Где выход из ковидного тупика? Доклад российской «Группы рывка». Часть 2. Восстановить здравоохранительный суверенитет страны

Содержание
[-]

***

Вакцина — это фармакон

Вакцина — это специализированный тип лекарственного средства, но в широком смысл, это фармакон, обладающий двойственной природой.

Вообще, греческое слово фармакон (φάρμακον) крайне интересное, поскольку обозначает активно действующий ингредиент, вещество, которое одновременно лекарство, яд и козел отпущения, так как фармакос использовалось в магических практиках и ритуалах человеческих жертвоприношений. В греко-английском лексикономе Лидделла-Скотта-Джонса фармакон трактуется как «средство производства чего-либо», имеющего необратимые последствия для человека. Так, фармаконом, согласно реконструкции Дерриды, Платон считал письменность, убившую в людях культуру памяти — воспоминаний и припоминаний рапсодов, древнегреческих сказителей. Фармакон всегда двойственен: он предоставляет одни возможности и уничтожает наработанные другие, трансформируя человеческую природу. Так, по мысли Платона, письмо должно быть отвергнуто как однозначно отравляющее для способности думать самостоятельно в диалоге с другими. После создания письма человечество несколько веков заново училось думать в диалоге с другими (и научилось ли оно это делать или нет — это еще большой вопрос, тут имеются самые разные оценки), чтобы хоть как-то смягчить последствия фармакона-письма.

Вакцина — это точно не золотой ключик и не отмычка от всех вопросов. Это сильнодействующий фармакон. С ней принципиально нельзя обращаться по принципу «поесть, помыться, уколоться и забыться» (В. Высоцкий). Если требуется повторяемая ревакцинация, то это означает посадить людей на всю жизнь на вакцины, их окончательно фармакологизировать, добив и обнулив натуральный иммунитет. Такая вакцинная зависимость — новая и новая вакцинация — это не жизнь, а существование.

В итоге вакцина может рассматриваться только как небольшая часть системы оздоровления и иммунитета, где иммунитет должен по норме быть во много раз мощнее любой вакцины и лишь тренироваться и поддерживаться ею.

Проблема иммунитета определяется у здорового, а не умирающего, человека не таблетками, не вакцинами, не антидотами, если только его до этого не накачали отравленной жижей, а естественным ответом собственного организма, когда после баньки, после хорошего сна по режиму сама отхаркивается (извините за подробность) мокрота, когда чувствуется, что по телу пошла энергетическая волна, а в больном месте стало приятно покалывать. Не вся боль ушла, не до конца, но отступила. Каждый человек после 40 лет знает эти ощущения. Эти ощущения и есть внутреннее субъективное чувство, что организм жив (!!!), и у вас есть иммунитет на сезонную простуду и гриппы, что вы с ними справляетесь. Не пускает целость вашего организма в вас вражью силу, сопротивляется ей. И здесь приходится благодарить жену, заварившую чай с качественным узбекским лимоном, мед, который вам по случаю купил друг на далекой от Москвы башкирской пасеке, клюкву, которую прислала тетушка жены, и шерстяные носки из волосьев тибетского быка, и то, что завтра интересные задачи, на решение которых хочется мобилизоваться, и у вас в голове уже зреют решения. И еще Бога-Творца надо поблагодарить, что он послал вам исцеление и так все устроил, что живая субстанция в нас, находящаяся в нас жизнь, которая сложнее всех вместе взятых медицин и биогенетических наук, исцеляет нас. Вот, есть у нас связь с Господом-жизнедаждцем!!! Слава Богу!!! Даже если ты трижды матерый атеист, надо поклониться силе, которая сложнее имеющегося у человечества знания.

Кстати, непонятно, почему по этому поводу молчит патриарх, ограничив коллективную молитву за здравие всего российского люда. Ведь он точно не считает, что, брось в человека таблетку — как писали в советском журнале «Здоровье» медакадемики, — и все волшебным образом сработает. Вколи вакцину — и нет болезни. Так где же правильная молитва, объясняющая всем слабоверным, что происходит? Ведь не на службе же патриарх у международной фармы? Поработать надо, чтобы организм и жизнь не впускали в себя вражью инородную силу, то есть была бы у нас нетронутость наших жизненных сил, иммунитет. Поработать надо всем: и обществу, и специализированным системам деятельности — медицине, профилактике, пищевой промышленности — и самому человеку, даже если у него времени нет.

Фармацевтическо-медийный комплекс

Прошедший ковидный год однозначно показал, что в мире чрезвычайно окреп и стал прямым конкурентом ВПК (военно-промышленному комплексу) ФМК — фармацевтическо-медийный комплекс, или «фарма». А комплексам нужны глобальные рынки, и лучше всего — войны и пандемии.

В результате в связи с «ковидом» произошла интереснейшая для аналитиков и тяжелейшая для населения всех стран вещь. Восстановление коллективного иммунитета как условие обеспечения национального и народного здоровья было подменено вакцинацией. Заниматься здоровьем разных групп населения тяжело, поскольку здоровье тяжело капитализировать и еще труднее монетизировать. С вакциной все на порядки проще. Создай дозы жижи и объяви их спасением, привяжи здоровье к жиже-фармакону и заработаешь классно на всемирной беде. Недаром про ожидание пандемии и необходимости вакцин первым заговорил глобальный коммерсант Билл Гейтс, тем самым дав по сути сигнал мировой фарме готовить предпринимательский проект на миллиарды долларов.

Вторая вещь, которая определяет тяжелую и непростую ситуацию с ковидом. Борьба с ковидом из специализированной области точных профессиональных ответов быстро включила в себя инструменты политического действия и перешла в область глобальных институтов управления. Она очень быстро переместилась в разряд чрезвычайщины под предлогом ответственности за самое дорогое и священное — жизнь человека — и создала сферу нарушения всех возможных прав и свобод.

Эпоха постковида: новая социальность благополучия и развития

Задача России сегодня состоит в том, чтобы перевести мир в новую эпоху: эпоху постковида, освободить мир от ужаса наведенной «пандемии». Это можно сделать, если начать строить совсем другую социальность. Но для этого надо сначала еще раз отрефлектировать, где мы оказались.

Приход полтора года назад в мировую популяцию нового вируса, с которым, по мнению многих инфекционистов, нам теперь придется научиться жить долгие десятилетия, явился стресс-тестом эффективности российской системы здравоохранения и всей биосоциальной политики, которая должна быть направлена на обеспечение справедливого благополучия всех социальных групп нашего общества. Форма борьбы с распространением этого вируса, объявленного пандемией, выявила, какое общество мы хотим стоить. Дело в том, что те ценности, которые демонстрируют общество и власть в ситуации экстремальной опасности, обнаруживают ту общественно-политическую основу, которая невидна в условиях нормального режима функционирования. Этот стресс-тест российская система здравоохранения и стратегия борьбы эпидемией не выдержали, породив сочетанную сверхсмертность.

Перед началом «пандемии» ковида мировые системы здравоохранения колебались между предоставлением абсолютных приоритетов в работе систем медицинского обслуживания предупреждению неинфекционных заболеваний (сердечно-сосудистые, сахарный диабет, недоброкачественные опухоли) и сохранения мобилизационной способности отвечать на инфекционные заболевания — СПИД, гепатит и быстро возникающие атипичные пневмонии. Уменьшение рисков смерти от неинфекционных заболеваний направлено в целом на увеличение длительности жизни населения, создание условий благополучия для деятельного активного долголетия.

Следует отметить, что у России не очень с увеличением этого благополучного долголетия, особенно у мужчин. Борьба с неинфекционными заболеваниями требует скрупулезной работы с поведенческими факторами риска у различных групп населения — с прекращением курения, отказом от вредной пищи, созданием регулярных режимов физической активности т. д. Вообще предполагается, что предупреждение смерти от неинфекционных заболеваний при работе с поведенческими факторами, предиктивной диагностикой и индивидуальным качественным обслуживанием человека — это приоритетная политика обеспечения здоровья для богатых стран и богатых людей. В страны бедные надо переносить прежде всего системы борьбы с трансмиссивными инфекционными заболеваниями — лихорадкой Эбола, лихорадкой денге, малярией и прочее.

В СССР были разработаны серьезные программы в области профилактической медицины для борьбы с неинфекционным заболеваниями в интересах всех групп населения. Переход на коммерческие рельсы и «оптимизация» институтов здравоохранения в Российской Федерации после развала СССР привели к страшным результатам, которые в 2019 году вынуждена была признать и вице-премьер Голикова. Число больниц и поликлиник в результате реформ сократилось в два раза. Ползучий переход на платные услуги здравоохранения обездолил до 2/3 населения страны, которые практически не обращаются к врачу. Болеть в России стало очень накладно. И вот в этой ситуации, когда мы не выбрали, какую систему здравоохранения мы создаем и в интересах кого, какую матрицу общества мы воспроизводим на основе системы здравоохранения, за чье долголетие и просто выживание мы боремся, а каким смертям попустительствуем, — на нас напал коронавирус.

Фактически приоритетными в этих условиях оказались поиски демонстративно-технологических решений, показывающих нашу конкурентоспособность с Западом по его же правилам. Так мы уже один раз благодаря В. В. Путину урезонили Запад, показав ему гиперзвуковое оружие. Но здравоохранение — совсем другая сфера, входящая в ядро социо-гуманитарной политики, обеспечивающей поддержание и заботу о человеке. И здесь опора на технологизм и техноменеджеризм имеет другие последствия. Был предложен блестящий фарма-производственный научно-технологический проект, связанный с создания конкурентного продукта — вакцины на мировых рынках фармы. При этом, разумеется, в условиях сверхбыстрого создания вакцины принципиально невозможно определить, защищает ли население вакцина или нет, или мы, прежде всего, демонстрируем, что у нас есть вакцина.

Однако, с нашей точки зрения, действительно прорывным, опережающим Запад российским ответом для населения всего мира является отнюдь не вколотая вакцина, а вакцина с сопровождением: демонстрация того, как мы на пределе аналитических возможностей понимания и имеющихся мировых знаний вырабатываем специфицированные управленческие ответы в интересах всего общества, каждой его группы, каждой индивидуальной позиции, защищаем все социальные группы, социально ослабленных, с серьезными рисками, пенсионеров, больных диабетом, сердечно-сосудистыми заболеваниями, раком и т. д., создаем для них режимы благоприятствования. Фактически такой ответ является способом защиты и воспроизводства в условиях воздействия нового вируса любой общественной системы на принципах справедливости и равенства в любой точке земного шара.

Реализуемая же сейчас стратегия нашего государства крайне сомнительная. Мы, сконцентрировавшись исключительно на борьбе с вирусом, двигаясь к приоритетной опоре на вакцинацию, уже существенно ослабили и даже разрушили целый ряд режимов жизни и поведенческих механизмов, обеспечивающих поддержание жизни у людей с хроническими заболеваниями в группе рисков, людей пенсионного возраста и других уязвимых групп. Мы не сумели вписать режимы, ограничивающие контагиозность (заразность) от вируса, в виде локдаунов, карантинов, удаленки, ограничения общения в режимы поддержания здоровья и жизни, обеспечивающие самоорганизацию и опору на естественные формы поддержания здоровья.

Мы вместе со всем «развитым миром» стали реализовывать узко технократическую модель ответа на вирус, считая, что эффективная вакцина все решит, всех надо привить, и вирус действовать не будет. Но «вдруг» случилось невероятное: вирус мутирует быстрее процессов вакцинации. И те, кто привились, заболевают вместе с теми, кто не прививался. Галопирующая мутация вируса опережают затянутую компанию вакцинации населения. В этих условиях мы попадем в зону знания о незнании. Остаются без ответа следующие вопросы:

  • каков реальный уровень летальности от ковида;
  • насколько сегодня различают и правильно диагностируют заболевание от коронавируса и различные пневмонии другой этиологии;
  • почему так быстро мутирует вирус;
  • каковы все-таки устойчивые результаты действия вакцин, и прежде всего наших российских вакцин;
  • играют ли хоть какое-то значение измеряемые антитела в противостоянии вирусу;
  • и главное, как создать для всех групп населения осмысленные устойчивые, но гибкие формы труда, отдыха, потребления здоровой и оздоравливающей пищи, целительной питьевой воды, чистого воздуха, чтобы восстанавливать и наращивать резервы организма всем разным группам населения.

Для ответа на эти вопросы требуется полностью и срочно пересмотреть стратегию борьбы с «пандемией» коронавируса. Необходимо разработать комплексную интегративную стратегию оздоровления и защиты всех групп населения в условиях продолжающегося действия вируса. Если эта стратегия не будет разработана, то сверхсмертность продолжится. Можно ее игнорировать, но в этом случае государство может лишиться подданных. Это приведет к биополитическому кризису — кризису жизнестратегии (буквальный и перспективный перевод на русский язык «биополитики»). Попытка навязать без ответа на ключевые вопросы обязательную вакцинацию приведет к кризису легитимности действия властей и новому расщеплению общества по типу свифтовского членения из «Путешествия Гулливера» на тупоконечников и остроконечников.

Смысл новой стратегии должен состоять в системном восстановлении благополучия всех групп общества. Для этого для всех групп общества должны быть разработаны сферно-организованные процессы жизни человека в обществе, а именно:

  • процессы обеспечения производственных функций;
  • процессы обеспечения социального функционирования, общения, статусов, релаксации, путешествий;
  • процессы наращивания потенциала и развития;
  • процессы, обеспечивающие воспроизводственные функции;
  • процессы, обеспечивающие управление и самоуправление;
  • процессы, обеспечивающие отказ от неэффективных способов и стилей жизни и их утилизацию.

Технократическая стратегия, ориентированная исключительно на создании вакцины как панацеи от вируса, не соответствует принципам интегративной гуманитарной политики, которая требует учета летально-нозологических факторов, чем и как болеет человек, в какой мере опасность смерти определяется вирусом, а также поведенческих факторов, определяющих перспективны формы и способы жизни, укрепляющие защитный потенциал человека, обеспечивающий его выздоровление.

Вакцина и антибиотик могут помочь уничтожить болезнетворный вирус или бактерию, но выздороветь и исцелиться, стать целостным человек может только за счет внутреннего естественного потенциала. Здесь нас тоже поджидает неприятная «засада». Часть биологов и ученых-медиков считает, что иммунитет человека — вещь генетически заданная, ее никак поднять естественными способами не получится. Что ж, тогда разделим иммунитет и естественные оздоравливающие ресурсы организма. Они точно наращиваются, зависят от режимов питания, труда и отдыха, стрессов, сна и т. п.

На данный момент уже очевидно, что мир в целом не прав в своих антиковидных действиях. Пора признать, что вброшенные в марте прошлого года терроризирующие прогнозы по ковиду (Имперский колледж Лондона) и система мер, стандарты защиты населения оказались во многом ложными, путаными и в целом дезориентирующими. Однако эти триггерные провокации остались бы лишь провокациями, если бы Российская Федерация не пошла у них на поводу и выработала свою позицию по проблеме. Как мы уже знаем, этого сделано не было, что требует оценки как утери здравоохранительного суверенитета, который и требуется сегодня срочно восстановить.

Как мы стали копировать Запад?

В ходе ПМЭФ благодаря воспоминаниям первого вице-премьера Андрея Белоусова стало известно, что каналом трансляции западных стандартов и запуска ковидной истерии и паники был не кто иной, как Герман Греф. По словам вице-премьера, однажды воскресным утром Греф позвонил ему и сказал: «Тут полный кирдык, мы сейчас общались с китайцами, там просто катастрофа. У них валится производство, этот вирус всех косит. Нужно срочно закрывать страну, иначе будет поздно». После разговора с Грефом Белоусов, как он утверждает, позвонил вице-премьеру Татьяне Голиковой и убедил ее создать штаб: «Нужно собираться и оперативно принимать решения». Вот так просто и обыденно Запад сумел отмобилизовать наше государство на участие в глобальной чрезвычайщине, в рамках который мы стали в ужасе копировать меры борьбы с ковидом (локдауны-вакцинации), которые, как сейчас уже очевидно, не только не работают, но и неизбежно ведут к сочетанной сверхсмертности.

Правительство, не имеющее собственной идеологии развития здоровья населения, обрекает страну на частичную потерю суверенитета. В итоге РФ стала лидером по людским потерям — избыточной смертности на 1000 человек населения. Для того чтобы преодолеть сверхсмертность, страшную в России и очень высокую в США, в большинстве стран Европы, в Индии и в Бразилии, России необходимо выработать ответ мирового уровня на основе создания разных вариативных моделей иммунитета для разных стран мира. Следует показать всем, что правильная стратегия против коронавируса и иных вирусов лежит совсем в другом направлении. Рывок к планетарному иммунитету мультитюды надо делать не за счет вакцинации, а за счет наращивания естественного иммунитета и общего качества жизни в каждой стране и человечестве в целом

Новая стратегия против ковида

Ответ на ковид может быть только один: ставить стратегическую цель — восстановление планетарного иммунитета мультитюды, а для этого восстановление иммунитета разных групп общества, всего общества в целом и предельно индивидуализированного иммунитета в сочетанном правильном воздействии четырех типов средств:

  • сугубо медицинских: лекарств и вакцин с жестко заданными критериями ограничений в их использовании. Недопустимость в принуждении использования, т.к. человека лечит не таблетка, а личная уверенность и уверенность всей семьи в ее действенности и полезности для него;
  • структурно-поведенческих: режимы труда и отдыха, активный отдых, путешествия и прогулки, общение;
  • пищевых: оздоравливающие качественные продукты питания, повышающие иммунитет, по доступным ценам;
  • мировоззренческо-идеологических.

Для реализации такого подхода нужна особая комплексная управленческая программа по выведению страны из гуманитарно-политического ковидокризиса в условиях неполной информации и в отсутствие точного знания. В основу программы и новой стратегии целесообразно положить задачу формирования планетарного иммунитета мультитюды (всего населения планеты) на основе опережающего формирования проактивного всеобщего иммунитета населения нашей страны.

Программа должна предметно отвечать на следующие блоки вопросов:

  • Научно-эпистемологическая часть. Мировое знание про ковид и инструменты по сопротивлению ему. Коронавирус, его мутирование, иммунитет, антитела и вакцины.
  • «Пандемия» ковида и пневмонии разных этиологий. Клиницистский подход к ковиду — кого, как на каких этапах какими лечить антибиотиками.
  • Социология ковида и формирование ресурсов оздоровления общества в условиях «пандемии».
  • Мировая фарма и русский ответ мировой фарме. Политическая экономия ковида. Интегративные стратегии оздоровления любых общественных систем в условиях ковида.
  • Новая интегративная стратегия преодоления «пандемии», общественного оздоровления и рывка.

Сейчас уже абсолютно очевидно, что реальная проблема — не медицинская, не эпидемиологическая и не национальная (Австралия раскроется завтра — и что?), а планетарная и управленческо-методологическая, связанная с кризисом знания (эпистемический кризис). Как осмысляя все получаемые знания со всех стран мира, формируя глобальный знаниевый проект про ковид с позиции России и российской науки построить управленческую стратегию. Не завтра, а прямо сейчас.

Оптимальным способом разработки указанной программы является организация и проведение сессии стратегического сценирования в форме организационно-деятельностной игры с серьезной проблематизацией подходов к сложившимся восприятиям ситуации и управленческим решениям. Примерная тема сессии: «Разработка комплексной программы выхода из социо-гуманитарного кризиса в условиях коронавирусной инфекции». Даже в 1948 году и при доминировании в сельскохозяйственной науке академика Трофима Лысенко состоялась открытая и с подробнейшей стенограммой знаменитая августовская Сессия ВАСХНИЛ. Сегодня надо как минимум такую же, но июльскую и в форме ОДИ.

В ходе сессии целесообразно проработать следующие вопросы (список уточняется):

  • разграничение пневмоний и их качественного индивидуализированного лечения специализированными антибиотиками и других респираторных заболеваний, в частности ковида;
  • сохранение и улучшение доступа к оказанию медицинских услуг хронических болезней разных типов (рак, сахарный диабет, болезни сердца и т.п.). Недопустимость в отказе от медицинской помощи под предлогом сверхзначимой борьбы с ковидом;
  • создание специальной междисциплинарной комиссии для определение всего набора условий и причин, вызвавших феномен сверхсмертности в Российской Федерации и мире;
  • профилактика заболеваний, то, чем с точки зрения канадского опыта должны заниматься не врачи, лечащие болезни (т.е. disease treatment), которые лечат, а специалисты особой области деятельности: health promotion, т. е. обеспечение здоровья;
  • разработка специальных программ обеспечения здоровья у групп населения старше 65 с недопустимостью нарушения режимов жизни — активные прогулки, досуг, занятость и т.д.;
  • укрепление иммунитета у значительных групп населения за счет потребления оздоравливающей пищи, режимов отдыха, оздоровления окружающей среды (воздуха, почвы, воды и др.);
  • создание комплексной междисциплинарной комиссии по анализу случаев и причин отрицательных действий отечественных и зарубежных вакцин разных типов, повторных заболеваний после вакцинации;
  • определение условий психических депрессивных сдвигов у людей и целых групп населения в результате остановки их профессиональной деятельности.

Отдельный вопрос — восстановление иммунитета и реабилитация замордованных болезнью и лечением. В России всегда было плохо с индивидуальным вылечиванием, выхаживанием, длительной реабилитацией, всем тем, что называется трудом сопереживания, ухаживающего внимания и сердечной заботы, что не заменишь цифровыми идиотами и кнопками. Хардт и Негри в своей книге «Империя» верно утверждают, что труд сострадания и заботы становится одним из самых дорогих и востребованных в мире, в котором огромное и все растущее количество больных детей, инвалидов, стариков у поголовно стареющих наций.


Об авторе
[-]

Автор: Юрий Громыко, Юрий Крупнов

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 29.06.2021. Просмотров: 419

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta