Донбасс с воза - Киеву легче? Почему отказ Украины от Донбасса становится большой проблемой для России

Содержание
[-]

Донбасс с воза - Киеву легче?

Почему отказ Украины от Донбасса становится большой проблемой для России 

Оккупированный русскими анклав Донбасса стоит на грани экономического и социального коллапса. Это важное обстоятельство освещает российско-украинскую войну в ином свете. Обычно войны ведутся за территорию как выигрыш: ее получает тот, кто выиграл, а теряет тот, кто проиграл.

В нашем же случае имплозия Донбасса фактически означает, что тот, кто контролирует анклав, и есть в проигрыше. А поскольку человеком, обладающим анклавом — и, похоже, тем, кто будет владеть им в обозримом будущем — является Владимир Путин, то он и проиграл. Это знают и Россия, и Украина.

По данным Организации Объединенных Наций, из пяти миллионов человек, которые ранее населяли этот анклав, с марта прошлого года выехали почти два миллиона. Поскольку большинство беженцев — это образованный и профессиональный средний класс, который вряд ли когда-нибудь вернется в зону военных действий, анклав понес непоправимый урон своего интеллектуального и человеческого капитала.

Из трех миллионов оставшихся примерно два — это дети и пенсионеры; остается один миллион населения трудоспособного возраста — чтобы содержать эти два миллиона, обслуживать уничтоженную экономику и воевать. По данным Нацбанка Украины, ВВП на Донбассе коллапсирует, промышленное производство сократилось за прошлый год более чем на треть, а строительство — более чем в полтора раза. Большая часть мостов и железнодорожных путей продолжают оставаться разрушенными. Только треть жителей получают стабильную заработную плату. Немалая часть территории страдает от дефицита газа, воды и электроэнергии. И в конце 2014 года Киев перестал платить жителям анклава пенсии. Неудивительно, что обвал Донбасса в 2015 году ускорился.

Хотя поток беженцев, похоже, уменьшился — способные выехать уже уехали, — все равно экономический спад и бегство людей, пока будет продолжаться война, не будут прекращаться. Со временем население анклава будет состоять из пенсионеров, едва выживающих со своих огородов, беспризорных детей, тяжко выживающих на улице, сработанных о непосильного труда женщин, и мужчин, стоящих перед выбором: либо алкоголизм, или материальная компенсация за участие — и смерть — в войне в рядах сепаратистов.

Чем дольше продлится война, тем больше Донбасс будет становиться не в состоянии поддерживать себя и свою боеспособность, а сепаратисты — могут создать функционирующую политическую единицу. И тем хуже для Путина, что единственным источником экономического выживания анклава является Россия — страна, которая больше всего сделала, чтобы его разрушить.

Путин предпочел бы, чтобы Киев взял на себя ценные обязательства кормить регион и расходы на его восстановление (инфраструктурные убытки правительство оценивает в 35 млрд гривен). Но Украина ни за что это делать не будет, пока анклав контролируют сепаратисты, которые настойчиво утверждают, что никогда не откажутся от своих стремлений к независимости.

Учитывая экономический спад и недостаток боеспособных мужчин, не удивительно, что сепаратистские войска во многом состоят из добровольцев и регулярных войск из России. Нет никакой возможности оценить, сколько физически подготовленных мужчин трудоспособного возраста Донбасса еще поддерживают Путина и его ставленников, но есть определенные свидетельства того, что у некоторых из них уже возникают мысли о возможной цели опустошения их региона и уничтожения его экономики.

Они должны почувствовать, насколько высокими — и в абсолютном, и в относительном выражении — являются их потери. Если — а есть серьезные основания так считать — сепаратистские потери превышают потери Вооруженных сил Украины (около трех тысяч: 1750 подтвержденных смертей и, по оценкам, 1250 как пропавших без вести, то есть, скорее всего, тоже погибших), то какая-то часть сепаратистов должна задуматься над вопросом о способности анклава продолжить борьбу.

Проблемы от расчета на поддержку российских добровольцев и штатных военных очевидны. Они высвечивают ложь сепаратистских заявлений о гражданской войне против «фашистской хунты» в Киеве. Они дорогие — а оплачивать их должен Кремль. Они ничего не делают, чтобы поднять местную экономику. И они порождают риск отчуждения местного населения, которое, видимо, чувствовало определенную солидарность со своими собственными «пацанами», но вряд ли будет идентифицироваться с российскими авантюристами из Томска.

Итак, статус-кво является нестабильным и для сепаратистов, и для их патрона Путина. Чем дольше они держатся за территорию, которую Киев не может освободить, тем выше экономическая цена и риски оккупации. Однако Россия не имеет никакого легкого выхода из этого тупика. Возобновление боев убьет больше украинцев и навредит украинским планам реформ, но при наличии самозванной независимости ДНР / ЛНР никак не решает проблемы Кремля в анклаве.

Ведь расширение размера анклава будет только наращивать проблемы Путина, потому что это расширение неизбежно будет означать расширение территории разрушений и увеличение количества беженцев. Если Россия могла бы нанести решающее поражение Украине, она могла бы заставить ее забрать Донбасс назад на условиях России. Но это потребовало бы масштабной войны, что, очевидно, усилит санкции Запада, заставит администрацию Обамы дать летальное оружие Украине, столкнется с решительным сопротивлением украинцев и закончится вовлечением России в кровавую долгосрочную войну.

Логическое решение этой дилеммы может заключаться в объявлении победы над «фашистской хунтой» в Киеве, выводе российских вооруженных сил и навязывании анклава Украине, которая, настаивая на том, что Донбасс украинский, не будет иметь иного выбора, кроме как пробовать совладать с бедламом. Но чтобы это произошло, Путин должен был отказаться от всей той идеологической игры на публику, в которой он упражняется последние несколько лет. Кроме рисков для легитимности и власти, такой пацифизм нелегко бы дался кремлевскому псевдомачо.

Зато статус-кво является наилучшим вариантом для Киева. Украина получает выгоды из эмоциональных апелляций-заверений, что никогда не оставит Донбасс, одновременно ничего фактически не делая для его освобождения. Время играет на Украину, потому что как раз потеря территории означает победу в этой «гибридной» войне.

Все, что нужно Украине делать, — держать сепаратистов загнанными в угол. Рано или поздно у рационального или полурационального Путина исчезнет желание начинать Третью мировую войну за кусок окацапленной земли, и он будет вынужден признать статус «замороженного конфликта» или хапнуть еще один Крым и аннексировать и эту территорию. Так или иначе, Россия завязнет в бесперспективном регионе, что будет тормозить ее экономику на много десятилетий вперед.

 


Об авторе
[-]

Автор: Александр Мотыль

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 18.05.2015. Просмотров: 180

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta