Eвросоюз: Недооценка ситуации

Содержание
[-]

Eвросоюз: Недооценка ситуации

Внезапная для мирового сообщества аннексия Россией части территории суверенной государства-основателя ООН поставила перед политическими элитами и аналитическими центрами вполне конкретный вопрос: кто, кого и что, а также почему недооценил (или испугался?). Предлагаем свою точку зрения.

Если не принимать во внимание некоторую эйфорию, вызванную подписанием 21 марта с. г. Украиной политической части Соглашения об ассоциации с ЕС и анонсом аналогичных намерений, касающихся после президентских выборов в нашем государстве экономической части этого Соглашения, то нужно признать, что в контексте антиукраинской агрессии России правящий истеблишмент и антикризисный менеджмент Европы (за исключением, наверное, Великобритании), в т.ч. и Украины [who], недооценили:

1) В. Путина [whom], его непредсказуемость, иррациональность... (оставим думающему читателю право продолжить этот логический ряд), а также настроенность российской армии, особенно спецназовцев, рост в российском обществе шовинистских настроений, «общенародной» и элитной («коллективного Путина») поддержки деяний кремлевского правителя;

2) «энергетическое оружие» Кремля [what].Имеется ввиду, в частности, критическая или 100-процентная зависимость ряда стран-членов ЕС (Польши, Венгрии, Словакии, Чехии) от поставок российской нефти и 20-40-процентной газовой зависимости от «Газпрома» Германии, Франции и Италии. Вынуждены констатировать, что отдельные страны-члены ЕС не завершили мероприятий по диверсификации источников снабжения нефтью и газом, а у Европейской Комиссии не имеется превентивного и оперативного плана по обеспечению безопасности поставок природного газа. Последний на основе предоставленных странами-членами Евросоюза актуализированных оценок рисков будет проработан генеральным директоратом ЕК по вопросам энергетики только в конце 2014 года.

В частности, возможное прекращение официальной Москвой поставок российской нефти в европейские страны (с целью обзавестись рычагами влияния на официальный Брюссель и национальные правительства в вопросе возможного применения третьего пакета санкций ЕС против России в связи с аннексией АР Крым) создает вызовы и угрозы для безопасного функционирования топливно-энергетических комплексов стран Центральной и Восточной Европы.

При этом зависимость Венгрии и Словакии от импорта сырой нефти по нефтепроводу «Дружба» (южной веткой которого транспортируется 15 млн. тонн нефти в течение года) составляет 100 %, Польши и Чехии — не менее 60-80 %, Германии — 25 %.

Если же поставки в указанные страны прекратятся, то самые большие потери от этого могут быть у Чехии, эксплуатационных запасов нефти которой, по оценкам экспертов, может хватить лишь на 2-3 недели. Компенсировать российскую нефть можно будет посредством неприкосновенных резервов (хватит на небольшой период), закупок на НПЗ в Австрии, Германии и Польше и увеличения объемов поставок по нефтепроводу «Адрия» венгерскому и словацкому НПЗ.

Вместе с тем у России имеется большой излишек экспортных мощностей: такие мощности по экспорту нефти (свыше 6 млн. бареллей/день) ощутимо превышают возможные экспортные объемы (4,2-4,5 млн барелей/день). Эксперты полагают, что проходящие через Украину нефтяные потоки можно легко направить по другим экспортным маршрутам, в частности, в порты Балтийского и Черного морей.

Отметим, что по оценкам Международного энергетического агентства, Украина является самым большим газовым коридором, по которому поставляется газ в Европу: в прошлом году было транспортировано 167 млрд м³ российского природного газа, что составляет около половины его общего импортированного в Европу объема. Потерю около 6,5 млрд м³ газа в случае прекращения поставок российского газа в Европу через Украину в марте или апреле с.г. потребители могут компенсировать газовыми поставками альтернативными маршрутами (до 6,1 млрд м³), следовательно, дефицит природного газа будет составлять 0,4 млрд м³. Вместе с тем отказ от газопровода «Набукко» существенно подорвал диверсификационные возможности ряда государств Юго-Восточной Европы и повысил значимость российских газпромовских «Северного» и «Южного» потоков;

3) интересы собственного бизнеса [what].Большинство европейских и национальных бизнес-ассоциаций и объединений не поддерживают введение более жестких санкций третьего уровня, поскольку уверены, что европейские институции не способны спрогнозировать долгосрочные потери компаний (прежде всего национальных) и компенсировать их совместными фондами или механизмами. Имеются ввиду такие страны, как, в частности, Германия, Финляндия, Италия, Болгария, Венгрия, Кипр, Мальта, Греция и Испания;

4) приближение выборного цикла [what], то есть, выборов в Европейский парламент (22-25 мая с. г.) и последующее за ними переизбрание руководства и нового состава институций ЕС. В этом контексте, и учитывая расстановку политических сил и тенденции развития внутриполитической ситуации в странах-членах ЕС, в настоящее время руководящие структуры Евросоюза серьезно обеспокоены возможностью усиления позиций «евроскептиков», которые, по итогам предстоящих выборов в Европарламент, могут получить, по меньшей мере, третью часть всех парламентских мест.

В связи с этим появились прогнозы, что нынешний состав Европарламента в завершающем периоде своей работы (последнее заседание ЕП состоится 14-16 апреля) попытается принять те законопроекты, которые усиливают наднациональную роль ЕС. В частности, о создании Единого механизма санации проблемных банков (важный законопроект для реализации идеи банковского союза ЕС), о едином рынке Евросоюза, а также Долгосрочную программу финансового развития ЕС. После избрания нового состава ЕП может случиться так, что представители фракций Европейской народной партии (ЕНП) и Прогрессивного альянса социалистов и демократов попытаются договориться об устранении каких-либо других политических фракций (в т. ч. либералов и зеленых) из системы управления в будущем составе Европарламента и распределить между своими представителями руководящие должности всех парламентских комитетов.

Российские дипломаты, в свою очередь, обращают внимание на возможный значительный рост антиамериканских настроений во вновь избранном составе Европарламента вследствие расширения присутствия в нем «евроскептиков» (в первую очередь, представителей Франции и Нидерландов). Кроме того, возможное усиление позиций «евроскептиков» в институциях ЕС, с учетом провозглашенных приоритетов греческого и итальянского председательства в Евросоюзе, очевидно, негативно отразится на дальнейшей реализации Инициативы ЕС о «Восточном партнерстве» и на отношениях ЕС с Украиной (из-за предоставления нашему государству перспективы членства в Евросоюзе).

Рассмотрим, благодаря чему/почему сложилась такая ситуация [why]:

1. Снижению действенности имеющихся систем коллективной безопасности. На современном этапе наблюдаются тенденции противостояния как между традиционными, так и новыми центрами силы, в первую очередь, в вопросах адаптации действующих институтов коллективной (политической, экономической, военной) безопасности к геополитическим реалиям с выдвижением на первый план НАТО и ЕС и уменьшением роли собственно тех международных организаций, которые имеют право предоставлять мандаты для проведения военных операций в международном масштабе (ООН, ОБСЕ) и членом которых является Украина.

2. Недостаточности имеющихся международных гарантий суверенитета и территориальной целостности Украины. Членство в ООН, ОБСЕ, Совете Европы, СНГ, партнерские отношения с НАТО и ЕС не гарантируют нашему государству надежных механизмов, с помощью которых можно устранить угрозу национальной безопасности. Гарантии безопасности, обещанные Украине в момент ее отказа от ядерного оружия в 1994 г., не имеют необходимого институционного оформления и не выполняются. Ядерные страны, являющиеся постоянными членами СБ ООН, истолковывают эти гарантии как не обязывающие к реагированию политические заявления.

Теперь нет какого-либо оправдания позиции Москвы, пренебрегающей положениями Будапештского меморандума, гарантии которого нашей стране неоднократно подтверждались (в частности, Договором с РФ о дружбе, сотрудничестве и партнерстве, Хартией об украинско-американском стратегическом партнерстве, общим заявлением президентов РФ и США от 4 декабря 2009 года, нотой МИДА КНР от 15 декабря 2009 года и общим заявлением лидеров Украины и КНР от 2 сентября 2010 года, письмом премьер-министра Великобритании от 5 января 2010 года). Таким образом, демонстративное и откровенное пренебрежение Россией гарантиями этого меморандума непременно разрушит незначительный прогресс, наметившийся в переговорах международного сообщества с теми странами, которые подразумевают под ядерным оружием инструмент реализации своей суверенной политики, и с недоверием воспринимают призывы отказаться от такой точки зрения в пользу «юридически не обязывающих гарантий относительно их территориальной целостности и суверенитета»;

3. Просчетам стратегического планирования и стратегической разведки, неготовности правительств, разведок и военных к военной операции Российской Федерации или, по крайней мере, к ее «демонстрации силы». Речь, в частности, идет о недооценке реакции Путина на сближение Украины с ЕС и НАТО («сегодня или уже никогда», «после завершения Олимпиады в Сочи», «до избрания проевропейского президента и парламента Украины», «в условиях ослабленной украинской центральной власти», при наличии «законно избранного главы украинского государства в экзиле»).

Президент РФ оперативно определил, что на повестке дня — последний шанс для реанимации доминирующего влияния Кремля на постсоветском пространстве, реализации планов перехода к многополярному мировому укладу и возвращения РФ статуса сверхдержавы.

При этом в Кремле были уверены, что ведущие страны Евросоюза, заинтересованные в минимизации политического и экономического присутствия США на европейском пространстве, рассматривают Россию в качестве эффективного инструмента в деле нейтрализации вашингтонской политики в Европе. И поэтому они не будут противиться расширению зоны ответственности РФ на просторах СНГ. В свою очередь, некоторые стратеги в Белом доме полагали, что появился удобный момент для того, чтобы предотвратить сближение РФ с Германией и Францией.

Краткие выводы.

В таких сложившихся условиях опасность для Украины заключается в том, что она может оказаться в роли субъекта, к которому предпринимаются те или иные меры, и превратиться, вопреки ее национальным интересам, в «разменную монету» в процессах распределения сфер геополитического влияния между большими мировыми игроками.

Украинской власти необходимо срочно создать профессиональный и добропорядочный государственный аппарат, наладить равноправные отношения Центра с регионами, притормозить движение на сближение с НАТО, отказаться от огульной критики СНГ и, приступив к настоящим системным реформам, развернуть настоящее наступление на коррупцию. Обязательно также предпринять необходимые кадровые решения, касающиеся оборонного ведомства, реформирования армии, оптимизации силовых структур.

Площадкой для донесения до международного сообщества неправомерности действий России как страны-подписанта Будапештского меморандума «О гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия» от 5.12.1994 г., фактически перечеркивающих достигнутый в сфере ядерной безопасности прогресс, должен стать третий Гаагский саммит по ядерной безопасности (24-25 марта). Аннексия Крыма значительно пошатнула (если уже не разрушила) доверие к инициативам международного сообщества по созданию в мире безъядерных зон. Без возобновления такого доверия следующий саммит по ядерной безопасности в США в 2016 году может стать провальным.

Очевидно, что важнейшим элементом возобновления доверия к глобальным и региональным системам безопасности должно стать укрепление международных гарантий безопасности Украины в формате «международно-правового документа» (переподписание Меморандума о гарантиях безопасности в формате многостороннего международного договора Украины, США, РФ, Великой Британии, Франции, Китая).

P.S. Напомним, что истинная цель политики Кремля на украинском направлении заключается в распространении нестабильности и расколе нашей страны, вследствие чего изменится её государственный строй (федерализация), а также будут пересматриваться установленные украино-российские границы.

Всем заинтересованным в «умиротворении агрессора» международным (и не только) игрокам следует помнить об ускоренном отсчете времени в сегодняшнем достаточно милитаризированном двадцать первом веке, и не забывать о том, что в предыдущем двадцатом веке агрессору понадобилось 534 дня (от аншлюса Австрии и аннексии Судетской области Чехословакии до развязывания Второй мировой войны).

Оригинал 

 


Об авторе
[-]

Автор: bintel, Украина, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 31.03.2014. Просмотров: 357

Комментарии
[-]
 Александр | 05.04.2014, 16:58 #
Умно, толково и тонко. Но почему аннексией не называют передачу Крыма в 1954, 1993? Украина же как и некоторые другие анти русски настроенные республики были и будут разменной монетой для больших западных дядек, ибо на "анти"  ничего построить нельзя. Доверие к инициативам европейского сообщества подорвано не Россией, а нежеланием оного сообщества. Иначе Будапештское соглашение было бы ратифицировано и Великобританией и США. Кроме того Украина уже 20 с лишком лет не может решить собственных проблем. Кто же ей гарантии давать будет? Россия и ее лидеры, конечно, не милые пушистики, однако столь оголтелой экспансии не проводили.
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta