Гарантийный срок на права человека в России истек?

Содержание
[-]

О президенте, силовиках и правозащитниках

10 декабря — День прав человека. Я вынужден констатировать, что этот праздник грустный как для меня, так и для других правозащитников, потому что количество нарушений прав человека растет, а безнаказанность виновных в этих нарушениях лиц укрепляется. Меньше всего поводов для радости в этот день найдут тысячи людей, пострадавших от произвола властей, и их родственники.

Если верить Конституции, эта ситуация должна волновать ее гаранта — президента России. Однако диалог с ним на тему прав человека через регулярные встречи с Советом по правам человека не только не помогает решить существующие проблемы, но и раскрывает проблему еще большую: президент либо не знает о громких делах, связанных с грубыми нарушениями прав человека, либо получает информацию только из «справок» прокуратуры, СК или ФСБ, ограничивается этой информацией и не обращает внимания на доводы правозащитников. С другой стороны, не все так плохо. Однажды президент, исполняя роль гаранта, сказал: «Мы ведь с вами для этого и собираемся, и дискутируем, и говорим об этом, чтобы нам это все с разных сторон увидеть, осознать, осмыслить, оценить и принять такие решения, которые бы эффективно работали на развитие государства и нашего общества. В этом смысл нашей работы».

Поэтому я настаиваю на том, чтобы президент начал выполнять функции гаранта, слушать аргументы правозащитников и разработал механизм разрешения противоречий между силовиками и правозащитниками, который позволил бы ему принимать окончательные объективные решения. Очевидно, президент не может лично рассматривать каждый конкретный случай, однако он может поручить руководство в этой сфере своему доверенному лицу — но не из клана силовиков. Мы, правозащитники, недавно провели подробный анализ четырех ярких политизированных дел, по которым были приняты неправосудные решения, и сделали открытое обращение к президенту. Вот краткий обзор этих дел.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Дело «Сети»

К настоящему моменту судебное рассмотрение дела «Сети» (организация признана террористической и запрещена в России. — Ред.) закончено. Все фигуранты получили те сроки, которые потребовала прокуратура (от 6 до 18 лет), несмотря на все выявленные и преданные огласке факты грубейших нарушений как на этапе следствия, так и при рассмотрении дела судами.

Пытки, применявшиеся силовиками, не были расследованы, однако судья не решился опираться на показания, полученные под пытками. Вместо этого он полностью положился на показания оперативников и так называемых «секретных свидетелей», слово в слово повторивших содержание «пыточных» допросов. Итоговое обвинение, вошедшее в приговор, абсолютно не конкретно, состоит из абстрактных и голословных утверждений и не содержит упоминания ни реальных террористических актов, ни приготовлений к ним. В лучшем случае, речь идет о «намерениях», то есть фактически о мыслепреступлении, но убедительных доказательств даже этих намерений приведено не было. Но приговор — 18 лет.

Когда президенту еще в 2018 году было доложено о применении пыток и проблемах с их расследованием, он отреагировал вполне естественно: «Давайте мы внимательно посмотрим. Меня очень беспокоит то, что вы сказали, реально беспокоит. Это абсолютно недопустимо. С этим нужно поработать. Разберемся».

Однако, ознакомившись со «справкой», представленной силовиками, он не стал разбираться, и чуть позже фактически объявил свой вердикт, предопределив тем самым приговор суда: «Вот смотрите, что у меня в справке написано: «По местам сбора и жительства участников «Сети» обнаружено и изъято — изъято! — учредительные и программные документы терсообщества, явно говорящие, что это такое своеобразное сообщество; закамуфлированное под огнетушитель СВУ на основе алюминиевой селитры мощностью 2,5 килограмма в тротиловом эквиваленте с самодельным детонатором; два пистолета Макарова с боекомплектами; гранаты с запалами РГН-1 и РГД-5; карабин «Сайга»; прекурсоры для ВВ и СВУ — взрывчатых веществ и СВУ. Понимаете, это такая серьезная вещь. Нам что с вами, мало терактов где-то там?»

Процитировав «справку», Путин открыто высказал правозащитникам свою позицию: «я чекистам доверяю, а вам — нет», хотя в этой справке, на самом деле, была ложь на лжи. Это легко можно было бы выяснить, достаточно захотеть. Но гарант прав и свобод человека и гражданина разбираться в проблеме пыток не хочет.

Дело «Нового величия»

Вынесен приговор и фигурантам дела «Нового величия» (организация признана экстремистской и запрещена в России. — Ред.), о котором президенту также было доложено на заседании Совета по правам человека два года назад. В настоящее время продолжается апелляционное рассмотрение этого дела. Молодые люди, обвиненные в участии в экстремистской организации, получили по приговору первой инстанции до 7 лет тюрьмы.

Опять же более убедительными для президента оказались сведения из папки силовиков, которые он зачитал на встрече с членами Совета уже в 2019 году: «Я помню, вы обращались ко мне с этим «Новым величием», я просил прокуратуру разобраться, они мне материалы прислали. Что там в этих материалах. У них, по данным прокуратуры, не следственных органов, а прокуратуры, прокуратура у нас, как известно, следствие не ведет, а надзирает за оным сегодня. Значит, «Организация, целью которой является — это у них в документах (написано провокатором. — Ред.) — свержение действующей власти неконституционным путем с применением насилия».

Далее президент продолжил цитировать ложь из папки: «готовились к боевым действиям», «к проведению терактов в отношении органов власти», «холодное и нарезное оружие, гранаты». Все это было подтверждено в суде лишь показаниями провокатора, внедренного в группу и впоследствии выступившего в качестве секретного свидетеля, не несущего ответственности за свои действия, а также оперативниками.

***

За процессами по делам «Нового Величия» и «Сети» следили и следят многие тысячи, в первую очередь молодых людей по всей стране, и какое у них должно сложиться отношение к власти и правоохранительным органам нашей страны?

Преследование участников религиозного объединения христиан «Свидетели Иеговы»

Это сообщество христиан легально существует в 240 странах и насчитывает более 8 миллионов последователей, в том числе в России — более 150 тысяч. У Свидетелей Иеговы (организация признана экстремистской и запрещена в России. — Ред.) есть некоторые догматические расхождения с основными христианскими конфессиями. Однако президент справедливо высказался на встрече с Советом по правам человека в 2018 году: «Конечно, это чушь полная, надо внимательно с этим разобраться, здесь я с вами согласен… Свидетели Иеговы тоже христиане, за что их преследовать, я тоже не очень понимаю. Поэтому надо просто проанализировать, надо это сделать. Я переговорю с Вячеславом Михайловичем (Лебедевым. — Ред.), и попробуем это сделать».

Но вскоре после этой встречи с членами Совета впервые в России приговаривают к реальному сроку лишения свободы Свидетеля Иеговы, гражданина Дании Денниса Кристенсена в Орле: он получает 6 лет колонии за организацию экстремистского сообщества. На данный момент мы можем ознакомиться с высокими достижениями силовиков: 10 человек находятся в колониях, более 35 — в СИЗО, 31 — под домашним арестом, а преследованиями охвачено более 55 регионов России. Работа идет по нарастающей. В этой операции задействованы силы Следственного комитета, ФСБ и Росгвардии.

А за что же их сажают? Президент угадал — за веру. Цитирую следующие строки из обвинительных приговоров: «Преступный сговор» с целью «изучения и обсуждения религиозного материала на темы об Иегове». «Совершение богослужений, ознакомление людей со Священным писанием, библейскими учениями, принципами и нормами». «После принятия Верховным судом решения о запрете деятельности… от своих религиозных взглядов не отказались». Такой вот парадокс: президент говорит «не преследовать», а органы власти делают обратное.

Преследование членов исламской организации «Хизб ут-Тахрир»

Об этой серии дел также говорилось на встрече с Советом по правам человека в 2019 году. Тогда Путин прочитал очередную «справку»: «Она (организация. — Ред.) в своих уставных основополагающих документах прямо провозглашает необходимость создания всемирного халифата путем захвата власти и продвижения своих идей в различных государствах мира, и Российское государство здесь не исключение. Эта организация во многих странах работает легально. Во всех государствах — членах Шанхайской организации сотрудничества — запрещена как террористическая. Она также запрещена во многих исламских государствах, мусульманских: в Саудовской Аравии, в Египте, в Тунисе, в ряде других стран».

Но Владимир Владимирович забыл уточнить, что даже в США, которые больше всех пострадали от исламского терроризма, «Хизб ут-Тахрир» (организация признана экстремистской, запрещена в России. — Ред.) действует легально. Среди европейских государств она запрещена только в ФРГ, но и там предусмотрена лишь административная ответственность, уголовного преследования ее членов в Германии нет. А также в «справке» забыли написать, что действует эта организация принципиально мирными способами, а в России людей сажают в колонии лишь за то, что Верховный суд в 2003 году безосновательно внес организацию в список запрещенных, нарушив тем самым российское законодательство.

Хочу отметить, что мне их идеи несимпатичны так же, как и идеи коммунистов, стремящихся к установлению диктатуры пролетариата. Но следуя такой логике, давать 24 года колонии членам «Хизб ут-Тахрир» — все равно что давать 24 года Зюганову.

***

Я перечислил лишь несколько вопиющих случаев нарушения прав человека, которые за последние два года обсуждались с президентом. Их объединяет несоразмерная жестокость действий силовиков и отсутствие независимого суда. Удивительно, что за 20 лет не создано никакого механизма выполнения решений, которые принимаются на встречах президента с правозащитниками. По результатам встреч создается впечатление, что гарантийный срок на права человека в России истек.

Автор Лев Пономарев, правозащитник, специально для «Новой»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/12/09/88291-garantiynyy-srok-na-prava-cheloveka-v-rossii-istek

***

Приложение. Пандемия и права человека в России: итоги 2020 года

Как коронавирус отразился на правах человека в России? Кто больше всего нуждался в поддержке и получил ли он ее? Вместе с экспертами DW подводит правозащитные итоги уходящего года.

Ежегодно 10 декабря в мире отмечается Международный день защиты прав человека. В 2020 году в этот день президент Владимир Путин встречается с членами Совета по правам человека при президенте (СПЧ). Как правило, рассказать президенту получается далеко не обо всех главных правозащитных проблемах в стране. По просьбе DW эксперты, которые не получили аудиенцию у Путина, рассказывают о главных отличиях 2020-го года с точки зрения соблюдения прав человека.

Права женщин 2020: разрыв между обществом и государством

По данным проекта "Зона права", средняя сумма штрафа за насилие в семье в России в первой половине года составила 5 323 рубля. По словам Анны Ривиной, руководителя центра Насилию.нет, именно эта цифра лучше всего характеризует уходящий год.

"Вот сколько стоит в России побить свою женщину. И ничего, к сожалению, не улучшилось. Самый фундаментальный тому показатель - отсутствие законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия. По нему до сих пор нет ясности. Валентина Матвиенко, которая обещала, что это будет приоритетным направлением для Совета Федерации, передумала. Она сказала, что во время пандемии работа над законопроектом будет отложена", - объясняет Ривина.

Ее удивляет, что во время пандемии многие страны наоборот старались принять дополнительные меры против насилия, так как люди оказались заперты дома во время карантина. Но только не в России, где жертв насилия за попытку выйти из дома ждала бы не помощь, а штраф за нарушение самоизоляции во время первой волны пандемии.

По словам Ривиной, в этом году еще сильнее увеличилась пропасть между государством и обществом. Это тенденция, считает она, продолжится и в будущем году: "Мы сейчас видим, что такие темы, как домашнее насилие и харассмент, стали постоянно обсуждаемыми в абсолютно разных СМИ - от глянца до Юрия Дудя. При этом государство либо не делает ничего, либо мы слышим какие-то консервативные высказывания, в том числе порой и от религиозных деятелей. Хотя в светском государстве они не должны влиять на процессы, которые касаются всех граждан, а не только православных".

Наконец, правозащитницу беспокоит судьба дела сестер Хачатурян. Девушки по-прежнему находятся в статусе обвиняемых, хотя защита настаивает, что их действия были проявлением необходимой самообороны. В поддержку сестер Хачатурян уже второй год проводятся пикеты и другие акции. Все это не дает никаких надежд, что государство приняло решение о том, что женщины в России имеют право защищать свою жизнь, заключила Ривина.

Трудовые права: последствия коронавирусных каникул

Объявленные весной 2020 года так называемые нерабочие дни из-за пандемии коронавируса по факту часто имели своим следствием массовые увольнения. Многие люди впервые обратились за юридической помощью, чтобы вернуть себе работу. Только в трудовую инспекцию в 2020 году поступило более чем в три раза больше обращений, чем за прошлый год. Многие суды идут до сих пор и продолжатся уже в 2021-м.

Так как предприятия не могли выплачивать зарплаты за нерабочие дни, работников по факту сокращали. В большинстве случаев - незаконно. Например, заставляли писать заявления об увольнении по собственному желанию или просили писать заявления по уходу в неоплачиваемый отпуск. По данным Министерство труда, только с конца марта по 29 июня 2020 года в России уволили 3 миллиона 718 тысяч человек. Это помогло обратить внимание на неоправданно низкое пособие по безработице - 1500 рублей.

"К нам в штаб правовой помощи поступало очень много вопросов от безработных. Мол, мне платят 1200 рублей, как я буду жить? Чаще всего за юридической помощью обращались те, у кого есть дети. С точки зрения закона было сложно людям что-то ответить. Поэтому мы также оказывали психологическую помощь", - делится адвокат правозащитной организации "Агора" Валерия Аршинова.

Позже правительство РФ приняло постановление, что пособие по безработице повысят до 12 тысяч рублей в месяц. Но только для тех, кто потерял работу во время пандемии и до этого проработал как минимум год. По словам Аршиновой, положительный эффект от пандемии состоит в том, что на удаленную работу впервые обратили больше внимания. "В январе 2021 года вступают в силу новые изменения. Они более обосновано прописывают отношения между работником и работодателем. Например, кто должен предоставлять человеку на удаленке технику, сколько можно не отвечать на письмо по электронной почте? Раньше это была менее регулируемая сфера", - резюмирует Аршинова.

Что происходит с правами заключенных в России

По официальным подсчетам Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), сейчас в России примерно полмиллиона заключенных. Из года в год их положение меняется мало, считает правозащитник Лев Пономарев: "В колониях постоянно идут жалобы на пытки, на нарушения прав. Пожалуй, в этом году жалоб на убийств больше, чем обычно".

Кроме того, на 2020 год приходится самый массовый за последние годы бунт - в исправительной колонии №15 в Ангарске Иркутской области. Десятки человек до сих пор проходят по этому делу как обвиняемые. "Расследование идет очень ангажировано, общественных наблюдателей выдавливают, адвокатов по соглашению не допускают. А самих обвиняемых пытают, вынуждают отказываться от защиты. У нас есть также информация о мужском изнасиловании одного из обвиняемых", - описывает ситуацию Пономарев.

Что касается политзаключенных, то отсутствие массовых протестов во время пандемии не сильно повлияло на их количество, полагает правозащитник. Основу списка политических заключенных в России. По его мнению, по-прежнему составляют представители массовых, но маргинальных групп - то есть тех, которые широкая общественность защищать не будет.

"Пачками арестовывают "Свидетелей Иеговы". Даже президент говорил, что не нужно их сажать. Но вместо этого происходят все новые и новые облавы на них, в том числе в Москве. Будто кто-то это делает вопреки словам президента, которому вообще-то преследование "Свидетелей Иеговы" невыгодно", - считает Пономарев.

К маргинальной группе Пономарев относит и фигурантов дела о запрещенной в России исламской организации "Хизб ут-Тахрир": "Их вина только в том, что название их организации попало в список террористических. Ни на одном процессе не говорили, что они готовили теракт. Они мирные люди, а им дают до 24 лет заключения".

Автор Елена Барышева, Москва  

https://p.dw.com/p/3mW4M


Об авторе
[-]

Автор: Лев Пономарев, Елена Барышева

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.01.2021. Просмотров: 50

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta