Германия возвращает пограничный контроль: поток мигрантов разъединяет Европу

Содержание
[-]

Германия возвращает границы: поток мигрантов разъединяет Европу 

9 ноября 1989 года рухнула Берлинская стена, и это стало символом открытия Европы. В ноябре 2015 года в Берлине заговорили о необходимости возвращения пограничного контроля на континент. Станет ли это новым символом закрытия Европы, пытался понять "Огонек".

Вспомним, как было: после падения Берлинской стены, благодаря Маастрихтскому, Шенгенскому, Амстердамскому и прочим договорам ЕС, практически все границы на западе Европы становятся открытыми. Пограничники и таможенники в странах Европы вынуждены искать другую работу. Но вот прошли годы, и в ноябре 2015 года едва ли не самый обсуждаемый в Германии сюжет — другой: правительство Ангелы Меркель приходит к выводу, что открытые и неконтролируемые границы внутри Европы создают опасные проблемы, если невозможна охрана внешней границы Евросоюза.

При этом речь идет не о закрытии границ для туристов или грузовых перевозок, а о необходимости иметь право и возможность проверять людей, стремящихся в страну. Это принципиальное изменение Шенгенского договора, который лишь в исключительных случаях и на непродолжительное время разрешает проверки на границах внутри ЕС. Инициатива исходит от руководителей баварских общин на границе с Австрией, через которые ежедневно проходят около 7 тысяч беженцев. Руководство Баварии предлагает двойное решение: создать на границе пункты проверки (фактически при таких количествах людей это должны быть фильтрационные лагеря), а чтобы "чужие" не обходили эти контрольные пункты по лесам и горам, ввести постоянный пограничный контроль. Предложение вызывает бурные споры внутри руководства страны, но 77 процентов немцев поддерживают такие требования.

Желание это объясняется страхом перед нарастающим потоком беженцев из Сирии, Ирака, Афганистана и прочих "точек исхода". Большинство хочет попасть в Германию, которая считается самой богатой и либеральной страной Европы. Для этого люди морем (чаще всего через Турцию) с помощью контрабандистов добираются до Греции. Оттуда через балканские страны перетекают в Австрию, из нее в Баварию, откуда их развозят по всей Германии. Этот путь назвали "балканский маршрут".

В принципе, такое "перемещение" иммигрантов противоречит всем договоренностям, существующим в ЕС. Согласно им беженцы из регионов боевых действий, как и те, кого преследуют на родине по политическим, религиозным и прочим жизненно важным мотивам, имеют в ЕС право на убежище, но не имеют права выбирать страну пребывания. Они должны оставаться там, где впервые ступили на территорию ЕС, то есть в данном случае в Греции. Но реалии сегодня совсем иные: одна Греция с нынешним потоком не справится, только в октябре там высадились 200 тысяч человек. Как следствие: в большинстве своем они в Греции не остались, а отправились в Германию тем самым "маршрутом".

Все хотят в Германию

За девять месяцев 2015 года, по официальным данным, сюда уже прибыли 600 тысяч человек. Но реально иммигрантов на 20 процентов больше: не все они регистрируются на границе. Тысячи людей проникают в Германию по лесным и горным дорогам между Австрией и Баварией. Немецкая полиция из-за нехватки персонала проводит лишь выборочный контроль. Австрийцы этим из принципа не занимаются, мол, люди хотят в ФРГ. Поэтому австрийские полицейские забирают беженцев на юге, на границе со Словенией, и доставляют автобусами к границе с Баварией. А дальше идите, куда хотите. Большинство, конечно, идет на пункты регистрации, чтобы подать просьбу об убежище в ФРГ.

Рассмотрение этой просьбы может длиться полгода или даже дольше.

Механика такая: немцы гарантируют приют беженцам из горячих регионов и всем, кого преследуют на родине по политическим, религиозным и прочим жизненно важным мотивам. Но тем, кто бежит от нужды и бедности, убежище не положено, поскольку угрозы для жизни нет. Не дают его, например, даже выходцам из Афганистана. Его немцы сейчас считают страной безопасной. Отвергнутых надлежит отправлять туда, откуда они попали в ФРГ (на родину или в ту страну ЕС, которая была первой на их пути в Германию). Фактически, однако, делается это не часто. В этом году из 170 тысяч просьб об убежище были отклонены 42 тысячи, но назад отправлены лишь 8 тысяч. Да и не всегда это возможно, поскольку не все страны заключили с ФРГ договоры о реадмиссии. Скажем, тот же Афганистан своих депортированных граждан не принимает.

В общем, разбирательство в иммиграционной службе, по сути, заключается в идентификации личности и выяснении обстоятельств жизни людей, называющих себя беженцами. Многие из них не имеют никаких документов. Кто-то их просто выбрасывает в надежде сойти за сирийца и начать новую жизнь. Кто-то уже был отсеян, попал в европейские компьютеры и теперь пытается проникнуть в страну вновь. Отвергнутые имеют право на апелляцию и адвоката. Так что процедура вообще может тянуться годами.

Мигранты все это время имеют крышу над головой и получают пособия. До ноября этого года они составляли примерно 350 евро в месяц плюс примерно 140 евро на карманные расходы. Суммы вполне привлекательные для многих выходцев с Балкан или с Ближнего Востока. Но сейчас, в условиях "повышенного спроса", решено денежные выплаты заменить "натурой". Правда, для многих общин это сложнее, чем платить деньги, поэтому они будут платить и дальше, но намного меньше. Так, кстати, поступает соседний Люксембург: 25 евро в месяц в лагере при полном обеспечении, а если ищущий убежища живет самостоятельно, то получает еще 225 евро. Если и когда человек добивается статуса беженца, он получает в Германии социальное пособие, которое может с учетом детей доходить до 800 евро. Но размер сильно зависит от места проживания, от заработка (беженец через какое-то время имеет право работать), расходов на жилье (социальная квартира) и наличия детей (на любого ребенка в ФРГ полагается пособие примерно 160 евро в месяц).

Роковое обещание

Из-за этой соблазнительной для многих мигрантов немецкой сметы в сентябре и начались основные проблемы. Венгры были готовы размещать беженцев у себя, как того требует ЕС, но те хотели только в Германию, ведь венгры мало платят. И в тот момент (8 сентября), когда венгры уже не могли сдерживать поток беженцев, Меркель... разрешила им въезжать в ФРГ: "Мы справимся".

Не спросила при этом ни свой парламент, ни европейский, ни коллег из других стран. Не объяснила, что собирается делать. Граждане такую инициативность канцлера встретили критически: опросы показывают, что народ понимает и поддерживает ее все меньше. На востоке страны только 36 процентов готовы согласиться с Меркель, на западе ее поддержка скатилась до 44 процентов (опрос Infratest-Dimap, середина октября).

"Людей не спрашивают, хотят ли они перемен, к которым ведет канцлер. Их ставят перед свершившимся фактом. Это плохо для демократии". Такого рода высказывания встречаются в немецких СМИ постоянно. "Меркель правит как средневековый монарх",— пишет в еженедельнике Zeit публицист Хенрик Бродер. Политолог Александр Рар, считает, что "волюнтаризм немецкого канцлера" просто опасен для Евросоюза, поскольку "означает конец политики консенсуса, когда все решения принимались единодушно. Прежнего единства, доверия внутри Европы уже нет". Свежие опросы (ZDF) показывают, что 63 процента считают нынешнюю ситуацию опасной для существования Евросоюза. Еще месяц назад так думали 55 процентов.

Недовольство вылилось и в политические дискуссии, и на улицы: "Сбросить Меркель с трона" требовали на партийном собрании ХДС с участием канцлера в Шкойдице на востоке страны. "Меркель должна уйти!" — скандировали в Дрездене сторонники националистического движения Pegida, выставив перед собравшейся толпой полутораметровую виселицу с надписью "Зарезервировано для Ангелы "мамочки" Меркель". А в Кельне явно неадекватный человек набрасывается с ножом на кандидатку на пост бургомистра, видя в ней саму Ангелу Меркель, поскольку, если верить очевидцам, он кричит: "Я хочу освободить вас!" и бубнит что-то по поводу беженцев...

Эмоции подогреты, эпизоды множатся, их география растет. И всем очевидно: атмосфера в стране всего лишь за полтора месяца после того, как канцлер открыла ворота для беженцев, опасно накалилась.

"Канцлер поступает высокоморально, впуская в страну всех нуждающихся, но не хочет видеть, что ее не понимает большинство населения и в Европе, и в Германии. А без поддержки большинства невозможна никакая политика",— уверен Кристоф Хассельбах, обозреватель медиахолдинга DW.

Правовой вакуум

Критики пеняют Меркель и ее правительству: власти не подготовили страну к подобному развитию событий: ФРГ своевременно не разработала иммиграционную политику, не создала серьезную иммиграционную службу, какая есть в США, Канаде и т.д. Нет ни законов, регулирующих иммиграцию, ни специалистов, ни лагерей фильтрации.

Нет, правда, такой системы и во всем ЕС. Поэтому единоличное решение Меркель всех впускать, а потом разбираться, и стало шоком. Для всех.

Только в конце октября на так называемом балканском саммите — экстренной встрече руководителей балканских стран с канцлерами Германии и Австрии — после многочасовых споров был принят план первоочередных мер. Их цель: ограничение перемещения, улучшение регистрации и временного размещения людей. Для того чтобы участники встречи согласились это все обсуждать, было необходимо их чем-то заинтересовать. Не совсем понятно, кому и что обещано, но с пакетом мер согласились все, кроме Венгрии (она будет наблюдателем, заявил премьер-министр Орбан). Планом действий, правда, принятый пакет не называют даже оптимисты: скорее, это торжественное обещание руководителей 11 стран, а также руководителей ЕС исполнить 17 намерений. Дорогостоящих и не решаемых быстро.

Например, вдоль "балканского маршрута" (и прежде всего в Греции) должны быть оборудованы "транзитные зоны" (фактически лагеря) для первичного и временного размещения и регистрации 100 тысяч беженцев. Причем все должно происходить при помощи ООН. Но где взять для этого деньги, не сказано. Да и 100 тысяч — цифра нереально низкая. К тому же нет ответа на основной вопрос: как распределять беженцев по странам ЕС для постоянного размещения? Никто не выражает готовности следовать призыву Меркель и открывать ворота.

В соглашении подчеркивается, что нельзя перебрасывать беженцев из одной страны в другую, как это делается сейчас: из Греции в Македонию, оттуда в Словению и т.д. Должна быть создана система обмена информацией между балканскими странами и ЕС. Должен быть разработан целый комплекс мер для усиления роли Турции, откуда перетекают в ЕС большинство беженцев... Все эти намерения, бесспорно, здравы, но на фоне не останавливающегося ни на день "мигрантского потопа" выглядят, увы, как благие пожелания.

В октябре Меркель с блиц-визитом посетила Стамбул в надежде убедить турецкие власти в необходимости более тесного сотрудничества. Прежде всего, как говорят, канцлер хотела получить от турецкого лидера Эрдогана согласие на реадмиссию тех беженцев, кто через Турцию пришел в ФРГ, но был ею отвергнут. За это Турции обещали ускорить переговоры о вступлении в ЕС, упростить выдачу виз, выделить дополнительные миллионы евро за размещение на турецкой территории лагерей, в которых находятся 2 млн сирийцев. Судя по всему, блиц-дипломатия не слишком удалась: после визита Меркель смогла сообщить лишь о сближении позиций и "определенном прогрессе". Эксперты поняли правильно: ничего конкретного не сформулировано, иначе Турция участвовала бы в балканском саммите...

"Нет регистрации, нет прав"

В отсутствие видимых внешних успехов "в деле координации" немецкие власти начали форсированно обустраивать порядок сами. В начале ноября правящие в Германии партии ХДС/ХСС провозгласили принцип "нет регистрации, нет прав" основополагающим в подходе к проблеме беженцев. Расшифровывается просто: проверка и регистрация только на границе в специальных лагерях (их застенчиво назвали "транзитные зоны"). Получивших право остаться везут в страну, отказников выталкивают в Австрию, если они оттуда пришли. Австрия, в свою очередь, должна передавать их дальше. В общем, волна, пришедшая на Запад, должна как бы откатиться назад. Предусматривается даже вариант вывоза отвергнутых на родину на военно-транспортных самолетах. Теоретически все соответствует Дублинскому протоколу, по которому имеющие право на убежище должны оставаться в той стране, где они впервые ступили на территорию ЕС. А чтобы предотвратить нелегальное проникновение, усиливаются национальные пограничные силы.

На слух все кажется замечательно. Однако в новой конструкции, придуманной правящими политиками, все очень наивно, недодуманно и непонятно. Где будут эти лагеря? Кто их будет содержать, обслуживать? Как сделать, чтобы это не выглядело концлагерем?

Правозащитники, оппозиция, многие юристы и эксперты резко критикуют эти планы, хотя более 70 процентов населения считают идею правильной (опрос ZDF).

Между тем в стране ежедневно происходят все новые поджоги зданий, подготовленных для размещения беженцев, все чаще совершаются нападения на них самих, возникают объединения неонацистов, гремят лозунги "Германия для немцев", "Иностранцы — вон".

Поскольку происходит это в большинстве случаев на востоке Германии, на территории бывшей ГДР, многие эксперты приходят к выводу, что в основном протестуют те, кому объединение ничего не дало: люди без образования, без квалификации. Социолог Хайнц Буде назвал их пролетариями сферы обслуживания. Промышленности на востоке страны не осталось, поэтому люди без образования могут только что-то охранять, паковать, развозить, убирать помещения и улицы, раскладывать товары на магазинных полках, сидеть на кассе и т.д. Они боятся, что беженцы, люди в большинстве своем тоже малообразованные, станут конкурентами: из-за них уменьшатся зарплаты, социальные пособия, вырастет квартплата.

Эксперты Минтруда пытаются убеждать немцев в обратном: в стране увеличится занятость в сферах, связанных с беженцами, их ведь надо лечить, кормить, обучать, охранять, строить жилье для них. Только в службе трудоустройства, по официальным прогнозам, должно появиться около 3 тысяч новых рабочих мест для тех, кто будет заниматься беженцами. А министр труда Андреа Налес заявляет: не надо бояться конкуренции с мигрантами, она "будет здоровой": "В стране действует закон о минимальной оплате — 8,50 евро в час, а за соблюдением закона установлен реально жесткий контроль",— убеждает министр.

Верят успокоительным аргументам далеко не все. И чем мощнее мигрантский поток накрывает страну, тем меньше верят...

 


Об авторе
[-]

Автор: Виктор Агаев

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.11.2015. Просмотров: 216

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta