Джозеф Байден вступил в должность 46-го президента США

Содержание
[-]

***

«Это день Америки»

20 января Джо Байден принес присягу и официально вступил в должность 46-го президента США. На ступенях Капитолия он выступил с программным обращением к гражданам страны.

Как и положено, Байден произнес традиционную клятву. После он заявил, что «Америка должна стать лучше»: «Это день Америки, это день демократии. День истории и надежды на обновление. Сегодня мы отмечаем триумф не кандидата, а цели. Цель — демократия. Воля народа была услышана. Мы вновь уяснили, что демократия драгоценна, она хрупка. И в этот час демократия восторжествовала», — заявил Байден. После этих слов он объявил минуту молчания в память о сотнях тысячах погибших в пандемию граждан США.

Байден заявил, что нужно продемонстрировать толерантность и прекратить борьбу: «Как говорила моя мама, необходимо ощутить себя на месте другого. Иногда тебе нужна рука [поддержки], а иногда — другому». Он пообещал быть президентом всех американцев, однако обратился и к тем, кто с ним не согласен, призвав «спорить с ним, побеждать: в этом и есть демократия». Президент также пообещал, что событий, подобных 6 января, когда произошел штурм Капитолия, не повторится. Байден уверил, что «вместе» он и граждане США напишут «американскую историю надежды». Перед Байденом присягу также принесла вице-президент Камала Харрис.Перед тем, как 46-й президент США принял присягу, он в компании своей супруги Джилл, вице-президента Харрис и ее супруга посетили службу в католическом соборе святого Матфея в Вашингтоне.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Присутствующие на церемонии здоровались друг с другом не пожатием руки, а «кулак о кулак». Национальный гимн на инаугурации исполнила певица Леди Гага. На ней была пышная красная юбка, темно-синий пиджак с большой брошью в виде голубя, в волосах — желто-черные ленты и красная роза. Также на мероприятии выступила певица Дженнифер Лопес с песней This Land is Your Land.

В традиционной церемонии инаугурации в этом году много изменений из-за пандемии коронавируса и — из-за возможных массовых беспорядках. Меры предосторожности власти решили ввести после штурма Капитолия, когда несколько тысяч сторонников Трампа ворвались в здание, где заседали конгрессмены, и устроили там беспорядки. Как ранее сообщал CNN, ФБР уже получило информацию о том, что «вооруженные протесты» планируются в столицах всех штатов и в округе Колумбия в дни инаугурации. В столицу США пообещали направить несколько тысяч бойцов Национальной гвардии.

Число посетителей инаугурации было строго ограничено: каждый член Конгресса мог пригласить по одному гостю. Инаугурацию посетили прошлые президенты — Билл Клинтон (а также его жена — Хиллари Клинтон, которая участвовала в выборах президента США в 2016 году), Джордж Буш — младший и Барак Обама. Присутствовали на церемонии бывший вице-президент Майк Пенс. Не приехали лишь Джимми Картер — из-за преклонного возраста и состояния здоровья — и Дональд Трамп — 8 января он отказался участвовать в инаугурации, несмотря на традицию. Трамп стал первым с 1869 года президентом США, проигнорировавшим инаугурацию преемника.

Всего в зону оцепления, как и планировалось, попали не более трех тысяч человек. По данным «Би-би-си», церемония стала самой малочисленной в истории США. В 13:40 по восточному времени (в 21:40 по мск) Байден и Харрис должны принять небольшой военный парад, затем президент возложит венок на Арлингтонском кладбище к могиле неизвестного солдата. В 15:15 (23:15 по мск) военные, по плану, должны провести Байдена в Белый дом, откуда сегодня, возможно, навсегда, улетел Дональд Трамп вместе со своей женой Меланией.

В своей прощальной речи, произнесенной на авиабазе Эндрюс в штате Мэриленд, Трамп заявил, что на посту главы государства ему удалось достичь «потрясающих» результатов. «Мы заново воссоздали военную мощь США, мы создали новые силы, которые называются „космические силы“, что для обычной администрации стало бы серьезным достижением само по себе. Но мы не обычная администрация», — заявил он.

Напомним, 14 января Палата представителей США объявила импичмент Трампу — это вторая попытка отстранения его от должности за четыре года президентства. Несмотря на то что полномочия действующего президента истекают 20 января, некоторые члены палаты считают необходимым сместить Трампа до конца его срока, так как это лишило бы его возможности вновь баллотироваться на пост президента в 2024 году, поэтому 20 января может оказаться последним, когда Трамп был в Белом доме.

Пресс-служба команды Байдена накануне сообщила, что избранный президент после инаугурации подпишет ряд указов, меморандумов, директив и писем. По словам команды избранного президента, они сделают «исторические шаги», которые в первую очередь будут касаться мер поддержки в связи с пандемией коронавируса и борьбы с расовым неравенством. Байден пообещал пересмотреть и Парижские соглашения по климату, из которых США вышли при Трампе.

Автор Наталья Глухова

https://novayagazeta.ru/articles/2021/01/20/88802-eto-den-ameriki

***

Джо Байден и Камала Харрис: уникальный тандем в Белом доме

Джо Байдена и Камалу Харрис многие считают идеальным тандемом, несмотря на различия в биографиях и карьере. В чем особенность этого политического дуэта, и как он может повлиять на курс США - в материале DW.

Демократы Джо Байден и Камала Харрис - уникальный тандем в Белом доме. Благодаря победе Байдена на выборах президента США Камала Харрис стала первой в истории страны женщиной - вице-президентом и первым темнокожим американским политиком на этом посту. О том, как два, казалось бы, столь различных политика сумели объединить силы в борьбе за руководство страной и как они могут повлиять на политический курс США в ближайшие четыре года, - в материале DW.

Из конкурентов - в партнеры

Вначале они были конкурентами. Оба хотели стать кандидатами на пост президента США от Демократической партии. В конце июля 2019 года на первых телевизионных дебатах Харрис и Байден атаковали друг друга. Сенатор от Калифорнии критиковала бывшего вице-президента за его политику в 1970-х годах. Тогда Байден был сенатором от штата Делавэр. По словам Харрис, в то время он поддерживал американских сенаторов, которые пытались препятствовать совместному обучению чернокожих и белых американских школьников. Одной из таких школьниц была и Харрис.

Джо Байдена упрекали в том, что он был против программы "десегрегационных перевозок" чернокожих школьников на автобусах в учебные заведения, находившиеся в престижных районах с преимущественно белым населением.

Харрис, которая была участницей этой программы и ездила на автобусе в школу в другой район, заявила, что в дальнейшем это помогло ей в успешной карьере. "Если бы в тот момент я была сенатором, мы придерживались бы совершенно разных позиций", - сказала она Байдену. В ответ тот возразил, что выступал не против подобных перевозок, а против навязывания этой инициативы местным властям федеральными.

Как Байден и Харрис дополняют друг друга

Хотя у Байдена и Харрис, на первый взгляд, не так много общего, они отлично дополняют друг друга, если говорить об их политических программах. Основные темы, на которые они собираются сделать упор и во время президентства Байдена, - экономика, охрана окружающей среды, образование, социальная справедливость - положительно воспринимаются большим числом американцев.

Многим членам Демократической партии тандем Байдена и Харрис нравился еще в то время, когда сенатор от Калифорнии сама хотела стать кандидатом в президенты США. Конгресмен Лэйси Клэй от штата Миссури в мае 2019 года сказал журналу Politico, что Харрис стала бы счастливым билетом для демократов. Так думал не только он. Но представить чернокожую женщину в качестве кандидата в президенты могли не все, а вот в качестве партнера Байдена - многие. Даже те избиратели, которые были не в восторге от самого Байдена, оказались готовы поддержать его после того, как он номинировал Харрис на пост вице-президента.

Сделав ставку на политический дуэт Байден - Харрис на выборах президента США в 2020 году, Демократическая партия проявила выдающуюся политическую интуицию. Их преимущество перед тогдашними главой государства и вице-президентом США Дональдом Трампом и Майком Пенсом на итоговом голосовании выборщиков оказалось более чем внушительным: 306 против 232 голосов.

Два разных менталитета, два разных взгляда

Харрис и Байден - интересный политический дуэт: опыт и традиционализм 77-летнего Байдена уравновешивается современными взглядами 55-летней Харрис, выросшей в семье с индийско-ямайскими корнями. Подобное сочетание в американской политике встречается все реже, поскольку представители этнических меньшинств занимают высокие политические посты значительно реже белых американцев.

И Байден, и Харрис учились на юридическом факультете, но если Байден рано ушел в политику и в возрасте 29 лет уже был сенатором, то Харрис вначале сделала карьеру адвоката, после чего стала генеральным прокурором Калифорнии, а лишь затем - сенатором от этого штата.

В этом дуэте представлены также менталитеты двух совершенно разных регионов США. Байден провел детство и юность в Пенсильвании и Делавэре на восточном побережье Атлантического океана. Его родителям нередко приходилось бороться за то, чтобы сохранить принадлежность к среднему классу. Харрис, дочь мигрантов, уроженка калифорнийского западного побережья, где ее родители познакомились в ходе демонстраций против войны во Вьетнаме.

Некоторые наблюдатели полагают, что четыре года, на протяжении которых Байден и Харрис будут занимать высшие государственные посты в США, могут создать прецедент, открывающий представителям этнических меньшинств путь в большую политику. И, судя по всему, и Байден, и Харрис в полной мере осознают символическое значение сделанного американцами выбора в их пользу.

Авторы Юлия Манке, Наталья Позднякова  

https://p.dw.com/p/3j0IW

***

Инаугурация без предшественника: такое в истории США уже было

Дональд Трамп предупредил, что не намерен участвовать в инаугурации нового президента США. Подобное происходит не впервые. Экскурс в прошлое.

"Инаугурация, в традиционном понимании, - это мирная церемония передачи власти", - говорит немецкий эксперт по истории США из Эрфуртского универитета Юрген Марчукат (Jürgen Martschukat). За более чем два столетия существования традиции в церемонии изменилось почти все, кроме слов самой клятвы.

Особенная инаугурации Джо Байдена

И одним из символов мирной передачи президентской власти со времен первого американского президента Джорджа Вашингтона, инаугурация которого прошла 30 апреля 1789 года, и по сей день остается присутствие обоих президентов: нового, который вступает в должность, и старого, сдающего свои полномочия. Участие уходящего президента в торжественной церемонии инаугурации считается важным сигналом примирения, особенно после предвыборной кампании, но далеко не обязательным: новый президент может принять присягу и в отсутствие предшественника. Действующий президент США Дональд Трамп уже не раз заявлял, что не намерен присутствовать на церемонии вступления в должность Джо Байдена. Тем самым Трамп, конечно, прервет долгую традицию, но произойдет это не в первый раз. Надо сказать, что инаугурация президента Америки (после выборов, прошедших в стране уже в 59-й раз) и так будет особенной. Из-за пандемии и опасений новых беспорядков церемония, как и многие меропрития в последнее время, в большей степени пройдет в режиме онлайн.

Другие случаи, когда инаугурация проходила без предшественника

Но вернемся к истории. Томас Джефферсон принял присягу 4 марта 1801 года. Проигравший на выборах Джон Адамс, у которого были сложные отношения с новым президентом, на церемонию инаугурации не явился. На инаугурации третьего президента США Томаса Джефферсона впервые прозвучала музыка в исполнении оркестра Корпуса морской пехоты США. Эта традиция дошла и до наших дней.

Обстановка, в которой пройдет инаугурация Джо Байдена напоминает немецкому историку инагурацию 18-го президента США Улисса Гранта. Он принял присягу, сменив Эндрю Джонсона, в 1869 году. Еще до инаугурации Грант дал понять, что не желает ехать в одном экипаже с Джонсоном. Уходящий президент Эндрю Джонсон не присутствовал на инаугурации. Сейчас, как и тогда, это было показателем разрозненности.

Инаугурация в отсутствие складывающего свои полномочия президента проходила не только по причине конфликтов в ходе предвыборной кампании. Так, 22 ноября 1963 года Линдон Джонсон принял присягу на борту президентского самолета. Это была экстраординарная ситуация после убийства президента Джона Кеннеди. Рядом с новым президентом Америки стояла бывшая первая леди Жаклин Кеннеди. На ее костюме от Chanel были еще капли крови ее покойного мужа.

Другой случай, когда президент не присутствовал на инаугурации нового главы государства, произошел 8 августа 1974 года. Ричард Никсон объявил о своем уходе по телевидению и после своей отставкии из-за уотергейтского скандала не был на инаугурации президента США Джеральда Форда.

Как отмечает историк Юрген Марчукат в интервью DW, разрозненность внутри страны, несовместимость уходящего президента и нового главы Белого дома, особенно ярко проявляются, начиная с 1970 годов. Правление Трампа, по мнению историка, - это результат длительного и затянувшегося конфликта между разными политическими силами, между победившимии и проигравшими, между городом и cельской местностью. И эти конфликты становились все сильнее по мере того, как росла глобализация. "Мы слишком долго это игнорировали", - говорит историк.

Конфликт Севера и Юга - рана прошлого

Президент Соединенных Штатов Америки Авраам Линкольн прославился тем, что положил конец Гражданской войне между Севером и Югом, сумев предотвратить распад страны, и добился отмены рабства. В 1865 году, сразу после окончания Гражданской войны между Севером и Югом, он обратился в своей инаугурационной речи к американцам и призвал их "излечить раны" страны, восстанавливающейся после кровавой войны. Однако до капитуляции Конфедеративных Штатов Америки Линкольн не дожил: он был убит через пять дней после окончания войны. Гражданская война, которой он сумел положить конец, началась из-за рабства. Однако расизм раскалывает страну и по сей день, считает историк Марчукат. Он стал главной причиной политических противостояний в Америке.

Перемены пришли в XXI веке, вместе с Бараком Обамой, который стал воплощением новых надежд. Почти два миллиона человек захотели стать свидетелями исторического момента, когда 20 января 2009 года впервые в истории Америки президентом стал афроамериканец. Снова прозвучала музыка оркестра Корпуса морской пехоты США, но американская певица Арета Франклин, выступавшая на инагурации трех президентов, выбрала для инаугурации Барака Обамы американскую патриотическую песню "My Country, 'Tis of Thee". "В этой песне поется о свободе, о праве стремиться быть счастливым, - напоминает немецкий историк, - эти обещания были даны всем людям, но этими правами был наделен далеко не каждый". "Этот конфликт - длиной во всю историю Америки, и в последние годы мы наблюдали его кульминацию", - дает свою оценку Юрген Марчукат.

Четыре года назад Дональд Трамп завершил свою инаугурационную речь словами: "Вместе мы вновь сделаем Америку сильной. Мы вновь сделаем Америку богатой. Мы вновь сделаем Америку гордой. Мы вновь обеспечим ее безопасность. И да, вместе мы вновь сделаем Америку великой". Теперь эстафету принимает Джо Байден - чтобы выполнить эти обещания, идя своим путем.

Авторы Штефан Деге, Марина Борисова

https://p.dw.com/p/3o8al

***

Комментарий. Вашингтон, 20 января: диктатура и лицемерие восходят на трон

Торжество «победы над трамповским терроризмом» застит глаза тем, кто спешит примкнуть к лагерю американских т. н. демократов, нынешних триумфаторов. А их заявления о вновь спасшей США «американской исключительности» выглядят вполне убедительными. Действительно, могла ли в менее исключительной стране произойти такая подмена понятий «демократия» и «диктатура»?

Голословно обвиняя Дональда Трампа в расизме, его противники прямо возвещают концепцию американской исключительности — идею о том, что США с их духом и институтами занимают особое место в ряду прочих стран. Шок, который был вызван событиями вокруг Капитолия 6 января, — с легкой руки демократов названными аж «терроризмом», — потребовал спешного оправдания, попыток уверить других и себя, что США всё еще на коне.

Такую попытку, помимо прочих, на страницах авторитетного издания The Hill сделал Фредерик Каган в статье «Почему Америка остается исключительной». Если кто хотел увидеть, как работает американский «отдел пропаганды», — эта статья является исключительным образцом. Фредерик Каган — директор проекта «Критические угрозы» и научный сотрудник Американского института предпринимательства, архитектор военной стратегии в Ираке. Степень доктора философии в российской и советской военной истории получил в Йельском университете. Работал в Военной академии США: в 1995—2001 годах доцент военной истории, в 2001—2005 годах профессор военной истории. Является экспертом при генерале Дэвиде Петреусе — директоре ЦРУ.

Каган настаивает, что Америка не лишилась своей исключительности, несмотря на капитолийские события. За свою историю США, говорит он, столкнулись по меньшей мере с двумя мятежами, а именно с виски-бунтом и гражданской войной, которые были подавлены. Он пишет: «У нас были попытки переворота, начиная с Ньюбургского заговора, но все они провалились. У нас убивали президентов и оспаривали выборы. Но у нас никогда не было президента, вице-президента, Конгресса или какого-либо другого правителя, кроме как в соответствии с положениями Конституции и законами страны. У нас никогда не было диктатуры, военной или иной. Нам никогда не приходилось менять нашу Конституцию или наши законы иначе, как посредством нормальных и мирных процессов, изложенных в них».

Итак, что делает Каган? Он соглашается: да, проблемы бывали — и даже приводит пример, но при этом или мимоходом преуменьшает масштаб события (так, убили Линкольна, Кеннеди, ну, проходной эпизод), или выставляет на всеобщее обозрение пустяки, пряча факты, которые «не принято» замечать. Такие, например, как «пропажа» нескольких миллионов (по разным данным, от 3 до 8) американцев, «куда-то запропастившихся», а точнее, умерших или убитых, во время Великой депрессии (1929−33 гг). Делая смехотворное для нынешнего наблюдателя заявление, который не верит своим глазами, наблюдая отчаянную диктатуру в США ЛГБТ и БЛМ, Каган старается выдать за диктатуру образцы европейской пропаганды начала ХХ века, хотя американской традицией является «тихая» диктатура, делающая свое дело без фанфар, съездов и маршей. Обычно используя провокации как поводы для внешних войн или внутреннего закручивания гаек. Итак, вы думаете, что, не занимая первых в государстве должностей, вы сумели спрятать отчаянно диктаторский характер своего правления? Ошибаетесь. В глазах всего мира вы выглядите, как совершенно потерявший берега, циничный и беспринципный олигархоз и его подельники, поступивший с собственными законом и демократией, как будто это закон и демократия условной Украины: мешаешь — пшел вон.

Американский стратег и пропагандист Каган гордится, что в США никогда не было диктатуры в том виде, в котором она была где-то еще. Но избегает говорить о самой природе диктатуры, хотя диктатура бывает разная. Между прочим, США никогда не переживали угрозу внешнего вторжения, даже когда боролись за независимость в конце 18-го века (Британская метрополия была слишком занята европейской политикой, чтобы уделять достаточно внимания своей дальней и не такой прибыльной, как Индия, колонии). А вот европейским странам, превосходством над которыми так гордится автор, приходилось постоянно быть начеку, и диктатура, — которую не надо хвалить, но надо понимать, — это один из типичных ответов государства, которое пытается противостоять вторжению более сильного врага, посвящая этому противостоянию все производственные и политические ресурсы. Яркий пример в этом смысле — жесткие режимы, возникавшие после крупных потрясений, например Великой французской революции. Жесткая структура управления в годы становления СССР также была необходима и во многом позволила стране ответить на страшный вызов ХХ века, — с которым несопоставима прогулка нескольких бородачей по Капитолию, так потрясшая Америку.

Но пусть даже заслуженный пропагандист видит особый промысел в том, что США трудно угрожать внешним вторжением из-за их географического положения. Это не значит, что такого рода исключительность гарантирует от значительно более гнусных, чем открытая диктатура, внутриполитических махинаций. Последняя эпопея, кульминация которой наступает 20 января с инаугурацией Джо Байдена, породила такие примеры лжи, манипуляции, цензуры и подавления, которые для многих поставили крест на всяческих разговорах про народовластие и соблюдение прав (собственных) граждан в США.

Когда были захвачены и сконцентрированы под единым управлением большинство американских крупных СМИ, политической верхушке США начало казаться, что теперь можно перестраивать общество в соответствии с прописями то ли «1984», то ли «Великого инквизитора», а скорее, их универсального гибрида, в котором правдой является то, что изрекает Большой брат, а население счастливо куёт себе кандалы, распевая песни о свободе и исключительности. Если же кто-то дерзнет быть несчастным, ему мигом заткнут пасть. Как назло, примеры обретаются тут же. Трампа ведь не только забанили соцсети, с ним порвали банки, а соцсети принялись банить страницы его сторонников, включая бывшего советника Трампа по национальной безопасности Майкла Флинна и юриста его избирательной кампании Сидни Пауэлл, которую президент предложил назначить спецпрокурором по прошедшим выборам. YouTube удалил канал экс-помощника Трампа Стива Бэннона, по данным Daily Mail, после того, как канал дал голос адвокату Трампа Руди Джулиани, обвинившему демократов в цензуре. Из GooglePlay было удалено популярное среди сторонников Трампа приложение Parler. Pinterest ограничил использование хештегов в поддержку Трампа. Журнал Forbes обещал считать ложью данные компаний, которые наймут к себе сотрудников Трампа, — что примечательно, за то, что они якобы лгали в его защиту, а лжецам верить нельзя. То есть эта вакханалия репрессий — это борьба за правду?

Байден (и не только он) назвал ворвавшихся в Капитолий даже не «повстанцами» или «мятежниками», а террористами. Учитывая, что терроризм — это достижение своих целей насильственным путем, мычание байденовской коровы звучит весьма «амбивалентно». Он въехал в Белый дом отнюдь не на белом коне — над тем, как дружно за него голосовали целыми кладбищами, не смеялся только ленивый. Хотя и несмешно это. И как-то не соотносится с рекордной стабильностью США, которой так похваляется Каган, который пишет собственными руками: «Это означает, что есть что-то в нашей системе и, возможно, в наших людях, что придало ей необычную <стабильность>, и я чувствую себя комфортно, говоря об исключительной степени стабильности перед лицом массовых глобальных потрясений и больших внутренних потрясений. Мы должны полностью отвергнуть любое сходство между тем, что происходит в Америке, и тем, что происходит в Венесуэле, России, Китае, Иране и любых других диктатурах, с которыми наши граждане и другие люди сейчас завистливо сравнивают нашу страну».

А вы — сейчас сильно завидуете Америке? В ней вот думают, что да. «Если бы Дональд Трамп был Владимиром Путиным, он не покинул бы свой пост менее чем через две недели. Если бы он был Си Цзиньпином, то закрылся бы «Твиттер», а не его аккаунт», — говорит Каган, пытаясь выставить этот тезис как пример добра США и зла тех, кого они назначили своими врагами. Любопытно, что вопрос о диктатуре «Твиттера», способного без суда и следствия поместить неугодного пользователя, включая действующего президента, в информационную блокаду, выставляется в качестве подтверждения особой избранности США. Может быть. Но чем надо быть избранным, чтобы проделывать такие манипуляции без всяких доказательств? Автор, возможно, сам не желая того, показывает истинный инструмент американской диктатуры. И самое потрясающее, что при этом он утверждает: всё, что США делают, они делают без лицемерия.

«Наш народ всё еще может высоко держать голову и продолжать осуждать диктаторов и тиранов, не чувствуя лицемерия или того, что его моральный авторитет был каким-то образом уничтожен», — настаивает Каган. Что ж, для того, чтобы быть лицемером, нужно представлять себе альтернативный вариант своих действий и сознательно следовать злу, зная о добре. Поэтому американцы, судя по изображению их восхищенным соотечественником, или конченые лицемеры, или оболваненные идиоты, которые вконец запутались в различении черного и белого. Впрочем, и в том, и в другом случае торжествующая псевдодемократическая диктатура для Америки с лихвой уравновесит исторический «дефицит внешней оккупации».

Призыв к стабильности на основе американской исключительности может быть также важен как симптом того, что власть имущие в США и сами сомневаются в способности удержать руль. И тем не менее их решение списать в утиль гнев сторонников политики Трампа, перекрыв им информационные каналы, столь же странно, как попытка предотвратить взрыв парового котла, покрепче завинтив крышку. Призыв к стабильности исключительно важен, когда большие начальники США чувствуют, как у них загорается под хвостом, а в глазах всего мира они приобретают явственные черты сумасшедших клоунов. Клоунов — потому что слились со своим гримом, а сумасшедших — потому что всерьез думают скинуть со счета гнев тех как минимум 100 миллионов американцев, которые кипят от возмущения, наблюдая «демократические» ужимки и прыжки. Да, большинство американского населения заявило о доверии к избирательной системе. Но это большинство составило 65%. А среди республиканцев доверие к избирательной системе выразили лишь 19%. Как власти США собираются поступать с теми, кто не верит в их легитимность? Сбрасывать пар даже в соцсетях им никто не дает, значит, исходя из простейших законов управления, их предлагается безжалостно давить? Или надо быть полным бездарем, чтобы считать, будто подавление гнева — лучший способ удержания контроля. Или в США опробуют нечто новое в смысле управления массовыми энергиями? Или вспомнят старые добрые репрессии, опыт которых у них есть, не надо прикидываться: они уже проявляли готовность включить режим диктатуры «точечно», борясь с бедствием посредством уничтожения бедствующих. Яркий пример — отряды добровольцев-штурмовиков во время Великой депрессии, следивших за «порядком» в лагерях для разорившихся фермеров. В результате «куда-то потерялись» миллионы американцев. Так что не заливайте нам, дорогой профессор военной истории, об историческом «отсутствии диктатуры».

Взятый тут для примера мастер пропаганды скромно признает: американцы, конечно, несовершенны, как и простые смертные. И всё равно они выделяются на тусклом, притворном и авторитаристском фоне остальной планеты, потому что «не утратили ни права, ни обязанности отстаивать свободу, верховенство закона и индивидуальные свободы. События минувшей недели должны обратить наше внимание на то, как важно сейчас еще больше отстаивать эти принципы внутри страны и за рубежом».

Трамп был для американских самозваных «демократов» врагом. И вообще не совсем приятным типом, который сосредоточился на США (немножко отвлекаясь на Израиль и женщин). Поэтому никаких особенных причин повсеместно хвалить Трампа за пределами США в природе не существует. Тем интереснее наблюдать весь тот шквал эмоций, который поразил политическую верхушку той страны, где под завывания о свободе происходят чудовищные вещи, еще вчера казавшиеся уделом сценаристов остросюжетных фильмов (см. «Враг государства»).

Америка действительно исключительна. Она исключительна не только своей наглостью, с которой лезет в сугубо внутренние дела других государств. Она исключительна своей диктаторской закалкой, изощренным подавлением инакомыслия, исключительной властью элитарных меньшинств над огромным большинством. Так вот ты какая, демократия? А мы думали, это и есть тоталитаризм.

Автор Игорь Юдкевич

https://regnum.ru/news/polit/3167711.html


Об авторе
[-]

Автор: Наталья Глухова, Юлия Манке, Наталья Позднякова, Штефан Деге, Марина Борисова, Игорь Юдкевич

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 21.01.2021. Просмотров: 89

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta