработки на АЭС. Скажем, по состоянию на конец марта работает только 10 из 15 энергоблоков. Потребление электроэнергии за этот же период снизилось до 28,254 млрд кВт·ч (-0,3% к аппг).

Реформы иногда играют забавные шутки с реформаторами. Известно, что Украина в следующем году собралась запускать рынок электроэнергии. Однако перед тем, как это сделать, необходимо погасить все долги — начать жизнь с чистого лица. Поэтому минэнерго крепилось-крепилось, но все же вынесло на заседание правительственного комитета решение о погашении за счёт средств госбюджета долгов перед генерирующими компаниями за поставки электроэнергии на неконтролируемые территории. Всего их накопилось на 10 млрд грн.

Уголь

Украина продолжает наращивать темпы импорта угля. В январе — феврале из-за рубежа было ввезено 4,015 млн тонн (+1,551 млн тонн в сравнении с аппг). За него пришлось заплатить 516,66 млн долл. Доля российского угля (в стоимостном выражении) в импорте почти равняется 59% (304 млн долл.), американского закуплено на 149,51 млн долл., канадского — на 48,35 млн долл.

Но и украинским угольщикам пообещали «подкинуть денег». «До конца марта минфин пообещал, что выделит миллиард гарантии для угольной отрасли. Позиция вторая — угольная отрасль минимум 70% продукции будет отправлять на заработную плату. Позиция третья — если этот миллиард будет использован эффективно, у государства найдутся средства, чтобы модернизировать другие шахты. Более того, если программа реформирования угольной отрасли будет выполнена, Украина не будет нуждаться в импортном угле», — сообщил во время часа вопросов к правительству министр энергетики Украины Игорь Насалик.

25 млрд грн или без малого 1 млрд долл. — столько, по мнению Андрея Геруса, украинские потребители переплатили тепловой генерации за электроэнергию. А возникла и накопилась переплата за счёт введения с весны 2016 года формулы «Роттердам+».

"В индексе Роттердама есть определенные показатели качества угля. Речь идет о калорийности, зольности и содержании серы, которой должно быть меньше одного процента. Уголь в Украине перепрыгнул этот предел вдвое, а то и втрое. Очевидно, цена для населения является завышенной, а уголь портит нашу экологию. Для стабилизации следовало бы применить специальные дисконты, как в Европе. Но если бы у нас сжигали уголь, который соответствует качеству Роттердама, то воздух был бы гораздо лучшим в Днепре, Запорожье, Винницкой, Ивано-Франковской областях и т. д», — рассказал он в эфире телеканала ZiK. Эксперт считает, что справедливая цена на уголь украинской добычи — примерно на 30% меньше, а за электроэнергию украинцы должны платить на 13% меньше.

Нефть

Транзит нефтепродуктов в феврале обвалился до 6,9 тыс. тонн, что почти в пять раз меньше, чем в феврале прошлого года. Валентин Землянский в ходе пресс-конференции указывает, что эта тенденция будет нарастать, причём по всем позициям, в т. ч. по нефти и нефтепродуктам: «Самая большая проблема для Украины при утрате транзита российского газа — даже не те деньги, которые потеряет бюджет. Участие в любых межгосударственных инфраструктурных проектах позволяет развивать свою внутреннюю инфраструктуру, связанную с этими проектами. Украина всегда получала ренту за счет транзита, причем не только газа. Была и нефть, о чем уже забыли, — а по украинской территории шел достаточно большой объем. Это транспорт грузов, автомобильный транспорт. Это и воздушный транспорт. Этого тоже нет».

Иными словами, сокращение транзита нефти влечёт за собой деградацию нефтепроводов, в т. ч. использующихся для внутренних перемещений нефти. Компания «Укртатнафта» через минэкономразвития пробует лоббировать инициативу об ограничении импорта нефтепродуктов из одного источника (от одной страны), установив квоту: не более 30% доли рынка.

И пока собственники Кременчугского НЗП борются с засильем российского и белорусского топлива, польская нефтегазовая группа PGNiG постепенно укрепляет позиции на украинском рынке.

«Одной из стратегических задач группы является дальнейшее расширение деятельности на рынках Центральной и Восточной Европы. Группа PGNiG продолжит усилия, направленные на укрепление своего присутствия в Украине, одном из наиболее перспективных рынков региона», — говорится в пресс-релизе компании.

 

***

Период с 27 марта по 4 апреля 2018 года

«Лишь транзит газа спасает Украину от прямого вторжения»

*** 

Газ

Согласно данным компании «Укртрансгаз» (оператор украинской газотранспортной системы), запасы природного газа в украинских подземных хранилищах газа (ПХГ) по состоянию на 30 марта составляли 7,709 млрд кубометров. Таким образом, запасы природного газа в ПХГ с 23 марта сократились на 402 млн кубометров. С начала отопительного сезона Украина «сожгла» примерно 9,404 млрд кубов топлива, т. е. более 55,3% от накопленного.

С последних чисел марта на Украине установилась достаточно тёплая погода, следовательно, уже на этой неделе теплокоммунэнерго в областях начнут готовиться к отключению отопления. В столице обычно топят ещё до середины месяца, однако предварительно отопительный сезон можно считать завершённым.

Помесячная статистика такова: в ноябре на нужды центрального отопления было израсходовано 0,7 млрд кубометров, в декабре — 1,4 млрд, в январе — 2,2 млрд, в феврале — 2,5 млрд, в марте — 2,3 млрд. В «Укртрансгазе» отмечают, что запасы газа на начало апреля на 6,5% меньше, чем в прошлом году.

В конце марта на заседании правительства было принято во многом судьбоносное решение по газу. Кабмин отказался поднимать тариф для нужд центрального отопления, как этого требовали в МВФ. Решение этого вопроса отложено по крайней мере до 1 июня. Однако это не означает, что тариф поднимут летом. Это будет зависеть от того, сможет ли правительство добиться от МВФ гарантий выделения хотя бы одного транша (а в Минфине мечтают даже о двух!). Если таких гарантий не будет (а это совсем не исключено, учитывая, что Украина вступает в долгий предвыборный период, а очередные «маяки» для продолжения сотрудничества не выполнены), то не исключено, что правительство заморозит действующий тариф до конца 2019 года. Или же проведёт исключительно косметическое повышение на 10−15%, традиционно выдав это за очередную «перемогу».

При этом в украинских СМИ царит однообразное (даже заголовки под копирку) и явно проплаченное ликование: «[премьер-министр Украины] Гройсман держит удар», «Гройсман послал МВФ» — с такими одинаковыми заголовками новость выпустили сразу несколько ведущих изданий. Между тем умалчивается о важном обстоятельстве: разработка и согласование новой формулы тарифа — дело небыстрое. И «держит удар» глава правительства Украины ровно на столько, сколько нужно для разработки и согласования этой самой формулы. К тому же уже не критично, когда правительство утвердит новый тариф для теплоэнергетики — в апреле или в июне, ведь отопительный сезон всё равно окончен. Эти отсрочки по сути — игра в тришкин кафтан.

Тем более что к голосу МВФ присоединился и председатель Секретариата Энергетического сообщества Европейского союза Янез Копач, не сказав, впрочем, ничего нового: цену должен установить рынок, правительство не должно на неё влиять, а бизнес не должен субсидировать домохозяйства через разницу промышленного и бытового потребления — все эти тезисы давно известны.

Ещё более забавный номер отколол по поводу газа МИД Украины. «Российский газ имеет «нервно-паралитическое» действие для всей Европы. И Европа, и Украина должны избавиться от российской газовой зависимости», — написал министр иностранных дел Украины Павел Климкин в своём Twitter.

А уже через пару дней его заместитель по вопросам европейской интеграции Елена Зеркаль заняла прямо противоположную позицию: «…Если бы не было транзита через Украину, то Путина ничего бы не останавливало от прямого вторжения», — сказала она в эфире «Радио НВ».

Т. е. чиновники в одном министерстве никак не могут решить: то ли слезать с «газовой иглы», то ли останавливать с помощью ГТС мифическое вторжение. Впрочем, отсутствие централизованного решения по стоимости газа не мешает местным властям поднимать тарифы на тепло самостоятельно.

«После проведения тарифной децентрализации полномочия по установлению тарифов части субъектов хозяйствования, которые не подпадают под критерии лицензирования НКРЭКУ, перешли в местные органы власти. Получив такие полномочия, некоторые органы местного самоуправления начали устанавливать тарифы на жилищно-коммунальные услуги значительно выше, чем раньше устанавливала НКРЭКУ», — говорится в заявлении Нацкомиссии по регулированию в сферах энергетики и коммунальных услуг.

Чистая прибыль госкомпании «Укргаздобыча» в прошлом году выросла до 227 млн грн. (в 2,6 раза в сравнении с 2016 годом). Причиной этого следует считать принцип импортного паритета, действующий сегодня в украинской энергетике: газ украинской добычи с конца марта прошлого года не может стоить ниже актуальных цен на газовом хабе NCG в Германии.

На прошлой неделе «Газпром» и «Нафтогаз Украины» официально начали переговоры о расторжении контрактов на поставку и транзит природного газа. Что касается апелляции на решение Стокгольмского арбитража, то «Газпром» собирался подать её до конца марта. Первый результат уже есть: транзит газа через Украину в I квартале упал до 20,1 млрд кубометров (-13,3% к аппг). Падение было бы и большим, но спас март — 8,1 млрд кубометров (+21,3% к марту 2017 года). Советник министра энергетики и угольной промышленности Максим Белявский в комментарии для информагентства УНН сообщил, что в I квартале текущего года Украина сократила импорт газа до 1,82 млрд кубометров, что в 2,3 раза меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

Электроэнергия

Согласно данным украинского минэнерго, по состоянию на 2 апреля запасы угля составляют 1,756 млн тонн (-421 тыс. тонн с 19 марта). 364 тыс. тонн из них — антрацит, 971 тыс. тонн — уголь марки «Г». 1,04 млн тонн находятся на площадках и складах ТЭС, остальное — на ТЭЦ. Столь высокий расход угля, в особенности антрацита (за неполных две недели его запасы сократились на 364 тыс. тонн), имеет два объяснения. Во-первых, за время мартовского энергокризиса активнее расходовался уголь. Во-вторых, сегодня пять из 15 энергоблоков украинских АЭС пребывают в состоянии средних плановых ремонтов. И если в январе — феврале «Энергоатом» сократил производство на 8%, то в январе — марте падение будет ещё более выраженным — предположительно 10−11%.

На Украине в ближайшее время может появиться ещё один поставщик электроэнергии, что уже само по себе событие: в отличие от Европы, где нормой считается сотня-две поставщиков, в каждой области Украины он по сути один: местное облэнерго. Ещё более необычно то, что поставщиком электроэнергии хочет стать сеть АЗС (ОККО). Однако руководитель департамента продаж новых продуктов OKKO Group Владимир Остащук поясняет СМИ, что руководством компании принято решение развиваться в направлении комплексной энергосервисной компании: «…Клиент из одних рук сможет приобрести все необходимые энергетические ресурсы — нефтепродукты, природный газ, электроэнергию».

Одним из стимулов к принятию такого решения стал закон «О рынке электроэнергии», который постепенно будет сдвигать энергорынок Украины в направлении европейского образца. Вместе с тем в компании пока не сообщают, будут ли использовать собственные генерирующие мощности или же компания станет просто трейдером (более вероятный сценарий).

НКРЭКУ опубликовало отчёт о своей деятельности в 2017 году, в котором, в числе прочего, содержатся важные статистические данные по украинской энергетике. Так, из 83 блоков ТЭС Украины (24 ГВт) шесть блоков (4,8 ГВт) работают в сверхпроектный период, еще пять блоков (1,3 ГВт) — в сверхпроектный и сверхпредельный периоды. Срок эксплуатации остальных 72 блоков (18 ГВт) также уже превысил проектное значение.

Следует отметить, что Энергетическая стратегия — 2035 предполагает, помимо прочего, что к указанному сроку 18% мощностей украинской энергетики будут маневровыми. Сегодня их роль выполняют ГЭС и ТЭС, однако с такой динамикой тепловых электростанций к 2035 году на Украине попросту не останется. Согласно оценке эксперта Юрия Корольчука, построить такую тепловую энергетику с нуля обойдётся в 35−40 млрд долл., не считая вложений в добычу угля. И даже реконструкция действующих ТЭС будет стоить Украине не менее 20 млрд долл. Именно тепловая энергетика — идеальный балансир для солнечной и ветровой. Долю ВИЭ в энергетике к 2035 году собираются довести до 25%, и наращивание маневровых мощностей необходимо как раз для подстраховки «зелёной» энергетики.

В прошлый раз мы уже писали о том, что в скором времени строительство ветровых и солнечных электростанций может упереться в своеобразный потолок: чем больше строится ВЭС и СЭС, тем большее количество блоков ТЭС необходимо для их страховки. Парадокс сложившейся ситуации в том, что чем больше ветряков и солнечных панелей будет радовать глаз экоактивиста, тем больше будет дымить тепловая энергетика.

Однако реальность такова, что в ближайшие годы Украине скорее придётся гигаваттами выводить тепловые электростанции из эксплуатации как минимум на реконструкцию. А тут ещё и «Укрэнерго» (оператор ОЭС Украины) подливает масла в огонь. «Быстродействующие маневренные мощности должны покрывать 30% установленной мощности ВИЭ. Исходя из прогнозов того, как будет расти совокупная мощность солнечных (СЭС) и ветряных (ВЭС) электростанций, до 2025 года нам необходимо построить 2,5 ГВт маневренных мощностей — energy storages на литиевых батареях и газопоршневых станций. Причём первые 0,5 ГВт — уже к 2020 году», — такую информацию озвучил глава «Укрэнерго» Всеволод Ковальчук в ходе презентации тематического исследования.

Но это как раз сравнительно недорого будет стоить — около 2 млрд долл. в нынешних ценах. Тем более что заплатит всё равно потребитель: «Мы будем инициировать введение стимулирующего тарифа или других механизмов, которые бы позволили сделать прибыльность таких высокоманевренных мощностей не ниже, чем для ВИЭ». Причём нельзя сказать, что реконструкция не проводится вообще. Однако там, где до ремонта всё же доходит, немедленно обнаруживаются какие-либо «сопутствующие обстоятельства».

Утвердил, к примеру, Кабмин ТЭО реконструкцию Калушской (Ивано-Франковская область) ТЭЦ со сметной стоимостью 1,44 млрд грн. Хорошее дело, если не знать, что:

— министр энергетики Украины Игорь Насалик дважды был городским головой Калуша;

— Калуш — центр одноимённого избирательного мажоритарного округа;

— осенью 2019 года на Украине состоятся выборы в Верховную раду, половина депутатов которой избирается в мажоритарных округах.

Т.е. министр энергетики фактически прикормил себе избирательный округ.

В январе — феврале Украина экспортировала 1,032 млрд кВт•ч электроэнергии (+6,1% к аппг). Как обычно, основная доля этой энергии ушла в Венгрию, Польшу и Молдавию (60,6%, 27,9%, 9,3%). Если взятые темпы будут сохраняться, то в 2018 году Украина продаст в Европу более 6 млрд кВт•ч.

Тариф для домохозяйств пока остаётся неизменным, а вот для промышленности во II квартале стоимость электроэнергии выросла. Для потребителей I класса — до 1,56−1,99 грн./кВт•ч без НДС и до 1,65−2,52 грн. без НДС для II класса энергопотребления. В среднем тарифы выросли на 3−9%. Кроме того, с 1 апреля вырос оптовый тариф на электроэнергию, до 1569,7 грн./МВт•ч (+6,1% к действующему тарифу). Это очередное запланированное повышение на этот год, первое состоялось в начале января, тогда тариф вырос на 9,5%.

«…Выросли цены на оптовую электроэнергию, как следствие населению придется готовиться к повышению тарифов на «свет». Это абсолютно закономерный процесс. Экономической логики в повышении цен на электроэнергию нет, так как данное решение было принято после пожеланий владельцев облэнерго. Прежде всего, олигарха Ахметова, который обогащается за счет электрического бизнеса», — комментирует директор ОО «Института города» Александр Сергиенко для «Голос.UA».

Уголь

Добыча угля в январе — феврале снизилась до 5,3 млн тонн (-27,6% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года). Объясняется такое резкое падение, в частности, тем, что в начале 2017 года в статистике ещё учитывалась добыча антрацита на неконтролируемых Украиной территориях Донбасса. Однако затем, после начала неофициальной, а затем и официальной транспортной блокады Донбасса, покупка угля у народных республик была прекращена, а сами шахты перешли под управление ДНР и ЛНР, перестав учитываться в статистике Украины. Впрочем, это, конечно, не единственная причина, и на шахтах, контролируемых Украиной, добыча также снижается.

Член наблюдательного совета Фонда энергетических стратегий Юрий Корольчук в своём материале для издания «Новое время» описывает ход расследования Национальной антикоррупционной прокуратурой Украины справедливости скандальной формулы «Роттердам+» (цена угля, рассчитанная по такой методике, закладывается и в стоимость электроэнергии, которую отпускают ТЭС страны).

Если коротко, то внимание НАБУ привлёк следующий факт. В 2016 году, незадолго до начала применения указанной формулы в украинской энергетике, финансовая группа ICU активно скупала еврооблигации «ДТЭК-Энерго». После того как о применении «Роттердам+» было объявлено официально, облигации значительно выросли в цене, ICU получило прибыль. Между тем в украинской экспертной среде хорошо известно о том, что ICU связано с президентом Украины Петром Порошенко. В частности, председателем совета директоров группы до 2015 года была экс-глава Нацбанка Украины Валерия Гонтарева. Иными словами, в НАБУ заподозрили ICU в получении инсайдерской информации. Правда, эксперт сомневается в том, что из расследования выйдет толк: «…НАБУ «подвели под монастырь» политики и активисты, которые готовили и подавали документы по Роттердам+. А документы, как следствие, оказались такими, что имели больше популистских выводов, которые не были подтверждены официальными документами и доказательствами».

В результате, делает вывод Корольчук, независимо от того, действительно ли имели место инсайд и коррупция, НАБУ в настоящее время скорее пытается не проводить объективное расследование, а использует расследование в политических целях: из-за скандалов последних двух лет у НАБУ репутация не лучше тех, в отношении кого оно проводит расследования.

Нефть

В конце марта президент Украины Пётр Порошенко подписал закон, который значительно упрощает жизнь всем нефтедобытчикам, причём на многих этапах — от процедуры получения разрешений для начала бурения нефтегазовых скважин до непосредственно работ на выделенном участке. Закон уже вступил в силу, нефтедобытчики могут смело пользоваться его преимуществами.

 «Укртранснафта» (оператор нефтепроводов) выиграла более чем 2-летний судебный спор с олигархом Игорем Коломойским. Предмет спора заключался в величине тарифа, т. е. сумме, которую получало государство за прокачку нефти на Кременчугский НПЗ, входящий в бизнес-империю Коломойского. Дело в том, что в 2009—2015 гг. «Укртранснафтой» руководил ставленник Коломойского, поэтому структуры, связанные с бизнесменом, всегда имели крайне привлекательный тариф на прокачку нефти государственными трубопроводами, из-за чего государство теряло сотни миллионов гривен. Отставка креатуры Игоря Коломойского как раз и привела к судебному процессу.

 


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Стеценко

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.04.2018. Просмотров: 126

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta