Эбола: кризис капитализма

Содержание
[-]

Эбола: кризис капитализма

Эпидемия смертельного вируса Эбола приобретает угрожающий размах.

Тем временем начался сезон хаджа: около двух-трех миллионов мусульман из разных стран мира на пять дней прибывают в Мекку. Саудовская Аравия утверждает, что вирус Эбола не представляет угрозы для паломников. Но при более пристальном внимании эта последняя вспышка эпидемии не может не вызывать беспокойства.

Количество жертв превысило три тысячи и продолжает расти

Эпидемия Эбола вновь напомнила о себе в марте этого года в Гвинее. Начиная с того времени вирус, который охватил Гвинею, Либерию, Сьерра-Леоне, Нигерию, Сенегал, Демократическую Республику Конго и Габон, сконцентрировался, главным образом, в Западной Африке. Тем не менее, на прошлой неделе был зафиксирован случай заражения в США, в Далласе. Члены семьи инфицированного вирусом пациента были помещены под домашний карантин. Утверждается, что еще один пациент с подозрением на лихорадку Эбола был обнаружен в Вашингтоне (Foreign Policy, 03/10). Также сообщается, что на лечение в Германию был направлен один врач родом из Уганды.

Впервые вирус Эбола был обнаружен в 1976 году, в районе реки Эболы в Заире. Последняя вспышка эпидемии существенно отличается от предыдущих случаев заражения в сельских общинах. Во-первых, вирус впервые стал распространяться в городских местностях с высокой плотностью населения, и с того момента, как эпидемия, летальность которой без ухода за пациентом может достигать 90%, а при уходе — 70%, вспыхнула в марте текущего года, она успела поразить 7,5 тысяч человек, из которых 3,4 тысячи уже погибли.

Согласно заявлению, озвученному Центром по контролю и профилактике заболеваний США и повторенному на прошлой неделе в Лондоне на международной конференции по борьбе с вирусом Эбола, взять вирус под контроль пока не удается, и до того, как это произойдет, количество смертных случаев продолжит возрастать: если не принять необходимых мер, то к февралю 2015 года вирус охватит 1,4 миллиона человек. То есть, потенциально эпидемия может привести к более чем миллиону смертей. При этом подобные прогнозы исходят из того, что вирус Эбола не будет мутировать, сохранит свою нынешнюю структуру, при которой заражение происходит через жидкости организма, и не преобразуется в новый вид вируса, передающийся, к примеру, воздушным путем.

Это весьма оптимистичное допущение, поскольку исследования, посвященные генетической структуре вируса, показывают, что, несмотря на наличие общего прародителя, вирусы в Гвинее и Конго развивались независимо друг от друга, а именно — мы имеем дело не с одним, а, как минимум, с двумя разными видами Эболы. В таком случае этот вирус может мутировать.

Во-вторых, как сообщалось на сайте Агентства общественного здравоохранения Канады, эксперимент, проведенный в лаборатории с помощью мелких частиц, распыленных в ограниченной степени в воздухе, показал, что вирус Эбола может среди приматов передаваться и по воздуху. Профессор Джейсон Кисснер (Jason Kissner), распространивший эту новость (Centre for Research on Globalization, 01/10/2014), впоследствии сообщил, что текст, помещенный на веб-страницу, «был исправлен», так как «в ходе эксперимента выяснилось, что вирус, взятый у свиней, может воздушно-капельным путем передаваться приматам. Но тот факт, что он таким же образом передается от одной обезьяны к другой, зафиксирован не был». Это подразумевает «отсутствие доказательств того, что вирус может по воздуху передаваться от одного человека к другому».

В попытке вселить в людей уверенность в том, что недавняя вспышка эпидемии не обернется глобальной катастрофой, стратегический директор Всемирной здравоохранительной организации доктор Кристофер Дай (Christopher Dye) отмечает: «Последняя зафиксированная эпидемия Эбола имеет необычайно широкий охват. Но объясняется это не столько биологическими особенностями вируса, сколько особенностями пораженного им населения, состоянием систем здравоохранения, недостаточными усилиями в области обеспечения контроля над эпидемией». В этой связи внимание общественности обращают на социальное измерение эпидемии.

Социальные условия

Что касается стран, по которым кризис Эбола ударил сильнее всего, то у них действительно есть несколько общих черт. Они все - в прошлом колонии, а сегодня оказались в роли подчиненных, подневольных государств. На территории этих стран находятся ценные природные ресурсы, металлы, минералы. Например, в Либерии — железо и плантации по производству пальмового масла, каучука, в Сьерра-Леоне — алмазные рудники, титановые руды, в Гвинее — железо, алмазы, уран, золото и половина мировых запасов бокситов, в Нигерии — месторождения нефти, газа (Патрик Мартин (Patric Martin), WSWS.org).

Несмотря на имеющиеся богатства, эти государства занимают самые нижние позиции мирового рейтинга бедности из 183 стран мира. С одной стороны, народы этих стран не способны воспользоваться этими богатствами, с другой, в годы, которые были пережиты под давлением стабилизационных программ и условий кредитования, навязываемых МВФ, эти государства постоянно сокращали свои социальные расходы, то есть расходы на образование и здравоохранение.

Как отмечает в комментарии в Washinghton Post глава Всемирного банка Джим Ён Ким (Jim Kin Yong), «если бы эта разрушительная эпидемия произошла не в Гвинее, Либерии и Сьерра-Леоне, а в Вашингтоне, Нью-Йорке и Бостоне, то, несомненно, система здравоохранения незамедлительно взяла бы эту болезнь под контроль и вскоре устранила бы ее». Таким образом, источник кризиса Эбола — не вирус, а международное разделение труда, отношения господства и зависимости, а также последствия от передачи капитала из периферии в центр в рамках нового империализма.

Не кризис Эбола, а кризис капитализма

Но прежде чем закончить нашу статью, следует коснуться роли, которую сыграли в этом процессе кризис капитализма и глобализация. Почву для коллапса национальных систем здравоохранения в момент вспышки вируса Эбола подготовили неолиберализм, который стал развиваться как своеобразная модель антикризисного управления в рамках начавшегося в 1970-х годах системного кризиса капитализма, а также политика МВФ и Всемирного банка, создавших основу для поддержания и закрепления этой модели. Так, ресурсы, которыми располагают государства, идут не на обеспечение социальных услуг, а на выполнение долговых обязательств, при этом внутренний рынок этих стран становится открытым для международных компаний — ценой разорения отечественного производителя, безработицы, бедности.

Ресурсные войны, этнические динамики, вспыхнувшие в рамках процесса глобализации, привели к возникновению большого количества мигрантов, которые без труда могут подхватить эпидемическую болезнь и стать ее разносчиками. При этом разрушения, которые глобализация принесла в национальные экономики, а также ускорение темпов урбанизации без необходимой для этого инфраструктуры, создали совершенно не защищенные от заразы поселения и центры производства продуктов питания.

Еще одно последствие глобализации - авиаперевозки - становятся все более доступными и дешевыми. Таким образом возникает инфраструктура, способствующая тому, чтобы за очень короткое время вирусы могли распространиться на самые дальние расстояния. Тенденция наращивать темпы потребления капитала, возникшая в ответ на экономический кризис, повлекла за собой еще более активное потребление ресурсов, а также производство парниковых газов и промышленных выбросов, ускоряющих процесс глобального потепления. Параллельно с климатическим кризисом происходит упадок некоторых экосистем, налицо также разрушения, связанные с затоплением земель и уничтожением тропических лесов. Все это только благоприятствует активному распространению и мутации вирусов. Увеличивает риск заражения и загрязнение водных ресурсов.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Эргин Йылдызоглу

Источник: inosmi.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.10.2014. Просмотров: 257

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta