Физика экспериментальных инвестиций. Как Юрий Мильнер делает высокотехнологичные компании золотыми

Содержание
[-]

Физика экспериментальных инвестиций

Как Юрий Мильнер делает высокотехнологичные компании золотыми

Начав собственный бизнес сильно после тридцати, Юрий Мильнер стал самым известным из европейских инвесторов в высокотехнологичные компании. Самого его, впрочем, больше привлекает Азия.

На прошлой неделе китайский производитель смартфонов Xiaomi представил сразу несколько новинок — больше, мощнее и, как обычно, дешевле аналогов. Считается, что китайский рынок смартфонов уже близок к насыщению, но эксперты уверены, что новинки компании найдут место на индийском, малайзийском и даже российском рынках. В прошлом году выручка созданной в 2010-м Xiaomi перевалила за $1 млрд, и за счет нового броска она надеется удвоить этот показатель — в результате стоимость компании должна существенно вырасти. "Конечно, это будет уже не 300% роста в год, как было в 2014-м, скорее 50% или 100%",— считает инвестдиректор венчурного фонда Life.Sreda Игорь Песин.

Неудивительно, что за несколько месяцев до этого владельцев Xiaomi, решивших провести очередной раунд инвестиций, просто завалили предложениями. По данным Reuters, на долю в компании претендовал даже основатель Facebook Марк Цукерберг, однако получил отказ — из опасений, что его деньги не понравятся властям КНР, шесть лет назад запретившим Facebook в стране. В конце декабря стало известно, что в числе нескольких частных инвесторов, вложивших в Xiaomi более $1,1 млрд и поднявших тем самым ее капитализацию до $40 млрд, оказался фонд DST Юрия Мильнера.

Едва ли можно этот успех объяснить просто тем, что "русские" деньги китайский рынок предпочел "американским": в последнее время российским инвесторам в Китае работать ничуть не легче, чем в других странах. Дело скорее в Мильнере. Впрочем, в данном случае сделка была предопределена. Фонд DST с 2012 года был акционером Xiaomi, а значит, скорее всего, обладал правом увеличить пакет акций при повторном раунде инвестирования. "В общей сложности инвестиции в компанию составили порядка $0,5 млрд",— рассказал представитель DST Леонид Соловьев.

"Тактика Мильнера остается неизменной, в принципе он ею и знаменит: вкладываться в правильные компании, которые еще не перестали быть стартапами, но показали хороший рост, а потом давать им полную свободу,— рассказывает Виталий Полехин, руководитель Клуба инвесторов Московской школы управления "Сколково".— Вся разница в том, что раньше он находил такие компании в России, США или Европе, а сейчас — почти всегда на растущих ураганными темпами рынках Азии".

И если раньше Мильнер уговаривал создателей успешных интернет-проектов принять деньги инвесторов, то теперь перспективные компании рады видеть фонд DST Мильнера в числе акционеров. Да и средства Мильнер часто вкладывает уже свои.

Взаимодействие элементарных частиц

"Я познакомился с Юрием Мильнером в 1999 году, когда он искал компанию-разработчика для одного из своих новых проектов,— рассказывает директор венчурного фонда Vestor.In Partners Павел Черкашин.— Он сразу спросил, сколько нам нужно денег и времени, чтобы сделать проект. Я назвал довольно крупную сумму и обозначил срок в полгода, а он ответил, что заплатит вдвое больше, если мы сделаем за три месяца,— и мы ударили по рукам. Нам, конечно, страшно повезло с таким инвестором, но и он тоже не прогадал: через пару лет продал пакет акций этой компании в десятки раз дороже".

Юрию Мильнеру на тот момент было 37 лет, а его первая собственная компания NetBridge существовала всего несколько месяцев. Сын известного ученого-экономиста, долгое время он и сам занимался наукой. Окончил физический факультет МГУ и пять лет занимался диссертацией на тему квантовой хромодинамики (изучает взаимодействие элементарных частиц), работая в Институте физики Академии наук, в отделе будущего нобелевского лауреата Виталия Гинзбурга. А параллельно, подобно многим ровесникам и будущим соседям по списку Forbes, до начала 1990-х торговал компьютерами. Однако все изменилось, когда пришло время серьезных капиталов. Мильнер бросил институт и диссертацию и в 1990-м на два года уехал учиться в Пенсильванию, в престижную Уортонскую школу бизнеса. Позже он решил реабилитироваться перед наукой, в 2012 году учредив крупнейшую в мире премию Milner Prize и выдавая по $3 млн исследователям в области фундаментальной физики.

В Россию Мильнер вернулся только в 1995-м — получив MBA, три года работал экспертом по российской банковской системе во Всемирном банке. Здесь его дороги с недавними торговцами оргтехникой воссоединились: он получил пост генерального директора инвестиционно-брокерской компании "Альянс-МЕНАТЕП" в группе Михаила Ходорковского. В этой должности проработал следующие четыре года. Ненадолго, на несколько месяцев, оставил ее, чтобы возглавить инвестиционное подразделение банка МЕНАТЕП, и вернулся после того, как у банка была отозвана лицензия. Как рассказывает Мильнер, в 1999 году ему на глаза попался обзор одного из аналитиков Morgan Stanley о состоянии и перспективах бизнеса в интернете, и в течение месяца он принял решение начать уже собственное дело в этой области.

Стратегия была выбрана простая, но верная: не придумывать новое, а переносить в российский интернет успешно работающие модели. Для начала скопировать магазин Amazon, электронный аукцион eBay и бесплатный веб-хостинг Geocities. С этим проектом Мильнер обратился к знакомому по МЕНАТЕПу Григорию Фингеру, который тогда возглавлял российское отделение американского инвестиционного фонда New Century Holding (NCH). В результате в новый проект согласились инвестировать и фонд, и лично Фингер: была создана компания NetBridge, в которую NCH вложил $4,5 млн при условии, что Мильнер и Фингер вложат $750 тыс. из личных средств.

Хождение по соцсетям

На самом деле уже на стадии реализации первых задуманных проектов — аналогов eBay и Geocities — Мильнер имел в виду и покупку проектов уже состоявшихся. Эти аналоги — Molotok.ru (русский eBay) и Narod.ru (русский Geocities) — реализовывались совместно с компанией "Яндекс", лидером российского IT. И уже в начале 2000 года Мильнер предложил купить контрольный пакет "Яндекса". Тут его постигла первая неудача: основатели поисковика от сделки отказались, опасаясь тирании нового владельца: Мильнер считал, что занимать ниши надо как можно быстрее, а Аркадию Воложу, основателю "Яндекса", была важнее тщательность. "Юный русский интернет-рынок манил инвесторов, как новый Клондайк... Юра был самый активный из всех, он просто давил, давил и давил... Возразить, вставить слово было невозможно",— вспоминал Волож.

Мильнер сразу усвоил урок, и в дальнейшем о его тирании на рынке никто не слышал. С начала 2000-х за ним закрепилась репутация инвестора-мечты: на деньги не скупится, в операционную деятельность не лезет.

За первую ошибку, впрочем, пришлось заплатить: созданные проекты были поделены с "Яндексом" — последнему достался Narod.ru, в NetBridge остался Molotok.ru. Взамен утраченного сервиса молодая компания попыталась создать веб-хостинг Boom.ru, а также магазин 24х7 по подобию Amazon, но оба проекта оказались неудачными и закрылись. NetBridge было решено объединить с популярным тогда порталом Port.ru Евгения Голанда, которому принадлежала также доля в почтовой службе Mail.ru, тоже, впрочем, убыточной. Мильнер стал гендиректором Mail.ru, снизил расходы на 80%, но денег все равно не было, и в начале 2003 года ему пришлось снова стать наемным работником — предправления концерна "Нефтяной". В этой должности Мильнер проработал всего год и, покинув ее до скандала с закрытием концерна и уступив кресло Борису Немцову, вернулся в бизнес.

Вместе с Фингером он создал новый инвестиционный фонд — Digital Sky Technologies (DST), в который вошли активы NetBridge (американский фонд NCH к тому времени из нее уже вышел) и Mail.ru (а из этого актива вышел Голанд). На новом этапе решили сфокусироваться на платежных системах, онлайн-играх и соцсетях.

На последних — особенно. С 2005 года началось триумфальное восхождение к вершинам бизнеса Facebook, и Мильнер пристально следил за ним. Контрольный пакет "Одноклассников", 30% соцсети "ВКонтакте" (к осени 2014 года Mail.ru стала ее единственным акционером) — можно сказать, это был путь Мильнера к Facebook. Чтобы подступиться к инвестициям в международные интернет-компании, Мильнер привлек в DST крупные международные инвестфонды. К 2008 году акционерами DST стали инвестбанк Goldman Sachs, фонд Tiger Global и южноафриканский медиаконцерн Naspers — однако в это же время начался кризис, получить инвестиции от западных компаний стало практически невозможно.

Теперь миллиардер

Финансирование нашлось на родине. Владелец группы "Металлоинвест" Алишер Усманов после двух месяцев переговоров согласился выдать Мильнеру деньги в обмен на треть акций DST. Сумма сделки не объявлялась, но источники на рынке утверждают, что Мильнер получил чуть менее полумиллиарда долларов — и почти сразу вложил их в акции быстрорастущих американских компаний.

Прежде всего в вожделенный Facebook. История этого приобретения удивительна. Известно, что Цукерберг в ожидании скорого IPO отказывал в продаже акций почти всем, а неизвестному Мильнеру из России после двухчасовой аудиенции продал за $200 млн 1,96% акций. Впрочем, цена была чуть ли не впятеро выше той, что предлагали другие, так что отчего бы и не продать. На следующий год, когда доля в Facebook была увеличена до 10% (примерно за $700 млн), сделка была признана безусловным успехом, и журнал Fortune поставил Мильнера на 46-е место в числе самых умных технологических инвесторов на планете. Мильнер купил еще несколько перспективных американских стартапов — 4,44% акций сервиса коллективных скидок Groupon и 1,3% акций производителя онлайн-игр Zynga. Во всех сделках особо оговаривалось, что инвесторы не претендуют на место в совете директоров и не хотят влиять на оперативное управление. В Америке даже появился новый термин — DST-style deal, когда сделка заключается на крайне выгодных для основателей стартапа условиях.

В сентябре 2010 года компания DST разделилась на Mail.ru Group, в которую вошли российские активы, и фонд DST Clobal, которому остались глобальные инвестпроекты. Однако в преддверии IPO в портфеле Mail.ru Group было решено оставить часть акций Facebook, Groupon и Zynga. Это произвело должное впечатление: в ходе IPO в ноябре 2010 года инвесторы приобрели 16,8% акций компании, оценив ее в $5,7 млрд. Из чуть более $900 млн полученных денег акционеры забрали $828 млн. Мильнер стал миллиардером. Следующий крупный успех — IPO Facebook в мае 2012 года. Компанию оценили в $104 млрд, прибыль Мильнера в паре с Усмановым от продажи части акций — от $1,5 млрд до $1,8 млрд.

"Дальше DST шел, на мой взгляд, по уже отработанной инвестиционной стратегии: покупал миноритарные пакеты быстрорастущих компаний на стадии пре-IPO с целью последующей перепродажи актива по высоким мультипликаторам на открытом рынке",— комментирует Тимур Нигматуллин, аналитик ИХ "Финам". В число таких компаний вошли сервис аренды жилья по всему миру Airbnb, музыкальный сервис Spotify, сервис микроблогов Twitter и две китайские онлайн-корпорации по продаже товаров через интернет: JD.com (прежнее название — 360Buy) и Alibaba Group. Из названных компаний IPO прошло только у Twitter (конец 2013 года) и онлайн-продавца Alibaba (осень 2014 года). После IPO сервиса Twitter инвестиции DST почти удвоились: в 2011 году фонд купил 5% акций за $380 млн, которые были оценены в $708 млн. После IPO сервиса Alibaba инвестиции DST выросли в восемь раз: в 2011 году компания оценивалась в $32 млрд, при IPO — в $277 млрд. IPO трех других компаний ожидается в этом году.

"С интересующими Мильнера сферами все уже понятно довольно давно, так что сейчас все внимание скорее на географию его инвестирования. И это азиатские рынки, в огромные перспективы которых верят многие крупные инвесторы",— рассуждает Сергей Топоров, топ-менеджер по инвестициям венчурного фонда LETA Capital. "Вкладывать в растущие азиатские компании — это действительно мечта многих инвесторов, однако для большинства из них неосуществимая. Не в плане денег, а в плане выстраивания отношений с владельцами компаний,— считает глава инвестфонда Maxfield Capital Александр Туркот.— Китайский рынок очень сложный для вхождения. И то, что Мильнеру удается в него вкладывать,— показатель и его ума, и его везения. Впрочем, Мильнер заслуженно может пользоваться тем, что его имя теперь работает на него. Пожалуй, он самый популярный инвестор в Европе, а не только в России. Пока, правда, не в Америке. Так что расти еще есть куда, конечно".

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Анна Гольдберг

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.01.2015. Просмотров: 189

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta