Гендиректор КБ «Луч» Олег Коростелев о том, что нужно для обороны Украины

Содержание
[-]

«Военные пишут, что им нужно 2000 ракет, а мы им обеспечиваем только 600 или 800»

«Должно быть больше ракет, чтобы закрыть наши границы с Россией, - говорит Олег Коростелев, генеральный директор и генеральный конструктор конструкторского бюро «Луч». - Для этого нужен государственный заказ. Он есть, но на недостаточном уровне». По средствам противовоздушной обороны сокрушенно добавляет: «еще три-четыре года - и уже нечего будет ремонтировать, и не из чего стрелять».

Журналисты издания "ТЕКСТИ" посетили КБ «Луч» и пообщались с Олегом Петровичем о достижениях и вызовах оборонной ракетной отрасли. Конструкторское бюро «Луч» в далеком 1965-м задумывалось как основной разработчик автоматизированных систем контроля и диагностики специальной авиационной техники - для бывшего СССР. Однако новые реалии диктуют новые вызовы - сейчас предприятие является одним из столпов украинской оборонной отрасли и ассоциируется прежде всего с ракетными комплексами, в частности такими, как «Ольха» и «Нептун». Именно за эти разработки генеральный директор и генеральный конструктор «Луча» Олег Коростелев год назад получил «Героя Украины».

ЗРСД «Ольха» была принята на вооружение ВСУ в 2018-м. Позже появилась ее «апгрейдженная» версия - «Ольха-М». Первые испытания «Ольхи-М» состоялись в апреле 2019 года. Максимальная дальность ее работы составляет 120 км (что позволяет поражать любые точки на оккупированных территориях). Стреляет 300-м калибром. РК «Нептун» была принята на вооружение в 2020-м, и у него есть все шансы стать универсальным оружием. Дивизион «Нептуна» имеет шесть пусковых установок, что позволяет сделать первый залп из 24 ракет. Общий штатный боезапас, включая транспортные и транспортно-заряжающие машины, составляет 72 ракеты. «Нептун» позволяет контролировать побережье Черного и Азовского морей и доступ к портам.

Изданиe "ТЕКСТИ": - Что осталось в Украине в оборонной отрасли на момент распада СССР?

Олег Коростелев: - Было конструкторское бюро «Южное», которое занималось баллистическими ракетами. Во времена СССР у них была более тысячи субподрядчиков по всему СССР - от запада до самого востока, до Курильских островов. Там стояли станции слежения за спутниками и тому подобное.

И было КБ «Луч». Но «Луч» не было ракетным конструкторским бюро. Оно имело прямое отношение к ракетам, но их не разрабатывало. Мы были главными в СССР по аппаратуре тестирования авиационных ракет. Ко всему, что вешалось под советский самолет, мы делали аппаратуру контроля. То есть, ракету из ящика достали - она исправна или нет? Для этого ее ставили на тележку, подсоединяли разъемы, наша аппаратура пускала туда тестовые сигналы, оттуда снимала все сигналы и говорила - ракета рабочая. Именно тогда, в 1992-93 годах, нам Министерство промышленной политики поручило заниматься авиационными ракетами, противотанковыми ракетами, зенитными ракетами и так далее. С тех пор чем поручили, тем мы и занимаемся. И уже на вооружение поставили очень много техники. 

- Что удалось сделать до начала войны? 

- До 2014 году также велись разработки! «Стугну» противотанковую мы поставили на вооружение в 2011 году! (Противотанковый ракетный комплекс «Стугна-П» с системой наведения по лазерному лучу; может вести огонь ракетами калибра 130 и 152 мм с различными боевыми частями, установленные в контейнере - ред.). «Комбат» - противотанковая управляемая ракета, которая выстреливается из танков Т-80УД, Т-72 и других. 

В 1999 мы поставили на вооружение ствольную противотанковую ракету, которая выстреливала из ствола танка. Так задачу решили. Снаряд-ракета. То есть в ствол вставляется как снаряд, а вылетает - превращается в ракету и поражает по лазерному лучу. И наш коллектив получил из рук Кучмы государственную премию за эту разработку. Мы начали ставить украинские ракеты на вооружение с 1999 года, и сегодня у нас около десятка различных техник стоит на вооружении. 

- Как шла работа над разработкой «Нептуна?» 

- Работу начинает Министерство обороны. Пишется тактико-техническое задание, затем собираются расчетно-калькуляционные материалы, затем заключается договор, затем платятся деньги ... 

В 2014 году только писались бумаги, заключались договоры. Деньги мы получили по приказу президента Порошенко, кажется, в 2016-м, и сделали «Нептун» ... за два с половиной года. Очень быстро для такого комплекса. Министерство обороны в прошлом году подписало договор и дало деньги только в декабре, 29-го. Дали 30% аванса - мы начали работать, потом нам дофинансировали до 70%, и сейчас мы половину комплекса сделали, но сдавать его будем в первом квартале следующего года. Сейчас комплекс делают, как и ракеты к нему. 

- А как насчет «Ольхи»: налажено ли уже производство? 

- «Ольху» мы серийно производим. в этом году сотня, в прошлом году - сотни. Будем ставить на вооружение «Ольху» - на большую дальность, почти вдвое. На 120 км. Минобороны финансирует серийное изготовление «Ольхи». 

- Насколько мы готовы держать оборону в случае полномасштабного вторжения? 

- Уровень обеспеченности, к сожалению, у нас низкий. Должно быть больше ракет, больше комплексов для того, чтобы закрыть наши границы с РФ. Для этого нужен государственный заказ. Он есть, но на недостаточном уровне. К примеру, военные пишут, что им нужно 2000 ракет, а мы им обеспечиваем только 600 или 800. Из-за нехватки финансирования. 

- В одном из сообщений вы писали, что не видите смысла в больших дальностях полета ракеты. Почему так? 

- Это речь идет о зенитных комплексах. Если «Нептун» можно делать на 1000 километров, 200, 300 - это ракета другой цели, для поражения наземных, морских целей. Так зенитные комплексы - это для того, что в воздухе. Вот представьте - 100 км у нас, скажем, до Житомира. Вражеский самолет летит над Житомиром, мы его взбиваем. Дело в том, что есть технические ограничения, если сделать изделие на 200, 300 км - это будет огромный изделие весом несколько тонн, так как нужен двигатель, чтобы оторваться от земли, чтобы развить скорость. Это все килограммы и килограммы топлива. Все должно быть в разумных пределах. Вы же не будете ездить грузовиком на работу - так же и здесь. 

- Как насчет воздушной версии «Нептуна»? 

- Воздушная версия «Нептуна» записана в нашем тактико-техническом задании. Действительно, есть три варианта этого комплекса, но на это нужны средства. Нужна воля заказчика. Мы сейчас ведем разработку корабельного варианта. По плану, это два года. 

- Есть ли у нас корабли, на которые можно поставить «Нептун»? 

- Правильный вопрос. А кораблей соответствующих у нас нет! Мы же заказали у турок корветы. Вот туда и поставим, вероятно. 

- Есть интерес к «Нептуну» за границей? Может идти речь об импорте? 

- Международных заказов на «Нептун» еще нет, но есть, как говорится, виды. У нас ведутся переговоры с несколькими странами по этой части, потому что комплекс высокотехнологичный, современный. Его хотят купить, речь идет о деньгах, о сборе, поставках и многих других вещах. Интересуются такие далекие страны, как Малайзия, Индонезия, морские государства, Арабские Эмираты ... но пока заказов прямых нет. 

- Следите ли вы за подобными разработками противника? 

- В России есть многое, чего нет у нас. У них существенно мощнее промышленность. У них есть флот, подводный флот, самолеты ... 

Другой вопрос, если мы начнем рассуждать таким образом ... они выставили 1000 танков, и мы должны 1000, они выставили 1000 ракет, и мы должны 1000 ракет - это неправильно. Сейчас речь идет об асимметричной войне. У нас достаточно сил, чтобы себя защитить. Потому что потери, возможные для противника, могут быть больше ожидаемых потерь - это и есть оружие сдерживания. «Нептун» и «Ольха» - это оружие сдерживания. 

- Что еще разрабатывает «Луч» за последние годы? 

- Есть беспилотники; есть новые системы для вертолетов. Новые системы для самолетов. Два или три комплекса противовоздушной обороны ... 

«Альта» - это старая тема, которую мы пока отложили в сторону (противотанковая управляемая ракета с радиолокационной системой самонаведения - ред.). Потому что у нас есть новые темы вертолетные с ракетами большей дальности. 

- Каков механизм взаимодействия с военными? 

- Механизм очень прост. В договоре у нас прописано - нам Министерство обороны дало задание, и они нас контролируют, и в том числе обеспечивают испытаниями. Обеспечивают полигоны, ведь испытания делаются на запрос заказчика. 

- Вам дает задание Минобороны, или вы и сами можете выдвигать предложения? 

- Мы все время проявляем инициативу! Я постоянно пишу, мол, мы можем это и это, пишу командующему, главнокомандующему, начальнику Генерального штаба, министру обороны. 

Генеральный конструктор - это полномочия, которые дает своим распоряжением Кабинет Министров Украины. Мне предоставлены полномочия генерального конструктора по созданию управляемых средств поражения, взрывчатых веществ и боеприпасов, а также созданию и модернизации зенитных ракетных систем и комплексов противовоздушной обороны. Это документ, который выдает Кабинет министров. А полномочия - это также утвержденная правительством должность - имеет право на то, то и то. И обязан делать то, то и то. Среди обязательств моих - предоставлять новую тему для Министерства обороны. И я ее предоставляю. Я добросовестно выполняю свои обязанности. То есть, взаимодействие с Минобороны - это двусторонний процесс. 

- Кроме разработок, «Луч» также занимается продлением срока годности ракет? 

- Речь идет о зенитных ракетах. Приходится продлевать срок годности на 4-5 лет. Решение проблемы очень простое. 

   СЕЙЧАС НАДО СРОЧНО ЗАКАЗАТЬ ЗЕНИТНЫЙ КОМПЛЕКС НА РАЗРАБОТКУ 

Его за два-три года разработают и начнут серийный выпуск, тогда те ракеты (старые) могут идти под утилизацию. Такого заказа нет. Я все время стучу - в Министерство обороны, в СНБО и т.д., в различные инстанции, о том, что это необходимо! 

Зенитный комплекс - это оборонительное оружие. Так вот, это оборонительное оружие за 30 лет независимости ни разу никому не заказывали! Как это так?! 30 лет прошло - а мы там ракеты какие-то противотанковые, системы залпового огня, «Нептун» ... а вот обороняться, то, что у нас выходит постоянно из строя, мы не заказываем. Это ли не удивительно? 

- Почему так происходит, по вашему мнению? 

- Работает немного инерция. То есть когда Советский Союз развалился, и из стран забирали вооружение, в том числе зенитные комплексы, у нас так и получилось - у нас много зенитных комплектов - и С-300, и С-200. И такой «Куб», «Бук», «Квадрат», «Печора», «Стрела-10» и многие другие, у нас их было много. А потом они начали выходить из строя, и этот процесс продолжается! Надо было лет пять назад сказать: «Стоп, ребята, давайте закажем зенитные комплексы! Эти же выходят из строя, их надо заменять». 

- «Нептун» называется береговым комплексом. Что делает его таким и может ли он работать и по наземным целям? 

- Он считается береговым, хотя может действовать и из глубины. (Показывает на карте возможные траектории полета ракеты - ред.). Может 200 км облететь здесь, а потом попасть сюда. Может постоянно менять местоположение. Это условно береговой комплекс! И в этом его преимущество. Дистанция поражения - до 300 км. Мы это называем оружием сдерживания. 

Также «Нептун» может быть доработан и использоваться как крылатая ракета низкого полета по наземным целям. Для этого у нее есть все конструктивные необходимые опции. Но этого должны захотеть военные, я не могу рисовать то сам для себя! Мы действуем строго по правилам, установленным законом. Законом установлено, что Генштаб выдает оперативно-технические требования, затем они превращаются в тактико-техническое задание, и потом мы уже делаем. То есть мало чего я как конструктор и коллектив наш могут придумать!.. Но военные, которые, как считается, являются профессионалами, отвергают предложения, мол, это не надо, это не правильно, а правильно это. Это и называется тактико-техническим заданием. 

- Прислушиваются ли военные к вашим советам и предложениям? 

- Сейчас мы военным подсказываем, что может сделать промышленность. Да, они прислушиваются, ибо что же им остается делать? Они иногда не очень осведомлены. Тактико-техническое задание - это документ, который они «рожают», там куча подписей, как говорится, «иконостас». То есть утверждают - и министр, и начальник Генерального штаба, начальники департаментов, командующий видами войск и так далее. Вот они все говорят - да, нам это нужно! И я должен делать так, как они сказали. 

- Какова ситуация с системами противовоздушной обороны в Украине?

- У нас есть системы, которые остались от Советского Союза, и мы проводим продление ресурса - и ракет и комплексов. Но продлевать их вечно не можем. Мы так считаем, что еще три-четыре года - и уже нечего будет ремонтировать, и не из чего стрелять. 

   НИЧЕГО НОВОГО ГОСУДАРСТВО НЕ ЗАКАЗЫВАЕТ - ПРИЧЕМ УЖЕ 30 ЛЕТ 

Мне странно, что целых 30 лет никто этого не заказывает. Их нужно обязательно заказать, тем более, что мы можем их разработать на базе наших разработок - технологических и технических. То есть мы можем делать крылатые ракеты, делать системы залпового огня - все вместе, это дает возможность сделать и зенитную ракету, и зенитный комплекс, используя готовые составляющие!


Об авторе
[-]

Автор: Олена Максименко

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 10.09.2021. Просмотров: 33

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta