«Гибридные войны» России. Это принципиально новый подход или применение по-новому старых технологий?

Содержание
[-]

Вооруженная агрессия России против Украины

Вооруженная агрессия России против Украины в настоящее время пребывает в центре внимания украинских и иностранных политиков, экспертов и средств массовой информации.

При этом, подавая, так сказать, фактурную информацию о событиях вокруг нашей страны, а также соответствующие оценки и прогнозы, авторы пытаются обобщать и концептуально осмысливать политику и шаги Российской Федерации на современном историческом этапе. В целом, большинство экспертов полагают, что Россия стремится по-новому реализовывать свои геополитические планы по возобновлению своей ведущей роли в качестве влиятельного политического центра силы мирового уровня путем ведения «гибридных войн» с соперниками, оппонентами и противниками. Суть такого подхода — использование «мягкой силы», когда вооруженная сила открыто не применяется.

И это так на самом деле. Эксперты предостерегают, что таким образом Москва пытается не афишировать свое участие в вооруженном конфликте на Востоке Украины, оправдать аннексию Крыма и таким образом сохранить свои позиции в мире и добиться отмены западных санкций. И обязательно уменьшить роль США и Европы, как основных «тормозильщиков» неоимперской политики российского руководства. Правда, методы «гибридных войн» России нельзя воспринимать как что-то новое ни в российской, ни в мировой практике. К ним прибегают уже в течение тысячелетий, а их концепцию четко определил еще древнекитайский идеолог военного искусства Сунь-Цзы, утверждавший, что «самая хорошая война, — это разрушить замысел противника, потом — разбить его союзы, а уже после этого — сокрушить его армию».

В наше время эти идеи получили свое развитие в трудах западных и российских экспертов и политологов, в т. ч. Фрэнка Гофмана, Дениэла Ласика, Джорджа Дэвиса и Девиза Килкаллена (США), Фрэнка ван Каппена (Нидерланды), а также А. Дугина (Россия).

В 2013 году, фактически перед началом российской вооруженной агрессии против Украины, концепция современных «гибридных войн», как одно из ключевых направлений реализации государственной политики России, была изложена в докладе начальника Генерального штаба ВС РФ генерала армии В. Герасимова «Основные тенденции развития форм и методов применения вооруженных сил Российской Федерации, актуальные задачи военной науки по их совершенствованию». Доклад был сделан на общем собрании Академии военных наук РФ, которая занималась именно обобщением опыта прошлых таких войн и войн новейшей истории, в т. ч. российских. Давайте лишь бегло пролистаем страницы истории применения Россией методов «гибридных войн» в течение последнего столетия. В частности, к такой практике она прибегла во время гражданской войны  1917–1922 годов. Пытаясь возобновить свой контроль над новыми независимыми, отделившимися от России после Октябрьской революции 1917 года государствами, на их территории провоцировались прокоммунистические выступления, после чего провозглашались альтернативные, подконтрольные Москве, органы власти. А потом такие «органы» звали на помощь Россию, с готовностью спешившую на защиту «трудового населения, а также законно избранных правительств и советов от буржуазных националистов». И все это на фоне активных информационных идеологических кампаний по всесторонней дискредитации идей национального возрождения и демократического развития.

Именно так Россия вернула под свой контроль Украину, страны Закавказья и Центральной Азии. Именно таким путем она стремилась взять под свое «крыло» Польшу, Финляндию и страны Балтии. Однако натолкнулась на жесткое противодействие их патриотического руководства и высокий уровень национального сознания местного населения.

С 1923 года, по окончанию гражданской войны, Россия «пристрастилась» к аналогичным методам «гибридных войн», организовывая коммунистические перевороты в расположенных по соседству странах, реализовывая планы «мировой революции», как формы господства большевистского Кремля над прилегающими регионами, а в перспективе — и над всем миром. Вспомним, как Россия «привязалась» к Германии (охваченной революционными настроениями вследствие поражения немцев в Первой мировой войне и, соответственно, политическим и экономическим коллапсом), а также замахнулась на страны Центрально-Восточной Европы (где также наблюдались революционные тенденции) и Балканского полуострова (наиболее нестабильный в то время регион Европы). Поддерживая левые, пророссийские, а в ряде случаев и откровенно экстремистские силы, массово забрасывая свою агентуру, распространяя подрывную революционную литературу и формируя вооруженные отряды боевиков, Москва провоцировала внутригосударственные конфликты и бунты, для реализации которых использовала Коминтерн, в «патронташе» которого обустроилось большинство из имевшихся в то время коммунистических (рабочих) партий. Именно они были основной ударной силой кремлевских большевиков, практически воплощавшей идеи «мировой революции». Но вот вопрос: насколько удачными были эти попытки? почему они если и были успешны, то только до определенного времени? Ответ на эти вопросы простой — Советскому Союзу не хватило ресурсов. Не смог этот Союз одолеть и контрмеры, предпринятые ведущими европейскими странами, в первую очередь, Великобританией и Францией. И только в конце 1930-х годов, когда СССР поднакопил силы, Москва смогла частично реализовать свои планы, аннексировав страны Балтии, восточные районы Польши, Румынии и Финляндии. И обратим внимание: опять же с помощью методов «гибридных войн», подкреплявшихся демонстрацией, а в случае с Польшей и Финляндией, — и прямым применением военной силы. Обратите внимание, поскольку Москва не смогла достичь желаемого в рамках первых двух постулатов Сунь-Цзы, она реализовала его третий постулат, предусматривающий разгром войск противника.

…А потом вспыхнула Вторая мировая война

Но не только Россия пристрастилась к «гибридным войнам». Вспомним резонансные события последних лет, в частности, революции и вооруженные конфликты в странах Северной Африки, Ближнего Востока и бывшего СССР. Основные творцы международной политики, вместо использования ради достижения своих геополитических целей классических военных агрессий, прибегали к таким скрытым действиям, которые преимущественно используются в политической, экономической, информационной и специальной сферах. На начальном этапе своего применения вооруженные силы решают лишь отдельные задачи (по транспортной блокаде противника, нанесению ударов по наиболее важным объектам и тому подобное). Сущностью таких действий является не физическое уничтожение противника в рамках масштабной войны, а включение его в сферу своего влияния или ликвидация как государства (дезинтеграция) средствами так называемой «мягкой силы».

Во время «гибридных войн», как Россия, так и другие нападающие страны, прибегают к агрессии без официального объявления войны; скрывают свое участие в конфликте; масштабно используют нерегулярные вооруженные формирования (в т. ч. под прикрытием мирного населения); пренебрегают международными нормами ведения боевых действий и действующими соглашениями и договоренностями; прибегают к взаимным мероприятиям политического и экономического давления (при формальном сохранении связей между двумя странами); ведут активную пропаганду и контрпропаганду, применяя «грязные» технологии; воюют в кибернетическом пространстве.

Именно так поступали США, ЕС, Израиль и их партнеры, оказывая давление на Иран в связи с его ядерной программой. Вспомним политико-экономические санкции против Ирана, поддержку выступлений оппозиционных сил против его официальной власти, кибернетические атаки на иранские ядерные объекты, «внезапную» смерть ведущих работников-ядерщиков, демонстрацию военной силы и угрозу ее применения. И Иран вынужденно уступил своим оппонентам, выполняя требования СБ ООН и МАГАТЭ по обеспечению международного контроля иранской ядерной программы и прекращению работ по обогащению урана для оружейного уровня.

Но мы знаем немало фактов, когда все это заканчивается вооруженным противостоянием. Например, развязанная военная агрессия России против Грузии 2008 года или международная военная операция в Ливии «Объединенный защитник» 2001 года.

Такие же мероприятия сегодня Россия проводит в ходе своей войны с Украиной, — «гибридные» по форме и «асимметричные» по содержанию, как «логическое» продолжение своей «гибридной политики» в отношении Украины. Эту войну Москва начала сразу с получением Украиной независимости, стремясь вернуть ее под свое влияние. Разумеется, методы такой войны отличаются от методов 20-х годов прошлого столетия. Но лишь касательно информационных технологий и того, что Москва коммунистическую идеологию сменила на российско-шовинистическую в контексте реализации планов построения «Русского мира» и интеграции евразийского пространства.

Но России здесь не удалось достичь желаемого с помощью «гибридной войны» или скрытых действий своих войск в Крыму и на Донбассе. Поэтому она готовится к масштабному применению вооруженной силы, как это когда-то делалось в отношении Польши, Финляндии и Грузии. Россияне разворачивают мощную группировку войск численностью в 100 тыс. военнослужащих возле восточной границы Украины под видом стратегических командно-штабных учений «Кавказ-2016». То есть, Москва опять следует за третьим постулатом Сунь-Цзы.

А что же дальше — Третья мировая война?

Как видим, формы и методы «гибридной войны» в историческом плане всегда актуальны и Россия их применяет против Украины, но при этом изменяются условия и инструментарий их практической реализации, что объясняется как возникновением новейших технологий, так и значительно более широким спектром методов их реализации. В этом контексте более корректно было бы говорить о «гибридных войнах» как о «войнах нового поколения», или «войнах новой генерации», о чем утверждает в своих исследованиях президент американского Фонда «Потомак» Филипп Карбер. При этом «гибридные войны» тесно связаны с применением вооруженной силы и во многих случаях переходят в прямое вооруженное противостояние сторон.

Поэтому, рассуждая о «гибридных войнах», излишне пытаться вновь «открыть Америку» или «изобрести велосипед». Необходимо опираться на уже имеющийся опыт использования форм и методов таких войн Россией или другими странами, принимая во внимание появление действительно новых подходов. Тогда публикации, оценки и прогнозы по этой тематике будут иметь действительно научный характер и реальную практическую ценность.

 


Об авторе
[-]

Автор: Виктор Гвоздь

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.09.2016. Просмотров: 267

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta