Главные новости банковского сектора Украины в январе 2018 года

Содержание
[-]

«Приват» — самый убыточный банк Украины

Ставки и депозиты

Нацбанк Украины продолжает попытки удержать инфляцию путём повышения учётной ставки. С 26 января её подняли сразу до 16% (+1,5), и это уже третье повышение за последние три месяца: ещё в конце октября ставка была на 3,5% ниже. Тем самым в НБУ махнули рукой на другую цель, ставившуюся год назад: добиться значительного удешевления банковских кредитов к лету 2018 года.

Рынок отреагировал немедленно. В НБУ подсчитали, что средневзвешенная стоимость кредитов на межбанковском рынке за первые пять дней после принятия решения выросла до 15,1% годовых (+1,1%). С начала повышения учётной ставки кредиты в среднем подорожали на 1,4%.

Впрочем, директор Украинского аналитического центра Александр Охрименко отмечает, что меры НБУ могут и не дать результата, поскольку продиктованы традиционными представлениями об экономических процессах.

«Если регулятор хочет притормозить рост экономики, он повышает учетную ставку, следовательно, вырастает цена финансового ресурса для банков, а те повышают ставки по кредитам. Удорожание кредитов в свою очередь снижает их доступность для бизнеса и населения. Следовательно, компании снижают темпы развития, не столь активно создают рабочие места, а люди меньше покупают, а значит, инфляция растет не так быстро», — перечисляет он корреспонденту издания «Страна.ua».

Однако украинские банки зарабатывают преимущественно на потребительском кредитовании. В этом сегменте ставки выше 30% годовых, поэтому банки могут себе позволить не обращать внимания на действия Нацбанка — чтобы не спугнуть клиентов. И практика как раз показывает правоту эксперта. Экономист Виктор Скаршевский добавляет, что решение регулятора скорее сократит кредитование реального сектора (а оно и без того выросло только на 8,7%), нежели придержит потребительское кредитование, рост которого в 2017 году составил 38,3%. Скажем, сегодня доля кредитов малого и среднего бизнеса в банковской системе Украины — 9% (в соседней Польше — 56%).

Впрочем, в НБУ и сами это знают.

«Члены монетарного комитета [Нацбанка] согласились, что в текущей ситуации более жесткая монетарная политика будет иметь довольно ограниченное влияние на экономический рост, поскольку он происходит на фоне медленного возобновления кредитования», — говорится в заявлении членов совета НБУ.

Тем не менее в ведомстве декларируют готовность к дальнейшему повышению учётной ставки.

Тем временем, согласно результатам мониторинга портала «ЛИГА.Новости», средняя доходность по депозитам (3−12 месяцев) на Украине составляет: 11,81−12,25% в гривне (+0,16%), 2,1−2,77% в долларах (-0,33%), 1,31−1,91% (-0,4%). Таким образом, повышение учётной ставки пока отразилось только на гривневых вкладах, причём они растут ещё с конца прошлого года. Тогда как на валютные депозиты ставка НБУ такого влияния не оказала: судя по процентам, банки неохотно принимают такие вклады у населения.

Любопытно, но и некоторые банкиры против того, чтобы НБУ активно способствовал возобновлению кредитования бизнеса.

«Мне не хотелось бы, чтобы Нацбанк как-то пытался стимулировать кредитование. Мне как банкиру нужны прозрачные и стабильные институциональные условия, при которых кредитовать для банков было бы более безопасно. Чтобы мы могли спокойно пользоваться межбанком и иметь там набор инструментов для хеджирования рисков, четко понимать, что будет происходить с рынком завтра. Если в стране кризис и компании не хотят инвестировать в производство, значит, мы не будем их кредитовать, и Нацбанк на это решение не повлияет. Если в экономике есть высокий риск девальвации, значит, никто не захочет брать кредит в валюте. Возобновление кредитования — это природный и сложный процесс, и он необязательно должен быть быстрым», — говорит исполнительный директор «Кредобанка» Гжегож Шатковски в интервью «ЛИГА.Финансы».

Нацбанк Украины

У государственного «Приватбанка» наконец-то появился новый глава, очередной варяг, чех Пётр Крумханзл. Впрочем, СМИ сообщают, что его кандидатуру согласовали ещё несколько месяцев назад, однако он не мог вступить в обязанности из-за правовой коллизии: согласно украинскому законодательству, менеджер банка должен иметь профильное образование. Поэтому специально под нового главу «Привата» эту норму недавно отменили, и 10 февраля НБУ официально утвердил соглашение.

Крумханзл, как водится на Украине с «легионерами», не исключает привлечения к управлению финучреждением своих бывших коллег.

«Я не исключаю, что приведу своих коллег, которых я знаю, специалистов, работающих в этой сфере. Почему? Потому что есть очень серьезные задачи, вопросы, касающиеся «Приватбанка», и эти вопросы должны решать специалисты мирового уровня», — сказал он.

«Приватбанк» — это уникальный не только для Украины, но и для всей Европы высокотехнологичный банк, и задача нашей команды — сохранить и приумножить это преимущество», — заявил также новый менеджер.

А вот первый заместитель председателя правления Нацбанка Галина Пахачук во время совместного брифинга с чехом отметила, что приоритетной для него задачей является «возвращение в бюджет сотен миллиардов гривен, направленных на поддержку банка в период национализации и в течение 2017 года».

В НБУ решили отказаться от практики размещения депозитных сертификатов — довольно популярного финансового инструмента на кредитном рынке Украины. Ранее НБУ привлекал по ним средства на три месяца под довольно высокую ставку — 16,5% годовых, что также объясняет, почему реальный сектор экономики почти не кредитуется в украинских банках — доход по депозитным сертификатам выше и более надёжный. По такой же логике банки предпочитают кредитованию бизнеса покупку ОВГЗ.

Валютные резервы Нацбанка в январе 2018 года сократились на 565 млн долл., из которых 468 млн долл. было направлено на обслуживание и погашение по ОВГЗ, номинированным в иностранной валюте. Остальные средства банк расходовал на поддержку курса во время интервенций на валютном рынке. Однако уже в последние дни месяца НБУ начал скупать валюту. 29−30 января банк купил 80 млн долларов, 31-го — заявил о готовности купить ещё 100 млн, но удалось только 30.

Фонд гарантирования вкладов

Фонд гарантирования вкладов к концу года намерен увеличить гарантированную сумму возмещения вкладов до 300−400 тыс. грн. Такое намерение продиктовано девальвацией гривны. Сегодняшний порог в 200 тыс. грн. был введён в 2012 году (до этого возмещали вклады до 50 тыс. грн.) и в пересчёте на доллар равнялся примерно 25 тыс. долл. Поскольку гривна продолжает дешеветь, а возвращать вклады рухнувших банков ФГВФЛ будет ещё долго, то всё больше клиентов сталкиваются с ситуацией, когда их (валютные) вклады «дорожают». А Фонд, в полном соответствии с законом, возмещает не более 200 тыс. грн (сегодня — эквивалент примерно 7400 долл).

Фонд начинает год с потерь, вернее, с их обнаружения.

«Комплексным анализом неплатежеспособности банка «Хрещатик» выявлено проведение сомнительных операций и действий (бездействия) руководства банка, наблюдательного совета и его владельцев, которые привели к убыткам банка на сумму более 2,5 млрд грн.», — сообщает пресс-служба Фонда гарантирования вкладов.

«Хрещатик» — один из банков, попавших под ликвидацию ещё летом 2016 года. И только теперь в Фонде обнаружили махинации с отчётностью.

Похожая ситуация обнаружилась в банке VAB (лицензия отозвана в апреле 2015 года): фирмы, аффилированные с миноритарным акционером банка в 2004—2009 гг., получили кредиты на общую сумму 2 млрд грн.

В «Смарт-банке» недостача поменьше, «всего» 391 млн грн. (лицензия отозвана в мае 2016 года). Помимо прочего это означает, что «открытия» в банках, ликвидированных позднее, ещё впереди.

Сотрудники ФГВФЛ обнаружили у себя ещё одну серьёзную дыру: оказалось, что сотрудники «Дельта-банк», рухнувшего одним из первых в начале 2015 года, вывели с карточных счётов своих клиентов 4,5 млрд грн. Однако и это ещё не всё.

«Общая сумма мошеннических операций, проводимых с использованием сфальсифицированных документов, составляет 2,6 млрд долл., или 74,5 млрд грн по состоянию на 18 января 2018 года», — говорится в заявлении Фонда.

Сумма требований кредиторов составляет 53,77 млрд грн., тогда как реальная стоимость активов банка, по оценке Фонда, — всего 29,2 млрд грн. В итоге как минимум 24,5 млрд грн Фонду придётся возмещать за счёт своих средств — если оценка стоимости активов верна. При этом все наличные средства Фонда едва покроют половину обнаруженной дыры — на начало года ФГВФЛ располагал 14,3 млрд грн., а его участниками являлись 83 банка. В результате в Фонде вынуждены продлевать сроки ликвидации банков — чтобы растянуть выплаты на более продолжительный срок: в период 22 января — 1 февраля в СМИ сообщили уже о продлении ликвидации шести банков.

Покрыть свои убытки в Фонде пытаются откровенным нарушением закона — обращаются к всем юридическим лицам, связанным с обанкротившимися банками, с требованием погасить задолженность. «ФГВФЛ нарушает нормы профильного Закона Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц».

«Данный документ дает возможность предъявлять требования о возмещении причиненного ущерба кредиторам учреждения, которое было признано неплатежеспособным, но только виновным в наступлении банкротства», — комментируют эту практику в общественном союзе «Ассоциация защиты банков».

Что же до оценки стоимости активов — ошибиться тут довольно просто. Взять, скажем, ТРЦ «Республика», находившийся в залоге у ликвидированного банка «Надра». В середине февраля Фонд попробует продать его в третий раз. За это время стартовая цена упала с 2,5 до 1,1 млрд грн.

Также с 1 марта Фонд переведёт продажи кредитов юридических лиц в ликвидируемых банках на так называемые «голландские» аукционы (торги с понижением цены), рассказал журналистам директор департамента консолидированной продажи активов Фонда Тарас Елейко. Что это означает — как раз и показывает попытка продать ТРЦ «Республика»: радикальное, (в 2−3 раза) снижение оценочной стоимости портфеля активов и прав требования по кредитам, находящимся в управлении Фонда. И это в лучшем случае. Скажем, активы банка «Таврика» на таком аукционе были проданы всего за 10% балансовой стоимости.

Хроники банкопада

Украинские банки в 2017 году сократили количество работающих отделений до 9489 шт. Таким образом, за год было закрыто 827 отделений. Более половины этого количества приходится на государственный «Ощадбанк» (443 шт). С одной стороны, темпы закрытия сокращаются (1600 в 2016 году), однако это объясняется скорее тем, что нестабильные банки, имевшие одновременно разветвлённую сеть, уже давно выведены с рынка.

В 2017 году самым убыточным среди украинских банков стал национализированный в конце 2016 года «Приватбанк», сработавший в минус почти на 23 млрд грн. Он сумел «обойти» даже российские банки («Проминвестбанк» и украинский ВТБ заняли в рейтинге убыточности второе и третье места соответственно с убытком 7,6 и 4,1 млрд грн.), убыток которых объясняется санкциями Украины против российского банковского капитала.

Частное детективное агентство Kroll, проведя аудит банка за последние 10 лет, пришло к неутешительным для Украины выводам:

  1. Долгие годы внутри банка существовала теневая банковская структура.
  2. Конечной целью было циклическое перекредитование в интересах лиц, связанных с бывшими акционерами и группами аффилированных с ними лиц. При этом руководство банка систематически фальсифицировало отчётность для сокрытия положения вещей;
  3. К моменту национализации доля связанных кредитов достигла 95%. В настоящее время большая их часть просрочена и не погашается, что привело к убытку в размере 5,5 млрд долл;

Итого, вместе с убытком прошлых лет, который государство было вынуждено принять на себя в ходе национализации, «Приватбанк» стоил Украине 199 млрд грн (7,4 млрд долл).

Таким образом, вполне логично, что главной задачей украинского Нацбанка является именно «Приватбанк». Если он вдруг рухнет, Фонд гарантирования вкладов вряд ли когда-нибудь сможет расплатиться по всем его долгам — даже если опишет и изымет всю собственность его бывших акционеров на Украине.

Самым же прибыльным банком по итогам года стал «Raiffeisen bank Аваль», отчитавшийся о прибыли в размере 4,47 млрд грн.

Российские дочерние банки на Украине

Сразу две дочерние структуры российских банков — «Проминвестбанк» и «ВТБ Банк» — попали в пятёрку наиболее убыточных финансовых учреждений (убыток 7,67 и 4,1 млрд грн. соответственно). Что и неудивительно. Напомним, что в отношении российских банков с 2016 года действуют санкции; наложен запрет на вывод капитала в любом виде. Кроме того, на протяжении 2017 года различные «патриотические организации» (в основном «Азов» и «Национальный корпус») препятствуют работе отделений и устраивают в них погромы, портят банкоматы, отпугивают клиентов. Из последнего — в конце января в Хмельницком совершена попытка поджога офиса Сбербанка.

Удивительно, что в таких условиях некоторые из российских банков умудряются даже показывать прибыль. Так, прибыльным был «Сбербанк РФ на Украине» (132,5 млн грн).

К слову, по информации Германа Грефа, озвученной им журналистам в Давосе, продажа украинской «дочки» может состояться в ближайшее время:

«У нас все подготовлено, вопрос — дадут нам разрешение на продажу или нет, это главное. Сделка, в принципе, структурирована, ждем согласия регулятора».

Напомним, НБУ в 2017 году дважды отказывал желающим купить украинский Сбербанк.

Среди них был бизнесмен Михаил Микитась, который не оставляет попыток прикупить себе украинскую «дочку» российского банка. Купить Сбербанк у него не получилось, сейчас бизнесмен пытается купить 25% акций «Проминвестбанка». Об этом стало известно после заявления Антимонопольного комитета Украины, открывшего проверку в отношении законности концентрации пакета акций. Правда, в Нацбанке Украины заявили, что пока не получали никаких документов, которые бы подтверждали интерес бизнесмена к банку.

Впрочем, о том, что банк находится в состоянии продажи, свидетельствует испытанный приём — информационная атака. 20 января в Facebook главы Социалистической партии Украины Ильи Кивы появилась запись, в которой он обвинил руководство банка в организации похищения адвоката Романа Шкребеня. Новость подхватили некоторые СМИ. Спустя три дня банк разместил официальное опровержение этой информации, однако сама эта история — свидетельство того, что за банк ведётся торг, в ходе которого ему активно пытаются сбить цену, в том числе и такими грязными приёмами.

Украинская «дочка» банка ВТБ сокращает региональную филиальную сеть — останутся только головные отделения. Решение, в общем, логичное: банку всё равно не дают свободно работать, и отделения только генерируют дополнительный убыток.

В январе Нацбанк Украины исключил «Проминвестбанк» (дочерняя структура российского ВЭБ) из перечня 20 банков, которые могут участвовать в валютных интервенциях регулятора в форме запроса наилучшего курса. Проще говоря, НБУ выходит на межбанк с предложением продажи валюты и запрашивает у банков, допущенных к такой процедуре, курсы, по которым те готовы купить валюту. Предложивший лучший курс её и покупает.

При этом российские банки явно стремятся максимально избавиться от гривны и, если не удаётся купить валюту у Нацбанка, пытаются максимально закупиться ею у населения. Так, журналисты отметили, что во время январского ослабления гривны российские банки, в частности ВТБ, предлагали наивысшую цену за наличный доллар и евро по рынку.


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Стеценко

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.03.2018. Просмотров: 257

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta