Энергетическая политика Китая в Северной Африке

Содержание
[-]

Отношения Китая с арабскими странами Северной Африки

Отношения Китая с арабскими странами Северной Африки (ПА) одни из самых древних в регионе MENA. В годы «холодной войны» Китай и страны ПА были объединены антиколониальной политики.

Дипломатические отношения между КНР и странами ПА были установлены преимущественно в 50-х - 60-х годах прошлого века, и позже с Ливией - в 1978 году. На наш взгляд, Китай и в дальнейшем заинтересован в развитии отношений со странами ПА по следующим причинам: во-первых, регион ПА географически соединяет Африку, Азию и Европу через ряд морских торговых путей, а главное - Суэцкий канал. Эти маршруты расположены в центре амбициозного китайского проекта «Шелкового пути»; во-вторых, в страны ПА поступает почти треть от всех инвестиций Китая в MENA; в-третьих, ПА является важным регионом для китайского экспорта, который с 2005 года постоянно увеличивается; в-четвертых, хотя регион ПА и не такой значительный, как зона Персидского залива, все же он является важным поставщиком нефти и газа в Китай.

Торговля между Китаем и регионом ПА постоянно расширялась в период 2005-2011 гг. За это время она выросла с 12 млрд долл. в 2005 году до рекордных 36 млрд долл. в 2011 году. Но с 2011 года экспорт из стран региона в Китай постоянно уменьшается из-за политической нестабильности в нем. Экспорт из ПА в Китай сократился с 6 млрд долл. в 2011 году до 2600000000 долл. в 2016 году. В тот же период импорт из Китая увеличился на 40%. По состоянию на 2017 год всего 15% от общей суммы объединенной торговли приходилось на экспорт с ПА в Китай, тогда как 85% составлял импорт стран ПА из Китая.

В период с 2005 по 2017 общая сумма китайских инвестиций в страны ПА превысила 54 млрд долл., Из которых 41% вложено в Египет, 38% - в Алжир, 14% - в Судан, 4% - в Ливию и 3% - в Марокко. Большинство китайских инвестиций ориентирована на транспортный сектор (44%), далее следует энергетическая инфраструктура - 33%, недвижимость - 13%, туризм - 3%, коммунальные услуги, металлы и сельское хозяйство - по 2%.

Далее приводим более подробную информацию по трем странам ПА, с которыми Китай имел или имеет наиболее масштабное сотрудничество в сфере энергетики: Алжир, Ливия, Египет.

Китай - Алжир

Китайско-алжирские отношения, установленные 1954 в разгар войны Алжира за независимость, традиционно были прочными. Китай оказывал политическую и военную поддержку Фронта национального освобождения (FLN) в его борьбе против французского колониализма. В 1958 году Китай стал первой неарабскими страной, признавшей декларацию независимости FLN. Когда Алжир получил независимость в 1962 году, Китай расширил различные формы материальной поддержки. В 1971 году тогдашний министр иностранных дел Алжира Абдель-Азиз Бутефлика посетил Китай, а в 2000 году уже в качестве президента Алжира встретился в Пекине с президентом КНР Цзян Цзэминем.

В начале третьего тысячелетия обе страны консолидировали свое политическое, экономическое и культурное сотрудничество путем подписания ряда соглашений. Двусторонний товарооборот между Китаем и Алжиром вырос с 1800000000 долл. в 2005 году до 7800000000 долл. в 2012 году. 59% общего экспорта Алжира в Китай составляла нефть, а 39% - природный газ. Но с 2013 года импорт Алжира из Китая рос, тогда как экспорт в Китай уменьшился. На сегодня, уже шестой год подряд, Китай является крупнейшим экспортером товаров в Алжир.

Алжир также является четвертым по величине получателем китайских инвестиций в регионе, общая сумма которых составила 20700000000 долл. за период с 2005 по 2017 год. Около 10% всех инвестиций Китая в регионе MENA в тот период поступало в Алжир. 64% всех китайских инвестиций в Алжире направлено на транспортно-инфраструктурный сектор, 19% - в недвижимость, 6% - энергетику, 6% - туризм, 6% - химию, 2% - металлы, 1% - коммунальные услуги, 1% - сельское хозяйство и 1% - в другие отрасли.

Ожидается, что в среднесрочной перспективе китайско-алжирские отношения будут оставаться крепкими и стабильными, поскольку в течение прошедших шести десятилетий обе стороны поддерживали друг друга на международной арене и в двусторонних отношениях. За это время отношения перешли от антиколониальной солидарности к взаимовыгодному экономическому сотрудничеству.

Китай - Ливия

Установлены только в 1978 году китайско-ливийские отношения с самого начала натолкнулись на ряд проблем, возникших преимущественно через импульсивное поведение на международной арене ливийского лидера Муаммара Каддафи. Самой большой проблемой в двусторонних отношениях были политические контакты Каддафи с руководством Тайваня, вызвало острое возмущение и осуждение в Пекине. В 2006 году Ливия принимала президента Тайваня Чен Шуй-Биана. В том же году сын М. Каддафи Сейф аль-Ислам посетил Тайвань. В 2008 году Тайвань открыл торговый офис в Ливии, несмотря на предупреждение Пекина, что такой шаг негативно повлияет на китайско-ливийские отношения.

Двусторонняя торговля между Китаем и Ливией постоянно росла с 2005 по 2010 год с 1300000000 долл. к 6500000000 долл. К свержению режима Каддафи в Ливии объем китайских инвестиций в этой стране составил более 18500000000 долл. Однако гражданская война в Ливии, инспирирована по мнению китайских экспертов западными государствами, нанесла огромный ущерб экономическим интересам КНР в этой стране. Десятки тысяч китайских специалистов и рабочих вынуждены были покинуть Ливию, а 75 китайских компаний - свернуть свою деятельность. Во время ливийского кризиса 2011 года товарооборот с Китаем уменьшился на 57% до 2800000000 долл. Впоследствии, в 2012 году, экспорт Ливии в Китай вырос с 2 млрд долл. к 6400000000 долл. Однако вспышка в 2014 году гражданской войны в Ливии привел к резкому уменьшению товарооборота с Китаем. В 2016 году стоимость экспорта ливийской нефти в Китай достигла самого низкого показателя - 348 млн долл. В 2017 году экспорт ливийской нефти в Китай увеличился почти вчетверо, хотя импорт из Китая и в дальнейшем сокращался. Общий объем китайских инвестиций в Ливию между 2005 и 2017 годами составлял 2600000000 долл. и все они предназначались для транспортного сектора.

Учитывая нестабильную военно-политическую ситуацию в Ливии будущее китайско-ливийских отношений довольно смутное. В случае стабилизации политической ситуации в Ливии, наверное Китай должен потенциальную возможность инвестировать средства в восстановление городов и промышленные отрасли были разрушены во время длительной гражданской войны.

Китай - Египет

Китайско-египетские отношения берут свое начало с 50-х годов прошлого века, после египетской революции 1952 года. В течение 1950-х и 1960-х годов отношения между антиимпериалистическим Китаем и антиколониальным Египтом в значительной степени формировались в условиях «холодной войны» между Западом и Востоком. В 1956 году Египет стал первой страной в регионе MENA, которая установила дипломатические отношения с КНР. В течение 1960-70-х годов премьер-министр КНР Чжоу Энлай трижды посещал Египет, что способствовало дальнейшему укреплению двусторонних отношений. Китай поддерживал Египет и другие арабские страны в арабо-израильских войнах 1956, 1967, 1973 годов. С конца 1970-х годов, когда в Китае начались реформы Дэн Сяопина, а в Египте к власти пришел прозападный президент Анвар Садат, обе страны постепенно отходят от антиимпериалистической и антиколониальной риторики, приближаясь к более прагматичного, экономически ориентированного партнерства. В 1980-2000 годах состоялся ряд взаимных визитов высокого уровня, ориентированных преимущественно на развитие экономического сотрудничества между двумя странами.

Турбулентный период в Египте с 2011-го по 2013-й год ознаменовался сменой власти после свержения президента Хосни Мубарака, который правил страной в течение 30 лет. В июне 2012 года на пост президента выбирают исламиста Мухаммеда Мурси, также отрешенного от власти в июле 2013 года в результате военного переворота во главе с министром обороны генералом Абдель-Фаттаха ас-Сиси, который впоследствии стал президентом Египта. Исходя из своей политики невмешательства во внутренние дела других стран, официальный Пекин не комментировал переворот и ограничения демократических свобод в Египте, а взамен сотрудничал с новой египетской властью.

Шесть официальных визитов президента Египта А.-Ф. ас-Сиси в Китай с момента его вступления в должность в 2014 году свидетельствуют об особой заинтересованности АРЕ в сотрудничестве с КНР. Главным фактором сближения между Каиром и Пекином есть большие финансовые возможности Китая. На сегодня его прямые инвестиции в развитие египетских морских портов, как части проекта «Шелковый путь», составляют более 15 млрд долл. Ожидается, что Китай инвестирует еще 20 млрд долл. в проект строительства новой административной столице Египта и дороги между Красным и Средиземным морями, которая также станет частью проекта «Шелковый путь». В рамках визита президента Си Цзиньпина в Египет в января 2016 года было подписано 21 соглашение о сотрудничестве в различных сферах экономики, в частности, что касается выделения 15 млрд долл. на специальные займы для стимулирования промышленного производства в Египте, 10 млрд долларов на торговый кредит для совместных энергетических проектов и еще 10 млрд долл. на льготные ссуды. В мае 2017 года в Пекине было объявлено о намерениях Китая инвестировать 40 млрд долл. в развитие проекта «Шелковый путь».

Торговля между Египтом и Китаем выросла с 2500000000 долл. в 2005 году до 12100000000 долл. в 2016 году. В 2018 году товарооборот между АРЕ и КНР составил 13800000000 долл. Торговый баланс, как правило, был в пользу Китая. Из общего объема двусторонней торговли в 2016 году только 5% приходилось на экспорт Египта в Китай, а 95% - на импорт Египта из Китая. 46% экспорта Египта в Китай состоит из сырой нефти, еще 20% составляет продажа Китая мрамора, травертина и алебастра. Египетский экспорт в Китай увеличился с 347 млн ​​долл. в 2005 году до 1960000000 долл. в 2013 году.

Египет является третьим крупнейшим получателем китайских инвестиций в регионе MENA - 11% от общего объема. В период с 2005 по 2017 год Китайский инвестиции в Египет составили 22200000000 долл., 58% от которых были направлены на энергетический сектор, 18% - транспорт, 13% - недвижимость, 5% - коммунальные услуги, 4% - металлы и 2% - в другие отрасли. Китайская компания по возобновляемой энергетике TBEA Sunoasis недавно закончила строительство трех солнечных электростанций мощностью 186 МВт в рамках гигантского парка солнечной энергии Бенбан в южной провинции Египта Асуан. В регионе Хамравейн на побережье Красного моря китайские фирмы Dongfang Electric и Shanghai Electric строят электростанцию ​​на угле общей мощностью 6 тыс. МВт. Ожидается, что эту электростанцию ​​построят примерно через шесть лет и она станет крупнейшей на Ближнем Востоке.

В последние годы Египет претерпел значительные внутренних изменений и социальных потрясений, и сейчас сталкивается с застойной экономикой, ростом инфляции, народными волнениями, терроризмом и безудержным ростом населения - 2,51% в год (по состоянию на 2019 - около 100 млн человек). По нашему мнению, в условиях чрезвычайной необходимости Египта в иностранных инвестициях, следует ожидать, что Каир и в дальнейшем будет пытаться укреплять чрезвычайно выгодны и буквально спасительные для себя отношения с Китаем.

* * *

Сотрудничество Китая со странами Ближнего Востока в энергетическом секторе осуществляется по всей цепочке создания стоимости - от разведки и добычи до переработки и от участия в капитале до заключения контрактов на обслуживание. Китайские компании активно участвуют в строительстве и обслуживании объектов транспортной инфраструктуры ближневосточного региона: железных дорог, аэропортов, морских портов, дорог, а также в сфере телекоммуникаций и других инфраструктурных проектах, которые впоследствии могут стать частью проекта нового «Шелкового пути».

Регион Ближнего Востока для Китая приобретает особое стратегическое значение в связи с предстоящей реализацией Пекином инициативы по созданию «экономического пояса Шелкового пути» и «Морского Шелкового пути XXI века». Предполагается, что на осуществление этих мегапроектов Китай потратит около 8 трлн долл. в течение следующих 10-20 лет. Указанные мегапроекты призваны привлечь экономику и рынки центральноазиатских, ближневосточных и европейских стран в орбиту китайских торгово-экономических и геополитических интересов. «Морской Шелковый путь» призван обеспечить безопасность поставок в Китай углеводородного сырья через Индийский океан и Малаккский пролив. Глобальная инициатива «Один пояс, один путь» открывает перед многими ближневосточными странами достаточно привлекательные перспективы экономического развития, которые уже сегодня поддерживаются масштабными китайскими инвестициями.

Китай, благодаря активному поиску возможностей для инвестиций в нефтегазовый сектор стран Ближнего Востока, смог существенно повлиять на динамику управления энергоресурсами региона в своих интересах. Впрочем, в отличие от США, он пока не проявляет особого желания защищать в военный образом свои национальные интересы на Ближнем Востоке и в других регионах мира. Вместо этого он сосредоточился на дипломатии, на поиске форм взаимовыгодного экономического сотрудничества с другими странами с тем, чтобы обеспечить свои интересы.

... Китай, благодаря активному поиску возможностей для инвестиций в нефтегазовый сектор стран Ближнего Востока, смог существенно повлиять на динамику управления энергоресурсами региона в своих интересах ...

Конфронтационная риторика, звучащая в последнее время со стороны американской администрации в отношении Китая, к сожалению, все больше усиливается. В своей «Стратегии национальной безопасности» 2017 администрация Д. Трампа характеризовала Китай как «стратегического конкурента, который стремится подорвать мощь и влияние США». В начале августа с. г.. США призвали НАТО «адаптироваться к новым угрозам, в частности, китайской». Новоназначенный министр обороны США Марк Эспер недавно заявил, что хотел бы разместить ракеты средней дальности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, поскольку, по его мнению, Китай якобы «дестабилизирует Индийско-Тихоокеанский регион». Также М. Эспер, на наш взгляд, безосновательно обвинил Пекин в «хищнической экономике», в краже интеллектуальной собственности и глобальном вооружении.

По мнению генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга, «Северо-Атлантический альянс должен понять последствия подъема Китая на фоне расширения его потуги по всему миру». В Е. Столтенберга вызывают также обеспокоенность «большие китайские инвестиции в критически важную инфраструктуру в Европе, увеличение присутствия в Арктике, в Африке и в киберпространстве». Подытоживая, Е. Столтенберг отмечает: «Все это делает важным для НАТО устранять проблему подъема Китая». Итак, экономический рост Китая почему-то стало для США и НАТО проблемой, которую они намерены «устранять», что, по моему мнению, не может не вызывать беспокойство среди многих членов НАТО и его партнеров. При этом Китай для стран Евросоюза является вторым после США торговым партнером.

Превращение Китая в ведущую глобальную державу, которая имеет свои национальные интересы практически во всех регионах мира и умеет их успешно продвигать и отстаивать, смущает страны Запада и, в частности, США. Торговая война США против Китая, к сожалению, усиливается и это может иметь негативные последствия для всей мировой экономики. По прогнозам агентства Bloomberg, к 2021 году мировая экономика может потерять около 600 млрд долл. в случае дальнейшей эскалации торговых споров между США и КНР, а также введение повышенных пошлин США на китайский импорт.

... Экономики США и Китая настолько связаны и взаимозависимы, что переход к конфронтации между двумя гигантами может приобрести угрожающие масштабы для всего человечества ...

Считаю, что попытки США затормозить развитие Китая введением высоких пошлин практически на все китайские товары вполне бесполезны и опасны. Экономики США и Китая настолько связаны и взаимозависимы, что переход к конфронтации между двумя гигантами может приобрести угрожающие масштабы для всего человечества, поскольку соперничество между ними не ограничивается двусторонними отношениями, а затрагивает интересы многих стран. На сегодня Китай вкладывает сотни миллиардов долларов своих инвестиций практически на всех континентах в экономику государств, не всегда могут себе позволить даже США. При этом следует отметить, что подавляющее большинство стран-реципиентов китайских инвестиций, включая Украину, вполне ими довольна. Поскольку сегодня от характера отношений между Вашингтоном и Пекином зависит судьба многих стран и народов, то США и КНР имеют решить свои противоречия как в сфере двусторонней торговли, так и в других сферах только с помощью переговоров и поиска компромисса.

 


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Волович

Источник: bintel.com.ua

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 20.09.2019. Просмотров: 65

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta