Экономические санкции должны стать оружием Украины № 1

Содержание
[-]

Зачем Украине полноценная санкционная политика

Решение военных конфликтов исключительно с помощью армий и оружия - давно в прошлом. Цивилизованный мир не то чтобы обленился воевать и убивать, он стал мудрее. Оружия хватает, оно становится все более совершенным и ужасным, солдат тоже хватает. Но осознание того, что проблемы можно решать качественно и более гуманным способом, не марая без необходимости рук в крови, берет верх.

Санкции

Санкции - это еще недавно малоупотребляемое в Украине слово уверенно вошло в наш лексикон. Их вводят, ими угрожают, их призывают ввести, просят продлить или не отменять. Оказывается, это довольно мощное оружие. При условии, конечно, умелого применения. Особенно когда речь идет о новом формате войны, которую окрестили гибридной и которая не на шутку разгорается в Украине и мире в целом. К сожалению, как и в большинстве ресурсов и возможностей, к этому новому оружию в нашей стране довольно примитивное отношение. Скорее, как к какой-то игре или демонстрации международной солидарности. Отечественные чиновники нередко ведут себя как дети, радуясь принятию очередной порции ограничительных мер со стороны США, Великобритании или ЕС, при этом совсем не учитывают собственные возможности и козыри, которые имеют на руках.

Украина начала применять санкции в отношении РФ, ее граждан и юридических лиц еще с весны 2014 года, то есть с начала агрессии в Крыму. Согласно решению СНБО было прекращено с РФ производственно-техническое сотрудничество и сотрудничество в военной сфере и сфере безопасности, приостановлено прямое авиасообщение и обслуживание ракетных комплексов на территории России, денонсированы соглашения, отменен военный транзит и транзит товаров двойного назначения через Украину, перекрыта подача воды в Крым , введено право на въезд для граждан РФ только по заграничным паспортам. Принят и закон о санкциях, в котором предусмотрено до 25 видов ограничительных мер, которые могут применяться к иностранным субъектам. Под его действие попали почти восемь сотен организаций и более полутора тысяч граждан разных стран. Несмотря на то, это лишь капля в море и скорее символические шаги, в серьезность которых верится с трудом.

Дело в том, что системной санкционной политики в Украине на самом деле не существует. Никто не воспринимает санкции как мощное оружие, которое может стать одним из факторов обретения страной победы над агрессором. Все работает в ручном режиме, если вообще работает. Для украинской власти это скорее инструмент пиара. Средство воздействия на определенный бизнес, связанный с враждебной страной. Власть сама очень редко выступает инициатором применения тех или иных ограничительных мер. Санкционные волны, которые периодически поднимаются общественностью или определенным политиками, в лучшем случае заканчиваются запоздалой вынужденной реакцией.

Иногда на них реагируют частично, откупаясь каким поверхностным решением. Иногда не реагируют вообще. Нередко они используются чиновниками в собственных интересах. Такое положение вещей и такое отношение к санкциям как явления весьма опасное. К примеру, смена властной верхушки на выборах может привести к неприятным тенденциям. Ведь в ручном режиме есть возможность не только применять санкции, но и отменять их. Процедура, по которой снимаются санкции, до конца так и не прописана. Захочет новый президент может отменить наработки предшественника, договорится за кулисами об уступках, и процесс пошел!

Деоккупация

Несмотря на определенные достижения в отдалении от России, которыми очень любит хвастаться действующая власть (вроде прекращения закупки газа), Украина все еще продолжает оставаться под невероятно сильным влиянием агрессора. Да, он пока не включает на полную мощность свои возможности, не привлекает весь имеющийся арсенал, но это лишь вопрос времени. Ведь отдельные сектора украинской экономики до сих пор остаются ощутимо зависимыми от врага. «Мы, в принципе, ничего не сделали, чтобы очистить от российского энергетического давления Украину, - говорит Андрей Левус, председатель подкомитета по вопросам государственной безопасности Комитета ВР Украины по вопросам национальной безопасности и обороны.

- Под контролем граждан РФ и российских олигархов находится ряд предприятий критической инфраструктуры, в том числе и тех, от которых зависит наша безопасность и оборонный сектор. Топливо в руках Медведчука, облэнерго в руках Григоришина-Бабакова. Облгазы, предприятия химической промышленности находятся под контролем группы Фирташа. Ему же принадлежит крупнейший пропагандистский ресурс - канал «Интер». А Фирташ - это лишь менеджер преступной группировки Семы Могилевича, представителя Кремля в криминальном мире. То есть ключевые вещи - газ, электроэнергия и рынок нефтепродуктов - находятся в руках России.

О каких санкциях мы можем говорить? Я думаю, что с этого надо было бы начинать. Не говорю шашкой рубить. Понимаю, что это очень чувствительная тема, и можно нарваться на серьезные последствия. Но если бы была разработана стратегия замены, можно было бы за эти четыре года выдавить их из украинской энергетики. А выдавив из нее, перейти на естественные монополии и прочее. А так каждый украинец, покупая бензин, оплачивая коммунальные услуги, фактически платит россиянам свой налог».

Для американцев или британцев санкции давно стали элементом не только защиты, но и нападения на другие страны. Они этот вид оружия и его применение отточили до мелочей. В отличие от Украины, там не воспринимают их как некий символ, но как реальный жесткий инструмент влияния, с которым работают целые отделы в различных министерствах, продумывают и прогнозируют, сколько убытков смогут нанести противнику в финансах, репутации и тому подобное. Конечно, американская и британская экономики могут влиять мощнее. Но Украина в некоторых сферах тоже способна достаточно чувствительно ударить, если начнет относиться к этому серьезно.

«Мы должны начать думать жестко и реалистично, как и наши партнеры. Наша санкционные политика должна быть наступательная, - говорит Левус. - Она должна иметь конкретную цель, наносить урон врагу, а не просто говорить, что он плохой. Мы на войне, и санкционные политика является элементом гибридной войны. Наносить вред, в моем понимании, - это забирать наиболее сенситивные сферы из-под его влияния: информационное пространство, энергетическое, вопрос естественных монополий».

Сейчас в парламенте на рассмотрении находится по меньшей мере десять законопроектов, которые в той или иной степени касаются санкций и имеют целью усиление политики государства в этом направлении. Некоторые из них пылятся уже несколько лет, но до их вынесения на обсуждение никак не доходят руки. Например, зарегистрированный в 2015 году проект постановления об обращении ВРУ к Кабмину относительно проведения инвентаризации расположенного на территории Украины имущества, принадлежащего на праве собственности Российской Федерации и ее резидентам, в марте этого года был просто снят с рассмотрения.

Казалось бы, вполне логичная инициатива, результатом воплощения которой должно было стать создание своеобразной карты, которая способствовала бы, по крайней мере, пониманию масштабов проблемы и позволила систематизировать санкционные работу, - оказалась никому не нужна. И это при том, что такой перечень действительно помог бы проводить работу по деоккупации планово, четко определив где, в какие сроки нужно принять определенные меры, сектор за сектором очищая страну от вражеского влияния.

Кому эта идея не понравилась, трудно сказать, но учитывая общие тенденции, речь идет либо об отсутствии понимания важности санкций как оружия, или о сознательном саботаже. Анна Гопко, глава комитета ВРУ по иностранным делам, убеждена: причину следует искать в том, что большинство парламентариев имеют бизнес в оккупированном Крыму и закрывать там его не собираются: «Надо отменять закон о свободной экономической зоне «Крым», потому что он играет на руку многим, у кого там бизнес. И среди них, к сожалению, немало тех людей, которые и должны накладывать санкции».

Пройти тест

С приближением в Украине президентских и парламентских выборов, в которых Россия точно «будет» брать участие, вопросы благоустройства и усиления санкционной политики актуализируется как никогда. Очень хотелось бы, чтобы в высших государственных эшелонах, занятых в настоящее время мониторингом рейтингов, это также осознавали. Ведь именно в плоскости ответственности президента страны, который является председателем СНБО и определяет ее политику, находятся эти вопросы.

Санкции наконец должны стать вполне конкретным инструментом войны, если все-таки есть желание в ней победить. И для этого стоит позаботиться о создании единого субъекта, который будет ими заниматься. Сейчас у нас есть только субъект, который применяет санкции (коллегиальный орган СНБО). Есть еще правительственный комитет, который тоже является коллегиальным органом с сопредседателями - заместителями министра юстиции и министра иностранных дел. Но он не работает на постоянной основе, собирался всего несколько раз. Этого мало. Нужен субъект, который будет анализировать, прогнозировать, планировать и руководить ограничениями влияния РФ в различных сферах.

То есть заниматься в целом экономической войной как действительно войной. Он может быть создан при СНБО, но это должна быть отдельная структура. «На комитете по иностранным делам мы провели в закрытом режиме заседания, где проговаривали ситуацию с санкциями, - говорит Анна Гопко. - Почему очень многие представители российского бизнеса, в частности олигархов, таких как Павел Фукс, и дальше инвестируют? Почему ведется банковская деятельность?

Почему действует «Крымский Титан»? Были представители Нацбанка, Минэкономики, Мининфраструктуры. И мы поняли, что между собой у них вообще нет координации относительно того, как накладывать санкции. Есть закон о санкциях, есть список, утвержденный СНБО, но если мы хотим включить тех, кого нет в списке, то для этого каждый раз нужно вносить проект решения в ВР. СНБО не может сделать это самостоятельно, по решению правительства».

Более чем очевидно, что наше санкционное законодательство не является совершенным. И с обострением темы возможного вмешательства в украинские выборы, безусловно, надо активизировать принятие законодательной базы, на отсутствие которой часто жалуются, но созданию которой почему-то не способствуют. Речь идет прежде всего о пересмотре закона о санкциях.

Прописанные в нем основания применения ограничительных мер крутятся преимущественно вокруг темы терроризма, поэтому очень сложно формально украинские предприятия (которые где-то там на втором-третьем этапе через оффшоры принадлежат российским бенефициарам) идентифицировать на предмет настоящего владельца. Яркий пример - ситуация с NewsOne и 112. После обращения депутатов эта тема в прямом смысле заглохла. Нет, мол, формальных оснований пускать в действие санкции, нужны уточнения в закон. Теоретически чиновников можно понять. Они не очень хотят перед выборами заострять чувствительную тему свободы слова.

Основания и возможности на самом деле легко найти, если захотеть. В ВР уже зарегистрирован законопроект № 9275 о внесении изменений в некоторые законы Украины относительно защиты информационного пространства. Цель документа - уточнить, что информационная поддержка терроризма тоже может существовать. Он предусматривает, что санкции в отношении медиа могут применяться после согласования с Верховной Радой как высшим представительным органом. То есть если в отношении других предприятий инициатором ограничений может быть СБУ или иной орган центральной исполнительной власти, то к медиа (поскольку это всегда политическое звучание) - чтобы максимально обезопасить свободу слова и не дать ручным силовикам применять санкции в отношении нелояльных к власти СМИ, - решено привлечь еще и «предохранитель» парламентаризма.

Недавно с участием нардепов и экспертов состоялись два круглых стола по вопросам вмешательства в выборы. Наработано немало интересных материалов, а также определен список документов, принятие которых усилило бы позиции Украины. Скажем, законопроект о введении института ресиверов (временных управляющих) мог бы стать вспомогательным средством для проведения деоккупации отечественного экономического пространства, захваченных различными российскими агентами влияния. РФ для Украины - государство-агрессор, поэтому есть все основания отбирать все, что в Украине присвоено оккупантами. Фонд госимущества не имеет механизмов, с помощью которых может осуществлять управление конфискованными объектами, поэтому надо создать институт временных управляющих, который мог бы стабилизировать ситуацию и подготовить предприятие к процедуре возвращения в государственную собственность или к повторной приватизации.

Это и законопроекты о прозрачности собственности и финансирования медиа. Указанные документы якобы и не санкционные, но их принятие перед выборами многое проявит. Указывают депутаты и на необходимость предоставить парламенту право рекомендовать (например, СНБО) рассмотреть соответствующий вопрос. Сейчас ВР может разве что обратиться к президенту, но это право непрямого действия. Он или учтет рекомендации, или нет.

Синхронизация

И самое важное. Среди всей немаленькой коллекции санкционных законопроектов «завалялся» настоящий бриллиант - «О внесении изменений в Закон Украины «О санкциях» (о синхронизации санкций с международным сообществом)». Это едва ли не самый важный документ, ведь он позволит перевести введение санкций в автоматический режим. Пока санкционные политика проводится в ручном управлении, без четких правил и прозрачности, она не будет эффективной. Например, есть американские и британские санкции против России и против определенных ее действий, которые не касаются Украины.

Это и по Скрипалям, и списку Магнитського. Они затронули очень много серьезных компаний, которые имеют свои филиалы в Украине, но на которые наши санкции не распространяются. Например, пакет ограничений «по Скрипалям» имеет три элемента. Сейчас американцы применяют новый пакет по ограничению ряда валютных операций, запрету финансовых отношений с государственными банками РФ и тому подобное. Это что-то больше похоже на секторальные санкции. Если мы примем свой законопроект, это означает, что автоматически будем двигаться в том же направлении, применять тот же пакет.

Собственно, когда мы просим международное сообщество применить санкции против РФ, то вполне логично, что должны поддерживать инициативы партнеров в других ситуациях, пусть они и не касаются Украины напрямую. Это будет свидетельствовать и о нашей последовательности, и что мы поддерживаем мировой тренд. Впервые с начала оккупации территории Украины на всех высоких площадках мира РФ признана угрозой глобального масштаба. Соответственно, нам надо максимально делать все, чтобы этот тренд не исчезал в мире и создавал возможности для дискуссий и переговоров наших дипломатов, когда мы просим ввести санкции.

Недавнее введение Россией санкций против Украины многих насмешило: неправильно написанные фамилии, пророссийские деятели в списке, путаница в персоналиях ... Все это разведка боем, а не шутка. Россия бросила список, чтобы посмотреть на реакцию и прощупать почву. Да, там есть случайные люди, но есть и те, кого нужно отбелить. На самом деле это еще не санкции, а всего лишь намек. Вот когда Кремль действительно начнет применять ограничения против Украины, в частности в тех направлениях, где у него есть влияние на топливо, электроэнергию, газ - не поздоровится.

А если Украина окажется к этому еще и не готова, тогда будет совсем не до смеха. Откровенно говоря, вмешательство РФ в украинские дела никогда не прекращалось. Но последующие месяцы оно, похоже, будет значительно более интенсивным, поэтому необходимо быть готовым в случае обострения ситуации реагировать системно, а не тушить пожар впопыхах и в авральном режиме. Мы уже имели волну отключений электроэнергии в 2014-м в Одесской области во время «русской весны», где облэнерго, кстати, принадлежит россиянину Бабакову. Однако это почему-то никого ничему не научило.

Автор: Роман Малко, опубликовано в издании  Тиждень.UA, Перевод: Аргумент

http://argumentua.com/stati/sanktsii-dolzhny-stat-oruzhiem-1

***

Приложение: Где и насколько успешно Украина судится с Россией

Перечень претензий и судебных исков Киева к Москве широк - от нарушений прав человека в аннексированном Крыму до поддержки терроризма - и постоянно растет. DW о важнейших из них.

Вечером 3 декабря украинский президент Петр Порошенко в эфире телеканала ICTV заявил, что Киев будет готовить иск в Международный суд Организации Объединенных Наций (ООН) из-за агрессии России в Керченском проливе. Так что к перечню судебных разбирательств, которые власти Украины инициировали против Кремля в международных судах, вскоре добавится еще одно. DW напоминает о важнейших юридических спорах между Украиной и Россией.

Права человека

Наибольшее количество исков против РФ Украина подала в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Сейчас претензии Киева в связи с нарушением прав человека на, по выражению украинских властей, оккупированных Россией территориях объединены в два крупных производства - по Крыму и Донбассу.

Также ЕСПЧ рассматривает отдельно иск о незаконном вывозе в Россию детей с неподконтрольной Украине части Донбасса и поданный в августе нынешнего года иск по делам, как их называют в Киеве, украинских политзаключенных, содержащихся на территории аннексированного Крыма и РФ. В украинском министерстве юстиции ожидают, что рассмотрение первого по хронологии дела относительно комплексного нарушения прав человека в Крыму начнется в ЕСПЧ в Страсбурге не ранее конца текущего года или начала следующего.

Захват украинских военных моряков в районе Керченского пролива также стал поводом для обращения Киева в ЕСПЧ. Суд в рамках срочной процедуры удовлетворил просьбу Украины, обязав Россию сообщить о местонахождении и состоянии военных, а также обеспечить лечение раненых. В отведенный на это срок Москва это предварительно решение ЕСПЧ не выполнила.

Терроризм и дискриминация

Международный суд ООН в Гааге уже рассматривает украинский иск против России относительно нарушения ею конвенций о борьбе с финансированием терроризма и о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Украинская сторона обвиняет Россию в нарушения этих конвенций во время аннексии Крыма и агрессии в Донбассе.

Иск подан еще в январе 2017 года, а уже в апреле суд ввел временные меры в отношении России в рамках второй части этого иска: Кремль обязали воздержаться от нарушения прав крымских татар и обеспечить право на обучение на украинском языке в Крыму.

Теперь Украина работает над тем, чтобы доказать обвинения по существу. В июне 2018 Киев предоставил свои доказательства в виде соответствующего меморандума. Он "весит около 90 килограммов, состоит из 17500 страниц текста и 29 томов", рассказал о документе в день его подачи министр иностранных дел Украины Павел Климкин. По оценкам украинского МИД, рассмотрение дела может продлиться еще несколько лет.

"Морские" дела

Кроме Международного суда ООН, исками Украины против РФ в Гааге занимается и Постоянная палата третейского суда. Одно из обвинений касается нарушения Москвой Конвенции ООН по морскому праву. Украина инициировала соответствующее арбитражное производство еще в сентябре 2016 года.

А в феврале этого года подала в арбитраж меморандум, в котором указывает на нарушение Россией суверенных прав Киева в Черном, Азовском морях и в Керченском проливе, включая незаконную добычу ресурсов на морском шельфе и блокаду прохода судов в украинские порты через пролив под предлогом строительства Керченского моста. Представитель Украины в этом деле, замминистра иностранных дел по вопросам евроинтеграции Елена Зеркаль рассчитывает, что первое решение по иску можно ожидать в 2019 году, а слушания дела по существу могут состояться уже в 2021 году.

Военные преступления

Также в Гааге рассматривается еще одно важное для Украины дело. Международный уголовный суд (МУС), более известный под названием Гаагский трибунал, который занимается военными

преступлениями и преступлениями против человечности, с апреля 2014 года рассматривает дело "Ситуация в Украине", которое касается трех вопросов: убийств на Майдане, а также событий в Крыму и в Донбассе.

Специально для этого Киев в сентябре 2015 году признал юрисдикцию трибунала в отношении преступлений против человечности и военных преступлений, совершенных с момента начала конфликта в Донбассе.

В ежегодном докладе прокурора суда Фату Бенсуды, обнародованном в декабре 2017 года, отмечается, что МУС может квалифицировать боевые действия в Донбассе как международный вооруженный конфликт и что после 20 февраля 2014 года на востоке Украины было зафиксировано более 1200 случаев возможного совершения преступлений.

Ранее, в ноябре 2016 года, Бенсуда приравняла ситуацию в аннексированном Крыму к международному вооруженному конфликту между Украиной и Россией. Через два дня после публикации этого отчета, 16 ноября 2016 года, российский президент издал распоряжение о выходе РФ из-под юрисдикции Международного уголовного суда.

Корпоративные споры

Однако наиболее успешны в юридическом противостоянии с Россией украинские госкомпании. Так, национальная акционерная компания "Нафтогаз Украины" уже одержала победу в Стокгольмском арбитраже, в результате которой российский "Газпром" будет вынужден выплатить "Нафтогазу" 2,56 миллиарда долларов. Кроме того, в октябре 2016 года "Нафтогаз" и шесть компаний, входящих в его группу, подали в Постоянную палату Третейского суда в Гааге иск в связи с захватом Россией их имущества во время аннексии Крыма.

По словам коммерческого директора "Нафтогаза" Юрия Витренко, сумма иска вместе с процентами составляет около семи миллиардов долларов, а решение может быть вынесено уже к концу текущего года. Победу в деле против России одержал недавно и украинский государственный сберегательный банк "Ощадбанк". 26 ноября стал известно, что арбитражный суд в Париже обязал Москву выплатить банку 1,3 миллиарда долларов компенсации за потери имущества и бизнеса в результате аннексии Крыма.

Автор: Александр Голубов

https://p.dw.com/p/39Xqi


Об авторе
[-]

Автор: Роман Малко, Александр Голубов

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 05.12.2018. Просмотров: 32

Комментарии
[-]
 Mired | 06.12.2018, 03:38 #
Он "весит около 90 килограммов, состоит из 17500 страниц текста и 29 томов", рассказал о документе в день его подачи министр иностранных дел Украины Павел Климкин, tank trouble 2.0
ludo king ludo games.
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta