Германия - 2021: пандемия коронавируса, вакцинация, рост экономики и уход канцлера Ангелы Меркель

Содержание
[-]

***

В 2021 году Ангела Меркель распрощается с постом канцлера

 

Борьба с коронавирусом и избрание нового канцлера ФРГ станут для немцев ключевыми событиями наступающего года. Серия выборов может заметно изменить расклад политических сил.

Наступающий 2021 год пройдет в Германии под знаком борьбы с пандемией коронавируса, массовой вакцинации населения, экономического роста после сильного падения ВВП и семи избирательных кампаний, способных заметно изменить расклад политических сил в стране. Шесть голосований состоятся на земельном уровне, седьмое будет общефедеральным: в сентябре предстоят выборы в бундестаг. Один из их результатов известен уже сейчас: Германия получит нового канцлера, поскольку Ангела Меркель (Angela Merkel) после 16 лет во главе правительства покинет свой пост.

Германия войдет в 2021 год в условиях второго локдауна и рекордно высокого числа смертей от коронавируса. Это делает весьма вероятным дальнейшее продление объявленных пока до 10 января многочисленных карантинных ограничений. Тем более что специалисты предупреждают об опасности сильного роста числа инфицированных после большого числа человеческих контактов без соблюдения социальной дистанции во время рождественских и новогодних праздников. В любом случае пандемия COVID-19 останется в Германии доминирующей темой по меньшей мере до следующего лета. При этом в центре внимания окажется начавшаяся в последних числах декабря массовая добровольная вакцинация населения. Властям страны предстоит справиться с гигантской организационной и логистической задачей: в самые сжатые сроки привить от ковида порядка 40-50 миллионов жителей ФРГ.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

По мнению экспертов, решение такой задачи может растянуться на весь 2021 год. Однако заблаговременное оперативное открытие по всей стране еще в декабре крупных центров вакцинации говорит о том, что правительство и региональные власти попытаются достичь критической массы вакцинированных как можно быстрее. Скорее всего уже к весне станет более или менее понятно, в какой мере им это удается. Успех будет зависеть как от эффективной работы центров вакцинации, так и от своевременного производства и доставки вакцин, а также от готовности широких слоев населения прививаться. На первых порах в Германии, как и во всем Евросоюзе, прививать будут инновационным мРНК-вакцинами немецко-американского консорциума BioNTech/Pfizer (разрешена к использованию в ЕС 21 декабря) или американской компании Moderna (регистрация в ЕС ожидается 6 января). К лету число допущенных вакцин может возрасти до пяти-семи. Вопрос об эффективности, безопасности и сроках действия прививок от ковида станет, несомненно, одной из главных тем 2021 года.

Экономика Германии вырастет в 2021 году на 3-5 процентов

По мере снижения числа заражений, увеличения количества вакцинированных и снятия различных карантинных ограничений будет набирать силу процесс восстановления экономики Германии. По итогам кризисного 2020 года сокращение ВВП ФРГ составит, согласно прогнозам, приблизительно 5,5 процента.

После столь сильного падения немецкие и международные эксперты единодушно предсказывают немецкой экономике на 2021 год довольно мощный отскок. Вопрос лишь в том, достигнут ли темпы роста ВВП 3, 4 или 5 процентов. Тут немаловажную роль сыграет то, придется ли властям ФРГ продлевать в январе локдаун и на какие секторы сферы услуг и торговли он будет распространяться.

В любом случае мотором предстоящего подъема экономики Германии станут продолжавшие работать во время второго локдауна предприятия обрабатывающей промышленности, у которых объемы портфелей заказов еще осенью превысили докризисный уровень, и вообще компании, ориентированные на экспорт товаров или услуг. Они могут рассчитывать на ожидающийся в 2021 году подъем мировой экономики и особенно на мощный экономический рывок в Китае.

Но в конечном счете выход всей экономики Германии на докризисный уровень зависит от того, насколько быстро будут восстанавливаться те секторы сферы услуг, которые особенно сильно пострадали от карантинных ограничений. Пока эксперты исходят из того, что ВВП ФРГ вернется к достигнутым на начало 2020 года показателям к концу 2021 года, а затем продолжит рост.

Ангела Меркель осенью 2021 покинет свой пост

От того, насколько успешно пойдут борьба с пандемией, вакцинация населения и экономическое развитие, в значительной мере зависят политические настроения в стране. Это отразится на результатах шести региональных голосований и общефедеральных парламентских выборов в сентябре, после которых в Германии в любом случае начнется новая политическая эра: свой пост покинет Ангела Меркель.

С точки зрения популярности ведущих немецких партий главный итог 2020 года состоит в существенном росте (приблизительно на 10 процентных пунктов до 35-37%) рейтинга блока консервативных партий ХДС/ХСС. Это связано с работой в условиях пандемии как федерального правительства - канцлера Ангелы Меркель и нескольких министров от ХДС, включая министра здравоохранения Йенса Шпана (Jens Spahn), так и региональных и местных политиков от этого блока. В том числе премьер-министра Баварии и лидера ХСС Маркуса Зёдера (Markus Söder), популярность которого как антикризисного менеджера заметно выросла в национальном масштабе.  

Так что можно исходить из того, что по итогам парламентских выборов в сентябре блок ХДС/ХСС вновь сформирует крупнейшую фракцию в бундестаге и, соответственно, выдвинет из своих рядов следующего канцлера ФРГ. По традиции на этот пост претендует председатель ХДС. После двух перенесенных из-за пандемии съездов новый лидер христианских демократов будет выбран в ходе виртуального съезда 15-16 января 2021 года.

Консервативный блок ХДС/ХСС должен выбрать кандидата в канцлеры

На кресло председателя претендуют, на данный момент, три кандидата: бывший глава фракции ХДС в бундестаге Фридрих Мерц (Friedrich Merz), премьер-министр федеральной земли Северный Рейн - Вестфалия Армин Лашет (Armin Laschet) и председатель комитета бундестага по внешней политике Норберт Рёттген (Norbert Röttgen).

В то же время все громче звучат голоса, призывающие нарушить традицию и выдвинуть кандидатом в канцлеры главу баварской партии ХСС Маркуса Зёдера. Его, судя по опросам, хотело бы видеть во главе федерального правительства и относительное большинство граждан Германии, хотя лидеры Баварии канцлерами ФРГ никогда еще не становились. Вопрос о том, кого изберут председателем ХДС и кто, в конечном счете, будет выдвинут кандидатом в канцлеры от блока ХДС/ХСС, станет в Германии главной политической интригой начала 2021 года.

"Зеленые" готовятся войти в правительство Германии

В случае победы на выборах в бундестаг консервативному блоку понадобится коалиционный партнер. На данный момент самым вероятным вариантом выглядит формирование так называемой "черно-зеленой коалиции" с партией "Союз 90"/"зеленые", стабильно занимающей с 18-20 процентами вторую строчку в списке самых популярных немецких партий.

"Зеленые" уже правили Германией совместно с социал-демократами во главе с Герхардом Шрёдером (Gerhard Schröder), но союза с консерваторами на федеральном уровне никогда еще не заключали. Однако прагматичные лидеры экологической партии Анналена Бербок (Annalena Baerbock) и Роберт Хабек (Robert Habeck) нацелили партию на конструктивное сотрудничество с возможными партнерами. Так что не исключено, что следующим, скажем, министром иностранных дел ФРГ станет представительница "зеленых" Анналена Бербок.

Земельные выборы в ФРГ - важный индикатор политических настроений

О том, насколько сильны сейчас позиции этой партии, можно будет судить, к примеру, по намеченным на март региональным парламентским выборам в Баден-Вюртемберге. Это - единственная пока федеральная земля с "зеленым" премьер-министром Винфридом Кречманом (Winfried Kretschmann), который будет баллотироваться на третий срок. В свою очередь, региональные выборы в восточногерманских землях Тюрингия и Саксония-Анхальт соответственно в апреле и июне наглядно покажут, пользуется ли "Альтернатива для Германии" (АдГ) прежней поддержкой избирателей на территории бывшей ГДР. Общенациональные опросы показывают, что рейтинг этой правопопулистской партии, которую политически активно поддерживает Москва, снижается.

Короче, после тяжелого, кризисного, из-за карантинов и локдаунов во многом удручающе монотонного 2020 года наступающий 2021 год обещает стать в Германии экономически динамичным и богатым на политические события и изменения. А главное: есть реальный шанс, что в предстоящие двенадцать месяцев коронавирус на территории ФРГ будет если не полностью побежден, то во всяком случае взят под надежный контроль.

Авторы Андрей Гурков, Кристоф Хассельбах  

https://p.dw.com/p/3nARk

***

Германия выйдет из кризиса благодаря промышленному производству и Китаю

Пока сфера услуг страдает в ФРГ от локдауна, обрабатывающие отрасли быстро наращивают производство. Мощная индустриальная база - отличительная черта немецкой экономики.

Германия, декабрь 2020 года: предприятия общепита закрыты, индустрия развлечений парализована, туристические потоки застыли... Начавшийся в ноябре и продленный до 10 января второй за нынешний год локдаун из-за COVID-19, пусть на сей раз и частичный, больно бьет по крупнейшей экономике Европы. Это видно, что называется, невооруженным взглядом. В то же время нечто другое в поле зрения обычно не попадает: повсюду в стране за фабричными стенами кипит работа.

Объемы промпроизводства в ФРГ растут с мая

Пока различные отрасли сферы обслуживания продолжают терпеть убытки, обрабатывающая промышленность Германии вот уже шесть месяцев подряд наращивает производство. 7 декабря Федеральное статистическое ведомство (Destatis) сообщило: в октябре объемы промпроизводства увеличились по сравнению с сентябрем на 3,2%, а в сентябре, по уточненным данным, было выпущено на 2,3% больше, чем месяцем раньше. При этом в автомобилестроении, крупнейшей отрасли обрабатывающей промышленности ФРГ, выпуск продукции вырос в октябре по сравнению с сентябрем на 9,9%.

Дела в немецкой промышленности идут в гору уже с мая. Она, правда, все еще не вышла на предкризисный уровень - объемы производства были в октябре на 4,9% ниже, чем в феврале 2020 года, а автопром даже на 6% отставал от показателей последнего месяца нормальной работы перед крупномасштабной остановкой производства из-за пандемии. Однако уже в ближайшие месяцы ситуация изменится. Об этом свидетельствует другой красноречивый макроэкономический индикатор: портфели заказов предприятий.

Портфели заказов немецких предприятий превысили уровень февраля 2020 года

Они увеличились в октябре по сравнению с сентябрем на 2,9%, что примерно в два раза больше, чем ожидали эксперты. В результате, отметило Destatis 4 декабря, общий объем заказанной немецким предприятиям индустриальной продукции оказался на 0,8% выше, чем был в феврале. Иными словами, по данному показателю Германия уже вернулась на докризисный уровень, даже немного его превысила.

При этом в автомобилестроении портфель заказов в октябре на 6% превысил данные за февраль. Это уже не просто преодоление коронавирусного обвала, это признак начинающегося подъема в отрасли. Она может выпустить в следующем году 4,2 млн автомобилей вместо 3,5 млн в нынешнем, прогнозирует Объединение немецкой автомобильной промышленности (VDA). Это был бы рост производства на 20%.

Тем не менее полностью компенсировать в 2020 году потери сферы обслуживания, вызванные вторым локдауном, обрабатывающей промышленности не удастся, предупреждают немецкие эксперты: для этого сектор услуг, главный в любой постиндустриальной экономике, просто слишком велик. Поэтому показатель ВВП Германии, совершивший в 3-м квартале, по уточненным данным, мощный отскок на 8,5%, в 4-м квартале вновь уйдет в минус. Однако снижение по сравнению с предшествующим трехмесячным периодом составит, согласно прогнозам, лишь около 1%.

Германия сохранила мощную индустриальную базу

Это говорит о том, что падение немецкой экономки из-за COVID-19 заканчивается, идет стабилизация макроэкономической ситуации и накапливание заказов для существенного роста ВВП в 2021 году. Причем совершенно очевидно, что в Германии, и это отличает ее от целого ряда других европейский стран, локомотивом роста станет именно обрабатывающая промышленность.

Ведь ФРГ сумела, несмотря на бурное развитие в последние десятилетия самых разных отраслей сферы обслуживания (включая банковские, страховые, консультационные, инженерные и другие промышленные услуги), сохранить весьма мощную индустриальную базу. В Германии обрабатывающая промышленность обеспечивает 24% ВВП. В Великобритании и Франции, для сравнения, эта доля почти в два раза меньше: 13%.

Другая специфическая черта экономической структуры ФРГ: ее промышленность ориентирована главным образом на экспорт. Это сделало ее особо уязвимой в первые месяцы 2020 года, когда пандемия COVID-19 в значительной мере парализовала деловую и особенно инвестиционную активность на всей планете. Ведь Германия поставляет на внешние рынки, наряду с автомобилями, главным образом станки и самое разное промышленное оборудование, а также индустриальную химическую продукцию.

Китай увеличивает закупки продукции Made in Germany

Но уже с мая немецкая индустрия именно благодаря своей экспортной ориентации начала быстро наполнять временно опустевшие портфели заказов. И тут важнейшую роль сыграл Китай, который быстрее многих других стран начал восстанавливать свою пострадавшую от жестких карантинных ограничений экономику. И это автоматически подстегнуло спрос на импорт из Германии, которая является для КНР основным источником европейских товаров. В 2019 году почти половина (48,5%) всех поставок из Евросоюза на китайский рынок пришлась на продукцию Made in Germany. Франция, для сравнения, продала в четыре с лишним раза меньше.

Так что в данный момент немецкую промышленность - и тем самым весь ВВП Германии - из кризиса вытягивает в значительной мере именно китайский рынок. Только за сентябрь (более свежих данных Destatis пока не предоставило) предприятия ФРГ, главным образом из индустриальных отраслей, отгрузили в КНР продукции на сумму в 8,5 млрд евро - это на 10,6% больше, чем в сентябре 2019 года.

Так что не исключено, что китайские клиенты немецких фирм в нынешнем кризисном году купят в Германии в итоге даже больше товаров, чем в сравнительно благополучном 2019-м. И наверняка продолжат наращивать импорт из ФРГ в 2021-м, ведь, к примеру, организация развитых стран ОЭСР предсказывает китайской экономике рост на целых 8%.

Грозит ли экономике Германии чрезмерная зависимость от КНР?

Но нет ли опасности, что немецкая промышленность и в целом экономика Германия из-за коронавируса и его последствий попадут в чрезмерную зависимость от коммунистического Китай?

Макс Ценгляйн (Max Zenglein), главный экономист специализирующегося на Китае берлинского аналитического центра Mercator Institute for China Studies (Merics), отметил в беседе с DW, что пандемия может привести к некоторым сдвигам в структуре внешней торговли ФРГ, однако "они будут носить преимущественно временный характер". По его мнению, "было бы преувеличением считать, что впредь все будет зависеть только от Китая". Ускоренное восстановление экономики предстоит и Евросоюзу, и США, уверен эксперт, а это - еще более важные рынка сбыта для немецкой экспортной продукции, чем КНР.

К тому же можно исходить из того, что в самой Германии в 2021 году, в том числе в результате предстоящей массовой вакцинации, начнет быстро восстанавливаться и обширная сфера услуг. Это, несомненно, придаст ВВП Германии дополнительную положительную динамику.

Автор Андрей Гурков

https://p.dw.com/p/3mKe7

***

Разлучница Ангела Меркель

За 15 лет пребывания у власти немецкой "железной леди" удалось кардинально понизить уровень отношений между ФРГ и Россией.

Годовщина в Германии заметно не отмечалась. Даже такое влиятельное информационное агентство, как n-tv, вспомнило о ней лишь несколько дней спустя – правда, в довольно обширном комментарии. Вряд ли стоит говорить о пренебрежении прессы к действующему канцлеру. Скорее всего она рассматривается как «хромая утка», поскольку заблаговременно объявила о своем уходе из политики. Создалось впечатление, что в российской прессе этому событию было уделено больше внимания, чем на родине еще действующей главы правительства ФРГ. В России отношения с Германией всегда имели особое значение. А тут речь идет о политическом наследии, хотя наследники еще не определены. Чтобы понять Меркель и проводимую ею политику, стоит вспомнить о ее приходе во власть.

История восточногерманской золушки

Впервые Ангела Меркель была избрана Бундестагом на пост федерального канцлера 22 ноября 2005 года. Избрание было во многом случайным, поскольку в «Христианско-демократическом союзе» (ХДС) существовала мощная оппозиция в отношении «девушки из Восточной Германии», которую многие называли «девушкой Коля». Это был намек на то, что молодую восточногерманскую оппозиционерку из научных кругов Гельмут Коль, тогдашний немецкий канцлер, почивавший на лаврах объединителя Германии, вдруг взял в свой кабинет на пост федерального министра по делам женщин и молодежи. Быстрое восхождение по партийной лестнице в ХДС бывшего молодежного функционера Союза свободной немецкой молодежи, аналога советского комсомола, стало возможным только благодаря поддержке Коля.

Меркель подставила своего благодетеля, когда в ноябре 1999 года в ХДС разразился скандал по поводу незаконного финансирования этой партии. В разгар скандала Меркель, ставшая уже генеральным секретарем ХДС, опубликовала статью во влиятельной Frankfurter Allgemeine Zeitung, в которой призвала партию решительно порвать с коррумпированной старой гвардией. Именно тогда у нее не сложились отношения с одним из влиятельных партийных функционеров Фридрихом Мерцем, который сегодня пытается взять реванш за свои поражения в столкновениях с Меркель в конце 1990-х годов.

Во внутриполитической жизни Меркель показала себя человеком, умеющим добиваться поставленных целей. В пользу этого говорят ее многочисленные переходы в период объединения двух германских государств из одной политической структуры в другую, пока она не утвердилась окончательно в консервативном лагере. Знающее ее окружение приписывало ей скорее взгляды немецких зеленых, которые в тот период стояли на более левых позициях, чем сегодня. Возможно, этот факт повлиял на предпринятую ею попытку социал-демократизации ХДС для сдвига партии ближе к политическому центру. Этим она выбила почву из-под ног немецких социал-демократов, переняв ряд их идей и программных положений. От этого удара СДПГ не может оправиться и по сей день, превращаясь во второстепенную политическую силу.

Антология личных отношений Меркель и Путина

Понятно, что любой крупный политик в своем отношении к другой стране или к конкретному политику этой страны зависит не столько от личных симпатий или антипатий, сколько от интересов собственной нации. В этом плане Меркель не исключение, хотя она знает русский язык и в молодости бывала в СССР по линии молодежных обменов, где и познакомилась со своим первым мужем. Американская газета New York Times, анализируя отношения лидеров двух государств Меркель и Путина, писала, что во время известной программной речи Владимира Путина в 2001 году перед немецким Бундестагом Меркель, тогда еще относительно непроверенный лидер оппозиции в период канцлерства Герхарда Шрёдера, не разделяла восхищения немецких депутатов российским лидером и его немецким языком. Якобы она сказала своему коллеге во время этих оваций: «За это стоит поблагодарить Штази». Газета подчеркивает, что Меркель имела в виду секретную полицию Восточной Германии, с которой сотрудничал Путин в тот период, когда он был молодым офицером КГБ в Дрездене.

Мы до сих пор не знаем точно, как складывались отношения Меркель и МГБ ГДР в период ее молодости. Но, как отмечает немецкий журнал Focus, вряд ли Меркель как функционер восточногерманской молодежной организации (она была членом районного комитета ССНМ и секретарем по агитации и пропаганде) и член Академии наук ГДР (она защитила докторскую диссертацию по теме «Исследование механизма реакций распада с простым разрывом связей и расчет их скоростных констант на основании квантово-химического и статистического методов») оставалась вне поля зрения МГБ ГДР. Ведь она по тогдашним канонам ГДР считалась элитой восточногерманского государства. Меркель не скрывала, что в свое время Штази безуспешно пыталась ее завербовать. Другими словами, как и у многих восточногерманских интеллектуалов, ее отношения с МГБ ГДР были непростыми и скорее враждебными.

New York Times предлагает своим читателям перенестись на 15 лет вперед, в наш мир, в котором холодная война, кажется, снова набирает обороты и в котором целая плеяда американских и европейских лидеров, пытавшихся наладить отношения с Россией, потерпела неудачу. В этом мире остались только Меркель и Путин. Их отношения и их соперничество – это средоточие конфликта совершенно противоположных взглядов, раскола, который может иметь гораздо более серьезные последствия теперь. «Канцлер Меркель является самым преданным хранителем концепции либерального Запада, которая существует уже 70 лет», – считает Строуб Тэлботт – бывший советник президента Билла Клинтона по России.

За все эти годы, утверждает газета, между Меркель и Путиным было множество встреч и телефонных разговоров, однако им так и не удалось достичь прорыва и установления партнерских отношений, которые можно было бы сравнить с отношениями между премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер и последним лидером Советского Союза Михаилом Горбачевым.

Меркель, которая никогда не была им ни другом, ни врагом, всегда побуждала Путина выстраивать отношения на основе правил, а не эмоций, на основе общих интересов, а не личных симпатий. В свою очередь, Путин всегда хотел найти в Европе лидера, готового заключить с Россией грандиозную сделку и гарантировать ей фиксированную и привилегированную роль в процессе принятия решений. Поэтому, делает вывод газета, отношения между Путиным и Меркель определяются настороженностью, взаимными подозрениями и, возможно, взаимным уважением.

Споры с Ральфом

Несколько лет назад мне довелось дискутировать с известным в прошлом журналистом из ГДР Ральфом Шуманном. Он прославился тем, что опубликовал в свое время последнее интервью с Эрихом Хонеккером, многолетним руководителем ГДР и СЕПГ. Сейчас он издатель в Берлине, мои беседы с ним проходили в залах старинного дома на Жандармермаркт в центре Восточного Берлина, где и размещалось тогда его издательство. Тема дискуссии касалась современного состояния отношений ФРГ и России. Разговор был откровенный, у меня не было оснований ему не доверять, поскольку в прошлом мы оба состояли в братских партиях, а Ральф был к тому же функционером СЕПГ.

Основной лейтмотив дискуссии сводился к тому, что мое утверждение о «прощании России с Европой» Ральф оспаривал в том смысле, что не Россия прощается, а Европа разводится с Россией. В пользу своей версии он приводил и одну из последних «Белых книг» германского правительства. Напомним, так называется в Германии документ, содержащий основные направления военно-политической стратегии страны.

Первая немецкая «Белая книга» появилась в 1969 году. В 1970-е ее переписывали чуть ли не каждый год, но предыдущий раз – только в 2006 году. Кризис вокруг и в Украине интерпретируется в «Белой книге» как отход России от тесного партнерства с Западом, на первый план выдвигается стратегическое соперничество между Россией и Западом. В международном плане Россия представляет себя в качестве самостоятельного центра притяжения с глобальными претензиями.

С точки зрения немецких политиков, если Россия не изменит радикально свой курс, то станет в обозримом будущем вызовом для безопасности на континенте. Собственно говоря, все санкции и усиление вооруженного контингента НАТО на границах с Россией и призваны принудить Россию изменить свой курс. Этой же цели служит попытка полной изоляции России на мировой арене, к которой относится исключение Москвы из группы восьми важнейших промышленных держав мира – G8. Наиболее жесткими сторонниками исключения, как известно, были канадский премьер и немецкий канцлер.

Возникает вопрос: можно ли изолировать такую крупную страну в сегодняшнем мире? В той же «Белой книге» отмечалось, что «Европу с Россией связывает, как и прежде, широкий спектр совместных интересов и отношений». В качестве самого крупного соседа ЕС и постоянного члена Совета Безопасности ООН на Россию и в региональном, и в глобальном аспекте ложится особая ответственность при преодолении совместных вызовов и международных кризисов. Поэтому, делается вывод в «Белой книге», «постоянную безопасность и процветание в Европе и для Европы также и в будущем без надежной кооперации с Россией невозможно гарантировать».

Важно в этом тексте признание необходимости решения проблемы безопасности на Европейском континенте. Однако в «Белой книге» содержится оговорка, требующая не создания новой системы коллективной безопасности в Европе, а соблюдения существующих правил и принципов. Это сводит практически на нет важнейшее условие для налаживания сотрудничества на континенте и, по сути дела, закладывает основу для конфронтации в плане принуждения России к изменению нынешнего внешнеполитического вектора вплоть до смены руководства страны.

Стратегическое сотрудничество, заложенное в процессе объединения Германии и продолженное во время канцлерства социал-демократа Герхарда Шрёдера, отошло в прошлое, этот поворот начался с приходом во власть Ангелы Меркель. Напомним о встрече в Томске весной 2006 года. Тогда состоялись восьмые германо-российские межправительственные консультации. 27 апреля представители деловых кругов подписали ряд важных соглашений о торгово-экономическом сотрудничестве (речь шла о десятках таких документов). Уже тогда немецкое государственное информационное агентство Deutsche Welle (DW) обратило внимание на формулировки, которые использовали канцлер Меркель и президент Путин. «В то время как Владимир Путин в Томске говорил о партнерских отношениях, немецкие журналисты обратили внимание на то, что Ангела Меркель вместо «стратегического партнерства» употребляет выражение «стратегическое сотрудничество». Означает ли это понижение уровня германо-российских отношений, покажет время», – предполагало DW. Теперь можно сказать, что агентство как в воду глядело.

Германо-российский форум (общественная организация, созданная в 2001 году) открыл серию круглых столов «Разговоры о России», посвященных дискуссиям о будущем двусторонних отношений. На первом круглом столе, который прошел в начале ноября, обсуждались перспективы развития этих отношений после ряда крупных провалов последних месяцев и даже лет. Напомним, тогда речь шла об убийствах бывших чеченских полевых командиров в Берлине и Вене, покушении на бывшего двойного агента Скрипаля в Лондоне и на оппозиционного политика Навального, что вызвало введение антироссийских санкций и взаимные высылки дипломатов. Круглый стол носил название «Крах российско-германских отношений: может ли состояться новый старт этих отношений».

Модератором дискуссии был известный в прошлом радиокорреспондент Первой программы немецкого телевидения (ARD) Херманн Краузе. В числе приглашенных гостей – немецкий политолог Александр Рар, корреспонденты немецких изданий, работавшие в Москве, Кристина Хоффманн (сегодня обозреватель журнала Spiegel) и внешнеполитический корреспондент гамбургского еженедельника Zeit Михаэль Туманн. Важно отметить, что начало шероховатостей в германо-российских отношениях многие эксперты связывают с окончанием эры социал-демократического канцлера Герхарда Шрёдера. Причем некоторые утверждают, что его жесткая оппозиция в 2002 году американскому вторжению в Ирак даже породила слухи о формировании оси Берлин–Москва, к которой присоединилась и Франция при президенте Жаке Шираке. В 2005 году Шрёдер уступил канцлерское кресло Ангеле Меркель, а сам ушел из политики. В 2012 году Меркель возглавила христианско-либеральное коалиционное правительство ХДС/ХСС – СвДП.

О переломном для российско-германских отношений 2012 годе говорил на круглом столе Михаэль Шуманн. Действительно, тот год был непростым и одновременно насыщенным для германо-российских отношений. Это был год, когда Берлин по-новому расставил акценты в своей политике по отношению к Москве. Как отмечал тогда в интервью Deutsche Welle (DW) Игорь Юргенс, председатель правления Института современного развития (ИНСОР), «ухудшения отношений не заметить было трудно. Началось все с первого визита Владимира Путина в Германию после его избрания президентом. Во время короткой встречи Ангела Меркель высказалась по поводу выборов и ситуации в стране, в частности, речь зашла о «деле Pussy Riot». Слов она при этом не подбирала и четко выразила свою точку зрения. Затем был ответный визит, в ходе которого все повторилось».

Можно было предположить, что все дело было в решении Путина возвратиться во власть. Не случайно нынешний победивший кандидат в президенты США от Демократической партии Джозеф Байден приезжал тогда в Москву и не рекомендовал Путину выдвигаться в президенты. Дмитрий Медведев был удобнее и для США, и, видимо, для ФРГ. Понятно, что события 2014 года, прежде всего присоединение Крыма к России, как считает Кристина Хоффманн, привели в Германии к разочарованию в Путине. И это разочарование усилилось по мере укрепления авторитаризма в России, венцом которого сегодня является предполагаемое отравление оппозиционера Алексея Навального. Но, как считает она, это разочарование не должно привести к краху российско-германских отношений.

Позиция общественности и делового мира

Вопрос сегодня стоит так: нуждаются ли в России Европа и Германия? 17 ноября в видеоформате прошла сессия «ЕС и Евразийский экономический союз» в рамках XXIV «Потсдамских встреч». Тут следует отметить, что «Потсдамские встречи» остаются важнейшей на сегодня площадкой обмена мнениями общественности и деловых кругов двух стран. Организованы они были еще в 1999 году, их инициатором был тогдашний федеральный президент Германии Роман Герцог.

Мероприятие было посвящено теме «Россия и Европейский союз: пространства для сотрудничества в период кризиса». Выбранная тема и формат встречи связаны с резким охлаждением отношений России с Европой. В условиях подобного охлаждения остается не так уж много площадок для контактов и непредвзятого обмена мнениями. Форум собирает высокопоставленных представителей политики, экономики, культуры из России и Германии с целью развития новых форм взаимодействия. Экономическое сотрудничество – одно из самых действенных средств для выхода из возникших политических тупиков. Именно сейчас возникают новые возможности для его реализации на более высоком уровне. О чем идет речь?

По мнению Оливера Хермеса, главы влиятельного Восточного комитета германской промышленности, Европа сейчас оказалась между двух огней. С одной стороны, 14 стран Азиатско-Тихоокеанского региона создали зону свободной торговли Regional Comprehensive Economic Partnership (RCEP), вне рамок которой остались европейцы. Вступление в силу этого Всестороннего регионального экономического партнерства создает крупнейшую в мире зону свободной торговли, на которую приходится около 2,2 млрд потребителей и объем ВВП, равный 32% от общемирового. С другой стороны, Европа остается под давлением доминирующих в двусторонних отношениях Соединенных Штатов. Поэтому, предполагает Хермес, для выживания европейской, прежде всего немецкой, экономики необходимо найти партнера. И таким естественным партнером, по его мнению, становится Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

Как заявил Хермес, «только мощное совместное экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока позволит немецкой, а следовательно, и европейской промышленности объединить технологические ноу-хау и рыночный потенциал Западной и Восточной Европы плюс Центральной Азии и стать лидером цифровых и зеленых технологий будущего». Именно опыт RCEP демонстрирует возможность создания региональных экономических союзов независимо от политических противоречий.

Союз ЕС и ЕАЭС особенно необходим, с точки зрения Хермеса, из-за обострения торговых отношений США и КНР. Поэтому деловые круги Германии призвали Евросоюз (в совете которого сейчас председательствует ФРГ) перейти к прямому диалогу с ЕАЭС. Хермес подчеркнул, что в интересах европейской промышленности необходимо наконец создать соответствующие институты для начала переговоров о едином рынке ЕС и ЕАЭС.

Однако, как отметил в своем выступлении на этой сессии председатель комитета по энергетике Госдумы Павел Завальный, немецким предпринимателям не стоит забывать, что договор о создании ЕАЭС вступил в силу в январе 2015 года на фоне украинского кризиса. ЕС тогда не признал ЕАЭС институционально симметричной структурой и с самого начала воздерживался от официального взаимодействия. Кроме того, ЕС ввел санкции против России – локомотива ЕАЭС – и утвердил принципы, фактически заблокировавшие инициативы в области двусторонних отношений якобы до разрешения украинского кризиса.

Спасут ли усилия общественности и деловых кругов двух стран российско-германские отношения – сегодня прогнозировать трудно. Тем более что в наступающем году России придется иметь дело уже с новым правительством и скорее всего с новым канцлером.

Автор Олег Никифоров, ответственный редактор приложения "НГ-Энергия"

https://www.ng.ru/ideas/2020-11-30/7_8027_merkel.html


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Гурков, Кристоф Хассельбах, Олег Никифоров

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.01.2021. Просмотров: 42

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta