Гибридная война» России на Балканах: провал «украинского» сценария в Черногории

Содержание
[-]

 Россия переходит к прямой подрывной деятельности против стран Европы

Обострение противостояния между Россией и Западом по «украинскому» и «сирийскому» вопросам обусловливает дальнейшее усиление агрессивности «гибридной политики» Москвы, которая переходит к прямой подрывной деятельности против стран Европы.

В этом плане особое внимание Кремля традиционно сосредотачивается на Балканском полуострове, где сегодня сохраняется самая взрывоопасная обстановка в результате окончательной неурегулированности исторических противоречий и ряда конфликтов в политической, экономической, межнациональной и межрелигиозной сферах.

Эскалация такого рода проблем, в т. ч. спровоцированная извне, неизбежно приведет к возникновению мощного источника нестабильности в Европе, который будет распылять усилия ЕС и НАТО и отвлекать их внимание от вооруженной агрессии России против Украины и ее действий в Сирии. Считается, что возникновение нового конфликта на Балканах будет способствовать определенному взаимодействию между Россией и Западом по его урегулированию, что в некотором смысле будет иметь даже положительное значение для режима В. Путина в контексте восстановления его отношений с европейскими странами и США.

В то же время Балканский полуостров является последним регионом Европы, который фактически пока что в значительной степени остается вне НАТО и ЕС. В результате — без надежного прикрытия остается и юго-восточный фланг Североатлантического и Европейского союзов. Именно это и является главной причиной действий НАТО и ЕС по поддержке и целенаправленному продвижению процессов европейской и евроатлантической интеграции стран Балканского полуострова. В свою очередь, последнее прямо противоречит интересам Российской Федерации, которая считает расширение НАТО и укрепление Евросоюза главными угрозами своей безопасности и политико-экономическим интересам.

С учетом приведенных обстоятельств, в последнее время Кремль активно начал применять методы своих «гибридных войн» также и на Балканском полуострове (по оценкам российских спецслужб, в наиболее слабом звене Европы, то есть в наиболее уязвимом ее регионе — на Балканах), цель которых — укрепление российских позиций в этом регионе, а также корректировка политики и практики балканских стран в выгодном для России направлении и в противовес Европейскому Союзу. Например, на сегодня Москва смогла занять господствующее положение в энергетической сфере Сербии, что позволяет Кремлю использовать Белград, как важного проводника российских интересов на Балканах.

Кроме того, именно на территории Сербии в г. Ниш находится так называемый Российско-сербский гуманитарный центр (создан под эгидой Министерства по чрезвычайным ситуациям Российской Федерации и Министерства внутренних дел Республики Сербии на основе Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Сербии о сотрудничестве в области чрезвычайного гуманитарного реагирования, предупреждения стихийных бедствий и техногенных аварий, а также ликвидации их последствий от 20 октября 2009 года; официально Центр был открыт 25 апреля 2012 года), который по сути является координационным органом Москвы по ведению разведки, а также усилению влияния России как на Балканах, так и вообще в Европе.

Особого внимания спецслужб стран ЕС и НАТО должен заслуживать и тот факт, что в последние годы Россия фактически заполонила балканские страны агентами своих специальных служб, которые достаточно активно (но скрытно!) скупали отдельные предприятия энергетики, коммуникаций и транспорта, частные кредитно-финансовые учреждения, объекты недвижимости, земельные участки и тому подобное. Значительно активизировалась целенаправленная информационная кампания России против ряда балканских стран, которые выбрали европейский и евроатлантический курсы развития.

Ну а после 19 мая с. г., когда в штаб-квартире НАТО в Брюсселе был подписан протокол о присоединении Черногории к Североатлантическому союзу, Россия откровенно пригрозила Черногории «адекватно ответить» на ее вступление в НАТО. После этого, по информации ряда балканских источников, в Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговине, а также Македонии стали отмечать появление людей спортивного телосложения и с характерными военной выправкой и русским произношением, которые в подавляющем своем большинстве собирались вокруг разного рода спортивно-тренировочных клубов, союзов и организаций.

То есть, фактически, в это время шло активное создание Россией целой системы по реализации ее «гибридных» политики и войны на территории балканских стран — на глазах всех демократических европейских стран, которые в очередной раз были «глубоко обеспокоены» и глубоко заняты решением «миграционного кризиса», также спровоцированного путинским режимом, и при этом делали вид, что не замечают метастаз «гибридной проказы Путина», которая расползалась в самом центре Европы — на Балканах.

Следовательно и следующий коварный шаг России был закономерен и неизбежен — она не остановилась перед применением силовых мер с целью провоцирования вооруженных конфликтов на Балканах, а также смены неугодных ей правительств стран этого региона.

В частности такие действия Москвы недавно практически имели место при попытке организации государственного переворота в Республике Черногория, который планировался по «украинскому» (а точнее — «крымскому») сценарию 16 октября с. г. — в день парламентских выборов в этой стране.

Так, 14-15 октября с. г. правоохранительные органы Сербии и Черногории задержали группу сербских и иностранных граждан по обвинению в подготовке попытки силового захвата власти. Эту группу возглавляли бывший начальник жандармерии Сербии в 2009-2013 годах 46-летний Братислав Дикич (был задержан) и лидер радикальной организации «Сербские волки» Александр Синджелич (пока что смог избежать ареста).

По результатам предварительного расследования, специальный прокурор Республики Черногория Миливое Катнич обнародовал план действий мятежников. В частности, в государственном перевороте должны были участвовать несколько вооруженных групп боевиков как из Сербии, так и самой Черногории, с участием представителей иностранных государств.

В день парламентских выборов (16 октября с. г.) одна из таких групп в форме черногорского спецназа должна была захватить здание парламента Республики Черногория и открыть огонь по митингу пророссийской оппозиции, который планировался под лозунгами протеста против прозападной политики премьер-министра страны Мило Джукановича. Это должно было спровоцировать штурмы правительственных учреждений и ведомств демонстрантами и боевиками.

Задачи других групп боевиков предусматривали захват представителей руководства Черногории (для этого было организовано тщательное отслеживание перемещений членов правительства страны, в т. ч. непосредственно премьера М. Джукановича) и блокирование базы черногорского спецназа. В ходе следственных действий были обнаружены также факты высокого уровня подготовки и оснащения боевиков и участия части из них в боевых действиях России по оккупации украинского Крыма и захвату отдельных районов территории Донбасса.

19 октября с. г. СМИ Черногории обнародовали записи телефонных переговоров между Б. Дикичем и А. Синджеличем, в которых, среди прочего, упоминалось о том, что координация операции по захвату власти в Черногории осуществлялась гражданами России («спецами») с территории Сербии. На основе этой информации упомянутые лица были задержаны сербскими правоохранительными органами и высланы из страны «...за участие в подготовке террористических акций в Черногории». При этом властями Сербии и Черногории особо подчеркиваются «связи злоумышленников с иностранной страной». Связи сербских и черногорских радикалов с «иностранной страной» были подтверждены также и лично премьер-министром Сербии А. Вучичем.

Подтверждением «российского следа» в последних событиях в Черногории стал и ряд других фактов политического и военного характера.

Так, 27 октября с. г. состоялся внеплановый (срочный) визит в Сербию бывшего главы ФСБ РФ, секретаря Совета безопасности РФ Н. Патрушева. Согласно официальным данным Москвы, визит имел плановый характер, а по его результатам была достигнута договоренность относительно «...углубления взаимодействия между сербскими и российскими специальными службами в области борьбы с терроризмом».

Вместе с тем, большинство ведущих экспертов связывают этот визит именно с попыткой России не допустить разжигания международного скандала вследствие использования Москвой как сербской территории, так и сербских граждан для подготовки и проведения террористических мероприятий по смене черногорской власти. При этом Сербия четко продемонстрировала Европейскому Союзу нежелание участвовать в российских авантюрах, подобных попытке организации Россией государственного переворота в Черногории.

В то же время привлекает внимание и подозрительное совпадение во времени с попыткой государственного переворота в Черногории планов проведения в октябре-ноябре с. г. на территории Сербии российско-белорусско-сербских учений воздушно-десантных войск (России) и сил специальных операций (Беларуси) «Славянское братство-2016», а также российско-сербских учений военно-воздушных сил с привлечением боевой (тактической и армейской) авиации «Барс-2016», сроки проведения которых трижды переносились.

Кроме того, именно в начале октября с. г. был начат и переход в Средиземное море корабельной авианосной ударной группы (КАУГ) Северного флота ВМФ России во главе с тяжелым авианесущим крейсером «Адмирал Кузнецов». В составе группы кроме крейсера «Адмирал Кузнецов» — тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий», большие противолодочные корабли «Североморск» и «Вице-адмирал Кулаков», а также суда обеспечения. Поход единственного российского авианосца был запланирован на срок до пяти месяцев. В РФ утверждают, что цель похода — «...обеспечение военно-морского присутствия в стратегически важных районах Мирового океана». В то же время в НАТО опасаются, что авианосная группа ВМФ России может быть использована для ударов по Алеппо в Сирии.

Вместе с тем, указанные военные мероприятия уж очень напоминают планы сосредоточения Россией межвидовой группировки своих сил вокруг Республики Черногория для возможной поддержки действий мятежников в стране и сдерживания/недопущения вмешательства в ситуацию со стороны НАТО.

В целом приведенные обстоятельства позволяют сделать вывод о подготовке и попытке проведения Кремлем комплексной специальной операции по устранению действующего руководства Республики Черногория прозападной направленности и замены его представителями пророссийских сил с применением способов, которые ранее уже были отработаны Россией в Приднестровье, в Абхазии и Южной Осетии, а также в Крыму и на Донбассе.

При этом Россией были учтены особенности политической ситуации в Черногории, а именно: разногласия в черногорском обществе по вопросу присоединения страны к НАТО и ЕС (по данным социологических опросов в июле с. г., за вступление страны в состав Альянса выступало 50,5 % граждан, против — 49,5 % граждан); многонациональный состав черногорского населения (45 % являются этническими черногорцами; 28,7 % — сербами, остальные — представителями других национальностей); достаточно прочные позиции и влияние в стране просербских и пророссийских организаций, часть из которых выступает за новое «воссоединение» Черногории и Сербии.

Исходя из особенностей развития обстановки, решение о смене власти в Черногории могло быть принято руководством РФ в 2014 году — после обострения отношений между двумя странами в результате поддержки черногорской стороной санкций ЕС против России. В свою очередь, непосредственным поводом к подготовке и проведению соответствующей специальной операции стало подписание в мае с. г. протокола о присоединении Черногории к НАТО. В этой связи главной целью попытки государственного переворота в страны был срыв ратификации парламентами всех стран-членов Североатлантического союза данного документа, которую планируется завершить весной 2017 года.

С учетом опыта «гибридных» войн России, подготовка специальной операции в Черногории включала несколько специфических направлений действий, основными из которых стали:

  • углубление связей России с просербскими и пророссийскими силами Черногории, а также усиление их финансовой, организационной и информационной поддержки. В частности, в мае с. г. правящей в России партией «Единая Россия» и оппозиционными партиями Черногории — Демократической народной партией и Социалистической народной партией было подписана т. н. «Ловченская декларация», которая предусматривает совместную борьбу сторон за создание союза нейтральных стран Юго-Восточной Европы: Сербии, Боснии и Герцеговины, Македонии и Черногории, а также их отказ от идеи вступления в НАТО;
  • дестабилизация внутренней ситуации в Черногории и внесение раскола в черногорское общество. Так, начиная с 2014 года руководство Республики Черногория обвиняет Россию в поддержке антизападных акций протестов на черногорской территории, с участием просербских и пророссийских партий (сил);
  • осуществление политического и информационного давления на власть Черногории. С 2014 года российские СМИ начали проведение масштабной информационной кампании с утверждениями о «...проведении Черногорией враждебной политики в отношении России», «...незаконном присвоении российских экономических объектов на черногорской территории» (в частности, сталелитейного завода в г. Никшиче, которым владеет близкий к В. Путину российский олигарх О. Дерипаска), а также «...попустительстве черногорской полиции действиям преступников, которые грабят дома российских граждан в Черногории». Кроме того, 6 октября с. г. МИД РФ непосредственно предупредило Черногорию, что ее вступление в НАТО повредит отношениям с Россией;
  • применение элементов «экономической» войны против Черногории. В частности, после присоединения Подгорицы к санкциям ЕС в отношении России, Москва существенно сократила количество чартерных авиационных рейсов на черногорские курорты (до 2014 года на них ежегодно отдыхало около 300 тыс. российских граждан, что было важным источником финансовых поступлений в страну);
  • создание и финансовая поддержка незаконных вооруженных формирований на территории Черногории. В основном для этого привлекались боевики сербских радикальных организаций (прежде всего, из состава группировки «Сербские волки») как из числа граждан Сербии, так и Черногории — с опытом участия в боевых действиях в зонах конфликтов, в т. ч. на Донбассе.

Таким образом, в отличие от Украины и ряда других постсоветских стран, коварные планы России в Черногории потерпели полный провал. Согласно ряду оценок, причиной этого стало получение правительством Черногории своевременного предупреждения от спецслужб НАТО и Сербии о подготовке мятежа в стране, что позволило принять соответствующие превентивные меры.

Вместе с тем, считается, что это ни в коем случае не остановит Кремль. Аналогичная «гибридная работа» активно ведется им в Грузии, Молдове, Азербайджане, Литве, Латвии, Эстонии, Сербии, Боснии и Герцеговине, Македонии, Косово, вероятно также в Беларуси, Казахстане, Узбекистане, Болгарии, Финляндии и других странах.

В частности, среди прочего, не исключается возможность организации и проведения аналогичных провокационных действий режима В. Путина накануне и в период проведения досрочных парламентских выборов в Македонии в декабре текущего года.

Так все-таки, кто же станет следующей целью новой «гибридной войны» России?...


Об авторе
[-]

Автор: Юрий Радковец

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.11.2016. Просмотров: 140

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta