Главные новости банковского сектора Украины во второй половине мая — июне 2018 года

Содержание
[-]

Продавать российские банки не позволим, сворачивайтесь уже!

***

Ставки и депозиты

Согласно результатам мониторинга портала «ЛИГА.Новости», средняя доходность по депозитам (3−12 месяцев) на Украине в настоящий момент составляет: 11,92−12,62% в гривне (+0,05% за последний месяц), 2,1−2,67% в долларах (+0,1%), 1,4−1,83% (+0,12%) в евро.

Ситуация складывается довольно любопытная. Ставки растут, однако это средние показатели. Крупные банки, в которые и несут свои деньги большинство украинцев, ставки практически не изменили или даже снизили. Яркий пример тут — «Укрсоцбанк». Он вообще практически заморозил привлечение средств от населения, оставив лишь депозит «Сберегательный+» со ставками 8% годовых в гривне, 0,2% в долларах и 0,01% в евро.

Из-за этого на рынке статистика зафиксировала важное изменение настроений украинцев: перестала расти депозитная база банков. В мае сумма средств на гривневых депозитах физических лиц сократилась до 248 млрд грн (-1,1% в сравнении с апрелем этого года). Валютные также уменьшились — до эквивалента 8,5 млрд долл (-0,6%). До корпоративного сегмента эта тенденция либо ещё не докатилась, либо она будет характерна только для вкладов физлиц. Гривневые депозиты юридических лиц выросли почти до 259 млрд грн (+3%), а валютные — до эквивалента 5,1 млрд долл (+1%).

Довольно яркой характеристикой банковской системы Украины является структура вкладов. 161,8 млрд грн — это совокупная сумма вкладов всего 90 тыс. украинцев, тогда как общее количество граждан, имеющих вклады — около 5 млн (см. ниже данные социсследования). Эти 90 тыс. вкладчиков имеют на своих счетах по 500 тыс. грн и больше. Самая же многочисленная группа держит в банках суммы от 10 до 100 тыс. грн. Точное количество граждан тут не известно, фонд оперирует понятием «банковский клиент». Один и тот же человек может и 10, и 20 раз быть банковским клиентом, имея вклады в разных банках. Указанные суммы держат на депозитах 23,4 млн банковских клиентов, однако совокупно это всего 100 млрд грн.

Эксперты высказывают две основных гипотезы о причинах уменьшения денег на вкладах населения. Возможно, украинцы, видя снижение доходности депозитов в сочетании с ростом инфляции, предпочитают иные способы сохранения накопленного (покупка квартир, инвестиции в бизнес, покупка валюты). Это, к слову, подтверждается активной скупкой валюты населением в мае этого года (эквивалент 723 млн долл за месяц), а также свидетельствами участников рынка недвижимости. Во-первых, количество сделок купли-продажи жилья по Украине выросло на 12,1%, до 31,8 тыс. Во-вторых, многие покупатели приобретают квартиры специально под сдачу, поскольку считают, что это надёжнее и доходнее депозита.

Вторая возможная версия — украинцы попросту проживают эти деньги. Хотя, судя по статистике вкладов, у малообеспеченных украинцев денег в банках давно не осталось. Согласно данным Украинского аналитического центра, структура выданных населению кредитов на сегодня такова: 73% приходится на потребительское кредитование, 24% — на ипотечные ссуды, оставшиеся 3% — автокредиты.Верховная рада Украины в первом чтении приняла законопроект, который позволит банкам в одностороннем порядке изменять ставку по кредиту после заключения договора. Юристы уже предупреждают о подводных камнях решения: «На первый взгляд — адекватный механизм. Но не для нас, а для международных рынков, где ипотека стоит людям по 1,5−3% годовых — ее платят всю жизнь и еще активно перекредитовываются в других банках, если графики выплат хотят поменять. В Украине же совсем другая история: люди сначала получают кредиты на квартиры под 28−30%, а затем банки начинают им что-то поднимать под разными соусами, и просто ставят перед фактом. Все переходит в категорию шантажа — не нравится новая ставка, отдайте нам, что одалживали», — обрисовал перспективы в комментарии UBR.ua старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец.

Учитывая, как обстоят дела с кредитованием в банковской системе, банки сами должны идти с протестами под Верховную раду. Ведь ипотека для них сегодня — четверть всех кредитов, а новый закон её явно не улучшит.

Хроники «банкопада»

В середине мая Нацбанк Украины одобрил решение владельцев ДиВи Банка о прекращении деятельности. При этом собственники решили сохранить юридическое лицо (для продажи или возвращения на рынок в будущем). Причиной стало нежелание владельцев докапитализировать банк по принятым НБУ нормам.

VS Банк ушёл с рынка иначе — через слияние с ТАСкомбанком. В отличие от ДиВи Банка, чей капитал был ниже установленных НБУ 300 млн грн, VS Банк был довольно крупным учреждением: занимал 34-ое место на рынке с капиталом в 2,65 млрд грн. Итого в банковской системе Украины на сегодня осталось 83 работающих банка.

Директор Украинского аналитического центра Александр Охрименко, впрочем, в стойкости банковской системы уверен. По его мнению, закрытие банков из-за невыполнения нормативных требований уже подходит к концу: «Даже те банки, которым нужно увеличить уставной фонд, смогут это сделать. НБУ не спешит их закрывать и, скорее всего, пойдет на уступки в вопросе сроков наполнения уставного фонда. Это уже не критично. Критично только то, что банки не знают, как уговорить или заставить бизнес начать активно погашать кредиты, чтобы можно было выдавать новые кредиты тому же бизнесу. А бизнес не знает, как получить новый кредит, не погашая старый, так как не всегда хочет и может это сделать. Вот это действительно проблема из проблем», — пишет он в своём материале для «112.Украина».

К слову, выше эта проблема иллюстрируется низкими процентными ставками по вкладам. Банки не могут выдать кредиты, поэтому и депозиты перестают принимать. Его мнение оспаривает финансовый консультант Василий Невмержицкий в материале для издания «Обозреватель». Эксперт напоминает о скором запуске нового инструмента контроля в банковской системе — кредитного реестра НБУ. По его мнению, из-за него банкам не только придётся нарастить резервы на 10−15% (чтобы не получить в рейтинге низкие позиции), но и сделать это очень оперативно — уже к началу 2019 года.  При этом дальше оба эксперта находят общий язык: «…сам запуск кредитного реестра, данные в который НБУ, по принятому в феврале закону, начал собирать в апреле 2018-го, больших угроз для банковской системы не несет. Риски несут колоссальные масштабы «проблемки» [проблемной задолженности], накопленные за предыдущие годы, а также банкопад 2014−2015 годов».

Дело в том, что, согласно закону, проблемным может быть признан даже исправно обслуживаемый заёмщиком кредит, поскольку сам факт регулярных платежей особого значения не имеет. Достаточно заёмщику иметь один или несколько просроченных кредитов в любом действующем или даже ликвидированном банке, система автоматически определит его как проблемного клиента, а его кредит — как проблемную задолженность. На сумму такой фиктивной проблемной задолженности банкирам придётся наращивать свои резервы. Т. е. снова-таки сократится объём свободных средств, которые банки могут выдавать бизнесу в виде кредитов.

«Банкопад» 2014−2015 гг. принёс много вреда банковской системе Украины, одна из самых серьёзных проблем — кризис кредита доверия. Фонд гарантирования вкладов заказал проведение социсследования, результаты которого показали, что за три последних года доля не доверяющих банкам граждан возросла с 19% до 53%, т. е. почти втрое.

О более материальных последствиях говорит замдиректора-распорядителя Фонда гарантирования вкладов Андрей Оленчик: «Сумма займов у Минфина у нас уже достигла 60 млрд гривен. Мы должны вернуть эти средства до 2031 года. Сумма процентов сверху составит 85 млрд гривен», — сообщил он журналисту издания «Сегодня». Впрочем, ряд экспертов и вовсе считают, что ни тела кредита, ни процентов Минфин не увидит, а ближе к сроку погашения попросту встанет вопрос о списании этих долгов как безнадёжных.

Фонд гарантирования вкладов (ФГВФЛ)

Одна из причин таких прогнозов — постоянные попытки собственников ликвидированных банков опротестовать ликвидацию, возобновить действие банковских лицензий, вернуть активы своих банков через суды. Можно долго спорить о том, какая из двух сторон в данном случае права. Но объективно то, что ФГВФЛ может возвращать кредиты Минфину только за счёт продажи активов ликвидированных банков, других источников финансирования у него практически нет.

Так, во второй половине мая украинские СМИ писали о том, что в Верховном суде находится на рассмотрении потенциально взрывоопасное дело — решение одной из судей Хозяйственного суда города Киева, вынесенное в 2016 году. Этим решением экс-владельцы банка «Надра» братья Сегаль смогли вернуть себе контроль над фабрикой «Каховка пром-агро». Эксперты опасаются, что Верховный суд подтвердит правомерность решения судьи Хозсуда: «…Это ставит под вопрос работу самого механизма кредитования в Украине и прямо угрожает безопасности банковской системы страны. И нарушает право частной собственности добросовестных покупателей залогового имущества, гарантированное Конституцией Украины. Фактически парализуется механизм взыскания, а соответственно и кредитования, что может спровоцировать эффект карточного домика и привести к такому банкопаду, который Украина еще не знала», — говорится в посвящённом этой проблеме материале на сайте «Комментарии.ua».

Фонд гарантирования, конечно, продавал активы банков не слишком активно и лишь в 2017—2018 гг. немного ускорил эту процедуру через продажу на электронных площадках. Однако ситуация грозит массовыми исками о возврате имущества, а также приостановкой дальнейших продаж. Произойдёт то же самое, что и на рынке банковских услуг для физлиц — кризис доверия, после чего активы будут покупать разве что за 3−5% их реальной стоимости. В самом фонде жалуются, что проблема не исчерпывается одним только решением суда, но и давлением экс-владельцев через народных депутатов, силовиков и прочие традиционные в таких случаях каналы.

Есть и другой аспект. Экс-владельцы банка «Надра» с помощью сомнительного решения суда пытаются вернуть реально существующее предприятие. Тогда как Фонд чаще сталкивается с иными примерами залогов: «400 млрд этих кредитов [которые Фонд гарантирования пытается продавать для погашения долгов перед Минфином — Ред.] — это так называемые кредиты под фейковые залоги. Например, «Брокбизнесбанк». 12 млрд портфеля в обеспечение залога по этим портфелям — газ в трубах, который оформлялся в залог до 2014 года. Когда же мы приехали на осмотр залога — мы встретили остатки от базы, где сидит дедушка, собака и небольшая бочка. Вот это, собственно, все, что лежит под этим залогом — 12 млрд гривен», — поясняет интернет-ресурсу «Подробности.ua» замдиректора-распорядителя Фонда гарантирования вкладов Светлана Рекрут.

Оговорка «до 2014 года» тут неслучайно. 12 млрд грн до 2014 года — это 1,5 млрд долл. С нынешним курсом это почти 40 млрд, 10% от общей суммы «фейковых» залогов. Большая часть этих кредитов может быть пересчитана таким же образом, что даёт представление об истинных масштабах катастрофы в банковской системе Украины и причинах резкого падения доверия украинцев к банкам.

Как уже сообщалось, решать эту проблему фонд пытается повышением гарантированного возмещения по депозиту — сегодня это 200 тыс. грн. Андрей Оленчик во время презентации результатов упомянутого социсследования заявил, что в итоге почти наверняка остановятся на сумме в 600 тыс. грн.:

«Сейчас это вопрос дискуссии и серьезных расчетов. По мнению команды Фонда гарантирования, мы могли бы пойти на повышение граничной суммы к 600 тыс. и далее. Это будет иметь экономический смысл для значительного количества людей, особенно тех, которые до девальвации были вкладчиками 200 — [тыс. грн], а после стали вкладчиками 200+ [тыс. грн, речь о валютных вкладах — Ред]»

Ведь проблема не только в доверии, но и в том, что обеспеченным людям негде хранить свои накопления: нет гарантий, что крупные суммы в случае чего будут возмещены. В результате те немногие, кто еще верит украинским банкам, стараются хранить там не больше этой суммы. Однако нельзя не отметить, что фонду есть прямой интерес заботиться о восстановлении доверия к банковской системе. Дело в том, что каждый банк-участник системы гарантирования вкладов платит в фонд отчисления пропорционально сумме привлечённых депозитов. Это небольшие деньги: скажем, на начало банкопада у фонда имелось порядка 3,5 млрд грн. Но хоть что-то. Таким образом, восстанавливая доверие к банковской системе и стимулируя возврат денег на депозиты Фонд, хотя и немного, облегчает себе задачу возмещения депозитов из ликвидированных банков. Получается эдакая финансовая пирамида.

О еще одной проблеме в интервью UBR.ua также упомянула Светлана Рекрут. Фонд в последнее время использует для продажи активов методы более быстрой продажи, в частности, голландские аукционы (с понижением цены). В условиях большого количества «фейковых» или обесценившихся залогов это оправдано, но имеет свой недостаток: права требования по кредитам выкупают сами же должники — за третью, пятую, а то и десятую часть от номинала. Один из самых известных примеров — продажа долгов Запорожского автомобилестроительного завода в мае прошлого года. Перед торгами все участники подписывают документ о том, что они никак не связаны с должником, однако всё это держится на честном слове. Даже если и поймают за руку, наказание минимально: 1% от стартовой суммы торгов, эту сумму перед их началом вносят все участники.

Дочерние российские банки на Украине

Весь прошлый год украинский Нацбанк «прозрачно» намекал собственникам дочерних российских банков на то, что продать эти структуры им не удастся. Каждый из этих банков как минимум больше одного раза находил покупателя, после чего сделка расстраивалась. В основном потому, что не получала одобрения НБУ. Уже тогда мы писали, что НБУ, видимо, проводит политику высшего руководства страны. В соответствии с ней российский банковский капитал не может уйти из Украины мирно, единственный вариант — закрытие и потеря этих активов. Теперь это сказано прямо. «…сворачивание деятельности — это единственный цивилизованный путь для этих банков», — заявила заместитель председателя правления регулятора Екатерина Рожкова во время пресс-конференции.

Уже после этого заявления Рожковой стала известна позиция главы российского Сбербанка Германа Грефа, который комментировал планы развития банка вне пределов России: «Украина — это отдельная история, мы уже сделали три попытки продать банк. Сейчас будем делать еще и четвертую попытку. Будем надеяться, что на этот раз она будет успешной. Мы планируем сокращать наше присутствие в Европе и развивать наш бизнес в Казахстане и Белоруссии». Таким образом, уже сейчас можно прогнозировать, что в четвёртый и даже в пятый раз продать украинскую «дочку» не получится.

При этом докапитализировать эти банки НБУ, конечно же, разрешает: «Это позволит избежать признания подсанкционных украинских дочерних банков неплатежеспособными из-за недостаточности капитала, ведь такая ситуация может повлечь дополнительную нагрузку на Фонд гарантирования вкладов физических лиц и бюджет Украины», — говорится в заявлении пресс-службы НБУ.  Не стоит удивляться, если вскоре Нацбанк сделает докапитализацию для дочерних российских структур обязательной — последние годы только так инвестиции на Украину и попадают.

Парадоксально, но обложенные санкциями дочерние российские банки сегодня — по всем показателям одни из самых выгодных для клиентов. Скажем, украинский «Сбербанк» по итогам мая вошёл в десятку банков с самыми доходными депозитами. Банкротство этим банкам также не грозит: докапитализируются материнскими структурами регулярно, НБУ за ними следит так пристально, насколько это в принципе возможно.

Вышеупомянутая Светлана Рекрут, в свою очередь, в интервью утверждает, что, если эти банки всё же будут признаны неплатежеспособными, Фонд гарантирования возместит все их обязательства — как в случае с любым другим украинским банком.

 


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Стеценко

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.07.2018. Просмотров: 179

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta