Фактор внезапности в военных конфликтах прошлого и современности

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
Международная безопасность и военные конфликты  

***

Как не прозевать начало агрессии

Внезапность – один из ключевых принципов военного искусства. Суть его в достижении успеха путем действий, которые имеют эффект неожиданности для противника. Фактор внезапности во многих ситуациях позволяет парализовать волю противника к сопротивлению, дезорганизовать управление войсками и нанести ему поражение даже при недостатке сил и средств.

Часто внезапность ставит перед противником жесткие временные рамки на ликвидацию возникших неравных условий, а при применении некоторых военных наработок (танковых прорывов, воздушных и морских десантов, использования новых видов оружия) внезапность является решающей предпосылкой успеха.

Фактор внезапности по-разному заявлял о себе в военных конфликтах прошлого и современности. Объединяющей особенностью является то, что в реальную опасность войны многие не верят или не хотят верить, пока война не начнется. Этому феномену можно найти и политические и психологические объяснения. Одной из форм психологической защиты является вытеснение, при котором травмирующий фактор исчезает из сознания, вытесняясь в бессознательное. Несмотря на суровую реальность надвигающихся событий, многие люди стремятся переключить сознание на более приятные события.

В критических для стран и народов ситуациях государственным и военным деятелям необходима высокая концентрация воли, чтобы заставить себя и убедить общество осознать высокую вероятность, порой неминуемость того, что кажется немыслимым.

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

22 июня 1941 года на Советский Союз, на Красную армию обрушился удар нацистского вермахта огромной силы. Академик РАН Андрей Кокошин в статье «Подлость не была внезапной» отмечает: «Хотя война по большому счету была ожидаемым событием, само нападение гитлеровской Германии, формы и масштабы развернувшихся на западе нашей страны военных действий характеризовались высокой степенью внезапности – не только тактической и оперативной, но и стратегической». 

Партийно-государственное руководство СССР и командование РККА вся страна готовились к широкомасштабной войне, и она в принципе не была неожиданной. На протяжении многих лет в стране были предприняты огромные усилия по развитию промышленности в целом и ее оборонных отраслей, по разработке и производству вооружений и военной техники. Многие отрасли были созданы сверхнапряженным трудом в первые пятилетки практически с нуля. Предметом постоянных забот советского руководства было строительство ВС, престиж военной службы, обеспеченность военнослужащими. Сталин большое внимание уделял непосредственно развитию авиации, танков, артиллерии. 

Подводя итоги первых тяжелейших девяти месяцев войны, 23 февраля 1942 года нарком обороны Иосиф Сталин подписал приказ № 55, где говорилось: «Теперь судьба войны будет решаться не таким привходящим моментом как момент внезапности, а постоянно действующими факторами: прочностью тыла, моральным духом, количеством и качеством дивизий, вооружением армии, организаторскими способностями начальствующего состава армии. При этом следует отметить одно обстоятельство: стоило исчезнуть в арсенале немцев моменту внезапности, чтобы немецко-фашистская армия оказалась перед катастрофой». 

В приказе содержатся актуальные и в проекции на военные конфликты сегодняшних дней указания: ни на минуту не ослаблять подготовку резервов для фронта, удвоить мощность военной промышленности, чтобы фронт получал все больше танков, самолетов, орудий, пулеметов, боеприпасов. Подчеркивается значимость морального фактора как источника силы и могущества РККА. 

В то же время не совсем понятно, почему момент внезапности в приказе охарактеризован как «привходящий». Толковый словарь Ушакова (1935) трактует понятие «привходящий» как «прибавляющийся случайно, извне, со стороны, посторонний». По-видимому, в приказе наркома обороны в части, касающейся внезапности, отразились общие недостатки, свойственные взглядам на войну в 1930-х – начале 1940-х годов, когда в военном строительстве превалировали не научные подходы, а сдобренные политическими соображениями решения лидеров государства. 

В то же время значение фактора внезапности отражено в высказываниях многих крупных советских военачальников. Михаил Фрунзе, систематизируя опыт Гражданской войны, отмечал: «Сторона, держащая инициативу, сторона, имеющая в своем распоряжении момент внезапности, часто срывает волю противника и тем самым создает благоприятные для себя условия». Георгий Жуков считал, что «крупнейший фактор, влияющий на успешность проведения операций, есть достижение оперативной и тактической внезапности. Внезапность достигается главным образом через два элемента: обман противника и стремительность действий». 

В этой связи следует признать обоснованными соображения авторов статьи «Военная доктрина России XXI века» Ивана Воробьева и Валерия Киселева («Армейский сборник» № 1, 2009), что разработка в 1920-х годах единой советской военной доктрины имела большое значение в определении кардинальных направлений военного строительства. Но с середины 1930-х произошла деформация ряда положений доктрины, прекратилась дискуссия по ее совершенствованию, во взглядах на характер будущей войны возобладал волюнтаризм. Например, в проекте Полевого устава РККА 1939 года была сформулирована следующая установка: «На всякое нападение врага СССР ответит сокрушительным ударом всей мощи своих ВС… Войну мы будем вести наступательно, перенеся ее на территорию противника». 

Переоценка своих возможностей, недооценка сил противника и игнорирование момента внезапности в военной доктрине стали одной из причин неудач Красной армии в начальный период Великой Отечественной войны. Советским Союзом не учитывались ни собственные стратегические ресурсы, ни ресурсы вероятных противников. 

Автору не удалось найти понятие «внезапность» в документах стратегического планирования РФ, коими являются Стратегия национальной безопасности, Военная доктрина и Концепция внешней политики. По-видимому, задачу предотвращения внезапности («Иллюзии вредят национальной безопасности», «НВО» от 12.01.23) следует включить в перечень стратегических национальных приоритетов России. Особенно в условиях, когда ряд государств называет нашу страну военным противником, увеличивается опасность перерастания вооруженных конфликтов в локальные и региональные войны, в том числе с участием ядерных держав. 

ЕСЛИ ЗАВТРА ВОЙНА 

Современная военно-политическая обстановка обуславливает необходимость постоянного уточнения взглядов на теорию и практику военной политики, на подготовку и вооруженную защиту страны. В свете военного освоения США и НАТО территории Украины, развертывания боевых сил в граничащих с Россией районах от Прибалтики до Черного моря, переброски тяжелых танков в Восточную Европу и на Украину невольно вспоминаются приготовления фашистской Германии к нападению на нашу страну в 1940–1941 годах. 

Тогда Гитлер оправдывал переброску на Восток танковых армий, авиации и сухопутных войск вермахта ссылками на необходимость дать отдых немецким солдатам перед высадкой в Великобритании. Сегодня США и НАТО всему миру рассказывают о необходимости «защиты демократии» на Украине от якобы агрессивной России. И ведь сумели убедить 51 страну присоединиться к их действиям – к прокси-войне, развязанной против России. И дело не только в попытках США затянуть конфликт на Украине и нажиться на военных поставках. 

Переброска войск, авиации, бронетехники к границам России под легендой помощи «жертве агрессии» и обеспечения безопасности союзников по НАТО могут рассматриваться и как прикрытие для вторжения на территорию нашей страны. Стратегия фашистского блицкрига находит последователей в лице «защитников демократии и прав человека». 

При этом американцы не обязательно пойдут в первых рядах атакующих: скорее они оставят за собой роль «арсенала демократии» и поставщика оружия. Для войны найдутся другие участники «коалиции желающих». Одни уже проводят масштабную мобилизацию, обучают летчиков «возить» ядерные бомбы к объектам в России и Белоруссии. Другие ищут местечко под американским зонтиком безопасности и прикрытием ядерных гарантий США. 

«Отмашку» к началу агрессии дадут из Вашингтона. Там рассчитывают, что использование размещенного в Европе американского тактического ядерного оружия не повлечет за собой удар стратегических ядерных сил России по территории зачинщика войны. Видимо, надеются на относительную безнаказанность и другие ядерные державы Европы – Франция и Великобритания. Логика простая: мы свое ядерное оружие против Москвы не используем, нас-то за что! 

Когда речь зайдет о самом существовании целых государств Европы, вступят в силу другие факторы, не предусмотренные уставом НАТО и взаимными обязательствами государств – участников альянса. Единого фронта желающих подставить себя под ответные удары российского оружия не будет. Подготовка пока еще гипотетического военного конфликта ведется с соблюдением всех мер секретности и предосторожности, а расчет делается на внезапность и координацию ударов на всем протяжении фронта – от северных до южных границ России. 

Подобные планы основаны на насыщении Украины и приграничных государств НАТО мощным, высокоточным и дальнобойным оружием, самолетами-носителями ядерного оружия типа F-35, ударно-разведывательными беспилотниками, переброской войск из-за океана, повышении боеготовности сил НАТО. Такие действия должны рассматриваться как признак ставки на внезапную агрессию против России с одновременным уничтожением в короткие сроки и на большую глубину важнейших объектов и элементов боевого порядка наших войск. 

Планы противника при переходе от прокси-войны на Украине к внезапной масштабной агрессии против России строятся на сохранении в тайне реальных стратегий и замыслов; введении в заблуждение относительно своих целей и намерений; скрытности расположения и состояния своих ВС; выборе неожиданных районов сосредоточения; быстроте маневрирования и стремительности действий; упреждении в нанесении ударов; неожиданном задействовании вооружения и техники; использовании географических особенностей, погоды, времени года и суток, изучении особенностей стратегической культуры страны-объекта агрессии. 

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ВНЕЗАПНОСТИ 

С целью не допустить внезапности нападения российское руководство заблаговременно принимает необходимые меры предосторожности, задействует все виды разведки, осуществляет стратегическое прогнозирование для отражения вызовов и угроз. 

В военном деле наличие опережающего отражения (моделирования вероятных исходов задуманных, зародившихся или уже развивающихся военно-политических ситуаций) создает предпосылки для формирования наступательных и оборонительных стратегий и выбора наиболее эффективных форм и способов воздействия на противника. 

Ученые Военной академии связи Александр Кудрявцев и его коллеги говорят о важности разведки и упреждающего отражения в статье «Проблематика «серой зоны» в решении задач оценки геополитической обстановки» (2021). С учетом фактора опережающего отражения в стратегии прокси-войны США и НАТО на Украине нанесение основного удара было спланировано по национальному самосознанию населения Украины, его самоидентификации, и в целом по культурно-мировоззренческой сфере. Активно используются фальсификации истории Украины для формирования русофобских настроений в обществе. 

Опережающее отражение вероятных ситуаций является системообразующим для всего комплекса законов прокси-войны и планирования развития военного конфликта. Нельзя исключить, что в определенных условиях ВС РФ будут вынуждены нанести ответно-встречный удар по изготовившимся группировкам и стратегически важным объектам противника. В последние годы в нашей литературе активно обсуждается вопрос о превентивных (упреждающих) действиях Красной армии в июне 1941-го как о гипотетической альтернативе оборонительной стратегии, на которой настаивали военные теоретики Александр Свечин, Александр Незнамов, Александр Верховский.

Генерал армии Махмуд Гареев писал: «Со всей определенностью можно сказать, что, начиная первыми военные действия, войска Красной армии не понесли бы столь больших потерь, особенно в авиации, действовали бы более организованно, чем это удалось в июне-июле 1941 года. И даже в случае неудачных наступательных операций и встречных сражений имели бы возможность в более благоприятных условиях переходить к обороне. Противник лишился бы возможностей для нанесения внезапных ошеломляющих ударов».

Академик РАН Андрей Кокошин подчеркивает: «Преступные цели руководства гитлеровской Германии в войне против нашей Родины включали в себя уничтожение Советского Союза как государства, захват его богатств и земель, истребление наиболее активной части населения… Остальным гражданам было уготовано либо изгнание в Сибирь без средств к существованию, либо участь рабов арийских хозяев».

Сегодня наши враги открыто говорят о точно таких же конечных целях агрессии. Вывод напрашивается один: интересы как военной, так и государственной (национальной) безопасности настоятельно требуют создания надежных механизмов вскрытия и своевременного пресечения агрессивных действий против России.

Такой императив должен найти отражение в уточненной Военной доктрине и других документах стратегического планирования, сопровождаться конкретными мероприятиями по повышению боеспособности и боеготовности наших ВС, укреплению единства народов многонациональной страны, активному поиску надежных союзников и партнеров.

Автор: Александр Бартош – член-корреспондент Академии военных наук России, эксперт Лиги военных дипломатов.

Источник - https://nvo.ng.ru/concepts/2023-01-20/1_1221_factor.html


Дата публикации: 24.01.2023
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 90
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta