«Гибридная политика» современной России как стратегия реализации ее национальной геополитики

Содержание
[-]

«Гибридная политика» современной России как стратегия реализации ее национальной геополитики 

Соотношение войны и политики

Всем нам хорошо знакомы крылатые высказывания известного прусского генерала, военного теоретика, реформатора и историка Карла фон Клаузевица: «Война есть продолжение политики другими средствами», а также «Военные должны подчиняться политикам». Хотя этот генерал как военачальник ничем особенным себя не проявил, однако он стал известным благодаря своему неоконченному труду «О Войне» («Vom Kriege» — нем.), посвященному вопросам теории войны. Разработанные им теории о стратегии, тактикеи философии войны заметно сказались на развитии военной мысли в странах Запада. Его теории и до сей поры преподают в военных академиях и достаточно широко применяются, в т. ч. даже при управлении предприятиями и в маркетинговом деле.

Ему вторят также определения известного американского военачальника, четырехзвездного генерала Вильяма Вестморленда: «Войны начинают политики, а заканчивают солдаты» или в другой интерпретации «Войну начинают не военные. Войну начинают политики». Этот военный непосредственно участвовал во Второй мировой, Корейской войнах, командовал частями и соединениями ВДВ, возглавлял престижное военное заведение Вест-Пойнт, был командующим всем контингентом Вооруженных сил США в Южном Вьетнаме (1964–1968 гг.) во время Вьетнамской войны — главного события в его жизни, начальником штаба Армии США (1968–1972 гг.) — одна из самых высоких военных должностей в Вооруженных силах США. На всех должностях и во все времена ему приходилось принимать ответственные решения и решать сложные задачи. До настоящего времени его военные опыт и практика являются предметом исследования военных специалистов во всем мире.

Таким образом, учитывая вышеприведенные основополагающие определения известных теоретиков и практиков военного дела, в нынешних условиях практического использования Российской Федерацией против Украины технологий и механизмов «гибридной войны» и «гибридного мира» логическим является вопрос: а в чем же тогда заключаются суть, содержательность и направленность «гибридной политики» Российской Федерации по отношению к Украине и странам постсоветского пространства, странам-членам и партнерам Европейского Союза и НАТО, а также другим странам Запада?

И вообще, какое сегодня можно дать определение понятию (категории) «гибридная политика»?

Определение понятия (категории) «гибридная политика»

В апреле 2015 года состоялась презентация издания «Гибридная война: выжить и победить» — такое название дал своей книге Евгений Магда, украинский политолог и политический эксперт, директор Центра общественных отношений, кандидат политических наук. В книге автор рассказывает об историческом, энергетическом и информационно-психологическом аспектах «гибридной войны» и аргументированно называет причины, из-за которых Украина стала жертвой агрессии со стороны России. Фактически, это является первым научно-публицистическим исследованием в украинской политологии. В дальнейшем, в статье для Media Sapiens, Евгений Магда популярно и доступно для читателей отвечает на основные вопросы о «гибридной войне»: какие ее предпосылки, когда она началась и вела ли подготовку к «гибридной войне» Россия; приводит истоки донбасского сепаратизма; предоставляет рецепт победы в «гибридной войне» для Украины и так далее.

Но, к сожалению, ни в своей книге, ни в статье Е. Магда не дает определение понятия «гибридная политика» Российской Федерации, производные от которого уже и есть «гибридная война» и «гибридный мир». В этом контексте его исследование можно считать не до конца завершенным.

Выходу в свет книги и статьи Е. Магды предшествовала научно-аналитическая статья «Гибридная война» как ключевой инструмент российской геостратегии реванша» Владимира Горбулина — директора Национального института стратегических исследований, доктора технических наук, профессора, академика Национальной Академии наук Украины, которая предварительно была опубликована в научно-аналитическом ежеквартальном сборнике НИСИ «Стратегические приоритеты» (№ 4, с.5-12, 2014 г.), а 23.01.2015 года появившаяся в «Зеркале недели. Украина» № 2. В этой статье В. Горбулин рассматривает и анализирует, в т. ч. ссылаясь на зарубежных экспертов, проблемы концептуализации понятия «гибридной войны» в контексте реализации Российской Федерацией своей геостратегии реванша. Определены особенности реализации «гибридной войны» в условиях агрессии РФ против Украины (в рамках концепции «войны трех кварталов»), прежде всего на примерах происходивших событий в Крыму и в Донецкой и Луганской областях, а также ее энергетической и информационной составляющих. Сформулированы выводы и рекомендации для Украины в плане ее противостояния России в «гибридной войне».

Таким образом, и в этом научно-аналитическом исследовании отсутствует определение категории «гибридная политика» Российской Федерации. Вместе с тем, в статье В. Горбулина (как в самом названии, так и по тексту) основное ударение делается на том, что ... «гибридная война» России против Украины — это ключевой инструмент российской геостратегии реванша», конечной целью которой является постепенное, но неуклонное возобновление российского влияния и веса на международной арене — а это уже категория политическая, а точнее — геополитическая! Фактически, в настоящей статье подается подход к определению понятия «гибридная политика» («гибридная геополитика»).

В России отправным моментом современных научно-теоретических исследований по поводу феномена «гибридных войн» считается доклад начальника Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации генерала Валерия Герасимова «Основные тенденции развития форм и способов применения Вооруженных сил Российской Федерации, актуальные задачи военной науки по их совершенствованию» на общем собрании Академии военных наук РФ в конце января 2013 года в Москве. Его доклад — это обобщенные итоги достаточно продолжительной работы группы военных аналитиков и специалистов (ведущих экспертов) ГШ ВС РФ, которые определенное время занимались концептуализацией проблемы «гибридной войны» в современных условиях и вели поиск механизмов ее решения.

***

Для справки:

Фактически, реальным автором основных положений «гибридной войны» является советский военный теоретик комдив Георгий Иссерсон, изложивший их еще в 1940 году в книге «Новые формы борьбы», при том, что это противоречило господствующим на то время в военном искусстве взглядам, в рамках предвоенной реорганизации Рабоче-Крестьянской Красной Армии, в которой ставка делалась уже не на кавалерию, а на бронетехнику и авиацию.

Также в этом докладе указывалось, каким образом должен разворачиваться современный военно-политический конфликт, какие составляющие должны в нем использоваться и на каком этапе. Кроме того, в докладе упоминалось об увеличении роли невоенных методов давления на противника, прежде всего, посредством политических (дипломатических), экономических и гуманитарных элементов. Что касается информационной составляющей, то она определялась как основная деятельность на всех этапах конфликта: его зарождения, сопровождения и в постконфликтный период. Обращалось особое внимание и на «асимметричные мероприятия», к которым были отнесены: деятельность подразделений специального назначения; поддержка внутренней оппозиции и коллаборационистов, а также увеличение целенаправленного информационного влияния на объект нападения.

Из доклада начальника ГШ ВС Росии (www.vpk-news.ru)

***

Против Украины началась и сейчас ведется полноценная война — «гибридная» по форме и «асимметричная» по содержанию.

Сейчас уже можно с полной уверенностью утверждать, что много с того, что обнародовал в своем докладе начальник ГШ ВС РФ генерал В. Герасимов, практически использовалось при аннексии Россией Крыма, а потом и на востоке Украины. То есть, сегодня можно констатировать, что против Украины началась и сейчас ведется полноценная война — «гибридная» по форме и «асимметричная» по содержанию, как «логичное» продолжение «гибридной политики» России в отношении Украины, которая началась с момента провозглашения ею независимости и продолжалась в течение последнего времени с целью вернуть ее в сферу влияния России. И в таких войнах регулярные вооруженные силы используются только на завершающих этапах — при условии правильно спланированной кампании, что и нашло свое подтверждение в Крыму, но вовсе не подтвердилось на Донбассе. Вместе с тем, в этом докладе прямого определения понятия «гибридной политики» также не давалось.

Из доклада начальника ГШ ВС Росии (www.vpk-news.ru)

***

Что касается иностранных экспертов, то среди целого ряда ведущих аналитиков (стратег мирового масштаба, ведущий военный аналитик, профессор военной истории, консультант Министерства обороны США, израильский полемолог Мартин ван Кревельд; бывший советник по вопросам безопасности при ООН и НАТО, член верхней палаты парламента Нидерландов, генерал-майор в отставке Франк ван Каппен; известный американский военный теоретик Фрэнк Хоффман; американский военный теоретик, автор книги «Случайная герилья» /англ. «The Accіdental Guerіlla»/ Дэвид Килкаллен; бывший министр обороны США Роберт Гейтс; автор монографии «Стратегические последствия гибридных войн: теория победы» генерал-лейтенант ВВС США Д. Ласика) так и не нашлось никого, кто бы дал оценку феномену «гибридной политики».

Но в принципе это можно объяснить и понять, потому что в основном все они были военными экспертами и аналитиками, у которых на первом месте было задание — определить феномен именно «гибридной войны», ее составляющих, способов, методов и механизмов реализации, особенностей этапов подготовки и проведения, содержательности «асимметричных» мероприятий и тому подобное. То есть, внимания определению понятия «гибридная политика» ими фактически не уделялось, так как они сосредоточивались на производной от нее категории «гибридная война».

 «Гибридная политика» — это целенаправленное комплексное применение политических, дипломатических, экономических торговых, а также информационно-пропагандистских и других мероприятий одного государства (или коалиции государств) с целью подчинить себе внутреннюю и внешнюю политику другого/других.

По итогам кропотливой работы по анализу и оценке имеющихся материалов, экспертами Независимого аналитического центра геополитических исследований «Борисфен Интел» было определено, что «гибридная политика» — это целенаправленное комплексное применение политических, дипломатических, экономических (в т. ч. кредитно-финансовых, топливно-энергетических, военно-технических и тому подобное) торговых, а также информационно-пропагандистских и других, в т. ч. нетрадиционных («асимметричных») мероприятий одного государства (или коалиции государств) с целью подчинить себе внутреннюю и внешнюю политику другого/других с помощью широкого спектра скрытых методов и механизмов подкупа, запугивания и шантажа как руководства политических и бизнес-элит, так и различных партийных и общественных групп, а также в целом населения этих государств.

Таким образом, исходя из определения и содержательности понятия «гибридной политики», можно констатировать, что это есть категория геополитическая, так как «гибридная политика» направлена, прежде всего, на подчинение одному государству внутренней и внешней политики другого (других) государства с помощью широкого спектра «асимметричных» мероприятий.

При этом следует отметить, что, как правило, «гибридная политика» имеет скрытый, но наступательный и в целом агрессивный характер по отношению к другому государству (других государств) как в «ближнем», так и «дальнем» зарубежье, а также на общих с прилегающими странами экономических, информационных, культурных и других пространствах.

Особенности, цели и мероприятия российской «гибридной политики»

В этом контексте в геополитических планах и проектах Российской Федерации по реализации мероприятий «гибридной политики» в современных условиях все более превалирует ее сугубо национальная геополитика и несколько видоизмененное право силы (в рамках «гибридной войны» и «гибридного мира»). В плане решения этих задач геостратегия Российской Федерации определяет целый ряд мероприятий (в т. ч. «асимметричных»), направленных на укрепление политической, экономической и военной мощи России, сохранение и усиление ее международного влияния, а также на создание политических, экономических и других (в т. ч. безопасностных) союзов с другими странами. То есть, геостратегия нынешней России приоритетно направлена на ее национальные интересы.

Основная суть и содержание «гибридной политики» России отображена в виде угроз, фейков, слухов, «информационных бомб» и тому подобное.

Основная суть и содержание «гибридной политики» России в отношении отдельных стран (Украина, Грузия, Молдова, Казахстан, Греция, Сербия, Македония, Финляндия, Польша, США) или коалиций стран (ЕС, НАТО, СНГ, страны Балтии, страны Причерноморья, Балканские страны), среди прочего, отображена в соответствующих планах (проектах, программах) путем их целенаправленного распространения или декларации (разными каналами и из разных источников) в виде угроз, фейков, слухов, «информационных бомб» и тому подобное.

В качестве примера, приведем лишь неполный перечень реальных составляющих «гибридной политики» нынешней России с учетом ее национальных интересов относительно:

  • планов по возможному применению российской стороной ядерного оружия в будущем противостоянии с НАТО/США;
  • имеющейся «непосредственной угрозы» со стороны НАТО/США для Российской Федерации;
  • планов по реализации разного рода проектов (создание государства "Новороссия"; интеграция оккупированных территорий Донбасса в Российскую Федерацию; создание отдельных гособразований «Донецкая народная республика» и «Луганская народная республика»; интеграция оккупированных территорий Донбасса в Украину на принципах федерализации; введение миротворческих сил Российской Федерации на Донбасс и тому подобное);
  • планов России по проведению широкомасштабной операции против Украины с выходом на Крым и Приднестровье или захватом Киева и всей Левобережной Украины;
  • признания легитимной принадлежности Российской Федерации Крымского полуострова в обмен на прекращение Россией войны на Донбассе;
  • реанимации идей так называемых «второй Ялты» и «второго Потсдама» — как закулисных договоренностей Кремля с США;
  • распространения информации, что США «сдали» Украину Москве в обмен на ее поддержку в вопросах Ирана, Сирии и ИГ /«Исламского Государства»/;
  • пропаганды идей решения российско-украинского кризиса мирным путем на принципах федерализации Украины по «боснийскому» сценарию или «второй Чечни», или «замораживания» конфликта по вариантам (сценариям) Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии и Нагорного Карабаха;
  • подготовки к проведению «гибридной войны» против стран Балтии, Причерноморья, Грузии, Молдовы, Казахстана, Азербайджана, Финляндии, Польши и тому подобное;
  • начала реализации планов построения газопроводов в Европу в обход Украины или в восточном направлении — в Китай и Японию.

По мнению большинства ведущих западных и украинских экспертов (дипломатов, политологов, аналитиков и военных специалистов), в рамках подобной «гибридной политики» Москва решительно и агрессивно настроена вернуть Украину в сферу своего влияния любой ценой.

Россия против Украины

В условиях реализации «гибридной политики» Российской Федерации против Украины на первый план выходят информационные операции и другие «асимметричные» рычаги влияния.

Важной составляющей «гибридной политики» России против Украины (в рамках ее информационной составляющей) является стремление агрессивно влиять как на сознание руководства политических и бизнес-элит, так и различных партийных и общественных групп, а также в целом на население Украины. Другими словами — это стремление не уничтожить миллионы людей, а запугать и деморализовать их (сломать их волю к сопротивлению!) — и сделать их послушным инструментом для достижения своих неоимперских целей.

Не менее важными составляющими «гибридной политики» России против Украины являются и другие — «асимметричные» рычаги влияния, а именно: топливно-энергетические, торгово-экономические, гуманитарные, экологические и другие нетрадиционные асоциальные (религиозно-этнические, культурологические и тому подобное) составляющие.

Россия против объединенной Европы, НАТО и США

Вместе с тем, против объединенной Европы, а также НАТО/США цель «гибридной политики» России (читай — режима Путина) является более масштабной (носит геополитический характер), а именно: подорвать у стран Восточной Европы и Балтии ощущение благополучия и уверенности в их гарантированной защите со стороны Евросоюза и НАТО, а в идеале — вбить перманентный клин между США и их европейскими союзниками (Европейским Союзом), а также между западными союзниками и странами Восточной Европы и Балтии.

Россия против Европейского Союза

Главная цель, которую преследует В. Путин в отношении Европейского Союза — это не допустить его расширения и впоследствии развалить ЕС. Он цинично не воспринимает Европейский Союз и мечтает о разделенной Европе, фактически маниакально повторяя лукавого российского императора Александра І и коварного «вождя всех народов» И. Сталина. История его ничему не научила, а, следовательно, сурово накажет за незнание ее уроков.

Наглядным примером реализации в Европе мероприятий «гибридной политики» России является ее провокационная деятельность на Балканах, прежде всего, по отношению к Греции («вырвать» ее из ЕС), Сербии, Македонии и Боснии и Герцеговине (не допустить их вхождения в ЕС).

Сегодня (как никогда!) российская «гибридная политика» по отношению к Европейскому Союзу является реальной угрозой, которую большинство европейских глав и политиков просто недооценивают или «стыдливо» не хотят замечать, в том числе, что касается угрозы поддержки путинской Россией европейских ультраправых и ультралевых партий и политических движений.

Имеется в виду системная поддержка Россией (читай — режимом Путина) европейских ультраправых и ультралевых политических сил (Франции, Италии, Венгрии и других стран), и эта провокационная поддержка может привести к ограничению прав базового электората, исповедующего ключевые европейские цивилизационные ценности.

Таким образом, то, что путинская Россия делает сейчас в Европейском Союзе и в целом в Европе, без преувеличения можно назвать ее провокационной и коварной «гибридной политикой». И чем быстрее ЕС сможет разработать и внедрить комплексную и эффективную политику в отношении Российской Федерации, тем лучше будет для Европейского Союза.

Россия против НАТО

Главная цель «гибридной политики» В. Путина против НАТО — не допустить расширения и полностью разрушить Североатлантический союз, и лучший метод для достижения этого (по путинскому сценарию) — отнять часть Балтии. По оценкам путинских апологетов, Балтийские республики Эстония и Латвия — это лучшее место для того, чтобы уничтожить НАТО и продемонстрировать, что 5 статья Североатлантического договора не действует. При этом, если ФРГ не ответит на вторжение России в Балтию, если Франция останется в стороне, и будет проведена лишь сугубо американская операция, то это закончится распадом НАТО. А это есть самая большая угроза, прежде всего, для «новых» стран-членов НАТО, так как они поймут, что обязательство НАТО по взаимной защите — ложь (блеф), а военный альянс фактически развалится, сделав страны Восточной Европы опять уязвимыми для российского влияния. Таким образом, Путин сможет сделать то, чего так и не смогли добиться советские лидеры — победить НАТО.

По оценкам ведущих западных экспертов, это и есть самая заветная цель Путина и его наибольшее искушение. При этом он может отступить на любом этапе, но искушение слишком велико — уничтожить НАТО! Риск большой? Да. Но и вознаграждение огромно!

Сегодня логика российской «гибридной политики» стала еще более опасной. Российская Федерация, пытаясь компенсировать слабость своих обычных вооруженных сил, значительно снизила критерии использования ядерного оружия. В то время, когда советские лидеры рассматривали ядерное оружие исключительно как средство для сдерживания, существующее именно для того, чтобы им никогда нельзя было воспользоваться, отношение В. Путина к нему принципиально иное.

Так, новая редакция Военной доктрины Российской Федерации (президент РФ В. Путин подписал соответствующий указ в конце декабря 2014 года) позволяет применять ядерное оружие при возникновении неядерной войны, если возникла угроза существованию государства. И это больше, чем простые слова: Москва неоднократно заявляла, что готова к использованию ядерного оружия даже в ограниченной войне.

Это ужасающе низкая планка для использования ядерного оружия, особенно с учетом того, что возможная война, вероятнее всего, начнется возле границ России и на восточных границах стран-членов ЕС и НАТО. И это наводит на мысль, что Путин занял позицию, которую лидеры времен «холодной войны» считали вообще немыслимой: что в «ограниченной» ядерной войне можно выжить и даже выиграть. Подобное решение Путина является опаснейшим для всего цивилизованного мира со времен кризиса 1962 года.

Таким образом, практически Путин сейчас цинично разрушает европейскую и мировую архитектуру безопасности, и за Грузией и Украиной могут последовать и другие страны, в том числе, страны-члены ЕС и НАТО. Не осознавая или не замечая этого, цивилизованный мир не сможет адекватно ответить на путинскую как скрытую, так и открытую агрессию.

Как известно, аппетит приходит во время еды, и чем больше будут позволять Путину и его агрессивной «гибридной политике» Украина, страны СНГ и страны Запада, а также ведущие европейские и международные организации, тем быстрее и значительно дальше он пойдет в своих практических агрессивных действиях.

Сокращенная версия статьи Юрия Радковца «Гибридная политика» современной России как стратегия реализации ее национальной геополитики» напечатана в газете «Урядовий кур’єр» № 194 (5568) от 20.10. 2015 года.

 


Об авторе
[-]

Автор: Борисфен Интел, Украина, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.11.2015. Просмотров: 308

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta