G8 для России: ловушка или шанс для Большой сделки?

Содержание
[-]

Президенты США и Франции предлагают пригласить Россию на саммит G7 в 2020 году  

Президенты США и Франции выступили за то, чтобы пригласить Россию на саммит G7 в 2020 году — тем самым восстановить формат G8. Спустя 5 лет после того, как представители G7 сами не явились на саммит в Сочи и приступили к изоляции России.

В любом случае – пытаются ли США использовать приглашение к воссозданию G8 как ловушку или готовы к реальному обсуждению острых проблем – Москве следует отнестись к этому спокойно и с достоинством, выразить готовность к обсуждению и ждать конкретики. Судя по публичной реакции представителей МИД и уполномоченных сенаторов, пока так и происходит.

Ловушка?

Зачем Западу в лице Трампа и Макрона звать Россию в «клуб избранных»? Президент Франции, как самый молодой и нетерпеливый, много и долго убеждал Владимира Путина, что «Россия цэ Европа», «очень глубоко европейская страна», что русским свойственны европейские ценности и либерализм, пусть немного консервативный, а потому нам надо быть вместе. Макрон даже был так любезен, что написал всё это в Фейсбуке по-русски — ну, если вдруг по-французски не поняли.

Но в разговоре с Путиным лидер Франции, стремящийся стать общеевропейским лидером при заболевшей Меркель и смене правительства в Лондоне, всё же не сдержался и озвучил цель такой любезности: «Мы должны постоянно подталкивать эту великую державу, которой является Россия, в новых геополитических условиях вперёд». К чему? Очевидно — к единственно правильным европейским ценностям и интересам.

Переводя с любезного французского на откровенный русский язык, перед нами стародавний метод Запада, когда тот не может победить Россию силой, — не мытьём так катаньем европеизировать русских, подчинить нас ментально, сформировать в руководстве и элите тех, кто отдаст Россию в руки евроатлантистам. Всё это под иезуитским соусом «мир, дружба, жвачка», когда за хорошее поведение Москве будут сулить снятие санкций, многомиллиардные инвестиции и подписание ни к чему не обязывающих меморандумов. Похоже, Макрон видит возвращение в G8 в качестве одного из таких инструментов по вестернизации России, подчинению Москвы интересам крупного евроатлантического капитала и её десуверенизации.

Подтверждением такой тактики служит вброшенное Парижем через СМИ условие о том, что «возвращение России в G7 зависит от ситуации на Украине» — понятно, на каких принципах. Минские соглашения удобны тем, что в одинаковой степени законно могут быть реализованы и в антироссийском направлении, и в пророссийском (потому и получилось их подписать, что каждая сторона надеялась повернуть их в свою сторону), и очевидно, какой вариант выгоден странам Запада. Но в отличие от предыдущих лет, похоже, вместо угроз в ход пойдут увещевания и обещания (возможно, даже уступки в не самых важных для Запада вопросах, как то: обмен пленными в Донбассе или восстановление памятников Жукову) — Кремль будут любезно убеждать бросить Донбасс и «уйти» из Украины под предлогом, что это слишком затратно для бюджета и что «мирная Украина Зеленского» вполне приемлемый сосед.

Тем более что, оказывается, в российском руководстве существуют люди, готовые оценивать роль Донбасса не стратегически, а по-бухгалтерски. По крайней мере, об этом заявил приближённый к Суркову политолог Алексей Чеснаков. В свежем интервью он разразился громкими обвинениями в адрес тех участников переговорного процесса по Украине, кто якобы «судит с экономической точки зрения»:

«Экономически, чтобы вывести Донбасс из послевоенного шока, нужно много инвестиций. Вопрос, кто будет нести эти расходы? Украина? Россия? США? ЕС? Что ответит какой-нибудь рациональный экономист? Он ответит: кто угодно, только не мы. То есть Донбасс надо кому-нибудь отдать, чтобы не брать на себя допрасходы. И даже не очень важно, кому».

По сути, здесь мы видим обвинение бывшего высокопоставленного чиновника в готовности сдать Донбасс Западу под предлогом экономической целесообразности. Возможно, они преувеличены и вызваны обидой одних российских переговорщиков на других — но даже в этом случае дыма без огня не бывает. И эти разногласия наверняка замечены в европейских столицах, а значит, на них будут играть.

Возможно, предложение по G8 при условии решения проблемы Украины и есть такая игра. При этом требование к Москве по Украине, конечно же, только начальное — затем будут озвучены требования уступок в Сирии, Белоруссии, в ЕвразЭС, по строительству газо‑ и нефтепроводов в Европу и Китай, а дальше последует требование окоротить полицию и позволить оппозиции беспредельничать под предлогом прав и свобод человека.

Такие опасения не беспочвенны и объясняют, почему вдруг сейчас — за пять лет до президентских выборов — западники раскручивают протесты в столице, почему на Петербургском форуме представители крупного капитала заявили о перестройке 2.0. Но все эти надежды и расчёты уместны только в том случае, если бы Россией руководил Горбачёв, а Запад переживал бы расцвет экономики и предельную политическую консолидацию. Реальность же совершенно иная.

Шанс на Большую сделку?

Реалии 2019 года таковы, что Евросоюз и ключевые его страны — Германия, Франция, Великобритания, Италия — переживают серьёзный политический кризис. В растерянности пребывает американское политическое сообщество, а отношения Европы с США и вовсе на грани коллапса. Ещё бы лет пять назад, когда сохранялся консенсус внутри Запада, такую позицию президента Франции можно было бы назвать общей, а сейчас требования Макрона к Москве вызывают саркастическое недоумение — в том ли состоянии и геополитическом весе Франция, чтобы ставить нынешней России какие-то условия? Так ли они уверены, что растоптанные полицейскими «жёлтые жилеты» не вернутся на новом витке уже в виде вооружённых группировок?

Последние саммиты G7 проходят в атмосфере плохо скрываемого раздрая, а на грядущем саммите в Биарицце «компанию единомышленников» разбавит такой «уравновешенный» политик, как Борис Джонсон. Так что Западу и Европе, в частности, в пору не другим условия выставлять, а спасать себя. Однако евроатлантический истеблишмент не в состоянии принять новую реальность, а потому продолжает выставлять требования, пусть и в другом тоне. Другое дело — Трамп. При всей алогичности (на первый взгляд) его мышления, а, возможно, благодаря ей, он не боится оценивать состояние дел вне господствовавших последние 30 лет шаблонов. Представляется, что мотивация американского лидера пригласить Россию на G7 отличается от наполеоновских мечтаний Макрона. Не в том смысле, что он будет мягче и уступчивее — наоборот, давление и провокация его конёк, от которого он не откажется. А в том, что Трамп, возможно, попробует использовать G8 как площадку прямого и открытого обсуждения с Москвой самых острых проблем.

Один на один с Путиным Трампу не разрешают встречаться из-за боязни сговора и сдачи интересов неолибералов-евроатлантистов. А формат «Большой восьмёрки» позволил бы Трампу легально начать с Москвой прямые переговоры (пусть и при участии европейских сателлитов и Японии). Грубо говоря, G8 мог бы стать площадкой переговоров США и России в попытке найти какой-то компромисс или хотя бы озвучить обоюдные претензии друг другу. Кроме того, такой ход позволил бы Вашингтону хотя бы символически попугать Китай смещением российских интересов в сторону Запада.

Впрочем, сторонникам Большой сделки вряд ли стоит обольщаться. Даже если в сумбурной голове Трампа есть такие намерения, то далеко не факт, что им дадут реализоваться те же евроатлантисты. Тем более что в США на носу очередные выборы президента, а значит, Трамп на G7 2020 года будет «хромой уткой». Да, его шансы на переизбрание высоки из-за отсутствия хоть сколько-нибудь сильной фигуры среди противников, однако если за три года Трампу не удалось обрести самостоятельность в принятии внешнеполитических решений, то нет никаких гарантий, что это получится во время избирательной кампании или даже после неё.

И самое главное — существует высокая вероятность того, что американцы попробуют использовать Большую сделку как такую же ловушку — за заключение геополитического компромисса потребуют потерю суверенитета России. Говоря упрощённо — Большая сделка в обмен на перестройку 2.0. В любом случае — пытаются ли США использовать приглашение к воссозданию G8 как ловушку или готовы к реальному обсуждению острых проблем — Москве следует отнестись к этому спокойно и с достоинством, выразить готовность к обсуждению и ждать конкретики. Судя по публичной реакции представителей МИД и уполномоченных сенаторов, пока так и происходит. Позиции России, даже несмотря на активизацию внутренних западников, сильнее, чем у США, и время продолжает играть в нашу пользу.

Автор: Эдуард Биров

https://regnum.ru/news/polit/2697312.html

***

Комментарий: России вредно возвращаться в G8

Словесно поддерживая разговоры о «едином человечестве» и «одной лодке», в которой оно-де находится, нельзя забывать, что «табачок врозь». И что лозунги глобализации, откуда бы они ни исходили, работают сегодня против национальных интересов России, которая в любом варианте такой глобализации неизбежно оказывается на ее очень далекой периферии.

Дважды войти в одну и ту же воду нельзя, но некоторые пытаются. Именно это первым делом приходит в голову при ознакомлении с совместной инициативой президентов США и Франции Дональда Трампа и Эммануэля Макрона «вернуть» Россию в «большую восьмерку» (G8), пригласив ее на саммит 2020 года. И именно это лидеры «большой семерки» (G7) собираются обсуждать во французском Биарицце, где на днях пройдет их очередной саммит. Не успел Владимир Путин добраться до Москвы из Брегансона, где встречался с Макроном, а Россия и Китай совместно поставить в Совете Безопасности ООН вопрос об американских испытаниях ракет средней дальности, как лидеры США и Франции по телефону договорились о России в «восьмерке». Аргументация хозяина Белого дома, популистски незатейливая и явно предвыборная, сводится к тому, что «Обама не любил Путина потому, что ему проиграл, вот и свел с ним счеты, исключив из «восьмерки» Москву».

Критические комментарии многих аналитиков, которые уже прозвучали в достаточном количестве, совершенно правильно сводятся к тому, что делать в «восьмерке» нашей стране нечего. Но доводы приводятся откровенно слабые, ограничивающиеся тем, что Москве за право посидеть за «мировым столом» придется чем-то расплачиваться. Например, отступить от принципиальных позиций в Сирии, в кризисе вокруг Украины и других постсоветских республик, в военно-стратегических вопросах, где много шума наделало совместное патрулирование дальневосточных рубежей России и КНР дальней авиацией двух стран и т.д. Это всё правильно, но не это главное. Строго говоря, то, о чём упомянул глава международного комитета Совета Федерации Константин Косачев, что Западу нужен формат «семь против одного» — это квинтэссенция подобной аргументации. Семь западных столиц собираются диктовать России, как себя вести в тех или иных вопросах, осознав, что отказав ей в 2014 году в участии в G8, они лишили себя возможность давить на Москву «глаза в глаза». Более того, антироссийские санкции также не отменены, и в этом случае наше согласие на формат «восьмерки» автоматически будет означать готовность к сохранению с Западом неравноправных отношений.

Поэтому Косачев предложил увеличить формат до «десятки», дополнив нынешнюю «семерку», наряду с Россией, еще Китаем и Индией. О санкциях как препятствии для реализации идеи восстановления формата «Группы восьми» заявил и другой сенатор-международник Алексей Пушков, посчитавший, однако, саму эту идею «здравой и единственно верной». В сумме вырисовывается следующая картина: прозападничество «верхов» никуда не делось, как и надежда с Западом «договориться», задрав ставки и потребовав равноправия. Ущербность российских элит — именно в этом: в том, что без тесного «партнерства» с Западом они себе внешней политики не видят и не мыслят, ибо душой и всеми внутренностями с ним срослись. Лукаво требуя «равноправия», они головой сами понимают, что его не будет, потому что у Запада цели противоположные. И самим фактом своего понимания соглашаются на заведомые уступки по горбачевско-ельцинской схеме. В этом и основная беда нашей страны и нашей внешней политики — в доминировании в элитах проевропейских и прозападных настроений. На словах «поворот на Восток» одобряется и поддерживается, но, как выясняется, не по-настоящему, а понарошку. И исключительно чтобы дешевкой этого лозунга попугать Запад: не захотите-де с нами договариваться — повернем к Китаю.

А на Западе посмеиваются и хорошо понимают, что ЭТИ никуда не повернут. Потому что Восток им «социально чуждый», а «социально близкий» им Запад. И пока ЭТИ рулят внешней политикой, мотивы торговли национальными интересами в обмен на интеграцию в западные глобальные элиты будут у них превалировать, и на этом всегда их можно будет поймать. И поэтому линия западных элит к нашим элитам выстраивается на двух максимах покойного Бжезинского: новый миропорядок строится «против России, за счет России и на ее обломках» и «500 млрд вашей элиты лежит в американских банках, и вы еще разберитесь, это ваша элита или уже наша». Предложение России от Трампа и Макрона вернуться в «восьмерку» есть концентрированное выражение этих двух максим, сведенных вместе, и оба сенатора-международника на эту удочку дружно клюнули. Иначе и быть не могло. Знаете, почему? Сейчас очень много дифирамбов поется внешней политике Сталина, по-настоящему блестящей и в высшей степени результативной. Но при обращении к сталинской политике (в большинстве случаев трудно назвать такие обращения «анализом») как-то забывается или предумышленно опускается, что секрет ее эффективности находился в антиевропейскости и антизападничестве. Сталин не был западником и не «сох» по Европе.

И поэтому когда в Потсдаме посол и олигарх Аверелл Гарриман, решив к нему подлизаться, стал делать комплименты насчет появления советских войск в Берлине, в центре Европы, советский вождь сухо поверг того в шок на концептуальном языке евразийства: «Царь Александр дошел и до Парижа». Европа в этом языке — придаток Евразии, «хвост от собаки», небольшой, хотя и важный полуостров, примыкающий слева на карте к великоконтинентальной евразийской махине. Не субъект, а объект — внешнего управления, и именно понимание этого, как и проведение к Европе соответствующей политики, и позволило Сталину в центре Европы оказаться, разделив ее с англосаксами. Мог и не делить, но понимая всю проблематичность предложения крупного полководца «дойти до Ла-Манша», ответил тому: «Дойти-то мы дойдем, а вот кто их кормить будет?». Как в воду глядел: если бы дошли, «план Маршалла» мог послужить не установлению контроля США над западом Европы, а превратиться в инструмент подрыва СССР в условиях уже послевоенного восстановления, многократно его усложнив. Поэтому и ограничился наш вождь традиционным для России предпольем у своих западных границ, которое потом позорно слили «преемнички», вляпавшиеся в Запад душой, или что там у них было вместо нее.

Так каковы действительные мотивы предложений Макрона и Трампа по восстановлению «восьмерки»? Их по большому счету всего два. Первый. Косачевские «семь против одного» — это продолжение многовековой западной политики Drang nach Osten, уходящей корнями в восстановление централизованной московской государственности в XV веке. Не раз и не два приходилось напоминать, что Европа тогда посчитала мировой баланс нарушенным в пользу Московии, а Московия, обозначив тенденцию превращения в Великую Евразийскую Империю, наоборот, восстановленным. И хотя время доказало верность именно российского взгляда, который, в отличие от европейского, за много столетий предвосхитил подъем ислама, обезопасив миропорядок интеграцией его северо-евразийской ветви в русскую государственность, на Западе до сих пор тешат себя иллюзиями, будто бы сдюжили, рванув тогда одеяло на себя. В том случае, если бы смогли организовать восток Европы на началах польского проекта, генетически антироссийского ввиду подчиненности Святому престолу, и вышли бы на границу с исламом где-нибудь на Волге. Это нам понятно, что «евразийские Балканы» в этом случае сформировались бы на тысячу-полторы километров севернее нынешних, а они в своей основной мещанской массе ввиду интенсивного промывания остатков мозгов этого не понимают.

Как интерпретируются эти «семь против одного» сегодня? Проектом трех «мировых блоков», миропорядок которого отражается структурой Трехсторонней комиссии, включающей североамериканскую, европейскую и азиатско-тихоокеанскую группы. Российской группы там нет, из чего следует, что самостоятельной роли в мировых делах западные планы для нашей страны не предусматривают. Известная спекуляция насчет Европы «от Лиссабона (то есть от Атлантики) до Владивостока», которую Макрон и воспроизвел Путину в Брегансоне — это включение России целиком в «европейский блок». Отсюда и заверения французского президента от партии Банка Ротшильдов, от которой в хозяева Елисейского дворца баллотировались и побеждали и все его предшественники, начиная с де Голля и Помпиду, в «европейском будущем России». Символической ценой достижений нынешней российской власти в вопросе консолидации страны и во внешней политике служит то, что в Брегансоне не вспоминали деголлевский проект «Европы от Атлантики до Урала», что на языке геополитики означает раздел России между европейским и АТРовским блоками. Между тем еще полтора десятилетия назад именно этот проект считался приоритетным. Однако его сдача в архив безопасности России не обеспечивает; это решается только постсоветской консолидацией и нейтралитетом в форме «финляндизации"/фрагментации восточноевропейских «чижиков» Вашингтона — от Варшавы и Праги до Бухареста и Софии.

Между прочим, говоря о «европейском будущем» нашей страны, Макрон имел в виду реабилитацию проекта «Париж — Берлин — Москва», которым определенная часть российской элиты бредила еще со времен первых докладов Римскому клубу, к созданию которого деятельно приложила руку. Французский президент здесь всего лишь торопится опередить немцев, у которых пока в повестке дня собственный транзит власти. И перезавязать на себя настоящую «ось» внешнего контроля над проектом «Париж — Берлин — Москва», которая сегодня протягивается из Вашингтона и Лондона в Берлин. И ставку в этом предприятии Макрон в равной мере делает как на то, чтобы оказаться первым около Трампа, так и на прозападные инстинкты российских элит. На них, отметим, не влияют даже внутренние споры, которые сводятся к выбору объекта своего обожания и подражания между Европой и Америкой. Резюме по этому макроновско-трамповскому мотиву повторного вовлечения России в «восьмерку» очень простое — это исходный пункт в «дорожной карте» нашего включения в западный проект с перспективой добровольного участия в новом «Генеральном плане Ost»: Россия как «Ноев ковчег» для спасения остального человечества, загадившего среду своего обитания до невозможности в ней существовать.

Точнее, не человечества, а его элит, которые пересаживаются сюда под условие, что русский и другие народы России «подвинутся», переместятся в «мегаполисы-агломерации» и поделятся с пришельцами всей остальной богатой и благодатной территорией. В перспективе — это проект раздела России на удельные княжества, которые окажутся под сюзеренитетом основных стран «большой семерки» (без Италии и Канады), как это было распланировано еще в декабре 1917 года соответствующим секретным англо-французским соглашением. Поэтому России в «большой восьмерке» делать нечего. Не являясь самостоятельной организацией, она представляет собой публичный филиал и своеобразный рупор Трехсторонней комиссии. Участвуя в ней, Россия априори соглашается не только и не столько с «неравноправием» (по Косачеву), сколько с выбором между двумя формами утраты суверенитета — целиком или по частям. А проевропейские амбиции «отечественных» элит, по этому факту вольно или невольно компрадорских, должны в этой ситуации рассматриваться одной из завуалированных форм работы на внешние интересы, то есть национального предательства. С соответствующими политическими и уголовно-правовыми последствиями для их носителей. Собственно, об этом уже не раз приходилось упоминать здесь, здесь, и далеко не только. Ведь «условия» такого возврата тем же Парижем были сформулированы еще в ноябре прошлого года.

Одно из двух: для такого возврата эти условия должен либо слить Запад, от них отказавшись вместе с потерей собственного лица, либо, теряя уже свое лицо, их должна выполнить Россия. Третьего не дано. И Мария Захарова, от имени МИД запросившая по «восьмерке» конкретику предложений, как будто этого не понимает! Поневоле согласишься с теми, кто давно уже говорит о том, что «поворот на Восток» требует в этом ведомстве нового «проворачивающего», у которого голову не заклинило в западном направлении. Второй мотив Трампа и Макрона раскрывается повесткой встречи в Брегансоне, где, помимо Украины и Сирии, почему-то присутствовала «торговая война США с Китаем». Двух мнений быть не может. Если запуск «черного кота» между Москвой и Пекином раньше осуществлялся Западом спустя рукава, по инерции, а не императивно, то сейчас, после известного эпизода над Японским морем, поднявшим на уши сателлитов Вашингтона в АТР, разведение России и Китая превращается в настоящий императив. Именно поэтому в «восьмерку» тащат только Россию, а никакого разговора о привлечении в нее Китая или Индии нет и не может идти, если, конечно, все без исключения участники этой истории не пляшут под «вувузелу» одного-единственного мирового центра. И не встроены в один-единственный проект будущего. Точнее, без будущего, ибо такой проект может предусматривать только одно — глобально-фашистскую «остановку истории», новый «тысячелетний рейх».

Возвращение в «большую семерку» с превращением ее обратно в «восьмерку» Москвой даже не должно рассматриваться. Если, конечно, мы не хотим в запале объединения с Вашингтоном против Пекина получить на самом деле их антироссийский альянс между собой. Так уже бывало, и кто забыл, того к внешней политике подпускать нельзя на пушечный выстрел! И последнее, самое главное. Словесно поддерживая разговоры о «едином человечестве» и «одной лодке», в которой оно-де находится, ни на минуту, даже секунду, нельзя забывать о том, что «табачок врозь». И что лозунги глобализации, откуда бы они ни исходили, работают сегодня против национальных интересов России, которая в любом варианте такой глобализации неизбежно оказывается на ее очень далекой периферии. Невзирая ни на проблемы в экономике, ни на мощь вооруженных сил, позиции в любой глобализации определяются наличием/отсутствием своего проекта, адресуемого человечеству. При выигрыше у других проектов он становится центром притяжения, при проигрыше всегда остается возможность, сохранив строй и порядок, отойти на исходные позиции и ощетиниться ракетами. Но бросаться в омут глобализации, такого проекта не имея, с потенциальными фронтами по всем постсоветским границам — это верх абсурда, граничащий с самоубийством.

Отсюда в центр внешней повестки, которая всегда как определялась, так и определяется внутренней политикой, становится «проклятый» идеологический вопрос, который в современном его состоянии «деидеологизации» на самом деле служит «фиговым листком», прикрывающим продолжение обанкротившегося либерализма. Которым в одинаковой мере руководствуются все прозападные элиты. Даже если либерализму при этом отказывают в будущем, без отказа на деле, а не на словах, путем слома хребта постсоветской либеральной инерции, стряхнуть его с себя не получится. Потому что у либерализма нет собственного национального проекта, эта космополитическая идеология — придаток глобалистских олигархических интересов, отводящий России в рамках концепции трех «мировых блоков» роль сырьевой колонии. И те, кто в нашей стране ее продвигают, именно этого на самом деле и добиваются, причем вполне осмысленно. И четко представляют себе, на что, на какую ликвидационную перспективу для страны и народа они обменивают прошлое и настоящее, лишая нас всех будущего.

Автор: Владимир Павленко

https://regnum.ru/news/polit/2696219.html

***

Дополнение. Зеленский выдвинул условия возвращения России в G8

Президент Украины заявил, что сначала Россия должна вернуть Крым и прекратить боевые действия в Донбассе. Зеленский подчеркнул, что со времен аннексии Крыма ничего не изменилось, поэтому возвращать РФ в G8 рано.

Президент Украины Владимир Зеленский выдвинул условия возвращения России в клуб стран "восьмерки", откуда та была исключена после аннексии Крыма в 2014 году. Прежде чем расширять формат G7 до G8, Россия должна вернуть Украине Крым, освободить украинских политзаключенных и моряков и прекратить боевые действия в Донбассе, написал он на своей странице в Facebook в четверг, 22 августа.

"Возвращение оккупированного Крыма, прекращение боевых действий в Донбассе и освобождение более 100 политических заключенных и украинских моряков, которых удерживает Кремль, станет действительно серьезным сигналом миру о том, что Россия готова вновь занять свое место в повестке дня высокой дипломатии", - пояснил Зеленский.

Украинский президент констатировал, что с марта 2014, после приостановки участия России в G8, ничего не изменилось. "Украинский Крым по-прежнему оккупирован, украинский Донбасс до сих пор страдает от войны", - напомнил он.

Трамп - за возвращение к формату G8

Ранее президент США Дональд Трамп выразил уверенность в необходимости расширения формата G7 до G8 за счет возобновления в нем членства России. "Думаю, что будет более целесообразно, если пригласить Россию, в частности, в G8, потому что многое из того, что мы обсуждаем, связано с Россией. Я, безусловно, вижу возможность возвращения к формату G8; если кто-нибудь пойдет на этот шаг, я, конечно, буду расположен отреагировать на него с благосклонностью", - сказал он.

Однако инициатива президента США на нашла поддержки у лидеров ведущих стран Европы. Так, президент Франции Эмманюэль Макрон выразил мнение, что возобновление формата "восьмерки" целесообразно, но возможно лишь после урегулирования конфликта на востоке Украины. По словам Макрона, если Россия будет "без каких бы то ни было проблем" возвращена в состав "восьмерки", то это станет стратегической ошибкой со стороны мировых держав и продемонстрирует их слабость.

В то же время ФРГ и Великобритании выступили категорически против скорого возобновления формата "восьмерки" из-за конфликта вокруг Украины и отравления в британском Солсбери бывшего двойного агента Сергея Скрипаля и его дочери.

Автор: Сергей Ромашенко

https://p.dw.com/p/3OIbE


Об авторе
[-]

Автор: Эдуард Биров, Владимир Павленко, Сергей Ромашенко

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.09.2019. Просмотров: 66

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta