Главные новости банковского сектора Украины во второй половине июня — первой половине июля 2018 года

Содержание
[-]

Очередной шок Украины: Фонд гарантирования вкладов банкрот?

***

Ставки и депозиты

Согласно результатам мониторинга портала «ЛИГА.Новости», средняя доходность по депозитам (3−12 месяцев) на Украине в настоящий момент в среднем составляет: 12,64% в гривне (+0,02% за последний месяц), 2,67% в долларах (не изменилась), 1,83% (не изменилась) — в евро.

На прошлой неделе украинский Нацбанк (НБУ) принял решение об очередном повышении учётной ставки до 17,5% (+0,5% к предыдущему значению). Последний раз перед этим ставка повышалась 2 марта, т. е. продержалась чуть более четырех месяцев. Вполне вероятно, что таким образом НБУ реагирует на отток депозитов, зафиксированный в мае.

Кроме того, это косвенное признание несостоятельности прогноза инфляции: НБУ таким образом пытается притормозить развитие экономики, чтобы уложиться или не слишком выходить за прогнозные показатели — ведь от этого зависит кредитный рейтинг Украины.

Директор Украинского аналитического центра Александр Охрименко отмечает, что этот шаг сработал бы в любой другой экономике, но бесполезен в украинской — по причине того, что здесь бизнес практически не пользуется банковскими кредитами (выше ставка => дороже кредит => бизнес-активность затухает). Основная прибыль банков с выдачи кредитов — потребительское кредитование. А оно связано с инфляцией чуть сложнее, чем бизнес-активность. Спасая накопления от обесценивания, граждане вкладывают их в недвижимость или в товары длительного пользования. Т. е. при высокой инфляции, наоборот, могут начать покупать активнее.

В итоге получается, что, скорее всего, НБУ и цели не достигнет, и ещё более усложнит возобновление кредитования банками бизнеса. И если раньше эта проблема частично решалась за счёт раздутости банковской сферы (множество мелких банков кредитовали связанные бизнес-структуры, т. е. хотя бы часть бизнеса имела доступ к относительно дешёвым деньгами), то после сокращения количества банков более чем вдвое этот способ кредитования стал менее распространён.

В НБУ отметили, что собираются повышать учётную ставку и дальше. «…Если она выйдет за рамки 20%, кредитование бизнеса остановится окончательно», — говорит экономист Александр Кущ в комментарии для «Страна.ua». Впрочем, следует отметить, что по итогам полугодия инфляция замедлилась — 4,4% (7,7% в январе — июне 2017 года). Более того, в мае и июне Госстат отчитался о нулевой динамике. Поэтому когда мы говорим о росте, то имеем в виду лишь то, что за четыре месяца цены в половину от того, про НБУ прогнозировал на текущий год (8,9%).

По состоянию на 1 июня доля проблемных кредитов в банках Украины 56,09%, т. е. всего на 0,1% меньше, чем месяцем ранее. При большом желании в этом даже можно увидеть позитивную динамику. При этом в госбанках доля токсичных кредитов составляет в среднем 71,83%, в банках с иностранным капиталом — 42,83%, у банков с частным капиталом — 25,38%. Причём у последних он даже вырос на 0,59%. Общий объём кредитного портфеля в банках Украины — 1,121 трлн грн.

В начале июля Верховная рада Украины приняла довольно спорный законопроект, вносящий поправки в порядок ипотечного кредитования (в случаях, касающихся вступления в права наследования). Если коротко, то депутаты поддержали норму, согласно которой наследники умершего будут обязаны вступать в права наследования по его ипотечным кредитам. Некоторые комментаторы указывают, что перед вторым чтением формулировку смягчили и обязательность уплаты оставили только в случае согласия на вступление в наследство. Однако точно этого сказать никто не может — неизвестно, какая именно версия документа ушла на подпись президенту. В украинском законотворчестве это обычная практика.

Более того, ряд юристов также указывают, что законопроект после вступления в силу распространит новые требования на действующие ипотечные соглашения. Что противоречит одной из базовых норм права (закон не может иметь обратной силы). «Поручители теперь не могут быть освобождены от ответственности, даже если произошли события, прекращающие поруку, например истёк срок давности или кредитор с заемщиком изменили условия кредита, не сообщив об этом поручителю. Также меняется подход к имущественной поруке — если я «заложил» имущество, поручившись за друга и будучи готовым рискнуть этим имуществом, то теперь у меня отберут не только заложенное, а и всё, чем я владею. А если я посмею умереть, то и всё, чем владеют мои наследники», — комментирует ситуацию глава Института публичной политики и консалтинга Сергей Быков.

Все эксперты сходятся во мнении, что новый закон сильно осложнит ипотеку на Украине, а то и вообще «убьёт» её. Хотя и сейчас такие кредиты составляют порядка 0,5% от всего кредитного портфеля. Экономисты указывают также, что заёмщики после принятия такого драконовского закона не получат ровным счётом никаких бонусов в утешение. Скажем, снижение ставок по новым или действующим кредитам если и произойдет, то лишь мизерное. «Тут простая формула. Сейчас средние ставки по кредитам 23−25% годовых. Учетная ставка Нацбанка — 17% [на момент дачи комментария ещё была 17% — Ред.]. То есть банки берут себе за риски и в качестве заработка до 8%. Даже если предположить, что после принятия нового закона риски финучреждений упадут до нуля, все равно остается высокая учетная ставка НБУ в 17% и заработок банков. То есть ниже 20−22% ставки не упадут. А такие кредиты все равно остаются очень дорогими», — цитирует «Страна.ua» экономиста Виктора Скаршевского.

Хроники «банкопада»

НБУ отозвал банковскую лицензию у банка «Юнисон». Причём причина довольно не рядовая — систематическое невыполнение требований прозрачности структуры собственности. До этого на Украине лишь один банк был ликвидирован по аналогичной причине.

Председатель правления RwS bank Владислав Кравец в интервью интернет-изданию finance.ua на вопрос о том, кончился ли «банкопад», предположил, что будут точечные уходы с рынка: «…Нам ещё придется услышать об уходе отдельных коллег с рынка. Но это уже не банкопад в том виде, в котором он был, а скорее нежизнеспособность их бизнес-моделей, их несоответствие реалиям рынка. Ещё остались банки, нацеленные на конкретную отрасль или конкретный продукт. Это делает их уязвимыми. То есть возможны уходы исключительно по бизнес-причинам, а не из-за того, что кто-то «моет» деньги, занимается обналичиванием или пылесосит деньги для бизнеса акционера. Такие истории уже в прошлом».

Вместе с тем банкир указывает на ряд проблем банковского сектора, которые «банкопад» и вызвавшие его причины не только не ликвидировали, но даже, наоборот, актуализировали или усилили: большая доля государственного сектора (около 60%); кредиты, выданные заёмщикам из Крыма и Донбасса, зависшие там активы. «Сегодня по проблемной задолженности «имени 2014 года» дисконты составляют 50−90%. Поэтому, по мере капитализации многое придется «забыть и простить». Можно, конечно, до последнего воевать в судах с заемщиками, но это будет стоить немало времени и упущенных возможностей», — признаёт банкир.

Таким образом, как явление украинский «банкопад», возможно, и завершился, однако его последствия банковская система будет ощущать ещё долго. Примечательно, что рецепт представителя RwS bank состоит в том, чтобы концентрироваться не на старых долгах, а на новых — возрождать кредитование, в первую очередь для бизнеса. Руководители ещё двух банков приняли решения о слиянии. Одесский «МТБ Банк» начал присоединять к себе банк «Центр». Слияние — своего рода тренд 2018 года, только за I полугодие на рынке было порядка пяти подобных сделок.

Фонд гарантирования вкладов (ФГВФЛ)

Близится 2019 год, и сильнее болит голова у руководства Фонда. Дело в том, что максимальный срок ликвидации банков, предусмотренный законодательством Украины, составляет пять лет. Т. е. вопрос продажи активов рухнувших в 2014 году банков и расчёт по требованиям кредиторов необходимо будет как-то закрыть до конца 2019 года.

Ситуацию усложняет то обстоятельство, что банкопад начинался с довольно крупных банков: возвращать нужно много, но не с чего. Напрашивается «лёгкий» выход: национализация активов, т. е. долги заплатит государство. После чего ФГВФЛ будет передавать активы ФГИ, а тот — выставлять на приватизацию. В какой-то мере это даже правильно, поскольку Фонд гарантирования вкладов вот уже несколько лет как превратился в распорядителя громадного количества активов. Их оценка, продажа — совсем не то, ради чего Фонд создавался. С другой стороны, не совсем понятно также, с какой стати в очередной раз нужно отдавать частные долги государственными деньгами, пускай и временно.

Выручают Фонд, как ни странно, сами вкладчики. Скажем, около 311 тыс. (около 55%) вкладчиков «Дельта-банка» пока не обращались к ликвидатору по поводу возврата своих средств. Возможно, потому, что общая сумма их вкладов — всего 513 млн (т.е. в среднем по 1650 грн на каждого) и вкладчики считают, что игра не стоит свеч. Однако для Фонда даже 0,5 млрд грн в нынешних условиях — существенная экономия.

В Фонде гарантирования вкладчиков уже заявляли о намерении повысить порог гарантирования по вкладам. Однако коснётся это только тех вкладчиков, что предпочитают держать сбережения в гривне — директор-распорядитель ФГВФЛ Константин Ворушилин выступает за полную отмену государственного гарантирования валютных вкладов: «Государство должно гарантировать вклады в национальной валюте. Никто же не запрещает населению держать сбережения в инвалюте, это личное желание каждого. Но я вообще считаю, что стоимость валютного депозита должна быть не больше 1−2%», — цитирует его интернет-ресурс finclub.

Что же касается депозитов в гривне, то Ворушилин подтвердил намерение Фонда бороться за повышение порога гарантирования до 800 тыс. грн. Это должно повысить суммы отчислений банков, что позволит Фонду возмещать вклады пострадавшим от банкопада вкладчикам за счёт новых вкладчиков.

Даже эти небольшие деньги Фонду не помешают. Так, в июне этого года его финансовые ресурсы сократились на 312 млн грн, из которых 192 млн пошли на выплату процентов по кредитам, взятым для выплат средств вкладчикам лопнувших банков. Всего же за время пользования кредитными средствами НБУ и Минфина ФГВФЛ выплатил уже 9,771 млрд грн одних только процентов. На начало июля Фонд располагал 14,794 млрд грн. Тогда как вернуть правительству он должен почти в 10 раз больше — 145 млрд грн. А ведь это примерно в 1,5 раза больше, чем Фонд сможет выручить за все находящиеся в его распоряжении активы. По крайней мере во столько оценивал находящиеся в его распоряжении активы сам Ворушилин летом прошлого года.

Сумма отчислений в ближайшей перспективе теоретически может пополниться за счёт Ощадбанка. До последнего времени он находился на особом положении (государство гарантировало возмещение 100% суммы вклада независимо от размера), однако по требованию ЕБРР и МВФ от этого решено было отказаться. Ворушилин уточнил, что Ощадбанк станет участником общей программы возмещения вкладов, как только изменят законодательство (уравняв его с прочими банками), либо когда хотя бы малую долю Ощадбанка приобретёт другой банк. Поскольку Ощадбанк входит в перечень госбанков, которые будут полностью или частично проданы, то и последнее не за горами.

Дочерние российские банки на Украине

Только мы успели указать в предыдущем обзоре банковской сферы на однозначную позицию НБУ — препятствовать любым попыткам продажи дочерних структур российских банков — как белорусский «Паритет банк» заявил, что снова направил в НБУ пакет документов для покупки украинского Сбербанка. Видимо, это и есть четвёртая попытка, которую несколько ранее анонсировал глава «Сбербанка РФ» Герман Греф.

Как утверждает экономический журналист Александр Дубинский, это не единственное предложение. Второе исходит от Валерия Хорошковского и Николая Лагуна (давние бизнес-партнёры, экс-совладельцы «Дельта-банка», рухнувшего во время банкопада-2014 одним из первых). По информации журналиста, партнёры готовы заплатить за банк 50 млн долл. плюс ещё по 100 млн — на протяжении четырех лет после покупки.

Любопытно, но как раз в начале июня на Украине несколько смягчили санкции: НБУ позволил лицам, в отношении которых действует запрет на выведение капиталов, проводить любые финансовые операции с украинскими контрагентами. Единственное условие: деньги не должны покидать пределы Украины. А ведь всего месяц назад замглавы НБУ Екатерина Рожкова грозила, что о продаже не может быть и речи, и что единственный путь для российских банков — свернуть свою деятельность.

Разное

Чистая прибыль банковского сектора Украины в январе — мае достигла 12,8 млрд грн (+6 млрд в сравнении с аппг). 2,08 млрд из этой суммы банки заработали в мае. Возможно, как раз это обстоятельство побудило международное рейтинговое агентство Moody's Investors Service повысить прогноз по банковской системе Украины со «стабильного» до «позитивного».

UBR.ua пишет о том, что в скором времени НБУ может открыть межбанковский валютный рынок для небанковских учреждений. В частности, финансовые компании лоббируют для себя такую возможность с 2005 года. «Их идея проста: финучреждение с валютной лицензией НБУ станет собирать заявки от нескольких банков в единый пул, покупать на межбанке валюту, перечислять её в Европу и получать наличный доллар в Киеве. А собственная служба инкассации развезет банкноты по отделениям заказчиков. Выигрывают все. Финкомпания зарабатывает на комиссионных, а банк на них же экономит — ведь собранные в пул несколько небольших заявок позволят получить более лояльные условия во Франкфурте. Нацбанк тоже в плюсе — участие даже одной-двух финкомпаний существенно расширит каналы завоза наличных в страну. А значит, в периоды ажиотажного спроса удовлетворить потребность рынка будет проще», — поясняет автор материала Василий Невмержицкий.

По оценке ЕБРР, начиная с 2008 года Украина потратила на поддержку банковской сферы не менее 15,5 млрд долл. Сюда же следует прибавить 145 млрд грн (пересчитать в доллар сложно из-за того, что средства выделялись на протяжении нескольких лет, курс менялся), которые, как мы теперь знаем, одолжил у минфина и НБУ Фонд гарантирования вкладов. Управляющий директор ЕБРР в странах Восточной Европы и Кавказа Франсис Малиж считает, что такие затраты на государственный банковский сектор вынуждают Украину принять специальный закон о госбанках.

«Приватбанк» может подписать меморандум о сотрудничестве с China UnionPay Group (платёжная система UnionPay). Кроме собственно эквайринга карт этой платёжной системы, пункты мониторинга могут предусматривать внедрение и иных продуктов компании, по крайней мере так предполагают украинские СМИ.

Вкладчики, имеющие депозиты, превышающие 200 тыс. грн, оказывается, активно судятся с НБУ и экс-владельцами ликвидированных банков, рассказал UBR.ua управляющий партнер АО «uprema Lex Виктор Мороз. По его словам, в производстве у его адвокатского объединения почти 100 таких исков, всего же их несколько сотен. Правда, законодательство не позволяет «вынуть» эти вклады до ликвидации банка, поэтому клиенты судятся хотя бы за проценты.

 


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Стеценко

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.08.2018. Просмотров: 30

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta