Эпидемиологические новости Германии на 1 мая 2020 года: защитные маски, дефицит лекарств, наркозависимость

Содержание
[-]

***

Население страны надевает маску

Во всех 16 федеральных землях Германии жителям предписано носить маски: где-то эти требования строже, где-то мягче, но без маски вы уже не обойдётесь, неважно, в Баварии вы или в Сааре.

В конце прошлой недели и в начале наступившей все 16 федеральных земель Германии – кто-то днём раньше, кто-то днём позже – объявили, что их жителям отныне и до дальнейшего распоряжения предписано носить защитные маски. «Господи, да где же их взять?» – ахнули жители. «А где хотите», – молчаливо намекнули власти. Если в аптеках все маски давно раскупили, можно поискать их в интернет-магазинах, сшить самим или, на худой конец, прикрыть рот и нос салфеткой или шарфом. Так или иначе, с этой недели Maskenpflicht – обязательное ношение масок в общественных местах – действует уже во всех землях.

  • Бавария: с 27 апреля маски обязательны в магазинах и общественном транспорте. Это не относится к детям до семи лет.
  • Баден-Вюртемберг: с 27 апреля прикрывать лицо нужно также в магазинах и общественном транспорте. Маски необязательно должны быть медицинскими: «На крайний случай сойдёт и платочек», – говорит глава земли Винфрид Кречман (Winfried Kretschmann).
  • Берлин: в столице во вторник решили, что и здесь обязательно ношение масок как в транспорте, так и в магазинах. В вопросе масок в магазинах берлинские власти «держались» дольше всех, приняв подобное решение последними из всех земельных властей.
  • Бранденбург: с 27 апреля – в магазины и любой транспорт – только в масках.
  • Бремен: с 27 апреля маски также обязательны при совершении покупок и в транспорте.
  • Гамбург: с 27 апреля маски нужно носить в транспорте, в магазинах и на рынках.
  • Гессен: здесь пионером стал городок Ханау, наиболее поражённый коронавирусом. Ещё в конце марта его главный врач Клаус Райнхардт (Klaus Reinhardt) призвал всех горожан носить маски во всех общественных местах, но лишь 20 апреля это стало в городе обязательным. А 27 апреля их должны надевать все гессенцы везде, где встречаются другие люди: в магазинах, в транспорте, в кабинетах врача и везде, где несколько человек могут оказаться рядом. Однако в парках и на улицах ношение масок необязательно.
  • Мекленбург – Передняя Померания: в земле, закрывшей свои границы для жителей других земель, с 27 апреля обязательно носить маски в любом транспорте: и в общественном, и в такси. В магазинах – настоятельно рекомендуется.
  • Нижняя Саксония: с 27 апреля – в общественном транспорте и в магазинах. Впрочем, в Вольфсбурге «масочная повинность» действовала уже с 20 апреля, а в Брауншвейге и Оснабрюке – с 23 апреля.
  • Рейнланд-Пфальц: с 27 апреля надевать маску в общественном транспорте и в магазинах здесь обязательно.
  • Саксония: эта земля первой обязала своих жителей носить маски. С 20 апреля носить маску в магазинах и в транспорте стало долгом каждого саксонца. Местные власти организуют бесплатную раздачу масок, и газеты уже опубликовали фотографии километровых очередей за ними.
  • Саксония-Анхальт: здесь носят маски уже с 23 апреля. В магазинах и в транспорте.
  • Саар: и эту маленькую землю с 27 апреля одели в маски, по крайней мере в транспорте и магазинах.
  • Северный Рейн – Вестфалия: с 27 апреля – обязательное ношение масок в магазинах и общественном транспорте. Для детей – начиная со школьного возраста, то есть с шести лет.
  • Тюрингия: уже с 24 апреля маски обязательны к ношению в магазинах и в транспорте. Более жёсткие правила действуют на территории Йены и Нордхаузена: здесь маски рекомендовано носить в любых общественных местах.
  • Шлезвиг-Гольштейн: земля, последняя в нашем списке, оказывается последней и во введении масок – её жители будут обязаны надевать их в транспорте и магазинах только с 29 апреля.

За появление без маски там, где её носить обязательно, предусмотрены штрафы: они разные в разных землях, но суммы в любом случае кругленькие – от 150 до целых 5000 евро.

«Где логика? – недоумевают жители. – Ведь страна оживает, уже открываются магазины, скоро откроются учреждения культуры, дети выпускных классов пойдут в школу, почему вдруг такое ужесточение медицинских мер?» Однако врачи-эпидемиологи возражают, что это как раз логично на этапе ослабевания эпидемии: карантинные меры становятся мягче, люди получают больше возможности общаться друг с другом, и сейчас как раз важно понадёжнее защитить себя и окружающих.

Автор: Анна Матвеева

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=25979&Itemid=13

***

Возврат к нормальной жизни: новые правила в музеях и библиотеках

Защитная маска, дистанция в полтора метра и движение четко по маршруту, - так должны вести себя посетители вновь открывшихся немецких музеев, галерей и библиотек.

После вынужденного перерыва, связанного с введенным в середине марта карантином из-за коронавируса, в Германии вновь открыли свои двери некоторые музеи и художественные галереи. При этом все эти культурные учреждения обязаны соблюдать меры предосторожности и ограничивать количество посетителей, сообщает информационное агентство dpa.

Что где показывают

Открытие впечатляющей выставки немецкого живописца, графика, скульптора и архитектора Томаса Шютте (Thomas Schütte), одного из самых востребованных современных художников, знаменует возвращение к работе арт-галереи Конрада Фишера (Konrad Fischer) в берлинском районе Кройцберг. Главные экспонаты - грандиозная инсталляция "Садовые гномы", а также масштабные керамические и бронзовые скульптурные произведения, которые недавно получили высокую оценку в Париже в рамках впервые состоявшейся там ретроспективы Томаса Шютте.

Берлинская галерея Йохана Кёнига (Johann König) развернула экспозицию, посвященную творчеству двух экстравагантных современных художников: немки Йоринде Фойгт (Jorinde Voigt), поражающей своей многоплановостью и входящей в число наиболее значимых художников нашего времени, а также датчанина Йеппе Хайна (Jeppe Hein), прославившегося своими неповторимыми интерактивными инсталляциями. PalaisPopulaire, выставочная площадка Deutsche Bank в Берлине, открывает выставку, отражающую 57-летний творческий путь знаменитого художника-упаковщика Кристо и его супруги Жан-Клод, которая скончалась более 10 лет назад.

С середины мая начнут вновь принимать посетителей и крупные столичные музеи. Среди них - Немецкий исторический музей, подготовивший выставку "Ханна Арендт и XX век", которая рассказывает о жизни и деятельности выдающегося немецко-американского философа еврейского происхождения, политического теоретика и историка, основоположницы теории тоталитаризма.

Планируется и постепенное открытие музеев, находящихся на Музейном острове в Берлине. Готовятся к открытию и кельнский музей "Колумба", где экспонируются произведения искусства духовного содержания, а также художественный музей в Бонне. Первых гостей после карантина в ближайшее время готовятся принять и знаменитые музеи Дрездена.

Новые правила в музеях

В залах можно находиться только при наличии защитной маски и с соблюдением дистанции в 1,5 метра между людьми. Количество посетителей ограничено: в больших залах одновременно разрешено принимать по 4 - 5 человек, а в маленьких - только по одному человеку: на одного человека определена норма в 20 квадратных метров.

В выставочных залах действует "правило улицы с односторонним движением". Музейным смотрителям вменено в обязанность строго следить за тем, чтобы посетители передвигались по экспозиции в одном направлении - во избежание столкновений друг с другом. Перед билетными кассами сделана специальная разметка - для соблюдения дистанции между стоящими в очереди людьми. На кассах и на стойках в гардеробах устанавливают панели из органического стекла. Групповые экскурсии в музеях пока не проводятся. В некоторые музеи можно будет попасть лишь после предварительной онлайн-регистрации.

Библиотеки выдают книги

Первых посетителей после локдауна приняли 4 мая и некоторые библиотеки. Так, ученые и студенты радостно приветствовали открытие Берлинской государственной библиотеки. Однако ее читальные залы пока остаются закрытыми - как, впрочем, и читальные залы других вновь открывшихся в Германии библиотек. Книги выдаются на дом. А правила безопасности и гигиены в зданиях действуют такие же, как в музеях.

В общей сложности 10 миллионов евро будет выделено из госбюджета на осуществление культурной программы "Новый старт", цель которой - поддержать музеи и иные учреждения в эти нелегкие времена. "Мы хотим, чтобы люди снова могли наслаждаться искусством и культурой", - пояснил в интервью журналистам Герман Парцингер (Hermann Parzinger), президент Фонда прусского культурного наследия.

Автор: Наталия Королева

https://p.dw.com/p/3blQk

***

Немецким аптекам не хватает лекарств

Эта проблема, корни которой – за границами страны, обострилась задолго до пандемии коронавируса. Местная фармакология не в состоянии удовлетворить растущий спрос, импорта не хватает. Но и нынешний кризис не оставил рынок медикаментов в стороне.

«С начала пандемии число медикаментов, которые мы не в состоянии предоставить клиентам, удвоилось», – жалуется Фридеман Шмидт (Friedemann Schmidt), президент Федерального объединения аптекарских профсоюзов (Bundesvereinigung Deutscher Apothekerverbände). Проблемы с поставками уже давно беспокоят членов объединения. В 2019 году аптекари не смогли предоставить нуждающимся 18 миллионов упаковок препаратов, выписанных врачами. Ещё в 2017 году это были только 4,7 миллиона упаковок, за каждой – конкретный случай пациента, оставшегося без нужного лекарства.

Перебои с поставками медикаментов затрагивают не только аптеки, но и клиники. Штефан Клюге (Stefan Kluge), главный врач отделения интенсивной медицины Гамбургской университетской клиники, бил тревогу ещё несколько недель назад: в стране есть больницы, в которых закончился пропофол – препарат, использующийся для наркоза и при искусственной вентиляции лёгких. Нехватка возникла из-за того, что множество клиник решили одновременно пополнить запасы на фоне роста числа заболеваний Covid-19.

Текущий кризис наглядно продемонстрировал, насколько хрупка вся система поставки лекарств для немецкой медицины. Фабрики в Китае не работали несколько недель. В Индии был провозглашён запрет на экспорт многих препаратов, в частности – антибиотиков, которые могли понадобиться для собственных нужд. Пока эти проблемы не слишком заметно сказались на рынке медикаментов Германии, отмечают в пресс-службе Федерального объединения фармакологической промышленности (Bundesverband der Pharmazeutischen Industrie) – но эффект обязательно проявится позднее. Вопрос серьёзной зависимости Германии от импорта лекарств поднимал в Бундестаге и министр здравоохранения Йенс Шпан (Jens Spahn). Многие эксперты в сфере фармакологии уже давно требуют вернуть производство жизненно важных препаратов в Германию: это, однако, сложная, практически непосильная задача.

Федеральный институт лекарственных препаратов и медицинской продукции (Bundesinstitut für Arzneimittel und Medizinprodukte, BfArM) ведёт собственный список лекарств, с поставками которых возникают проблемы: считается, что они есть, когда препарат недоступен в течение двух недель. На данный момент в списке около 400 позиций, включая тот же пропофол – ещё пять лет назад их было 40. Не хватает ибупрофена и других обезболивающих, антидепрессантов, определённых препаратов для понижения давления.

Сложности с поставкой не означают, что препарат вообще недоступен. Часто нет нужной дозировки определённого производителя, но лекарство всё равно попадает в список BfArM. Аптекари и персонал клиник часто в состоянии изменить дозировку или поменять производителя, найдя препарат с теми же действующими веществами. Если альтернативы нет, Минздрав официально объявляет о нехватке того или иного медикамента. Так случилось, к примеру, в декабре 2016 года с антибиотиком пиперациллин, когда в Китае произошёл взрыв на фабрике производителя Qilu: сложности с поставками продлились до лета следующего года.

Чаще всего за границей производится не сам лекарственный препарат, продающийся в Германии, а ряд его компонентов. Схема производства современной таблетки предусматривает несколько этапов, от химического синтеза и добавления действующих веществ до прессовки и упаковки. Последний шаг часто происходит на территории Германии – а вот в том, что касается таблеточной «базы», зависимость от Китая, а в последние годы ещё и Индии очень велика. На рынке представлены множество производителей, препараты которых схожи по медицинским качествам, так как базируются на одних и тех же действующих веществах, поставляемых из-за границы. Ряд антибиотиков можно приобрести в десятках вариантов, но по сути всё это – продукция одной и той же китайской фабрики в разнообразных немецких упаковках. Много таких фабрик расположены в регионе Хубэй, откуда начала распространяться по всему миру коронавирусная инфекция.

Германия длительное время была всемирной аптекой: в XIX веке в стране были основаны такие будущие химико-фармацевтические гиганты, как Hoechst и Bayer. Их химические подразделения сами производили базовые вещества для лекарств, фармацевтические дополняли их действующие, продажа готовых препаратов за рубеж была солидной долей оборота концернов, делавших открытия мирового масштаба.

Патент на новые разработки защищает медицинский препарат в течение 20 лет, а затем его может производить любая компания. Её лекарственные средства, так называемые дженерики, содержат активные фармацевтические ингредиенты, идентичные запатентованным, и обладают теми же свойствами. Тогда как немецкие компании давно лишились монополии на множество изобретений, производство дженериков активно развивается с 1970-х годов. В Германии сегодня дженерики обладают 80-процентной долей рынка лекарственных препаратов – они гораздо дешевле оригинала, для их выпуска не нужны сложные и дорогостоящие клинические исследования. Политика производителей лекарств – в том числе немецких – едина: выйти на рынок с дженериком на следующий день после того, как истёк срок действия патента на оригинальный медикамент. Производство этих лекарств удешевляется всеми возможными способами, заказы часто размещаются за границей – на тех же китайских или индийских фабриках, не отягощённых природоохранными уложениями. В Китае производство базовых веществ для антибиотиков активно поддерживалось государством и развивалось с 1980-х, сегодня от этой лекарственной основы зависит весь мир – а немецкие компании её больше не выпускают. В настоящий момент 80 процентов медикаментов на европейском рынке состоят из веществ, импортированных из Индии и Китая, включая Тайвань.

Подстёгивает ценовую борьбу и политика страховых касс: они заключают договор с производителями на определённые медикаменты и, соответственно, оплачивают больным только его применение, а взамен получают от фармацевтических компаний скидки. Если в производственной цепочке такой компании выпадает хотя бы одно звено, нехватка медикаментов неминуема. «Единственный критерий при заключении договоров – цена», – поясняет нюансы взаимодействия со страховыми кассами Кристоф Штоллер (Christoph Stoller), исполнительный директор компании Teva/Ratiopharm и президент Союза европейских производителей дженериков (Verband europäischer Generikahersteller). Возможностью изменить ситуацию и предотвратить дефицит на рынке лекарственных препаратов стало бы участие нескольких производителей в соглашениях со страховыми компаниями и возможные предпочтения европейским компаниям. Но для этого уже необходимо вмешательство большой политики. В ходе борьбы с пандемией был предпринят ряд мер: в частности, новый закон предписывает фармацевтическим компаниям прогнозировать оборот и заранее сообщать в Федеральный институт лекарственных препаратов об их вероятной нехватке. Но для того чтобы вернуть производство хотя бы каких-нибудь жизненно важных лекарств и хоть как-то сократить азиатскую медикаментозную зависимость Германии, понадобятся совершенно другие расходы и усилия.

Автор: Максим Смирнов

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=25976&Itemid=13

***

На игле пандемии

Мало кто осознаёт, что в сравнении с людьми пожилыми и страдающими хроническими заболеваниями, не менее уязвлённой сейчас, во время пандемии коронавируса, оказалась совсем другая часть общества – люди с зависимостью от наркотических веществ. Мы выяснили, какие последствия несёт пандемия для людей из группы риска, о которой не принято говорить.

Ясмин – 25-летняя девушка, живущая недалеко от Франкфурта-на-Майне, получает образование и до недавнего времени подрабатывала уборщицей. Она не захотела раскрывать своего настоящего имени в интервью, потому что Ясмин – наркоманка. На протяжении пяти лет девушка регулярно употребляет бензодиазепины – препараты, которые обычно назначаются людям, страдающим паническими атаками или нарушением сна. Но, как оказалось, рецепт от врача нужен не всем: Ясмин без проблем покупала свои таблетки у знакомого дилера – 2 евро за штуку. Пока весь мир не начал жить по новым правилам, продиктованным реалиями пандемии. Сперва девушка потеряла работу, а затем столкнулась с проблемой посерьёзнее: дефицитом бензодиазепинов на чёрном рынке и как следствие, их подорожанием, что сделало препараты для людей вроде Ясмин абсолютно недоступными.

Одним из первых от пандемии пострадал наркобизнес, и причиной тому стало место зарождения коронавируса. Китай стал не только стартовой точкой распространения инфекции, уже на протяжении долгих лет он является главным дистрибьютором сырья для производства огромной доли наркотиков по всему миру. Когда вся страна оказалась в режиме жёсткого карантина, для представителей чёрного рынка всех остальных государств это означало большие проблемы с транспортировкой сырья и, следовательно, повышение цен для конечного потребителя.

На первый взгляд может показаться, что эта тенденция сократит потребление наркотиков и тем самым спасёт чьи-то жизни. В реальности же дело обстоит с точностью до наоборот – дефицит и подорожание запрещённых препаратов, скорее всего, поспособствует увеличению смертности среди зависимых людей.

Для Германии, где только по официальным данным насчитывается около 160 000 людей с зависимостью от тяжёлых наркотиков (опиоидов вроде героина) это означает лишь одно – за неимением средств на привычные препараты, люди начнут покупать более дешёвые и, как правило, ещё более опасные. Что в свою очередь может привести к массовой смертности от передозировок. Ещё до коронавируса, в 2019 году, количество смертей среди наркозависимых возросло на 10% по сравнению с прошлым годом и составило 1398 человек. Сегодняшняя ситуация позволяет предполагать, что 2020 год может стать ещё более драматичным.

Несмотря на то, что эти цифры наглядно показывают недостаточную эффективность мер в поддержке людей с этой зависимостью, Германия является одним из самых толерантных по отношению к наркоманам государством. В 2000 году Гамбург стал первой землёй, где были открыты и узаконены так называемые «комнаты для легального употребления наркотиков», которые постепенно распространились по всей стране. В «комнатах» люди с зависимостью могут абсолютно бесплатно и анонимно получить новые шприцы, иглы, салфетки и в гигиеничных условиях употребить принесённый с собой препарат. В учреждениях работают социальные педагоги и медсёстры, которые смогут оказать первую медицинскую помощь в случае передозировки. Также там есть столовые, прачечные и уголки с одеждой. За всем этим стоит идея восприятия наркозависимых не как преступников, а как больных людей, нуждающихся в помощи. И практика показывает, что это работает. Согласно официальным данным, в стенах «комнат», в отличие от улицы, ещё не умер ни один человек.

В связи с дефицитом наркотиков, а также введением режима самоизоляции, многим наркозависимым предстоит тяжёлый период абстинентного синдрома (ломки), который так же, как и передозировка, может привести к летальному исходу. Из-за того, что практически все места в больничных стационарах заняты или зарезервированы под инфицированных коронавирусом, возрастает вероятность того, что больные наркоманией будут медленно умирать дома или на улицах.

В результате спустя несколько недель с начала эпидемии в Германии наркозависимые всё-таки были признаны представителями группы риска для коронавирусной инфекции. Передозировка и ломка – далеко не единственные причины, повлиявшие на данное решение. Больные наркоманией чаще всего имеют ослабленную иммунную систему из-за регулярного употребления синтетических веществ. Также курение опиатов, марихуаны или крэка часто приводит к заболеваниям дыхательных путей вроде хронической обструктивной болезни лёгких (ХОБЛ). Отталкиваясь от этих данных, правительство Германии также решило причислить «комнаты для употребления наркотиков», приюты для бездомных и кризисные кафе к особенно важным организациям в данной ситуации, в результате чего им разрешили продолжать свою деятельность даже в условиях пандемии.

Сотрудники одного из таких центров в городе Эссен рассказали, что, несмотря на соблюдение всех карантинных норм, согласно которым за один раз в помещение заходят максимум три человека, а для защиты работников были установлены перегородки, ощущения защищённости им всё равно не хватает. Проблемы всё те же, что и в большинстве больниц: недостаёт персонала и защитных средств. В результате этого многим организациям пришлось закрыться из соображений безопасности как работников, так и самих клиентов. Другие пытаются импровизировать: в Ганновере, например, шприцы выдают на снегоуборочной лопате, а в Берлине их оставляют под дверью.

Наркокризис, вызванный пандемией, в итоге коснулся не только людей, которые не планируют бороться со своей зависимостью, но и тех, кто уже встал на этот путь – людей, проходящих заместительную терапию. Этот вид лечения является одним из самых эффективных методов борьбы с наркоманией и подразумевает замену тяжёлых наркотиков на другие вещества, которые выписываются врачом и принимаются под его контролем (например, замена героина на метадон). Но в нынешних условиях оказалось, что регулярные посещения врачей потенциально опасны для здоровья, а выдавать препараты «с запасом» врачам попросту невыгодно. Следовательно, больным снова приходится выбирать меньшее из зол: отказаться от употребления и довести себя до ломки, купить тяжёлые наркотики у дилера или всё же пойти к врачу и, возможно, заразиться коронавирусом.

Поэтому людям вроде Ясмин сейчас не остаётся ничего другого, как попытаться снизить дозу употребляемых наркотиков и надеяться, что найдётся врач, который выпишет замещающий медикамент. Однако очевидно уже сейчас, что это получится не у всех. Ясмин поделилась своими переживаниями за друзей, зависимых от опиоидных препаратов: «Они просто не успеют снизить дозу. Резкое прерывание употребления – это ужаснейший способ умереть. Борьба со смертью может длиться несколько недель. Я даже не хочу себе представлять, скольких людей это коснётся».

Автор: Анастасия Сергеева

http://www.rg-rb.de/index.php?option=com_rg&task=item&id=25975&Itemid=13


Об авторе
[-]

Автор: Анна Матвеева, Наталия Королева, Максим Смирнов, Анастасия Сергеева

Источник: rg-rb.de

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.05.2020. Просмотров: 54

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta