Экономика Украины: путь из кризиса труден, но первые шаги уже сделаны

Содержание
[-]

Страна встала на путь восстановления после затяжного кризиса

Экономические итоги 2016 года и развивающиеся в 2017 г. тенденции в экономике Украины подтвердили, что страна встала на путь восстановления после затяжного кризиса.

Позитивные тренды и объективные трудности

Утратив контроль над частью территории со значительным экономическим потенциалом, Украина впервые за последние 4 года продемонстрировала 2,3% прироста ВВП по итогам 2016-го и 2,4-2,5% в первом полугодии текущего года. Показателен даже не сам масштаб прироста (продемонстрировать рост на фоне провала почти на 16% по сравнению с уровнем 2013 года статистически было не так уж сложно), сколько движущие силы восстановления положительной динамики.

Двигателем роста, вопреки уже сложившейся традиции, стали не «ветры» международной конъюнктуры (динамика экспорта оставалась отрицательной) и не «накачка» потребительского спроса (реальные доходы за 2014-2015 гг. упали на четверть и выросли за 2016 г. всего на 5-6%, а розничный товарооборот – на 4,5%), а рост валового накопления основного капитала. За 2016 год капитальные инвестиции выросли на 18%, причём в промышленности – на 19%, в сельском хозяйстве – в 1,5 раза. 67% инвестиций пришли в реальный сектор экономики, при этом почти половину валового накопления составили вложения в приобретение машин и оборудования, что свидетельствует о процессах экономического обновления и запуске структурной перестройки. Ввиду продолжавшейся в течение первых трёх кварталов года стагнации в сфере кредитования, доля собственных средств предприятий среди источников финансирования инвестиций выросла до 72 %, что подтверждает высокий уровень инвестиционной мотивации бизнеса.

Становится очевидным, что экономика оправилась от политического нокдауна, адаптировалась к неизбежным в сложившихся условиях политическим и военным рискам и перешла к активному поиску современных моделей конкурентного поведения. Этому способствует последовательность власти в поддержании макроэкономической стабильности и дерегуляции предпринимательской деятельности. Инвестиционная динамика стала неплохим подспорьем для роста в машиностроении и в то же время способствовала росту импорта машин и оборудования, который за год увеличился более чем на четверть. Последний квартал года принёс также мощный импульс роста от сельского хозяйства, что, в свою очередь, стимулировало аграрное машиностроение, производство удобрений и пищевую промышленность.

Машиностроение лидирует в 2017 г., увеличив за 7 месяцев года выпуск на 7,7% на фоне приостановки роста промышленного производства (-0,7%). На 16% за 2016 год и на 24% за 7 месяцев 2017-го выросло строительство, предъявляя спрос на строительные машины и материалы. Отрицательно повлияло на промышленный рост прекращение поставок товарной продукции с предприятий, расположенных на территории самопровозглашенных «республик», которые прежде находились в формальной юрисдикции Украины. Основные потери понесли угледобыча и металлургическое производство. По итогам семи месяцев добыча угля снизилась на 13,6%, производство кокса и нефтепереработка – на 17,6%, выпуск стали и проката – на 13,7%.

На этом фоне возник реальный риск «зависания» позитивной динамики, связанный с её недостаточным влиянием на повышение уровня жизни населения. Во-первых, вялая динамика доходов ограничивала потребительский спрос как важный акселератор экономического роста. Во-вторых, падение уровня жизни значительных слоёв населения формировало политический риск и требовало увеличения бюджетных расходов, т.е. повышения фискального давления на экономику, чреватого торможением роста.

Повышение «минималки»: фискальные результаты и отложенные риски

Решение правительства В.Гройсмана о повышении с 1 января 2017 года минимальной заработной платы вдвое было неожиданным для многих аналитиков. Впрочем, к вульгарному кейнсианству это отношения всё же не имело и определялось, прежде всего, прагматичными фискальными соображениями. «Фискальная красота» данного решения состояла в том, что оно позволило повысить зарплаты наименее обеспеченным работникам, практически не увеличивая бюджетных расходов. Оборотной стороной оказалась отмена привязки тарифной сетки окладов в бюджетной сфере к «минималке», благодаря чему оклады примерно шести тарифных разрядов сравнялись в размере, а разница в зарплате квалифицированного и неквалифицированного персонала значительно сократилась.

Хотя на повышение зарплат бюджетникам из-за роста «минималки» требовалось дополнительно более 24 млрд. грн., благодаря «экономии» на дотации Пенсионному фонду (в связи с ростом поступлений от единого социального взноса) и на субсидиях населению на оплату ЖКХ (в связи с повышением доходов домохозяйств) потребность в «чистом» увеличении расходов составила около 5,5 млрд грн. Эту суму предполагается покрыть за счёт увеличения поступлений от налога на доходы физических лиц. Основное бремя повышения легло на работодателей в частном секторе, а главные опасения экспертов касались рисков резкого роста безработицы из- за высвобождения «подорожавших» работников.

Опасения по поводу занятости оказались преувеличенными: по итогам семи месяцев года численность зарегистрированных безработных сократилась на 14%. По-видимому, основным амортизатором для бизнеса стала детенизация части зарплат, которые ранее выплачивались «в конвертах». Позитивную роль сыграл и продолжающийся экономический рост. Повышение «минималки» сыграло роль и в динамике доходов работающих: за 7 месяцев реальный прирост средней зарплаты (с учётом инфляции) составил более 17%. При этом в системе образования зарплаты (в номинальном измерении) выросли на 58%, в здравоохранении – на 50%, в госуправлении и обороне – вдвое. Поступления в бюджеты от налога на доходы физлиц выросли на 35%, план поступлений в Пенсионный фонд превышен на 12,7 млрд. грн.

Правительство объявило о намерении с 1 октября произвести «осовременивание» (пересчёт в соответствии с современным уровнем зарплат) ранее назначенных пенсий. Вместе с тем, «перехитрить» макроэкономические закономерности так и не удалось. Отложенный инфляционный риск сработал летом 2017 года, когда на рынок вышли деньги, высвобожденные в результате удешевления платежек за «коммуналку» после завершения отопительного сезона. Вместо традиционной для Украины летней дефляции с июня рост цен ускорился. По официальным данным, в июле по сравнению с декабрём 2016 г. индекс потребительских цен составил 8,2 %. При этом цены на продукты питания выросли на 12,6 %, в т.ч., на хлеб – на 10,4 %, мясо – 20,4 %, овощи и фрукты – в полтора раза. По всей видимости, сезонное удорожание продовольствия в сентябре ещё увеличит эти показатели, что сделает соблюдение запланированного на 2017 год уровня инфляции не более 10 % довольно проблематичным.

МВФ и инфляционное таргетирование от Нацбанка

Подписание весной 2017 года новой редакции согласованного с МВФ Меморандума об экономической и финансовой политике открыло зелёный свет для получения кредитного транша, необходимого для успешного обслуживания внешнего долга Украины. Как обычно, факт принятия Меморандума стал поводом для жёстких политических баталий. Между тем, помимо традиционно конфликтного вопроса об отмене моратория на продажу сельхозземель, документ предусматривает ряд важных шагов, однозначно необходимых для продвижения по пути реформ. Среди них, в частности, укрепление стабильности финансовой системы и банковского сектора, создание нормативно-правовой базы для рынков ценных бумаг и небанковских кредитно-финансовых институтов, реформирование рынка труда и модернизация профтехобразования, усиление адресности социальной помощи и повышение эффективности социальных расходов, ускорение приватизации мелких госпредприятий.

Увы, без давления МВФ прогресс в этих технологически сложных и политически «неприбыльных» реформах был бы маловероятен. «Дьявол», однако, кроется не в системных «маяках» реформ, а в банальном индикаторе уровня инфляции, которого правительство и Нацбанк Украины обязались придерживаться. Второй год подряд Нацбанк последовательно движется по пути либерализации валютно-курсовой политики и перехода к режиму инфляционного таргетирования (монетарная политика, при которой денежное предложение регулируется исходя из целей соблюдения запланированного целевого уровня (таргета) инфляции).

В Меморандуме таргетом 2017 года провозглашена инфляция на уровне 8% плюс-минус 2%. Поскольку основным инструментом монетарной политики при инфляционном таргетировании является управление процентными ставками по операциям регулирования ликвидности, превышение «планового» показателя инфляции не оставляет Нацбанку иного выхода, кроме повышения ставок и изъятия с рынка «лишних» денег. Это, в свою очередь, начинает играть тормозящую роль, ограничивая банковское кредитование и удорожая оборотные средства для бизнеса, создавая дополнительные риски для развернувшейся инвестиционной динамики. К тому же, процентные инструменты не вполне эффективны в условиях экономики Украины, для которой характерны хронический дефицит ликвидности, значительная доля в денежной массе неподконтрольной «налички», преобладание роли структурных факторов (рисков платёжеспособности) над факторами денежного предложения в определении цены кредитов.

Возможность воздействия процентными инструментами на перечисленные выше факторы ускорения инфляции в середине 2017 г. вообще минимальна. Более того, ужесточение монетарной политики в целях соблюдения инфляционного таргета будет снижать возможности отечественной промышленности реагировать на рост потребительского спроса. Пока избегать излишне жёстких мер Нацбанку позволяет ситуация, сложившаяся на валютном рынке. После продолжительных «курсовых качелей» последнего квартала 2016 – начала 2017 гг., сформировавших повышенные девальвационные (и инфляционные) ожидания, с апреля курс гривны к доллару США стабилизировался и начал уверенно укрепляться. В первую очередь, этому способствовал глобальный тренд удешевления доллара, имевший для Украины практические позитивные последствия.

Укрепление гривны по отношению к доллару (почти на 10% в августе по сравнению с январём) произошло на фоне снижения покупательной способности национальной валюты (инфляция в июле 2017-го к декабрю 2016 г. составила 8,2%). Укреплению способствовала не только дешевизна доллара, но и дороговизна гривны в результате жёсткой монетарной политики Нацбанка, о чём говорит тот факт, что в коммерческих банках и обменных пунктах доллар нередко покупался дешевле, чем на межбанковском валютном рынке. Таким образом, успех инфляционного таргетирования и степень его влияния на экономический рост сейчас в большой степени зависит от не вполне устойчивого равновесия на валютном рынке, связанного с состоянием внешнеторгового баланса и притоком в страну иностранных инвестиций. А расширение возможностей «нетравматичного» применения политики инфляционного таргетирования, видимо, станет одной из ключевых задач нового главы Нацбанка, назначение которого взамен ушедшей в отставку Валерии Гонтаревой ожидается в сентябре.

Внешнеторговая переориентация

Для экспортоориентированной украинской экономики вытеснение с российских рынков оказалось весьма чувствительным ударом. Отрицательный эффект стал заметен ещё в 2012 г., когда РФ запустила маховик экономического давления на Украину, сыграл наибольшую негативную роль в 2013-2015 гг. и постепенно смягчался наращиванием экспорта на альтернативных направлениях. Недавнее решение РФ о продлении продовольственных санкций до 2018 г., по сути, лишь зафиксировало сложившийся status quo. Свёрнутую торговлю агропродукцией с Россией (по сравнению с 2012 г. она упала более чем в 100 раз) компенсировать на других рынках было относительно нетрудно, поскольку РФ занимала лишь около 7% в её экспорте. Всерьёз пострадали экспортёры молока и молочной продукции, к которой на альтернативных рынках предъявляются наиболее жёсткие санитарные требования. С продукцией пищепрома дела оказались похуже, поскольку в докризисные времена в РФ поставлялась треть её экспорта. Удачно переориентировались только кондитеры – их экспорт вырос в 2016 г. по сравнению с 2012-ым на 3% (преобладает экспорт сахара). Можно констатировать, что изменение географических приоритетов украинских экспортёров агропродовольственной продукции сопровождалось примитивизацией структуры экспорта – ростом доли продукции с меньшей добавленной стоимостью.

Наиболее значимой статьёй экспорта из Украины в РФ осталась продукция машиностроения, составляющая 30% всего товарного экспорта Украины в российском направлении. Хотя, если в 2012 г. на российский рынок направлялось 52% её внешних продаж, в первом полугодии 2017-го эта доля сократилась до 25%. Адекватной компенсации потерь пока не наблюдается: утратив 5,8 млрд. дол. экспортных поступлений на российском рынке, украинские машиностроители недосчитались на других рынках ещё 3 млрд. дол.

В текущем году возвратилась позитивная динамика товарного экспорта. Он увеличился на 24% за полгода. Экспорт в страны ЕС и РФ вырос синхронно на 26%, при этом европейский рынок обеспечил почти 42% прироста экспорта, и лишь 10% – рынок российский. Почти половина прироста экспорта была обеспечена агропродовольственной продукцией (её вывоз увеличился по сравнению с первым полугодием 2016 г. на 28%) – преимущественно зерном и растительным маслом. Экспорт продукции пищевой промышленности также увеличился на 33,6%, продукции машиностроения – на 15%. Опережающий рост торговли с ЕС (в 2016 г. экспорт на этом направлении уже вырос на 3,7% при общем снижении экспорта на 4,6%) обоснованно связывается с практическим действием Соглашения об ассоциации Украины и Евросоюза.

Вместе с тем, пока оставляет желать лучшего структура экспорта из Украины, в которой преобладает аграрное сырьё. При этом в импорте из ЕС растёт удельный вес продукции с высокой добавленной стоимостью, прежде всего – продукции машиностроения, что ухудшает состояние торгового баланса. Однако ситуация отнюдь не безнадёжна: как показывает статистика, рост аграрного производства оказывается одним из драйверов роста инвестирования и формирования агропромышленных кластеров как точек экономического роста.

В начале июня Европарламент принял решение о временном – на три года – увеличении ряда тарифных квот для украинской аграрной продукции, в частности, зерна кукурузы, ячменя, овса, мёда, а также переработанной зерновой продукции. В результате этого решения украинские аграрии получат порядка 200 млн дол. США дополнительного финансового ресурса, который может быть направлен на повышение продуктивности и конкурентоспособности агропроизводства. Европейцы связывают преференции с прогрессом реформ и демократических процессов в Украине, в частности, с противодействием коррупции и деформации конкуренции. Еврокомиссия должна будет следить за тем, чтобы позитивный эффект касался, прежде всего, малого и среднего агробизнеса. В силу важности поддержания равновесия торгового баланса, украинское правительство получает дополнительную мотивацию к соответствующим реформам.

***

В политическую осень, которая может оказаться весьма бурной, украинская экономика входит с преобладанием позитивных трендов. Заинтересованность в окончательном восстановлении в стране как экономической, так и политической стабильности всё активнее проявляют как украинские деловые круги, так и зарубежные партнёры. Показательна в этом отношении активно лоббируемая сегодня группой литовских и польских политиков разработка европейского Плана восстановления экономики Украины по примеру послевоенного плана Маршалла. Экономическая заинтересованность в стабильном развитии позволяет ожидать эффективного и прагматичного преодоления возникающих внутриполитических рисков.

 


Об авторе
[-]

Автор: Ярослав Жалило

Источник: eedialog.org

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.11.2017. Просмотров: 44

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta