Феномен QAnon: самая масштабная современная теория заговора

Содержание
[-]

*** 

Они верят в мировое правительство, похищающее детей, и считают Трампа спасителем мира

Кто такие сторонники QAnon и почему их число так выросло за время пандемии?

Сторонников движения QAnon сегодня можно чаще всего увидеть на демонстрациях против мер, направленных на борьбу с коронавирусом. Но подобные акции - не единственная площадка для их выступлений. Встретить людей, размахивающих флагом с огромной буквой Q, в США и Европе можно и на мероприятиях сторонников "Брекзита", и на протестах против сексуального насилия над детьми, и на многих других акциях. На плакатах активистов QAnon нередко красуются такие лозунги: "Свобода вместо страха" и "Остановите торговлю детьми".

Последний призыв отсылает к распространяемой сторонниками QAnon теории заговора, гласящей, что международная группа влиятельных педофилов под названием Deep State похищает детей, чтобы изготавливать из их крови эликсир вечной молодости. К подобным преступлениям, по мнению сторонников движения, причастны экс-кандидат в президенты США Хиллари Клинтон и американский миллиардер Джордж Сорос.

Группировка Deep State, согласно этой теории, представляет собой что-то вроде мирового правительства, которое, подобно кукловоду, "дергает за веревочки" сильных мира сего. Власти же Deep State противостоит, прежде всего, действующий президент США Дональд Трамп, убеждены активисты QAnon.

Кто такой Q и что такое "Пиццагейт"

Зародилось это движение в интернете. В октябре 2017 года выступивший под ником Q пользователь форума под названием 4chan запустил первую теорию заговора. За основу он взял при этом зародившийся еще во время предвыборной кампании 2016 года миф о том, что в одной из пиццерий в штате Вашингтон действует группировка педофилов, связанная с Хиллари Клинтон ("Пиццагейт"). Несмотря на то, что утверждение о существовании подобной группировки не подтверждается никакими фактами, британский певец Робби Уильямс недавно заявил, что считает соответствующую информацию достоверной.

Сам Q называл себя сотрудником спецслужб, обладающим секретной информацией, и предрекал, что в скором времени Клинтон будет задержана. Несмотря на то, что этого так и не случилось, замысловатые теории Q и сегодня встречают отклик все большего числа сторонников по всему миру. По данным эксперта из Лондонского института стратегического диалога (ISD) Джейкоба Гуля, в последнее время сообщения, помеченные хэштегом QAnon, чаще всего распространяли в США и Великобритании. На втором и третьим местах в этом списке находятся Канада и Австралия, а за ними следует… Германия.

Движение QAnon в Германии

По мнению Гуля, причина популярности QAnon в Германии может заключаться в том, что здесь в отличие от многих других не англоязычных стран, уже существует благодатная почва для распространения различных теорий заговора.

Так, антисемитская группировка "рейхсбюргеров", считает эксперт, могла бы найти много общего со сторонниками движения QAnon. Да и число корона-диссидентов в Германии не так уж и мало - не в последнюю очередь благодаря тому, что в их поддержку выступают тут многие известные личности, начиная с певца Ксавьера Найду (Xavier Naidoo) и заканчивая популярным телевизионным поваром Аттилой Хильдманом (Attila Hildmann).

По оценке Гуля, "ядро истинно верующих" в коронавирусные теории заговора в Германии составляет несколько сотен тысяч человек, однако число людей, которые с интересом могли бы воспринять теории, распространяемые сторонниками движения QAnon, в стране значительно выше.

В ФРГ, как и в других странах, на демонстрациях критиков правительственных мер по борьбе с коронавирусом часто можно встретить не только противников прививок, эзотериков и правых радикалов, но и сторонников QAnon. По данным Лондонского института стратегического диалога, на фоне пандемии COVID-19 движение QAnon существенно усилило свои позиции. С марта по июнь 2020 года в соцсетях Twitter, Facebook и Instagram было опубликовано больше связанных с QAnon постов, чем за аналогичный период любого из прошедших с зарождения движения годов, подсчитали ученые.

QAnon как мета-теория заговора

Особенность мифа QAnon состоит в том, что он постоянно обрастает новыми подробностями, нередко имеющими антисемитскую подоплеку. По словам Джейкоба Гуля, "теория QAnon - это такой сыр тофу среди различных онлайн-движений. Он может иметь различный вкус, в зависимости от того, с чем его смешивают".

Теории, в которые верят сторонники QAnon, опираются на локальные темы, указывает Гуль. При этом возникает своего рода мета-теория заговора, включающая в себя все остальные. В Германии это взгляды "рейхсбюргеров", в Британии - сторонников "Брекзита" и так далее. По словам Гуля, на демонстрациях сторонников выхода Соединенного Королевства из состава ЕС то и дело появлялись активисты QAnon, называвшие премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона союзником "спасителя мира" Трампа.

С точки зрения Саши Лобо (Sascha Lobo) - колумниста журнала Der Spiegel, специализирующегося на связанных с интернетом темах, возможность самостоятельно дополнять паззл QAnon новыми деталями стала ключевым фактором для того, чтобы он превратился в "самую успешную и самую опасную современную теорию заговора в сети".

После того как сторонники QAnon спланировали и осуществили в США ряд насильственных акций, в 2019 году ФБР заявило, что движение таит в себе потенциальную террористическую угрозу. Террорист, совершивший нападение на посетителей кальянных в феврале 2020 года в Ханау, перед совершением преступления также написал расистский памфлет, в котором нашли отражение некоторые теории заговора. Несмотря на то, что он не делал отсылку к QAnon, соответствующие ассоциации вызывает упоминание им "всемирной секретной службы", которая управляет людьми на расстоянии.

Движение QAnon и антисемитизм

Летом 2020 года Facebook и Twitter заблокировали тысячи аккаунтов сторонников движения QAnon, а 19 сентября уполномоченный федерального правительства Германии по борьбе с антисемитизмом Феликс Кляйн (Felix Klein) призвал мессенджеры к тому, чтобы они чаще ограничивали распространение сообщений, связанных с движением QAnon.

Эксперт Лондонского института стратегического диалога Джейкоб Гуль считает такой шаг правильным, однако в то же время он обращает внимание на принципиальную проблему соцсетей, связанную с тем, что они приветствуют разнообразие контента. По мнению эксперта, для пользователей очень важно научиться умело обращаться с соцсетями и распознавать фейки. Но на фоне пандемии коронавируса, во время которой люди сталкиваются с самой разносторонней информацией, это не самая легкая задача, констатирует Гуль.

Aвторы Инес Айзеле, Елена Гункель   

https://p.dw.com/p/3ixPw

***

Ученый Илья Яблоков: "Каждый из нас верит в теории заговора»

Какие есть новинки в области теорий заговора в 2020 году? Можно ли вообще говорить об образовании теорий заговора вокруг новостей, которые только-только появились? Как это происходит?

Все люди верят в теории заговора: одни считают, что аварию с участием Михаила Ефремова подстроила ФСБ, другие – что коронавирус распространяют вышки 5G, третьи уверены, что Советский Союз развалили сторонники мирового правительства, четвертые подозревают, что цифровые паспорта и приложения типа "Социального мониторинга" созданы для слежки за гражданами. Более того – иногда теории заговора (хотя бы частично) могут отражать реальность, отмечает  Настоящее время.

Но, несмотря на это, историк, профессор британского Университета Лидса, исследователь конспирологического сознания и теорий заговора Илья Яблоков в интервью изданию «Настоящее Время» не предлагает надевать шапочку из фольги и готовиться к сражению с рептилоидами с планеты Нибиру. Вместо этого он рассказывает, как теории заговора возникают и кто их создает. Почему одни свободно переводятся на разные языки, а другие существуют только в определенной культуре или сообществе. И какими вопросами нужно задаться, когда ловишь себя на мысли, что какая-то тайная сила замышляет недоброе.

Фейковые новости, фейсбук, ютуб – при чем тут теории заговора

Издание «Настоящее Время»: — Какие есть новинки в области теорий заговора в 2020 году? Можно ли вообще говорить об образовании теорий заговора вокруг новостей, которые только-только появились? Как это происходит?

Илья Яблоков: — Новостей генерируются миллионы каждый день, просто не каждая вызывает теории заговора. Другой вопрос, что в этом цикле производства, генерации теорий какие-то новости задним числом могут добавляться в теории заговора, чтобы придавать им особую убедительность.

Самое новое, что может быть, – это Навальный. Если смотреть на российские теории заговора, то это то, что случилось с Навальным. Хотя давайте даже не так: возьмем не Навального, возьмем Ефремова. Если вы вспомните: произошла авария, трагедия. На следующий день трезвый Михаил Ефремов признается, что он совершил преступление. Но вокруг Ефремова есть же разные совершенно аудитории, которые воспринимают новости по-своему, если угодно. Увидев, что произошло с Ефремовым, и воспринимая Ефремова как некую репрезентацию, условно говоря, либеральной оппозиции в России, эти люди, благодаря, опять же, доступу к современным средствам массовой информации: твиттер, фейсбук, вконтакте, одноклассники и так далее – незамедлительно начали выдавать свои гипотезы того, что случилось с Ефремовым.

Разные люди по-разному воспринимают критическую информацию, люди по-разному воспринимают в целом информацию, люди очень субъективны в своем отношении, например, к каким-то политическим событиям. Соответственно, люди, которые, как правило, являются частью "пузыря" социальных контактов того или иного человека – например, того человека, который сгенерировал первым новость про Ефремова, – они становятся, с одной стороны, получателями, реципиентами идей о заговоре против Ефремова, а с другой стороны, становятся передатчиками этого. И с третьей стороны, они еще и могут добавлять к этому какие-то свои идеи, какие-то свои новости, какие-то мифы. Соответственно, те новости, которые генерируются ежедневно повесткой и которые имеют резонанс для определенной группы людей, – таким образом формируют этот вот постоянный цикл генерации теорий заговора.

— Пытаются ли социальные сети, их создатели предпринимать какие-то осознанные усилия для противодействия распространению теорий заговора – или это просто невозможно?

— Есть очень хороший подкаст New York Times, он называется Rabbit Hole, то есть "Кроличья нора". В нем очень интересно и подробно рассказывается, во-первых, об алгоритмах, в частности алгоритме ютуба, и о том, как этот алгоритм позволил новому поколению конспирологов стать, собственно, мейнстримом.

Есть понятие "культурные войны", culture wars

Это понятие стало очень популярным в 2010-х как некая парадигма для дискуссии, например, между правыми и левыми. Оно использовалось для легитимации ксенофобского праворадикального языка и вывода его в плоскость "это не про расу" или "это не про толерантность" (по отношению, например, к сексуальной ориентации), а "это про культуры". Утверждалось, что люди, которые продвигают толерантность, они [якобы] продвигают разрушение неких культурных норм, которые существовали очень долго. Соответственно, через слова "культура", "культурные войны", "культурное противостояние" это новое поколение конспирологов смогло очень успешно перевести этот язык немножко в другой модус – это стала такая дискуссия о культуре, а не дискуссия о политике.

Например, Евросоюз разрешил миллионам беженцев с Ближнего Востока поселиться в Европе, в частности в скандинавских странах. Появилось новое движение: по сути своей они праворадикалы, но они не могли об этом говорить открыто, потому что это могло бы быть уголовным преступлением. И они начали апеллировать к своим неким культурным ценностям: ценностям людей, которые всегда жили в своих государствах, никуда не уезжали, ценили то, что им завещали предки, и так далее. Андреас Брейвик – один из первых ярких продуктов этой новой конспирологии "культурных войн", который продемонстрировал, к чему может привести эта ядерная, взрывная конспирология, распространяемая онлайн.

Какую роль здесь сыграл ютуб? У ютуба алгоритм – был, теперь они его якобы сменили. На рубеже нулевых-десятых, используя ютуб, можно было докопаться до чудовищных вещей, именно следуя алгоритму: нажимая следующее и следующее видео с какой-то темой, тех же культурных войн, – и дойти до совершенно жуткой конспирологии. Где-то году в 2017-2018 ютуб сменил свой алгоритм – якобы тебя перестало "двигать", предлагая следующее видео по теме.

Фейсбук довольно активно нанимал экспертов и просто волонтеров фактически для цензурирования контента. Я сам стал жертвой [этого цензурирования], когда запостил такую ироничную картинку того, откуда взялся коронавирус: с летучей мышью, туалетной бумагой и так далее – которая отражала все более или менее стереотипы начала коронавирусной истерии. Фейсбук через неделю забанил эту картинку: мне пришло сообщение, что по правилам сообщества фейсбук моя картинка является фейкньюс и должна быть удалена. Если вы хотите апеллировать, напишите сюда. Я, конечно, написал. Видимо, они решили такой "ковровой бомбардировкой" все убрать от греха подальше, чтобы их ни в чем не обвиняли.

По большому счету, фейсбук справился усилиями ручек своих экспертов с такого рода контентом – но совершенно не смог справиться с тем, что у него находится в инстаграме и в вотсапе. И это даже не вопрос алгоритмов, а вопрос того, как в этой цифровой реальности новой передаются новости вообще и фейкньюс.

— Насколько связаны фейкньюс и теории заговора: одно из другого растет, или это параллельные какие-то процессы?

— Фейкньюс и теории заговора – это вещи параллельные, зависимые друг от друга, но они могут существовать без друг друга. Фейкньюс может быть о чем угодно. Фейкньюс – это то, что раньше называлось "слух" или "агентство Одна Бабка Сказала".

Вспомните известную недавнюю фальшивку: фейкньюс, связанные с болезнью папы римского, – как она быстро "зашла" и как она быстро исчезла. За счет чего она "зашла"? За счет того, что, во-первых, она появилась в субботу вечером. Люди уже устали, люди выпили, все что угодно, – внимательность не такая. Это раз. Два – локация соответствовала: в тот момент Италия была во всех новостях как эпицентр коронавирусной эпидемии. И, соответственно, возраст папы римского и фигура папы римского – такая важная, объединяющая, центральная во многом для миллиардов людей по всему миру. Кумулятивный эффект этого всего сработал таким образом, что фальшивка очень быстро разошлась. Но в ней не было ничего конспирологического.

Чтобы это была конспирологическая фейкньюс – должны быть соблюдены критерии, о которых я говорю в книжке: должна быть тайная группа, у них должен быть тайный план, тайный план должен иметь определенные негативные последствия для сообщества, в котором появляется теория заговора. Условно говоря, если бы в фейковой новости про папу римского дальше было добавлено: "наши источники" подтвердили, что папе поступали угрозы от неизвестного общества, от каких-то противоборствующих групп внутри Ватикана или вообще каких-то других религиозных деноминаций. Тогда эта фейкньюс будет конспирологической.

С другой стороны, в цикле производства теорий заговора фейкньюс очень часто играют центральную роль. Поскольку фейкньюс очень сложно проверить обычному человеку, то они как бы помогают авторам теорий заговора более успешно легитимизировать свои взгляды среди публики, делать теории заговора более убедительными. Если это книги, например, или длинные тексты, авторы теорий заговора очень хорошо манипулируют этими новостями: выбирают только то, что им нужно, что релевантно, – и уже продвигают эти фейкньюс как факты, доказывающие существование заговора.

Кто и зачем придумывает теории заговора

— Вы произносите такое словосочетание – "авторы теорий заговора". Авторы теорий заговора и те, кто верят в теории заговора, – это одни и те же люди, это какие-то пересекающиеся множества людей, или это разные люди?

— Они могут пересекаться. Как я уже сказал, если человек в соцсетях постит видео – например, чудовищное полуторачасовое видео про то, что Ефремова подставила ФСБ, – и добавляет какую-то свою гипотезу, этот человек становится и потребителем информации, и производителем фейкньюс.

Но в то же время, как считается среди моих коллег-исследователей, есть несколько групп. Есть производители теорий заговора, как бы такие профессиональные производители, задачи которых, карьера которых строится вокруг производства теорий заговора определенного рода. Есть группы поддержки вокруг них, внутри которых начинают активно шерить это видео или тексты по разным группам, сообществам и так далее. Есть активные сторонники, которые распространяют это видео, поскольку они верят в это. А есть пассивные потребители, которые просто эти новости потребляют и, условно говоря, могут показать это паре-тройке друзей или обсудить с кем-то из своих родственников. То есть есть определенная иерархия внутри сообщества, внутри конспирологических сообществ.

— Вы упомянули тех, кто с какой-либо целью, в том числе карьерной, теории заговора создает или запускает первым. Кто это? Это политики? Насколько это влиятельные или наоборот маргинальные люди или группы?

— Это все очень сильно зависит от теории заговора. Если мы говорим про российский мейнстрим политический, то в первую очередь это могут быть даже не политики, а условные "публичные интеллектуалы". Хотя назвать их словом "интеллектуалы" язык не поворачивается. Но тем не менее это люди, которые своей карьерой выбрали нахождение в публичном пространстве, генерацию и распространение определенных идей, часто это антизападные идеи. Этих людей вы можете встретить на ток-шоу федеральных каналов. Они не политики в строгом [смысле]: они не идут на выборы. Хотя часть из них может организовать политическую партию: Стариков, например, организовал, или Федоров, например, организовал. Но политическая деятельность для них – это косвенная деятельность. Они, как правило, делают карьеру как некие общественные деятели.

Это немножко не моя тема, но было бы любопытно, конечно, узнать, зарабатывают ли они на жизнь публикацией вот этих книг своих бесконечных. Потому что если зайти в какой-нибудь стандартный "Читай-город", там будет раздел с "Политологией" – и на этой "Политологии" будет четыре полки с Прокопенко каким-нибудь, "Военная тайна". И две полки со Стариковым. Я думаю, это достаточно серьезный источник денег для них, – но они не политики.

Некоторые политики и в России, и за рубежом тоже используют теории заговора. Но надо понимать, что это очень зыбкий путь для любого общественного деятеля. Если в обществе есть минимальное понятие репутации, то это может очень злую шутку сыграть с человеком, который в своей карьере сделает выбор в пользу распространения исключительно теорий заговора. Человек себя таким образом ограничивает определенной группой людей, фанатов, последователей, которые верят в его или ее идеи, – но может выйти за пределы своего круга поддержки при чрезвычайных каких-то обстоятельствах. Например, [Дональд] Трамп в свое время был же лузером абсолютным, таким не очень успешным политиком, который мыкался из Демократической партии в Республиканскую. Но в какой-то момент его подход к интерпретации конспирологической вашингтонских элит сработал – и стал, собственно, центральным элементом его успешной президентской кампании в 2016 году.

Примерно так же и в Британии это работает. Есть какие-то личности, которые все время продвигают теории заговора, но находятся, скажем так, в маргинальной ситуации. Но в какой-то момент благодаря обстоятельствам: брекзит или финансовый кризис, например, или коронавирус – они вдруг оказываются в центре, и у них получается достучаться до дополнительных сотен тысяч людей.

Теории заговора в современной России: 1991 год, Дугин и вечная геополитика

— Вы как исследователь занимаетесь ли поиском первоисточника теории заговора, откуда она вообще взялась? Насколько это важно?

— Да, этим я регулярно занимаюсь. Последнее, чем я озаботился, – откуда пошла вся эта история с "новым мировым порядком" в России? Теория нового мирового порядка – это очень популярная в американской культуре идея. Она была, с одной стороны, сформирована фундаменталистами-христианами, которые видели в Советском Союзе угрозу сатанинского заговора против пуританского христианства и американского мессианизма. А с другой стороны, она была очень активно поддержана американскими секулярными конспирологами, которые вполне себе верили в заговор правительства [США] против американцев с целью лишить их права на ношение оружия, лишить их права говорить все, что они хотят, – то есть нарушения поправок к Конституции.

И вот в 1990-е годы в России тоже появилась концепция нового мирового порядка. Но она называлась не словами "новый мировый порядок", а словом "мондиализм". И появилась она благодаря Александру Дугину, который в 1990-х уже опубликовал несколько текстов, где говорил о новом мировом порядке. Но говорил он словами европейских конспирологов, с которыми на тот момент познакомился и язык которых понимал лучше: он говорил по-французски лучше, чем по-английски в конце восьмидесятых.

Французские конспирологи говорили о "мондиализме", идеологии некоего мирового заговора: вот это объединение государств в некое единое пространство – соответственно, Европейский Союз. Формирование единой некой нации – то есть стирание границ между этническими группами. Потом – большое влияние транснациональных корпораций, банков, которые связаны друг с другом, и посему фактически вся планета у их ног. Разрушение культурных ценностей, религиозных ценностей и так далее. Эти взгляды и страхи объединяли во многом американских конспирологов и европейских.

И когда Дугин, поездив по Европе в конце восьмидесятых – начале девяностых, приехал в Россию и начал писать тексты, в его текстах начало появляться слово "мондиализм". Которое он объяснял как некий мировой порядок, когда все нации закончатся и начнется глобальное объединение стран вместе. Но поскольку в 1991 году Советский Союз рушится и Россия теряет свою геополитическую мощь, "мондиализм" приобретает совершенно другое значение в русском контексте, чем, скажем, в европейском или американском понятие "новый мировой порядок". В русском контексте это не объединение скорее, не только потеря своей идентичности, не только потеря своей независимости, автономии принимать решения, того суверенитета, за который они боролись, – а еще и потеря своего геополитического веса и влияния на мировые международные отношения. То есть в русском контексте французский мондиализм и [американский] новый мировой порядок стали означать потерю влияния Советского Союза в результате краха 1991 года.

— Получается, поменялось содержание [теории заговора]?

— Конечно, это совершенно другое прочтение. Американцам, которые говорили о новом мировом порядке, было абсолютно плевать на СССР, они вообще об СССР не думали в этом контексте. Европейцы вообще не думали об СССР. А Дугин привез концепцию мондиализма – и теперь погуглите слово "мондиализм", и вы получите сотни тысяч ссылок: это стало одним из концептуальных объяснений того, что случилось с Советским Союзом. "Олигархи, банкиры, Рокфеллеры и Ротшильды взяли и разрушили Советский Союз, чтобы лишить влияния единственное государство, которое стояло на пути глобализации и унификации всей планеты".

Коронавирус объединяющий. Почему все верят в конспирологию и что с этим делать

— Это общая черта российских теорий заговора? Такое особенное прочтение? Или они бывают самые разные, и это лишь один из примеров?

— Есть, конечно, особенность российских теорий заговора все переводить на этот вот геополитический язык. Потому что русская культура заговора после 1991 года во многом складывается вокруг краха Советского Союза, потери идентичности, потери политической стабильности, экономической стабильности и так далее. Соответственно, когда теории заговора появлялись внутри России (до недавнего времени, до времени коронавируса), эти теории заговора, как правило, отсылали именно к событиям 1991 года.

Сейчас ситуация поменялась, и она поменялась благодаря тому, что Россия полноценно вошла в глобальный контекст бытования теорий заговора – именно благодаря коронавирусу. Теперь уже теории заговора: вышки 5G, что еще там было, Билл Гейтс и так далее – имеют одинаковое значение для американца и россиянина, для британца и россиянина. Потому что мы все начали жить в одном глобальном контексте, все оказались закрыты в квартирах. Многие потеряли работу – и в Америке, и в России. И благодаря соцсетям мы можем генерировать и переинтерпретировать те же самые новости, даже американские, включать их в свой контекст. И если американцы будут обвинять американское правительство в каком-то цифровом фашизме, то россияне будут обвинять российское правительство в цифровом фашизме.

— Должен ли любой человек все время быть начеку, чтобы не попасть под влияние теории заговора, или здравомыслящий человек не может стать конспирологом?

— Мы должны быть начеку. Подвержен каждый человек, от этого никуда не уйти. И мы должны всегда иметь в виду, что теории заговора иногда – редко, но иногда тем не менее – становятся реальностью. И теории заговора отражают реальность.

Ловя себя на мысли, что в какой-то момент времени верим в какую-то теорию заговора, мы должны думать прежде всего о следующем: почему мы в эту теорию верим? Что нас к этому толкает? Что лежит в основании нашего недоверия данному конкретному аспекту современного общества? По поводу чего у нас есть фрустрация? И если мы можем таким образом критически отрефлексировать нашу веру в теорию заговора, – повторюсь, каждый из нас верит в теории заговора, – тогда мы сможем каким-то образом снять этот, если угодно, психоз.

Если мы верим, что за прививками стоит Билл Гейтс, – значит, здесь наше неверие в медицину. Если мы уверены, что за приложением "Социальная мобильность" стоит какая-то задача всех нас посчитать, закрыть и так далее, – то почему мы не верим российской власти? Если мы верим, что искусственный интеллект нами управляет, – давайте поймем, что не так с теми компаниями, которые используют возможности искусственного интеллекта прежде всего в своих экономических целях?

В основании страха перед большими корпорациями лежит то, что люди превратились в объект эксплуатации: людей эксплуатируют именно как некие данные – то, что делает фейсбук, то, что делает гугл. Анализирует, продает и так далее. В этой новой цифровой экономике, цифровой реальности люди не защищены, они понимают, что у них нет никаких возможностей обезопасить себя и ту информацию, которой они делятся с этими корпорациями, – и отсюда появляется эта фрустрация, а за фрустрацией иногда происходит и ненависть.

Поэтому мы должны всегда отдавать себе отчет, почему в определенный момент времени поверили в эту теорию заговора. Это может быть ключевым переходом к саморефлексии – для тех, кто способен это сделать (не все, к сожалению, способны к саморефлексии). И таким образом, может быть, количество людей, которые верят в теории заговора, станет меньше.

Автор Елена Шмараева,  опубликовано в издании "Настоящее время"

http://argumentua.com/stati/uchenyi-ilya-yablokov-kazhdyi-iz-nas-verit-v-teorii-zagovora

***

Почему верят в теории заговора. Как лечить эту болезнь современного общества?

Что вы думаете  о конспирологах? Как они видят мир? Что, по-вашему, творится у них в головах? А теперь подумайте о себе. Чем отличается ваш взгляд на окружающую действительность? Что в вашем мышлении не позволяет вам свалиться в кроличью нору, в мир, в котором не действуют законы логики?

Теории заговора уже давно стали частью американской жизни, но сейчас расцвели как никогда. Американцы не высаживались на Луну, это мистификация! Это утверждение, по крайней мере, никому не вредит, в отличие от  рассказов об опасности вакцин (на самом деле вакцины безопасны) или о краже американских выборов в 2020 году (которые никто не крал). Легче всего записать конспирологов в ряды чудаков или психов, но наука говорит, что все гораздо сложнее. Ученые выяснили, что люди, склонные верить во всякую чушь, имеют некоторые особенности мышления. Сейчас мы о них расскажем — и вы увидите, как мало отличаетесь от тех, кто убежден, что миром правят рептилоиды.

Поспешные выводы

Представьте: вам дали задание определить, где гнездятся синие птицы, а где красные. Есть два места, куда прилетают оба вида. Известно, что там, где вьют гнезда синие птицы, их соотношение с красными составляет 60:40. А во втором — наоборот, 40:60. Вопрос: сколько птиц должно пролететь, чтобы вы поняли, куда пришли? Десять? Семь? А может, вы сказали, что угадали бы с двух? Вот это как раз интересно.

Этот эксперимент показывает, склонны ли вы к поспешным выводам. Такая особенность мышления часто встречается у конспирологов. Если вы бросились угадывать место, увидев всего одну или две птицы, у вас определенно есть такая черта. Вы сделали вывод, не имея достаточных оснований. Исследователи обнаружили, что люди, склонные к поспешным заключениям, чаще поддерживают теории заговора и высказывают бредовые идеи, чем те, кто терпеливо наблюдает, прежде чем сделать вывод.

Неудивительно, что человек, который привык принимать решение исходя из пары фактов, скорее поверит в теорию заговора. Но не спешите пугаться, если вы обнаружили у себя склонность к поспешным выводам. Это совсем не значит, что вы до конца своей жизни будете  верить в чушь. Ведь это только один кусочек пазла. Важно понимать, что могут и чего не могут рассказать нам подобные исследования. В большинстве из них обнаружена лишь корреляция между особенностями мышления и склонностью к конспирологии. А корреляция, как мы знаем, не обязательно соответствует  причинно-следственной связи. Если люди, склонные верить в теории заговора, чаще обладают чертой X, это не значит, что именно черта X определяет их склонность к конспирологическому мышлению. Две эти характеристики могут просто сочетаться. Но даже если причинно-следственная связь и существует, это вовсе не означает, что каждый человек с чертой X — конспиролог, а тот, у кого ее нет, в теории заговора никогда не поверит.

«Всё это относительно», — уверен Джошуа Харт, профессор психологии из Юнион-колледжа. В 2018 году Харт изучал особенности мышления конспирологов. По словам профессора, корреляция между некоторыми особенностями мышления и верой в заговоры обнаруживается, если рассматривать всё население в целом. Если же смотреть на индивидуальном уровне, то невозможно выделить особую черту, из-за которой человек поддается странным теориям об «истинном» положении вещей. «Не думаю, что за это отвечает какая-то одна особенность мышления», — добавляет Харт. Тем не менее, исследование Харта помогает понять, кто больше подвержен теориям заговора. Теперь расскажем про эксперимент с монетками.

Шаблонное мышление

Участникам эксперимента показали десять рядов из десяти монет в каждом. После каждого ряда респондентов спрашивали, считают ли они ряд случайным или заданным в определенном порядке. И просили оценить его по семибалльной шкале, где «один» — ряд полностью случаен, а «семь» — полностью задан.  

Эксперимент проводился в 2018 году с целью выявить так называемое шаблонное мышление — склонность человека видеть закономерность  там, где ее нет. Участники, обнаружившие в расположении монет некую системность, оказались более подвержены теориям заговора. Исследователи провели еще несколько экспериментов по определению шаблонного мышления. Например, они попросили участников найти фигуры в абстрактных картинах современного искусства. Результаты были аналогичными: те, кто видел силуэты в абстракции, чаще мыслили стереотипами. Другое исследование показало, что шаблонное мышление свойственно людям, которые приписывают глубокий смысл случайно сгенерированным, заведомо бессмысленным заявлениям. Все эти эксперименты доказывают то, что мы сами могли предположить о конспирологах. Они видят связи между несвязанными событиями или символами — а это именно то, что лежит в основе многих теорий заговора.

В жизни это выглядит как приложенный внизу пост из группы сторонников конспирологического движения QAnon в мессенджере Telegram. В нем приводились сомнительные доказательства того, что контейнеровоз «Эвер Гивен», севший на мель в Суэцком канале, каким-то образом связан с переброской военного корабля, публикацией в группе от 2018 года, а также с твитом бывшего госсекретаря США Майка Помпео о Мартовским безумии. Так в Америке прозвали Мужской баскетбольный турнир первого дивизиона Национальной ассоциации студенческого спорта. Кроме того, многие сторонники QAnon верят, что на «Эвер Гивен» перевозили детей для продажи в рабство.

Человеку свойственно пытаться увидеть порядок в хаосе. Мы видим в очертаниях облаков кроликов, нам мерещатся лица в предметах бытовой техники. Шаблонное мышление — просто самое яркое проявление этого широко распространенного явления.

Проведем еще один мысленный эксперимент. Ответьте на следующий вопрос. Вы участвуете в гонке и обгоняете человека, который бежит к финишу вторым. Какое место вы займете? На этот вопрос есть два варианта ответа. Первое, что может прийти вам голову, —  это сказать: «Конечно же, я займу первое место!». Но если  у вас аналитический склад ума, то вы ответите верно: «Второе место».

Вопросы такого рода часто используются для определения навыка аналитического мышления. Было написано множество научных работ на эту тему, и они показали, что люди, дающие продуманный ответ, менее склонны верить в теории заговора. А исследование 2014 года доказало, что побуждая человека размышлять и анализировать, мы делаем его менее восприимчивым к конспирологическим теориям. Каждое из этих умственных упражнений иллюстрирует лишь небольшую долю тех когнитивных процессов, которые заставляют нас верить теориям заговора. Но они показывают, что конспирологи не просто чокнутые. Ведь всем нам в той или иной степени присущи многие особенности мышления, подталкивающие к вере в безумные теории. В каждом из нас живет конспиролог.

Расставляя точки над «i»

Почему люди верят в теории заговора? Когнитивные особенности лишь частично объясняют, почему люди верят в теории заговора. Важно также учитывать и факторы среды. Психолог Гордон Пенникук из Университета Реджайны (Канада) занимается изучением процесса мышления и принятия решений. Он отмечает: «Очень важно понять, в какой степени вы подвержены влиянию теорий заговора. Никто не будет каждый раз задумываться — ложно какое-то утверждение или нет. Игнорировать его, если оно все же ложно, тоже. А если вы будете постоянно его слышать, то оно и вовсе останется у вас на подкорке мозга».

В распространении современных конспирологических теорий большую роль играют социальные сети. Яркий тому пример — теории заговора вокруг вакцины от коронавируса. Хотя социальные сети уже около года пытаются блокировать посты антипрививочников, расплодились и расползлись эти информационные тараканы именно благодаря алгоритмам самих сетей. Во время пандемии, когда все сидели дома в интернете, новостная лента стала кишеть разного рода теориями заговора. В такой ситуации любому, кто имеет даже малейшую склонность к подобному типу мышления, будет сложно противостоять потоку сомнительной информации.

По данным исследований, не только чудаки подвержены теориям заговора. На это влияет  совокупность различных факторов среды и когнитивных особенностей. Пожалуй, вы даже узнали некоторые из них в себе, а если нет, то могли бы представить, при каких условиях они бы всплыли на поверхность. К этим особенностям мышления, в частности, относится склонность к поспешным выводам. А уж то, как она проявляется, зависит от ситуации. Может, вам будет недостаточно пары птичек, чтобы определить их излюбленное место. Но вы наверняка хоть раз делились с кем-то новостью и слухами, не зная всех достоверных фактов. Никто не строит свою систему убеждений и мнений, основываясь на идеальных рассуждениях и проводя обширные исследования. То, что мы оказываемся правы, не значит, что наш мозг работает лучше, чем у других.

Политолог Джозеф Ускински из Университете Майами изучает теории заговора. По его наблюдениям, большинство убеждений формируются отнюдь не на основе логических выводов. Мир не полнится Споками из «Стартрека», которые занудствуют над каждой мелочью. Обычные люди так себя не ведут. Это объясняет количество конспирологов вокруг нас. Примерно половина американцев являются приверженцами хотя бы одной из теорий заговора. Согласно результатам опроса, проведенного сайтом SurveyMonkey в 2017 году, в самую популярную из них — к убийству президента Кеннеди была причастна целая группа людей — верят около 60% населения США. Очень возможно, что и вы верите в какую-нибудь конспирологическую теорию.

Наш мозг хочет простых решений. Он строит предположения и действует иррационально. Пора перестать считать людей, верящих в теории заговора, полоумными. Чем скорее мы это сделаем, тем проще будет искоренить эту  болезнь современного общества. В конце концов, все мы люди. Ну, если не считать рептилоидов.

***

Авторы: Кейли Роджерс и Жасмин Митани

Оригинал:  FiveThirtyEight

Переводили: Юлия Рудакова и Елизавета Яковлева, 

Oпубликовано в издании  Newочём.io


Об авторе
[-]

Автор: Инес Айзеле, Елена Гункель, Елена Шмараева, Кейли Роджерс, Жасмин Митани

Источник: p.dw.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 30.09.2021. Просмотров: 41

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta