Экономические санкции в ЕС в отношении Беларуси одобрены, политзаключенные остаются в тюрьмах

Содержание
[-]

***

Европа не стала торговаться с Лукашенко

Послы ЕС согласовали экономические санкции в отношении Белоруссии, и они могут быть введены уже до конца недели. Одновременно с этим стало известно, что продлены сроки содержания под стражей журналистам. Торг политзаключенными, о котором говорили накануне, пока не состоялся.

О том, что секторальные экономические санкции уже одобрили послы ЕС и они могут быть введены уже до конца недели, сообщил брюссельский корреспондент Радио «Свобода» Рикард Йозвяк у себя в Twitter в среду. По его данным, официально перечень секторов, подпавших под санкции, может быть опубликован уже в четверг к вечеру. Ранее сообщалось, что в списке может оказаться семь секторов. Назывались торговля калийными удобрениями, нефтепродуктами и табачными изделиями, а также финансовая сфера.

Накануне власти Белоруссии призывали ЕС одуматься и остановиться. Об этом говорил и Александр Лукашенко, выступая в Брестской крепости в связи с 80-й годовщиной начала Великой Отечественной войны. «Очнитесь, пока не поздно. Разберитесь вы с этими политиками, обезумевшими и потерявшими реальность. Посмотрите, какой красивый мир, и в этом мире мы всегда нормально жили, по-соседски, делили кусок хлеба, ездили друг к другу. Давайте остановимся у этой последней черты: завтра будет поздно», – призывал он. Кроме того, лидер белорусских демократических сил Светлана Тихановская говорила о том, что глава МИД Белоруссии Владимир Макей пытается уговорить Европу не принимать санкции и в обмен на это предлагал отпустить задержанных журналистов под домашний арест.

В среду стало известно, что журналистам, срок содержания под стражей которых заканчивался в эти дни, его продлили еще на два месяца. Под стражей таким образом остаются сотрудники «Пресс-клуба»: его основательница Юлия Слуцкая, программный директор Алла Шарко, директор Сергей Ольшевский и видеооператор Петр Слуцкий, а также сотрудничавшая с «Пресс-клубом» бывшая журналистка государственного телевидения Ксения Луцкина. Они находятся в СИЗО с 22 декабря 2020 года, их обвиняют в неуплате налогов. По информации родственников, никакие следственные действия с ними не проводятся, они просто сидят. Также до 27 августа продлен срок содержания под стражей основателю портала KYKY Александру Василевичу. Всего в белорусских тюрьмах более 20 журналистов и сотрудников СМИ, включая работников разгромленного властями информационного портала TUT.BY.

Таким образом, можно предположить, что торг политзаключенными не удался. По мнению экспертов, время для освобождения заключенных еще не пришло. «Репрессии продолжаются, каждый день новые суды, новые задержания, количество политзаключенных не уменьшается. И какой смысл выпускать одних и тут же сажать других?.. Поэтому пока я очень скептически отношусь ко всем разговорам о возможной амнистии», – заявил по этому поводу политолог Валерий Карбалевич.

Продолжение политики репрессий и эскалации констатируют и правозащитники. По состоянию на 23 июня граждан забирают из дома и на улице, происходят обыски и допросы, заводятся новые политически мотивированные уголовные дела, продолжается давление на политзаключенных. «Власти усиливают разные формы давления и репрессий на людей за их активную гражданскую позицию», – констатирует правозащитный центр «Весна». По его данным, только в среду было как минимум четыре новых задержания, заведены уголовные дела в отношении актера Театра драматургии Ильи Ясинского и переводчицы Ольги Калацкой. Он успел сбежать за границу, а она отбывает домашнюю «химию» (два года) за «хулиганство» – дала пощечину государственному пропагандисту. Теперь ее обвиняют еще и в организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок.

Ежедневно продолжаются суды по политически мотивированным процессам. В частности, к завершению подходит судебное разбирательство по «делу Белгазпромбанка», которое длится уже пять месяцев. В суде уже начались прения сторон, и обвинение запросило для его экс-главы Виктора Бабарико 15 лет лишения свободы. Остальным фигурантам дела грозит от трех до шести лет заключения под стражу.

Все, кроме самого Бабарико, вину признали. Однако защита экс-банкира утверждает, что признание они сделали под давлением. В качестве доказательств приводятся записи и протоколы допросов обвиняемых, сделанные сразу после задержания и после пребывания в СИЗО, – если изначально люди характеризовали свои действия как бизнес-процессы, то затем увидели в них преступления. При этом ни один из обвиняемых, признавших вину, не сказал, что получение якобы незаконных дивидендов было обусловлено выполнением каких-то конкретных действий. Кроме того, есть информация об угрозах обвиняемым и их родственникам, если не будет признательных заявлений. В частности, больным отказывали в медицинской помощи. По словам Виктора Бабарико, ему во время допросов также давали понять, что дело связано с его намерением претендовать на пост президента.

«Пока Лукашенко у власти, Бабарико будет сидеть», – считает Валерий Карбалевич. «Потому что в этом случае бывший глава Белгазпромбанка сразу же становится реальным конкурентом Александра Лукашенко, его рейтинг сразу вырастает», – убежден эксперт. Напомним, что, по данным последнего опроса Chatham House, Виктор Бабарико, несмотря на пребывание в СИЗО, остается самым популярным в Белоруссии политиком.

Aвтор Антон Ходасевич, cобственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2021-06-23/5_8180_belorussia.html

***

Политические репрессии обойдутся Лукашенко в 7 миллиардов долларов в год

24 июня в Беларуси произошло два очень тесно связанных события. Утром в Гомеле, прямо в СИЗО, начался суд над Сергеем Тихановским и Николаем Статкевичем (всего на скамье подсудимых пятеро). И тем же утром на саммите Евросоюза утвердили секторальные санкции против белорусского режима. Если бы не случилось первое, то могло не быть и второго. У Лукашенко был выбор. Он его и сделал.

И вот каковы оказались последствия этого добровольного выбора. Первое и самое главное — полный запрет на импорт нефтепродуктов и калийных удобрений из Беларуси и даже на их транзит через территорию ЕС. Кроме того, санкции предусматривают запрет импорта и экспорта оборудования и программного обеспечения для слежки за людьми в интернете и по телефонной связи; запрет на долгосрочное кредитование госкомпаний и размещение ценных бумаг с погашением более трех месяцев; запрет на продажу и транзит табака и табачных изделий из ЕС покупателям из Беларуси или для использования в Беларуси и запрет на передачу или экспорт товаров и технологий двойного назначения, которые могут быть использованы белорусскими властями в военных целях.

Санкции не затронут те контракты, которые были заключены до 25 июня. А вот новых уже не будет. И, кстати, запрет на транзит — санкция куда более суровая, чем собственно запрет на импорт белорусских нефтепродуктов и калийных удобрений. К примеру, доля ЕС в белорусском экспорте удобрений не превышает 8,5%. Крупнейший покупатель — Бразилия. По данным Белстата, в прошлом году доход от экспорта калийных удобрений составил 2,41 миллиарда долларов. Причем Бразилия закупила удобрения на 522 миллиона долларов, то есть четверть всего объема. Китай — на 321 миллион долларов. Доход от продажи в страны ЕС — около 200 миллионов. Но большую часть калийных удобрений в страны, не входящие в Евросоюз, Беларусь поставляет через порт Клайпеды. Теперь этот порт будет закрыт.

С нефтепродуктами ситуация географически иная: главным покупателем была Украина. В прошлом году доход от экспорта нефтепродуктов составил 2,75 миллиарда долларов, из них украинская доля — 1,24 миллиарда. Украина, как и Великобритания с Канадой, поддерживала все предыдущие пакеты санкций. Но прежние санкции были преимущественно персональными, так что не касались напрямую ее экономических интересов. Как поступит Украина сейчас — открытый вопрос. Если после принятия предыдущих пакетов украинские власти сразу объявляли, что присоединяются к санкциям, то 24 июня официальной реакции не было.

Кстати, Норвегия тоже не является членом ЕС. При этом норвежская компания Yara — партнер «Беларуськалия», и Норвегия входит в десятку крупнейших импортеров белорусских удобрений. Осенью прошлого года, после забастовок и последующих увольнений на «Беларуськалии», на предприятие приезжали представители Yara. В Солигорске они встречались и со стачкомовцами, и с руководством. Выразили глубокую озабоченность нарушениями прав рабочих и уехали. К декабрю на «Беларуськалии» были уволены по политическим мотивам 55 человек, и 10 декабря в Солигорск приехал генеральный директор Yara Свейн Торе Холзетер. В то же время на официальном сайте компании появилось его заявление: «Несмотря на наши постоянные усилия по достижению перемен через диалог, мы не увидели значительных улучшений в положении работников «Беларуськалия». Мы особенно обеспокоены многочисленными сообщениями об увольнении рабочих, которые мирно выражали свои демократические права». Тем не менее дальше обеспокоенности норвежцы не пошли и продолжили сотрудничество. Как они поступят теперь — неизвестно.

Точно так же неизвестно, что теперь будет с активами Михаила Гуцериева. Гуцериева, разумеется, на саммите ЕС не обсуждали. Он просто оказался в списке четвертого пакета санкций в качестве одного из «кошельков Лукашенко». Это означает для него не только запрет на въезд в Европу и блокирование его счетов в Европе. Компании, в которых доля собственности Гуцериева превышает 50%, автоматически оказываются в санкционном списке и лишаются возможности работать с европейскими партнерами. А главный проект Гуцериева в Беларуси — ИООО «Славкалий», который строит Нежинский горно-обогатительный комбинат на базе Старобинского месторождения калийных солей. Работы ведутся с 2016 года, строительство планируется завершить к 2023 году. Проектный объем инвестиций — более двух миллиардов долларов. Нежинский ГОК должен был стать вторым калийным гигантом после «Беларуськалия» и производить два миллиона тонн калийных удобрений в год.

Теперь будущее комбината туманно, как и будущее того, чьим кошельком Евросоюз признал Михаила Гуцериева. Последний, кстати, реагирует быстро: 24 июня он на всякий случай вышел из совета директоров «РуссНефти». Не исключено, что Гуцериев воспользуется методом белорусского торговца оружием Владимира Пефтиева, который, оказавшись под санкциями в 2011 году, фиктивно продал свои компании и ужом выскользнул из санкционного списка. У Гуцериева подобный опыт, хоть и «досанкционный», имеется: два года назад он передал сыну Саиду свою долю в холдинге «Сафмар Финансовые инвестиции». Так что, никто не удивится, если «Славкалием» внезапно начнет управлять кто-нибудь другой из семьи Гуцериевых.

Сейчас эксперты оценивают возможные финансовые потери белорусской экономики в 12–14% от ВВП. В прошлом году ВВП составил 59 миллиардов долларов. Значит, речь может идти о потерях 7 миллиардов долларов. И, вероятно, все знают, куда пойдет Лукашенко за семью миллиардами. Конечно, впереди у него большая битва за деньги: он будет торговаться, угрожать, обещать, просить, топать ногами и махать дубинками. Будет выставлять на европейский аукцион и Тихановского, и Статкевича, и Бабарико, и сотни других политзаключенных. Возможно, кого-то освободит, чтобы добиться отмены санкций. До 24 июня он находился в стадии отрицания: не верил, что Евросоюз введет секторальные санкции. Затем наступила стадия гнева. Утром ЕС утвердил санкции, а спустя час в Гродненской области Лукашенко говорил: «Военное положение, если нужно. Но никакого проседания быть не должно!» Следующей стадией непременно будет торг.

Aвтор Ирина Халип, cобкор по Беларуси

https://novayagazeta.ru/articles/2021/06/25/otritsanie-torg-sanktsii

***

Западным санкциям власти Белоруссии противопоставят железную дисциплину

Совет ЕС принял ранее обещанные секторальные санкции в отношении Белоруссии. Реагируя на это решение, Александр Лукашенко распорядился не допустить падения экономики и при необходимости ввести военное положение. Экономические эксперты не видят возможности избежать экономических потерь, политические аналитики прогнозируют дальнейшее усиление репрессий.

«Никакого проседания ни на одном предприятии быть не должно», – заявил Александр Лукашенко в четверг, реагируя на доклад главы Гродненской области Владимира Караника, в котором он обещал, что предприятия региона «компенсируют» проседание экономики из-за санкций. «Пускай Караев (Юрий Караев, экс-министр внутренних дел, а сейчас помощник президента по Гродненской области. – «НГ») надевает генеральскую форму, вам тоже звание присвоено генерал-майора, и вперед.

Военное положение, если нужно, но никакого не должно быть проседания», – заключил Александр Лукашенко. «Мы этим мерзавцам по ту сторону границы должны показать, что их санкции – это их бессилие. Вот что мы должны показать. И мы это сделаем», – заверил он.

Напомним, что речь идет о секторальных экономических санкциях, которые накануне в среду согласовали послы стран ЕС, а в четверг уже одобрил Совет ЕС. На момент подготовки материала был опубликован только пресс-релиз, официальная публикация ожидается в ближайшее время. Как следует из пресс-релиза, компаниям ЕС запрещено поставлять в Белоруссию оборудование, предназначенное для мониторинга или перехвата интернета и телефонной связи и товаров двойного назначения для использования в военных целях. Вводятся «дополнительные торговые ограничения в отношении нефтепродуктов, калийных удобрений и товаров для производства табачных изделий», будет ограничен доступ госучреждений к европейским рынкам капитала, запрещено страхование и перестрахование белорусского правительства и белорусских государственных органов и агентств. Европейскому инвестиционному банку запрещено финансировать проекты в госсекторе, а компаниям – инвестиционное сотрудничество с госбанками (Беларусьбанк, Белинвестбанк, Белагропромбанк). Кроме того, некоторые СМИ сообщают, что под санкции попадает не только сама торговля калием, но и транзит этого удобрения через территорию ЕС.

Экономические эксперты утверждают, что санкции будут весьма болезненными для белорусской экономики, хотя сказать точно, во что это обойдется, можно будет только после опубликования самих решений. Согласно данным Белстата, калийные удобрения составляют 8,2% в общем объеме экспорта товаров. В 2020 году Белоруссия продала их за рубеж на 2,4 млрд долл. Однако европейский рынок не является основным для этой продукции. В прошлом году продажи туда составили лишь 192 млн долл., а это лишь 0,7% в экспорте товаров. Основные покупатели – Бразилия, Китай, Индия. На их долю приходится около 50% всех закупок. Поэтому болезненными для белорусского режима в данном случае будут санкции не в отношении самого калия, а в отношении его транзита, который идет через литовский порт Клайпеда. В случае запрета транзита потери понесет и литовская сторона, но там подсчитали, что они могут составить всего лишь 0,9% ВВП, и сказали, что смогут это компенсировать с помощью белорусских программистов, которые сейчас массово переезжают в соседнюю страну.

Зато страны ЕС являются основными покупателями белорусской нефти и нефтепродуктов. Из 3,7 млрд долл. экспортной выручки прошлого года 1,1 млрд долл. (30,5%) пришли из стран ЕС. Это 3,9% всего экспорта товаров. Основные покупатели – Великобритания, Нидерланды и Германия. Они закупают около 40% всей продукции нефтяного сектора. К сожалению, оценить масштабы потерь от санкций в отношении нефтяного сектора не представляется возможным, так как Белстат не публикует статистику по этому сектору начиная с 2016 года. Тем не менее имеющиеся данные позволяют говорить о том, что санкции будут ощутимыми.

Удивление местной общественности вызвало заявление Александра Лукашенко о введении военного положения для противодействия санкциям. Эксперты склоняются к тому, что это заявление не стоит понимать буквально. По мнению политолога Павла Усова, «введение военного положения в условиях санкций может означать подготовку режима к ухудшению социально-экономической ситуации в стране», когда будет актуален тезис «все для «фронта». «Среди эффектов санкций и внутренних чрезвычайных мер могут быть: дефицит, сокращение зарплат, введение трудодней на производстве и продовольственных карточек (ваучеров на товары), выплаты в виде натуральных продуктов», – пишет эксперт в своем Telegram-канале.

Политолог Валерий Карбалевич также считает, что речь не идет о введении реального военного положения в стране. «Я думаю, что это образное выражение, просто риторика. Лукашенко постоянно использует военную терминологию. Думаю, что в данном случае имеется в виду, что государственные чиновники должны работать по законам военного времени», – сказал он в комментарии «НГ». «Это способ дополнительной мобилизации государственного аппарата: нейтрализовать эти санкции за счет усиления дисциплины, наведения порядка, усиления административного давления, чтобы не позволить предприятиям работать хуже», – считает эксперт.

Указание мобилизоваться говорит и о том, что санкции не подвигнут Лукашенко к переговорам и деэскалации, полагают аналитики. «Я не думаю, что власти пойдут на какие-то переговоры. Скорее, наоборот, ситуация будет обостряться. Рассчитывать, что Лукашенко под воздействием санкций пойдет на какую-то либерализацию, прекращение репрессий не стоит. В ближайшее время стоит ожидать дальнейшей эскалации как внутри страны, так и вне ее», – считает Валерий Карбалевич.

***

За развитием ситуации наблюдали и авторы российских Telegram-каналов. «Адекват»  отмечает, что побочный эффект «фундаментальных санкций» против Белоруссии на поверхности: Лукашенко все сильнее начинает зависеть от Кремля. «Это сильная карта, сильнее всех, что у нас были по теме в обозримом прошлом, и очень хочется надеяться, что она будет активно разыграна», - пишут авторы канала.

Aвтор Антон Ходасевич, cобственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2021-06-24/1_8182_belorussia.html


Об авторе
[-]

Автор: Антон Ходасевич, Ирина Халип

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 27.06.2021. Просмотров: 44

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta