Экономическая активность Китая в Южной Азии заметно возросла

Содержание
[-]

Китай тратит значительные средства в странах Южной Азии и создает их зависимость от себя

Внимательно следя за событиями в Южной Азии, аналитики отмечают, что экономическая активность Китая в этом регионе заметно возросла. В том числе с помощью его политики «мягкой силы», не только настойчиво использует экономические возможности региональных стран, но и существенно меняет их давние партнерские отношения с соседней Индией.

При этом в орбите таких отношений появляются новые торговые партнеры. На это, в частности, обращает внимание собственный корреспондент швейцарского издания Neue Zürcher Zeitung (NZZ) в Дели Фолькер Пабст, который опубликовал в начале июня с. г.. аналитический материал о геополитической стратегии Пекина в регионе Южной Азии, приводя интересные примеры и прогнозируя дальнейшее развитие ситуации в регионе.

Корреспондент сообщает, что благодаря значительным китайским инвестициям в последнее время существенно улучшилась инфраструктура наземных сообщений на острове Шри-Ланка. Так, поездка по первому, открытом в 2015 году, современном автобана «Южный экспресс» от столицы Коломбо до бывшего города-крепости Нидерландов Галле на юге страны продолжается сегодня только 2:00. Ранее на этот путь тратилось времени вдвое больше. Автобан соединяет также портовый город Хамбантота, что на крайнем юге Шри-Ланки, с другими регионами страны. Коммуникации ее северных районов последнее время также существенно улучшились, в первую очередь, благодаря восстановленной железной дороги в город Джаффна. Когда-то, во время гражданской войны на острове, поездка в подконтрольного тамилам города продолжалась несколько дней. Сегодня для преодоления этого расстояния необходимо всего несколько часов. Ощутимом улучшению сообщения с внутренними регионами страны старинного города Канди в центральной части страны помог кредит более чем 1 млрд долл. США, который предоставил Китай в середине мая с. г. для строительства нового автобана «Центральный экспресс».

Аналитики отмечают, что с помощью таких китайских инвестиционных проектов страны попадают в определенную экономическую зависимость. Последний выделенный для Шри-Ланки кредит был полностью за счет средств Китая. Поэтому он сегодня стал, по сути, крупнейшим кредитором этого островного государства. В общем, начиная с 2005 года, Китай инвестировал в развитие экономики Шри-Ланку 15 млрд долл. США. Причем, средства для строительства упомянутого автобана в г.. Канди даже не включены в этой калькуляции.

По правде говоря, не все китайские инвестиционные проекты настолько эффективны и благоприятны для развития Шри-Ланки, как, например, строительство сети автобанов или сооружение крупнейшей в стране теплоэлектростанции в Норохчолаи на западном побережье острова. Так, много вопросов у специалистов вызывает городской порт (Port City), построенный на искусственном острове в бухте города Коломбо. Или порт Хамбантота, что уже длительное время не загружен работой по перевалке грузов, а построенные конгресс-холл и стадион для игры в крикет, при всей их величества, не востребованы и, соответственно, убыточны.

Наиболее показательны противоречия между фактическими потребностями и возможностями аэропорта города Маттала, что находится в 15 км к северу от города Хамбантота. Аэропорт используется по назначению только раз в день, когда с него отправляется самолет. Ни один аэропорт в мире не является безлюдным и незагруженным работой, как международный аэропорт «Маттала Раджапакса».

Однако, для Китая такое строительство имеет определенный смысл. Ведь здесь на первом плане расчеты не экономические, а геополитические. Предоставляя кредиты, китайская сторона добивается финансовой от себя зависимости «подопечной» страны - стратегически важной из-за выгодного расположения в Индийском океане. Насколько определяющим является такое влияние - свидетельствует, в частности, неожиданный отказ от участия в выборах три года назад автократического президента Махинды Раджапаксе, который слишком откровенно сориентировал остров на Китай, что вызвало сопротивление местных бизнес-элит. Настроения протеста подавлялись, в частности, с помощью прибывшего в порт Коломбо китайского подводной лодки для демонстрации силы, широко освещалось местными СМИ.

Очередным примером китайского влияния на политическую элиту Шри-Ланки стало подавление государственного сопротивления китайской экспансии со стороны преемника М. Раджапаксе - нового президента страны Маитрипалы Сирисена. Он объявил о завершении зависимости внешней политики Шри-Ланки от Китая и демонстративно остановил строительство проекта Port City в Коломбо, сославшись в ущерб внешней среде. Однако, в связи с давлением китайской стороны, через несколько месяцев строительные работы в порту возобновились.

В конце концов, сейчас Китай не нуждается демонстрации силы на Шри-Ланке, как это было в случае с прибытием подводной лодки. Контроль над портом Хамбантота предоставляет ему прямого доступа к стратегически важной островной инфраструктуры. Поскольку Коломбо уже не в состоянии обслуживать свои долги, этот порт в 2017 году перешел в китайский владения на срок в 99 лет.

Этот случай показателен для всей экономической стратегии захвата привлекательных и геополитически важных для Китая регионов путем юридического оформления прав собственности на те объекты и регионы, на которые выдавались кредиты и которые, конечно, не могут быть возвращены. Очевидно, что такая кредитная политика на государственном уровне осуществляется Китаем на основании глубокой оценки экономического состояния страны-должника, ее международных обязательств и возможностей выхода из зависимости от Китая путем перекредитования и тому подобное.

Очевидно, и то, что Китай принимает на государственном уровне все свои возможности для всестороннего изучения будущей финансовой операции с контрагентом и минимизации собственных рисков. Характерно, что кредиты Китай предоставляет, как правило, на рыночных условиях, а не как финансирование инфраструктуры через международные банки развития по льготным процентным ставкам. Это быстро вызывает у страны-кредитора финансовые трудности, еще ощутимее увеличивает политические рычаги влияния Китая и способствует захвату ключевых стратегических и геополитически важных объектов.

Региональная стратегия

Стратегия Китая по обеспечению своего влияния путем предоставления инвестиций и выделения кредитов не ограничивается Шри-Ланкой. Это наблюдается во многих странах, расположенных вдоль морского торгового пути в направлении на Запад. Особое значение такое финансирование должно в Южной Азии, особенно когда речь идет о возможности перекрыть контакты с Индией соседним с ней государствам, поставив их в зависимость от Китая.

На Мальдивах Китай финансирует строительство почти 1,5-километрового моста «китайско-мальдивской дружбы», соединяющий главный остров Мале с соседним островом Хулуле. Кроме того, за счет финансирования из Китая строится местный аэропорт.

В Бангладеш Китай развивает особую экономическую зону возле города Читтагонг и строит мощную теплоэлектростанцию. В рыболовном портовом и курортном городе Кокс-Базар, на побережье Бенгальского залива, предполагается построить морской порт. В общем Китай уже инвестировал в Бангладеш 10 млрд долл. США, в среднесрочной перспективе эти средства имеют целевой характер и направлены на установление контроля Китая над выбранными объектами инвестирования и в целом над страной.

В Непале планируется, среди прочего, строительство железной дороги в Тибет. Однако, самые большие инвестиции Китая направляет в Пакистан. Китайско-пакистанский транспортный коридор (CPEC) является крупным проектом на общую сумму более 60 млрд долл. США, который включает ряд транспортно-инфраструктурных проектов в регионе между портом Гвадар на побережье Аравийского моря и общей границей двух государств в Гималаях. Как и Шри-Ланка, Пакистан также уже испытывает неудобств от текущего долгового бремени, однако продолжает брать кредиты у Китая. Как стало известно, в связи с ростом мировых цен на нефть и увеличением угрозы неминуемого национального дефолта, накануне очередных выборов Пакистан заимствовал 1 млрд долл. США с целью предотвращения очевидным непопулярным действиям и негативному восприятию страны со стороны МВФ. Шри-Ланка также получила от Китайского банка развития в конце мая с. г.. финансирования в качестве миллиардной возвратной ссуды.

Собственно, Индия, одна из немногих стран, которая откровенно отвергает китайскую стратегическую инициативу «Пояс и путь» (The Belt and Road Initiative, BRI). Страна никак не желает попасть в зависимость от Китая и, несмотря на высокие инвестиционные потребности, не позволяет ему участвовать в проектах по развитию индийской стратегической инфраструктуры. Тот факт, когда на многих картах с изображением маршрута проекта BRI индийское портовый город Калькутта (бывшая Калькутта) подается в качестве ключевого пункта китайского Морского Шелкового пути, нельзя считать окончательным. Индия отрицает его категорически. В соседних южно-азиатских странах Индия пытается противодействовать влиянию Китая с помощью дипломатических, экономических и безопасности средств. Однако, эксперты отмечают, что, учитывая неравные соотношения силы и имеющихся средств, Китай в этом деле имеет очевидное преимущество.

Экономические и политические преимущества

Через существующий характер договорных отношений и реальные результаты инвестиционной политики Китая в регионе, и учитывая угрозу возникновения экономической и финансовой зависимости, Китай не считается желательным кредитором для стран региона, даже если он единственный инвестор.

На государство Шри-Ланка, во времена правления М. Раджапаксе за отсутствия правовых государственных механизмов и, в частности, грубые действия национальной армии во время гражданской войны, распространились меры по международной изоляции. В Пекине на это отреагировали. В частности, откликнулись на проблемы Шри-Ланки, ищет финансовой поддержки для своей восстановления, прежде всего, путем участия в реализации крупных строительных проектов в угоду самовлюбленному президенту М. Раджапаксе и региона города Хамбантота, где он родился.

Шри-Ланка: уровень задолженности указанный состоянию на 2016 год, часть дефицита была ликвидирована путем переоформления прав собственности на порт Хамбантота в пользу Китая.

Бангладеш: Китай объявил проекты на сумму более 25 млрд долл. США, из которых уже прокредитовано на сумму примерно 10 млрд долларов.

На Мальдивах, после демократических форм правления страной президентом Мохаммедом Нашид автократический новый глава страны Абдулла Иамин не проявляет заинтересованности в доминировании потенциальных финансовых доноров. В частности, руководство Мальдивской республики, насмехаясь, советует китайским донорам обратить внимание на Саудовскую Аравию. Считается, что более тесное сотрудничество с Пекином позволит Мальдивам, в частности, освободиться от зависимости от Индии, отменить известные ограничения и сравняться в правах с этим региональным гегемоном.

Справка:

Президент Мальдив А. Иамин на заседании парламента 21 февраля с. г. Президент Мальдивской республики А. Иамин в феврале 2018 на первом официальном нынешнем заседании парламента заявил, что в ближайшие 5 лет страна привлечет 3400000000 долл. США иностранного капитала в туризм и в другие отрасли. А. Иамин заявил, что в прошлом году правительство Мальдивской республики получил от различных стран 40 предложений по инвестициям в туризм, общая сумма которых составляет около 1600000000 долл. США. В других отраслях получено 50 предложений по инвестициям общей стоимостью около 1800000000 долл. США. А. Иамин заявил, что сейчас правительство страны и Всемирный банк и Азиатский банк развития, а также экспортно-импортные банки разных стран поддерживают хорошие отношения, способствует развитию экономики Мальдивской республики в будущем. В качестве успешного результата развития национальной экономики называется подписания соглашения о свободной торговле с Китаем в прошлом году. В будущем между Мальдивами и Китаем на большую часть товаров будут введены нулевые пошлины. Аналогичный курс на получение китайских инвестиций выбирает Непал.

Что касается еще одной страны, Пакистана, у которой практически нет друзей на международной арене, то считается, что без Пекина Исламабад не сможет модернизировать местную экономику. С момента прекращения оказания помощи американцами ситуация в Пакистане еще больше обострилась. Автор газетной публикации отмечает, что местное население также получает выгоду от китайских средств. Так, благодаря китайским инвестициям значительно улучшилось энергообеспечения, что является традиционной проблемой страны.

Исходя из политически взаимосвязанных позиций Пакистана и Китая, в публикации подчеркивается, что в прошлые годы Пакистан всегда мог рассчитывать на вето Китая в Совете Безопасности ООН, когда по требованию Индии поднимался вопрос об объявлении санкций против Пакистана в связи с подозрением в организации террористических актов пакистанскими исламистами. Кроме того, в переговорах о принятии Индии в клуб поставщиков ядерных материалов (Nuclear Suppliers Group, NSG) Пекин настаивает на одновременном принятии в клуб также Пакистана. Таким образом, как среди правительственных кругов, так и среди бщественности Пакистана, учитывая потенциальную зависимость от китайских кредитов, существует хотя и не однозначно, но и не всегда негативная точка зрения.

В дальней перспективе выгоду получает Китай

В перспективе Китай может рассчитывать на наибольшую выгоду от международного сотрудничества со странами региона, прежде всего экономическую. Поскольку значительное количество строек на только финансируется Китаем, но и реализуется китайскими строительными фирмами, то добавленная стоимость остается в стране. Кроме того, многие договоры составляются таким образом, что Пекин в будущем достанется больше прибыли. В ноябре 2017 стало известно, что 91% доходов от деятельности пакистанского порта Гвадар, построенного в течение 2002-2005 гг. За китайский счет, в течение 40 лет будут поступать в Китай.

Страны региона, хорошо осознавая угрозу национальным экономикам от китайской экспансии, пытаются как-то защищаться. В частности, Непал в ноябре 2017 отозвал свое согласие на строительство гидроэлектростанции стоимостью более 2500000000 долл. США в связи со слишком односторонне ориентированными условиям контракта в пользу Китая. Через несколько дней после этого Пакистан также решил не реализовывать проект строительства плотины стоимостью 14 млрд долл. США в рамках Китайско-пакистанской транспортного коридора (CPEC).

Почти одновременно стало известно, что правительство Бирмы намерена отменить собственное решение о строительстве глубоководного морского порта возле курортного города и международного аэропорта Кяокпю. Официально была ссылка на нехватку средств и чрезмерные расходы.

Аналитики отмечают частности, что Китай не дает никаких льготных условий при кредитовании. Его главной целью является политическая власть. Выгоды и характер воздействий на национальные экономики и политики стран региона сложно классифицировать, однако, отмечается в публикации NZZ, в регионе имеют место постоянные проявления усиления власти Китая, уже невозможно игнорировать. В частности, стратегически важные для Китая Мальдивы уже практически исключены из оборота финансовых потоков Индии. В Непале Китай также имеет более заметное влияние, чем это было еще несколько лет назад. Во время кризиса, вызванного потоками мусульманских беженцев рохинджа, стало очевидным, что противоборствующие стороны (Бангладеш и Бирму) Пекин способен эффективно заставить на выгодных для себя компромиссы.

В результате осуществления политически ориентированного экономического влияния Китая, предостерегает автор публикации в NZZ, во всех этих странах возникает стратегически важная инфраструктура, на которую Пекин тем или иным образом может осуществлять свое влияние. На острове Шри-Ланка подтверждением этому является ситуация, образовавшаяся вокруг порта Хамбантота. Относительно Пакистана большинство политических обозревателей считают, что это лишь вопрос времени, когда в порту Гвадар появится вторая китайская военная база за рубежом. Устанавливая свои правила игры и систематически увеличивая свое присутствие в регионе, Китай впоследствии контролировать важные морские торговые пути всего мира.

Вывод

В ближайшее время КНР будет продолжать свою экспансионистскую политику на мировой арене, экономически уничтожая или устраняя потенциальных конкурентов на действующих и перспективных рынках для китайских капиталов, людей и интеллектуальных потенциалов, будут перемещаться в рамках инициативы «Пояс и путь».

Целесообразно учитывать особенности ведения бизнеса Китаем для определения возможного участия Украины в его региональных проектах. Необходимо учитывать и негативный опыт стран-должников Китая во время переговоров по поводу реализации китайских проектов в Украине.

 


Об авторе
[-]

Автор: Сергей Полевик

Источник: bintel.com.ua

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.07.2018. Просмотров: 49

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta