Главные новости атомной энергетики Украины во второй половине июня - первой половине июля 2018 года

Содержание
[-]

Если на Украине воруют все и везде, поставим контрафакт и на АЭС!

***

Энергоблоки

По состоянию на 15 июля в работе находилось 10 из 15 энергоблоков украинских АЭС. Энергоблок №2 Запорожской АЭС вернули в работу, по-прежнему в ремонте ЗАЭС-4 и ЗАЭС-5. На энергоблоке №3 Южно-Украинской АЭС также продолжается средний плановый ремонт. Энергоблок №3 Ровенской АЭС находится в ремонте уже более семи месяцев. РАЭС-4 поставили на ремонт буквально несколько дней назад — до этого в работе находились 11 из 15 энергоблоков, что позволило атомной энергетике после весенних минимумов наконец-то вырулить на уровень производства 220−230 млн кВт·ч. Сегодня он снова просел до 200 млн кВт·ч.

РАЭС-3, находящийся так долго в ремонте, поработает ещё как минимум 19 лет, решили в «Энергоатоме» и минэнерго. В начале июля в городе-спутнике состоялись публичные слушания, на которых кроме представителей «Энергоатома» и министерства энергетики присутствовали работники станции и представители общественных организаций. На слушаниях постановили: продлить работу блока до 2037 года. Глава «Энергоатома» Юрий Недашковский повторил известную нам позицию, что 30 лет эксплуатации — устаревший норматив, работу станций сегодня продлевают до 50 и даже до 80 лет. И, как обычно, умолчал, что к этим работам привлекаются представители организации-проектанта. Между тем известно, что Украина, по крайней мере публично, не консультируется с российскими коллегами по этим вопросам

В июле правительство намерено внести в Верховную раду предложение по достройке 3-го и 4-го энергоблоков Хмельницкой АЭС. Напомним, что ХАЭС-1 и ХАЭС-2 Украина готовится подключить через энергомост к работе на энергосистему Европы. А за средства, полученные от продажи электроэнергии, хочет постепенно достроить два других блока (один из них готов на 92%, второй — примерно на 25%). При этом если ХАЭС-3 еще реально построить довольно быстро, то срок ввода ХАЭС-4 — в лучшем случае лет через 8−10. Поэтому компенсировать потерю двух блоков АЭС Украина собирается разгоном остальных до 105−110% номинальной мощности, тепловой энергетикой, а также новыми гидроаккумулирующими мощностями.

Проблемы с безопасностью

На Южно-Украинской АЭС предотвращена техногенная катастрофа — по крайней мере, так утверждают в Службе безопасности Украины. «Следствие задокументировало, что чиновники сознательно закупили контрафактное электрооборудование для систем, важных для безопасного функционирования атомной электростанции», — говорится в отчёте пресс-службы СБУ. В частности, на ЮУАЭС был установлен силовой кабель электропитания, не соответствующий стандартам ядерной безопасности.

«Оптимизация» и откаты, к сожалению, добрались и до атомной энергетики Украины. Уверен, это не единичный случай — если воруют все и везде, то почему нельзя воровать в атомной энергетике? К сожалению, никакая МАГАТЭ всё проконтролировать не сможет — если нет государства, то его нет везде», — отмечает в комментарии для ИА REGNUM эксперт в области атомной энергетики Иван Лизан.

Напомним, похожий случай уже имел место на Запорожской станции — в конце 2017 года СБУ обнаружило, что на ЗАЭС осуществлялись поставки оборудования, произведённого в Тирасполе, да ещё и бывшего в употреблении. Во время расследования этого дела в феврале 2018 года покончил с собой начальник отдела ядерной безопасности станции. Иными словами, это уже становится тенденцией. С одной стороны, на АЭС Украины выявляются неоднократные случаи монтажа оборудования, которое, по нормам безопасности, устанавливаться на АЭС попросту не может. С другой — Украина до сих пор не имеет серьёзных замечаний от МАГАТЭ и ЕС к обеспечению безопасности на своих атомных станциях. Более того, Украина даже планирует достройку двух энергоблоков на Хмельницкой АЭС, перевод двух других блоков этой же станции на экспорт, а также строительство нового энергоблока на Ровенской АЭС. Всё это — считай на границе с Европой.

До последнего времени проблемы с безопасностью фиксировались на удалённых от ЕС станциях, но совсем не факт, что и на двух западноукраинских АЭС нет похожих нарушений.

Как раз в обратном Украина убеждала европейцев в конце июня. Представители «Энергоатома» и чиновники министерства экологии посетили Берлин для трансграничных консультаций в соответствии с процедурами Конвенции по оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (Конвенция Эспо; предполагает, что страна обязана предупреждать и согласовывать с соседними государствами вопросы строительства новых АЭС и модернизации старых).

«Давайте снова делать ТВЭЛы вместе!»

На минувшей неделе (9−15 июля) на Украине случилась любопытная история, и дать ей однозначное толкование непросто. Поэтому начнём по порядку. Как известно, много лет назад Украина и Россия договорились создать совместное предприятие по производству топлива для АЭС. Проект существовал уже во времена Леонида Кучмы (начало 2000-х), однако попытка его реализации датируется уже началом 2010-х.

До постмайданной власти мы ещё дойдём, но не нужно вешать всех собак на неё. Украина по сути похоронила проект ещё при Викторе Януковиче: в Европе пугали, что подобное сотрудничество может помешать евроинтеграции. Поэтому выход Украины из проекта уже после «евромайдана» по сути ничего не изменил. Более того, весь прошлый год министр энергетики Игорь Насалик в интервью обещал, что Украина вот-вот начнёт строительство завода по фабрикации топлива Westinghouse, а представители компании менее регулярно эти заявления дезавуировали.

И вот 10 июля в СМИ появился скан письма Игоря Насалика первому заместителю гендиректора Росатома Кириллу Комарову. В письме, датированном 27 июня, предлагается «провести встречу в Брюсселе в период с 9 по 12 июля 2018 года», обсудив на ней «необходимость возобновления ряда совместных проектов». Напомним также, что в мае этого года старший вице-президент по коммерции и международному бизнесу ТВЭЛ Олег Григорьев говорил о том, что Украине целесообразно построить собственный завод и что ТВЭЛ общается по этому поводу с руководством «Энергоатома».

Министра энергетики оперативно вызвал премьер-министр Украины Владимир Гройсман и учинил ему разнос. После чего тот заявил, что никакого сотрудничества нет и не предвидится, письмо он писал, но совсем не о том, и что вся история — фейк. Однако глава правительства Украины пошёл дальше и даже из «фейка» сумел извлечь пользу. Он анонсировал запрет украинским министрам общаться со своими коллегами из РФ напрямую: «Прошу заметить, коллеги, что на любые такие вещи [переписка с представителями РФ — Ред.] вы должны, во-первых, сразу реагировать. Во-вторых, ни у кого из вас нет мандата вести любые разговоры со страной-агрессором и нашим врагом… И все такие вещи, запросы провокационные и так далее координировать с министерством иностранных дел. И действовать только в пределах тех директив и мандатов, которые предоставляет правительство».

Т. е. что получается — если у «Энергоатома» как эксплуатанта советских реакторов на АЭС Украины вдруг возникнут вопросы к разработчику или производителю, то теперь минэнерго не может этим заниматься, оно должно просить об этом МИД.

Однако письмо Насалика было не единственным, в прессу попало ещё письмо главы правления китайской CNEIC Лю Чуньшеня некоему Дроботу (скорее всего — генеральный директор украинского государственного концерна «Ядерное топливо» Сергей Дробот). В письме говорится о том, что из-за слияния CNEIC с ещё одной китайской компанией запланированные трёхсторонние переговоры между CNEIC, концерном «Ядерное топливо» и корпорацией «ТВЭЛ» не состоятся в назначенный срок. И поэтому Лю Чуньшень предлагает встретиться в Китае или в любом другом месте. А вопрос на повестке дня один — всё то же строительство завода по производству топлива для АЭС. Для чего китайская сторона якобы готова выкупить долю ТВЭЛ в консорциуме. Сам Насалик утверждает, что его подставили, однако есть ведь и второе письмо. Причём оно было размещено также в Facebook минэнерго. Словом, история довольно запутанная и почти наверняка еще окончательно не завершена.

«Чем было вызвано появление письма в Россию — мы, скорее всего, так и не узнаем. Хотя можно предположить, что могли сыграть роль 1,5 млрд грн, которых атомщикам не хватило на топливо только в январе — апреле — и всё из-за низкого тарифа.

А ведь этот разрыв будет только расти. В любом случае какой-то «патриот» организовал утечку письма, и Насалик оказался в дураках. Зато Гройсман использовал утечку для аппаратной игры в Кабмине и повысил свой вес в правительстве — теперь он будет решать все вопросы, связанные с внешнеполитическими контактами, и использовать их для пиара. Проигравшей оказалась атомная энергетика — сомнительно, что на Украине будет хоть какой-либо завод по производству ядерного топлива. Зачем Китаю выкупать долю РФ и иметь лишние проблемы с Украиной — не ясно. Легче поставлять топливо из КНР напрямую», — комментирует Иван Лизан эту аппаратно-атомную драму.

«Энергоатом»

В январе — апреле Украина приобрела ядерное топливо на сумму 131,2 млн долл. Согласно официальным данным, при этом 102,7 млн было потрачено на закупку топлива производства концерна ТВЭЛ и 28,5 млн — на топливо от Westinghouse.

В конце июня «Энергоатом» перечислил 3,7 млрд грн в финрезерв, предназначенный для снятия с эксплуатации энергоблоков АЭС. Сколько именно средств уже аккумулировано в этом резерве — не уточняется. Существует резерв с 2005 года, однако расходовался он не только по прямому назначению. В частности, за счёт средств фонда Украина финансировала строительство Ташлыкской ГАЭС и достройку Днестровской ГАЭС.

В Верховной раде, наконец-то, озаботились проблемой низкого тарифа для АЭС. «Тариф для украинской «атомки» сейчас составляет чуть больше, чем 1,5 евроцента. Это почти самый низкий тариф для всех видов генерации в мире. Зато тариф для тепловой генерации Украины, где монополистом является холдинг «ДТЭК» Ахметова, выше тарифа АЭС в три раза. Тогда как по мировым меркам этот разрыв не бывает больше 30%. Это вызывает серьезные риски для атомной отрасли. Формула «Роттердам+» вымывает средства из ядерной отрасли Украины. И это приводит к возникновению системных рисков для украинской энергетики. Непокрытые тарифом расходы за ядерное топливо составляют почти 1,5 миллиарда гривен [более 43,5% от расходов на закупку в январе — апреле — Ред.]», — заявила в ходе брифинга секретарь Комитета ВР по вопросам топливно-энергетического комплекса, ядерной политики и ядерной безопасности Виктория Войцицкая.

Вторая важная проблема, которую выделила депутат, — зарплаты украинских атомщиков в долларовом эквиваленте просели в 1,5 раза за последние несколько лет. И теперь их коллеги в соседних странах (Россия, Венгрия, Турция, Белоруссия) зарабатывают в 2,5−3 раза больше, чем украинцы. Как раз поэтому работники украинских АЭС и бегут с Украины, о чём та же Войцицкая нам уже сообщала ранее.

Всё это так, и возмещение атомной генерации из общего котла украинской энергетики необходимо повышать. Однако тут есть тонкий момент. Депутат не зря упомянула «ДТЭК-Энерго» Рината Ахметова и тепловую генерацию. Проблему недофинансирования АЭС она и её коллеги хотят использовать в качестве тарана для «Роттердам+» — скандальной формулы, по которой высчитывается себестоимость генерации электроэнергии на ТЭС и от которой в конечном счёте зависит закупочная цена угля на украинских шахтах. Более того, Ахметову, на которого нападает депутат, принадлежит только ¾ тепловой генерации, остаётся ещё «Центрэнерго». Т. е. получается классический украинский тришкин кафтан: можно ликвидировать «Роттердам+» и перераспределить средства единого энергорынка в пользу атомной генерации, но в таком случае тепловая, в т.ч. государственная, будет погружаться в долги. Именно государственная, потому что продать «Центрэнерго» в случае отмены «Роттердам+» не удастся даже украинскому бизнесу.

Это пример того, что даже те политики, которые, на первый взгляд, заботятся об атомной энергетике, на самом деле отстаивают какие-то свои личные интересы или интересы своих патронов.

ЧАЭС

Вроде только недавно (ноябрь 2016 г.) на Украине торжественно отмечали сдачу конфайнмента над 4-м энергоблоком Чернобыльской АЭС. Однако, как следует из информации на сайте системы публичных закупок ProZorro, стартовал новый тендер и готовится новое строительство. До 13 июля администрация ЧАЭС ждёт предложений, объявленная сумма тендера — порядка 4,3 млрд грн. На завершение работ отводится восемь лет.

Часть территорий, долгое время остававшихся «заповедными», теперь решено возвращать в хозяйственный оборот, говорится в указе президента Украины Петра Порошенко «О дополнительных мерах по возрождению территорий, подвергшихся радиоактивному загрязнению вследствие Чернобыльской катастрофы». Во-первых, т.н. зона отчуждения будет сокращена с 30 до 10 км (расстояния от станции). Так оно, собственно, и было, Зона делилась на 2 части: обязательного (до 10 км) и добровольного (10−30 км) отселения. Однако теперь территории добровольного отселения перестанут считаться собственно Зоной. В частности, это должно упростить экстремальный туризм.

Во-вторых, указ предусматривает усиление мониторинга активности загрязнения — оно не сплошное, и некоторые территории уже даже в течение ближайших 30 лет могут снова стать зоной хозяйствования (в т.ч. сельского хозяйства). А сама земля может стать объектом купли-продажи.

Также в указе говорится о необходимости холодной консервации большей части помещений станции — 90 из 137. Тут нужно отметить, что ЧАЭС хоть и не вырабатывает электроэнергию с 2001 года, однако тут (уже не на ЧАЭС, а на предприятии «Атомремонтсервис», созданном для выполнения работ по демонтажу, мониторингу и т.п.) по-прежнему работает несколько сот человек.

Министр экологии Остап Семерак в эфире телеканала «112.Украина» сравнил проект строительства 1 ГВт солнечной электростанции в зоне отчуждения с «…одним-двумя танковыми батальонами НАТО, которые бы ввели на Украину». При этом министр признал, что дела с проектом не ладятся: ещё в 2017 году Семерак хвалился десятками заявок, но никаких подвижек с тех пор нет. На вопрос о причинах министр свалил всё на загадочных «лоббистов старомодной энергетики». На прямой вопрос журналиста, сколько строительство станции принесло бы бюджету Украины, министр ушёл от ответа.

Оно и неудивительно. Выше народный депутат Войцицкая жаловалась на то, что энергорынок слишком много вынужден отдавать Тепловой генерации (сегодня — порядка 1,8−2 грн за кВт·ч). Тогда как за «зелёные» киловатты Семерака отдавать придётся 4,5 грн.

Финансовые балансы энергорынка к такому удару «под дых» просто не готовы, суммарная мощность СЭС на Украине превысила 1 ГВт только в прошлом году. Её удвоение обязательно должно повлечь за собой изменение тарифа на электроэнергию, министр не может этого не понимать. И говорить необходимо об этом, а не только о том, что французская ENGIE роет землю копытом и готова инвестировать в строительство 1 млрд долл.

Автор: Андрей Стеценко

https://regnum.ru/news/economy/2448885.html

***

Комментарий: Атомное дело. Как Украина строит завод по производству ядерного топлива

 

На четвертом году войны в страну заходит только 60-70% российского ядерного топлива. При этом сформирован резерв на случай резкого прекращения поставок. Его якобы хватит до 7 лет бесперебойной работы украинских АЭС. Может ли Украина перейти на собственное ядерное топливо и возможно ли вычеркнуть россиян из этого процесса.

Вторник, 10 июля, ознаменовался громким скандалом в сфере атомной энергетики. В распоряжении СМИ оказалось письмо якобы профильного министра Игоря Насалика к руководству российского «Росатома», где он выражает заинтересованность в развитии двусторонних отношений.

Среди прочего упоминалась необходимость возобновления совместного проекта — завода по производству ядерного топлива. Распоряжение о строительстве было подписано ещё в 2010-ом году премьер-министром Николаем Азаровым. Министерство энергетики уже опровергло планы достраивать завод вместе с россиянами, отметив что сейчас ведутся переговоры о выкупе их доли в этом проекте китайской компанией CNEIC. Глава ведомства в свою очередь считает, что его подставили.

INSIDER узнавал, может ли Украина перейти на собственное ядерное топливо и возможно ли вычеркнуть россиян из этого процесса.

Исходные данные

Доля атомной энергетики в объединенной украинской энергосистеме на данный момент составляет свыше 55%. Это так называемая «базовая» генерация, её себестоимость наиболее низкая. Два основных минуса: отходы и маневренность. Вывоз на временное хранение и переработку отработанного топлива на территорию других государств стоит немалых денег. Потому в последние годы Украина активизировала строительство централизованного хранилища в Чернобыльской зоне. Министр экологии Остап Семерак уверяет, что проект сверхбезопасен.

Существенно увеличить долю атомной энергии невозможно, потому как ею нельзя быстро маневрировать. Для балансировки в объединенной системе используются тепло- и гидроэлектростанции. Их блоки можно безопасно отключать и снова включать в работу.

Ядерные энергоблоки в Украине спроектированы на работу на номинальной мощности, хотя проводились исследования возможности суточного маневрирования на ХАЭС. Но только исследования, поскольку для работы в маневренном режиме необходимо решить массу технических проблем.

Оператор четырех действующих в Украине атомных электростанций — НАЭК «Энергоатом», эксплуатирует 15 основных энергоблоков российского производства: 13 типа ВВЭР-1000 и два ВВЭР-440. Небольшая часть генерации приходится на два гидроагрегата Ташлыкской ГАЭС.

Работают они на тепловыделяющих сборках (ТВС), упрощенно представляющих собой трубки («твэлы»), заполненные топливными таблетками , обычно диоксида урана, и собранные в шестиугольную в разрезе конструкцию.

В Украине в промышленных масштабах на мощностях «Восточного горно-обогатительного комбината» (ВостГОК) производится только урановый концентрат, дальше его обогащают в России, там же из подготовленного сырья изготавливают «твэлы» и назад продают уже готовые сборки.

Срок службы «твэла» — 3-4 года, потом отработанное топливо отправляют назад в Россию, ежегодно хранение обходится государству в около 200 миллионов долларов. В 2015 году «Энергоатом» подписал контракт на поставку обогащенного урана с французской AREVA, также идут переговоры о возможности хранения и переработки отработанного ядерного топлива.

Компания «ТВЭЛ», дочка российского госконцерна «Росатом» долгое время была монополистом поставок сборок в Украину. Однако американская компания «Westinghouse» (сейчас принадлежит японской корпорации Toshiba) адаптировала своё топливо под украинские реакторы и с 2005-го года оно также используется в экспериментальном режиме. Его производят в шведском городе Вестерос.

Таким образом Украине удалось диверсифицировать поставки. На четвертом году войны в страну заходит только 60-70% российского топлива. При этом сформирован резерв на случай резкого прекращения поставок. Его якобы хватит до 7 лет бесперебойной работы украинских АЭС.

Безъядерная зависимость

Источники на рынке утверждают, что разработанные с нуля сборки «Westinghouse» для реакторов советского типа ВВЭР-1000 действительно лучше: в них можно вынимать и заменять «твэлы», циркониевый состав оболочки защищает от утечек, урана больше, деформация меньше. Спрашивается, почему не перейти полностью на шведское топливо? Ответ: в договоре с российским «ТВЭЛ» до 2020-го года есть четко зафиксированный объем поставок. Выйти из него — означает нарваться на заведомо проигрышный иск в Стокгольмском арбитраже.

С другой стороны, зачем менять одну монополию на другую, если можно создать собственное производство ядерного топлива. Такой логикой, казалось, руководствуется правительство Николая Азарова, подписывая в 2010-ом году соглашение о строительстве собственного завода. Важный момент: безъядерный статус не защитил Украину от российской агрессии в рамках Будапештского меморандума, однако де-факто запретил государству самостоятельно обогащать уран. Замкнутый цикл на данном этапе мы создать не можем без риска попасть в международную изоляцию. Нужен партнёр.

Для этого было создано совместное предприятие ЧАО «Завод по производству ядерного топлива». 50%+1 акция в нём принадлежит украинскому госконцерну «Ядерное топливо» (сюда входит ВостГОК), оставшаяся доля — российской компании «ТВЭЛ». Стороны должны были вложить в проект порядка 120 миллионов долларов. равными долями, а остальные средства привлечь в российском «Сбербанке».

Номинально строительство объекта в поселке Смолино Кировоградской области началось в 2012 году. Через три года планировалось наладить выпуск ТВС, к 2020-му — топливных порошков и таблеток. В 2015-ом году министр энергетики Владимир Демчишин заявил, что российская сторона свои обязательства не выполнила, и проанонсировал расторжение договора.

Три года о проекте почти не вспоминали, пока в СМИ не появилось письмо якобы министра энергетики и угольной промышленности Игоря Насалика на имя первого замдиректора корпорации «Росатом» Кирилла Комарова. В тексте говорится о заинтересованности в дальнейшем развитии двусторонних отношений. «Учитывая существующий высокий уровень кооперации в сфере атомной энергетики, перспективы для наращивания сотрудничества, а также необходимость возобновления ряда совместных проектов, в частности проекта по созданию в Украине производства ТВЕЛ, предлагаем провести встречу в Брюсселе в период с 9 по 12 июля 2018 года», — отмечается в документе.

Позже, в комментарии «ЭП», министр опроверг существование такого письма, показав якобы настоящий текст, где высказывалась «готовность обсудить состояние реализации совместных проектов в сфере атомной энергетики». Насалик уточнил, что речь идёт о планах китайской компании China Nuclear Energy Industry Corporation (CNEIC) выкупить 50%-1 акцию «ТВЭЛ» в ЧАО «Завод по производству ядерного топлива».

Настораживает, что на исходящем штампе оба письма имеют одинаковую дату, однако разную нумерацию. Источники издания в министерстве предполагают, что Насалик действительно подписал первое обращение, однако сделал это не глядя. Мол, таким образом его подставили недоброжелатели. При этом в «Росатоме» говорят, что вообще никаких писем не получали.

Китайцы по российской технологии

В 2015-2016 годах правительство действительно проводило переговоры с CNEIC о возможности достроить завод совместными усилиями. Они были приостановлены из-за процесса объединения концерна с компанией CNFC. В июне 2018-го года китайцы вернулись за стол и предложили трехсторонние переговоры. В случае успешного их завершения CNEIC не только заменит россиян в проекте, но также обеспечит полное его финансирование и покроет затраты, которые понесла украинская сторона — около 10 миллионов долларов.

Однако есть пара нюансов. Во-первых, китайцы не обладают собственной технологией производства ТВС для ВВЭР-1000, лицензия на её использование куплена у России. То есть, совместное предприятие примет её в эксплуатацию на праве пользования, но не владения. Во-вторых, возникает вопрос: когда украинские электростанции смогут перейти на топливо со своего завода. «Твэлы» Westinghouse до сих пор используются в экспериментальном режиме. В этом году в 3-ий энергоблок Южноукраинской АЭС будет загружена последняя партия из 42 сборок и только в следующем будет принято решение — прошло ли оно квалификацию. На это понадобилось больше десяти лет.

На рассмотрении в Кабмине несколько месяцев лежит проект постановления «Про утверждение Государственной целевой экономической программы развития атомно-промышленного комплекса на период до 2020 года». Программа стоит 5,6 миллиардов гривен: 303 миллиона из госбюджета, 1,97 миллиарда инвестиций, вероятно, китайских, и 3,37 — «другие источники финансирования».

Предполагается, что основные инвестиции с украинской стороны будут вложены «предприятиями атомно-промышленного комплекса», по сути, за счёт НАЭК «Энергоатом». С учётом того, что у компании нет денег даже на достройку своих стратегических проектов, к примеру, Ташлыкской ГАЭС, миллиардов от неё ожидать не стоит.

При том что ГАЭС объединенной энергосистеме Украины как раз очень нужна и в ближайшие сроки. При подключении к европейской системе, наша временно окажется в изоляции, балансировать с Россией уже не получится, потому нужны будут дополнительные мощности для маневрирования. В год украинским энергоблокам ВВЭР-1000 нужно всего 546 сборок. Для шести из них «Westinghouse» обеспечивает поставки по контракту до 2025-го года, для блоков РАЭС-4 и ХАЭС-2 контракт с российским «ТВЭЛ» заключен на весь период эксплуатации.

Однако ГП «Ядерное топливо» планирует выйти на 630 сборок в год к 2020-му году «для нужд отечественных АЭС». Что делать с излишками не ясно. «ТВЭЛ» и «Westinghouse» покрывают потребности всех соседних стран в топливе данного типа, при неполной загрузке собственных заводов.

«Завод, производящий ТВС по российской технологии, в обьеме, перекрывающем потребности наших АЭС, не будет рентабельным. Изначально этот проект имел политический подтекст, экономического смысла в нём нет. Рынок не изучили, где их продавать — непонятно. Зачем нам российские ТВС, еще и старой модификации, в китайском исполнении?», — говорит источник близкий к госкомпании.

Автор: Владислав Красинский, опубликовано в издании INSIDER

http://argumentua.com/stati/atomnoe-delo-kak-ukraina-stroit-zavod-po-proizvodstvu-yadernogo-topliva


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Стеценко, Владислав Красинский

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.08.2018. Просмотров: 169

Комментарии
[-]
 Kalinovich | 10.08.2018, 09:31 #
Один из экспертов в статье очень верно подметил, что если нет государства, его нет везде, но в данном случае мы имеем дело с ситуацией, которая при неблагоприятном раскладе может коснуться даже не сотен тысяч, а миллионов граждан и не только  на Украине, но в сопредельных государствах. Но, по всей видимости, нынешние украинские власти это нисколько не заботит, поскольку там у руля временщики, главная цель которых хапнуть сейчас побольше, а дальше - хоть трава не расти.
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta