Форум Боао на Хайнане оформляет альтернативу западному неоколониализму

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
Консолидация незападных стран на форуме БАФ  

***

Форум БАФ сделал настоящую заявку на альтернативу Давосу  

Нынешняя сессия Боаоского форума продолжила традицию консолидации незападных стран, прежде всего России и Китая, а также выработку ими альтернативной модели американскому и западному глобализму. Никогда еще итоги Боао не были столь насыщены большой политикой, как в этом году.

На восточном побережье островной китайской провинции Хайнань завершился традиционный Боаоский азиатский форум (БАФ), который нередко называют «восточным Давосом»; это место встреч и переговоров на полях мероприятия между представителями политических, деловых и научных кругов разных стран, прежде всего азиатских. Другие регионы мира, включая Запад, как правило, либо не представлены, либо их участие очень ограничено, осуществляется на низком уровне и происходит при обсуждении отдельных вопросов и тем. На форуме устанавливаются контакты и заключаются важные соглашения в сфере экономики и бизнеса.

Нынешний форум – особенный тем, что БАФ сделал настоящую заявку на альтернативу Давосу. Памятуя о том, что именно давосский ВЭФ во главе с Клаусом Швабом послужил плацдармом для проекта глобального элитарного переустройства мира, началом которому послужила коронавирусная пандемия, а продолжением – усиленно разминающиеся темы «цифрового концлагеря», «зеленого перехода» и «продовольственного кризиса», форум в Боао, по сути, выдвинул альтернативную программу, зафиксированную уже в его повестке: «Пандемия и мир: взаимодействие ради глобального развития и общего будущего».

Вопросы восстановления мировой экономики не только рассматривались в контексте преодоления разногласий между всеми странами, и прежде всего последствий холодной войны, но и расширения и углубления особой стабилизирующей роли в мире Азии и азиатских стран. Имея в виду, что организатором форума выступает Китай, и именно трибуна Боао нередко используется для программных заявлений лидеров КНР, на нынешней сессии форума необходимо выделить ряд аспектов.

Первый: антипандемическая тематика повестки предвосхищает анонсированный на 12 мая второй онлайн-саммит по коронавирусу, инициированный США (первый прошел в сентябре прошлого года). Причем, поскольку в топы американского саммита вынесена тема вакцинации (полгода назад Джо Байден говорил о том, что надо достичь 70%-ного барьера «коллективного иммунитета»), Пекин играет на опережение. И Си Цзиньпин, как бы развивая вашингтонскую тематику, показывая ее недостаточность, в докладе, носившем очевидные признаки программного, продемонстрировал китайский вклад в решение данного круга вопросов. Так, 120 странам и международным организациям уже доставлено более 2,1 млрд доз китайских вакцин.

Но самое главное: предвосхищая предстоящие американские реляции, Китай решительно поднимает в этом вопросе планку, пообещав бесплатные поставки еще 600 млн доз в Африку и 150 млн – в страны АСЕАН. Как и о чём на этом фоне будет говорить через три недели Байден, не вполне понятно, как и открытой в условиях нынешней радикальной смены информационной «картинки» остается перспектива обещанного глобализаторами «Глобального пандемического соглашения». Особенно с учетом присутствия в числе стран-организаторов предстоящего майского саммита Индонезии – страны, где находится штаб-квартира АСЕАН.

Второй аспект – еще более тонкий. Си Цзиньпин ни словом не обмолвился об «особой» роли ВОЗ. «Страны должны поддерживать друг друга, усиливать координацию противоэпидемических работ, совершенствовать глобальное управление здравоохранением, чтобы объединить силу всего международного сообщества в этой борьбе», — так это прозвучало в Боао.

И у наблюдателей остается устойчивое впечатление, что эти предложения более ориентированы именно на страновое – двустороннее и многостороннее – взаимодействие, обходящее «штатную» роль ВОЗ. Почему? Выскажем предположение, что эта организация, с одной стороны, входящая в структуру ООН, с другой, сильно дискредитирована участием в заплечных олигархических играх глобалистов, которые обеспечивают ее финансирование (речь идет о фондах Рокфеллера, братьев Рокфеллеров, Билла и Мелинды Гейтс, Форда и т.д.). 

Если сравнивать прошедший форум в Боао с предстоящим американским саммитом, то нетрудно убедиться, что еще одним резоном Китая в пользу сотрудничества стран, а не наднациональных организаций, является очевидная зависимость последней от американоцентричных глобальных структур. Сделанные в США пояснения о том, что к организации их саммита, помимо Джакарты, привлечены страны, председательствующие в «большой семерке», Карибском сообществе (КАРИКОМ) и Африканском союзе, это подтверждают. 

Если брать еще шире, то сама модель глобального управления, как ее видят в Китае через призму концепции «сообщества единой судьбы», к которому Си Цзиньпин во время выступления возвращался не раз, вряд ли имеет что-то общее со «штабом» в структурах «глубинного государства», составляющем сердцевину глобализации Pax Americana. В пользу такого прочтения разницы между двумя форумами – Боаоским и «вашингтонским», говорит и следующая выдержка из доклада Си Цзиньпина: «Необходимо придерживаться подлинной многосторонности, решительно стоять на страже международной системы под эгидой ООН и миропорядка, основанного на международном праве».

И здесь самое время напомнить, что центральным смыслом полемики между США и коллективным Западом с одной стороны и Россией и Китаем с другой стало содержание миропорядка. Будет ли это мир «на международном праве», по Си Цзиньпину, или «на правилах» (американских), как о том не устают вещать Байден и его госсек Энтони Блинкен? 

Третий аспект: подтверждая мартовский вывод Байдена о том, что Россия и Китай отошли от западной модели уже и «концептуально», Си Цзиньпин выдвинул инициативу в сфере глобальной безопасности, кардинально отличающуюся от упомянутого «мира на правилах». Но очень близкую и созвучную российским предложениям Западу, которые были выдвинуты в декабре прошлого года Владимиром Путиным, которые, если бы были приняты противной стороной, позволили бы избежать многого из того, что происходит сегодня. Важность этой китайской инициативы требует ее текстуального воспроизведения:

«Придерживаться концепции общей, комплексной, совместной и устойчивой безопасности, сообща обеспечить мир и безопасность»; 

«Руководствоваться принципами уважения суверенитета и территориальной целостности всех стран, невмешательства во внутренние дела, уважения права на самостоятельный выбор пути развития и социального строя, сделанный народами разных стран мира»;

 «Строго соблюдать цели и принципы Устава ООН, отказаться от менталитета холодной войны и односторонних действий, избавиться от блокового либо конфронтационного мышления»; 

«Уделять должное внимание рациональным озабоченностям каждой страны по гарантиям безопасности, придерживаться принципа неделимости безопасности в интересах формирования сбалансированной, эффективной и устойчивой системы безопасности, не допустить попыток обеспечить собственную безопасность за счет безопасности других»; 

«Урегулировать межгосударственные разногласия и споры мирным путем через диалог и переговоры, приветствовать все усилия для мирного урегулирования кризиса без применения двойных стандартов, односторонних санкций и «длиннорукого закона» (имеется в виду навязываемый США глобальный масштаб американской юрисдикции); 

«Комплексно подходить к вопросам традиционной и нетрадиционной безопасности, объединять усилия в противодействии региональным конфликтам и проблемам глобального масштаба, таким как терроризм, изменение климата, кибербезопасность и биологическая безопасность». 

Даже поверхностный взгляд на эту расшифровку инициативы китайского лидера позволяет безошибочно определить ее центральное звено – неделимость безопасности и невозможность ее обеспечения одними за счет других, а именно это и было ядром российских предложений Западу. 

Отклонение их Вашингтоном и спровоцировало украинский кризис. Чтобы не допустить распространения подобных тенденций в Азии, Си Цзиньпин и призвал к укреплению азиатского мира, сотрудничества и сплоченности перед внешними и внутренними вызовами. Со своей стороны Си пообещал, что Китай как «мощный драйвер восстановления мировой экономики откроет более широкий доступ на свой рынок другим странам». 

Следующий аспект. Именно АТР китайская сторона видит центром будущей мировой системы. Если у отклонения Западом инициатив Москвы и существует позитивная сторона, то это избавление и нашей страны, и Китая, как показал своим докладом председатель Си, от иллюзий, что западную систему будто бы можно «перенастроить» на работу в интересах человечества. Между миром на международном праве или правилах войны Запад выбрал последнее, бросив вызов человечеству. И теперь, в логике КНР, нам следует объединиться, чтобы избежать участи, которая уготована западными планами, прежде всего «великой перезагрузкой» К. Шваба. Как «ветер с Востока одолевает ветер с Запада», по Мао Цзэдуну, так принципы Боао преодолевают амбиции Давоса. 

«Китай будет неуклонно идти по пути мирного развития и поддерживать мир во всём мире, внося свою лепту в дело глобального развития и миропорядка», — в этих словах китайского лидера зашифрована не столько даже модель новой глобализации в интересах всех, а не «избранных», сколько демонтаж прежней модели. Который и выступает непременным условием перехода к подлинному объединению человечества на «праве» вместо самозваных «правил». И трудно не увидеть, что хотя о России в выступлении Си Цзиньпина формально ничего не прозвучало, по сути же нам и нашему противостоянию с коллективным Западом было посвящено очень многое, ибо украинский кризис – это своеобразный момент истины. Калька с того будущего, что ожидает мир в условиях сохранения западной гегемонии и диктата. 

Почему автор этих строк так уверен именно в таком прочтении «духа Боао»? Вот лишь два примера.

Первый: заявление спикера Пентагона Джона Кирби о том, что США «видят признаки оказания Народно-освободительной армией Китая (НОАК) поддержки Вооруженным силам России». Понятно, что это многоплановое заявление, адресованное многим. Но в конечном счете оно направлено на обоснование в глазах общественного мнения будущих санкций против Китая по типу антироссийских. По определению, точнее, по факту упомянутого Байденом «концептуального» размежевания Пекина, как и Москвы, с Западом, его миропорядком и системой так называемых западных «ценностей». 

Второй пример: почему-то именно в эти дни, на фоне Боао, мир облетела новость о готовности сепаратистских властей Тайваня приступить к массовому вооружению своей армии крылатыми ракетами большой дальности, способными достать до жизненно ванных центров КНР. Разве не видно, причем невооруженным глазом, что Тайвань его американские кураторы ведут прямиком украинским маршрутом, делая всё для того, чтобы спровоцировать Китай на вооруженное решение тайваньского вопроса? 

Суммируя все эти факторы, понимаешь, что совершенно не случайно на фоне Боао произошло и другое, если угодно, «встречное» знаковое событие – переговоры глав МИД КНР и Вьетнама Ван И и Буй Тхань Сона. Показателен и вердикт этого двустороннего саммита стран, не лишенных взаимных споров, в том числе территориальных, но солидарных в том, чтобы «не допустить того, чтобы трагедия типа украинской когда-либо случилась в нашем регионе». В переводе с дипломатического языка это звучит однозначно. В Пекине и Ханое хорошо понимают, что эскалация противоречий – прямой путь к их эксплуатации третьими странами, и в отличие от одержимой комплексами Украины, Вьетнам очень хорошо помнит трагедию и последствия вмешательства в его мирную жизнь американской военщины.

Словом, в хитросплетениях глобальной политики нынешняя сессия Боаоского форума продолжила традицию консолидации незападных стран, прежде всего России и Китая, а также выработку ими альтернативной модели американскому и западному глобализму. Никогда еще итоги Боао не были столь насыщены большой политикой, как в этом году. С одной стороны, это еще одно доказательство скатывания мира в острую фазу, подобной которой не было уже столетие. С другой, всегда хорошо посмотреть правде в глаза, избавляясь от иллюзий.

Сегодня мы со всей ответственностью можем констатировать, что глобальная альтернатива состоялась, она есть и действует, и ее эпицентром является ШОС с ее российско-китайской осью. И только это является по-настоящему серьезным сдерживающим фактором для удержания в рамках приличий взбесившегося «мирового гегемона», гегемония которого у него ежедневно и ежечасно утекает буквально между пальцев. Мир необратимо изменился и жизненно нуждается в институциональном оформлении этих перемен. Желательно без всеобщих катастрофических потрясений.

Автор Владимир Павленко

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3573557.html


Дата публикации: 24.04.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 1200
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta