Димитри Гвиндадзе, бывший министр финансов Грузии, о своем опыте реформирования страны: «Украине нужны тe, кто прикроет спину реформаторам»

Содержание
[-]

Димитри Гвиндадзе: «Украине нужны тe, кто прикроет спину реформаторам» 

Экс — министр финансов Грузии, ведущий экономист ЕБРР Димитри Гвиндадзе о грузинском опыте— рекорде, экспатах— технократах и ущербе от войны в Донбассе.

Изданиe «Тиждень.UA»:В свое время Грузия, как и Украина сейчас, стала жертвой экономической и торговой блокады со стороны России. Как грузинское правительство решало эту проблему и как помогал местный бизнес?

Димитри Гвиндадзе: — Тогда наша страна получила целый ряд экспортных ограничений. Мы старались как можно полнее диверсифицировать экспорт из Грузии. Правительство попыталось дать бизнесу прямые и четкие сигналы о потенциальных угрозах. Главный месседж был такой: «Ребята, работайте со всеми, но имейте в виду, что геополитические сдвиги могут вызывать некоторые внешнеторговые проблемы. Учтите это и старайтесь управлять рисками соответственно».

Что правительство сделало в первую очередь? Мы повысили качество грузинской сельскохозяйственной продукции, увеличили глубину переработки, нашли свои ниши на международных рынках. В результате наши производители начали поставлять сельхозпродукцию во многие страны Европы, в частности — в Украину, которая стала одним из крупнейших рынков для нашей продукции, а именно минеральные воды, вина и др.

В результате войны на Донбассе Украина имеет огромный неконтролируемый участок границы, через которую идут потоки контрабанды. Грузия, видимо, имела подобную проблему с Абхазией и Южной Осетией. Как ее решали и как устанавливали экономический границу?

— На мой взгляд, ситуация на Донбассе имеет значительно худшие экономические последствия для Украины, которые не ограничиваются контрабандой. В прошлом году на Востоке производили 16% ВВП, 27% ​​промышленных товаров и почти такую ​​же долю экспорта.

В регионе плотная сеть железных дорог. Когда из— за внешнегое вмешательства пытаются отделить такой кусок страны, это приводит к огромным проблемам и весьма сложной адаптации. В результате валютный курс, платежный баланс, дефицит и наполняемость бюджета, банковский сектор всей страны вызывают беспокойство. Ведь, например, крупнейшие украинские финучреждения имеют много активов и обязательств в Донецкой и Луганской областях.

Поэтому то, что сейчас происходит с гривней и бюджетом, — это во многом следствие событий на Донбассе. Разрушение в регионе сами собой негативно повлияли на экономический рост страны. Кроме того, есть еще много производственных цепочек, связывающих Донбасс с другими областями Украины. Многие из них были разрушены. Таким образом, последствия событий в Донецкой и Луганской областях не ограничиваются этим регионом, а заметны по всей стране. Они подрывают уверенность инвесторов, потребителей, кредиторов и банковских вкладчиков.

В Грузии ситуация была несколько иной. Например, в 1990— х в Абхазии шла война, с тех пор она была не слишком зависима от Грузии и связана с ней. Опять же, с помощью внешнего вмешательства — Абхазию поддерживали те же люди, которые сейчас способствуют эскалации конфликта на Донбассе, — была развязана война в 2008— м.

Однако ее последствия для экономики Грузии были не столь ощутимыми, как влияние противостояния на Донбассе на народное хозяйство Украины, потому что у вас сами вызовы, их масштаб и предыстория существенно отличаются от тех, которые стояли перед нами. Поэтому очень трудно сравнивать экономические последствия войн в Грузии и Украине.

— Назовите некоторые из самых успешных грузинских экономических реформ и достижений, которые, по вашему мнению, следовало бы провести в Украине. Что украинцы могут скопировать у Грузии?

— На мой взгляд, нельзя просто скопировать реформы. Вы можете осуществить собственные преобразования, потому что Украина — другая страна. Что нужно для успешных реформ? Прежде отметим: мы абстрагируемся от того, что идет война, потому что проблемы безопасности негативно влияют на ряд других отраслей. В частности, экономическое развитие становится заложником геополитики.

Но предположим, что теоретически в Украине нет кризиса безопасности. Тогда для удачных реформ нужно несколько вещей. Во— первых, сильные руководители и быстрые действия по уменьшению бюджетных расходов, упрощение работы органов, предоставляющих государственные услуги (налоговой и таможни, различных контролирующих структур и т.д.). Это обеспечило бы стабильность макроэкономических балансов страны.

Посмотрите на Украину глазами иностранного инвестора, который ищет направления для вложений своего капитала. Прежде всего он обращает внимание на финансовую стабильность, на ситуацию с государственными финансами, ищет страны с небольшим госдолгом и низким уровнем бюджетного и квазифискального дефицита.

Во— вторых, глобальные инвесторы анализируют устойчивость банковского сектора. По моему мнению, НБУ делает много правильных шагов для того, чтобы система стала более надежной. Это очень болезненный процесс, ведь в финансовом секторе Украины наблюдался избыток финучреждений, некоторые из них были “карманными” и сейчас банкротятся. Стабилизация банковской системы — чрезвычайно сложная задача, которую трудно реализовать в технократическом смысле. Но это надо сделать.

В— третьих, Украине нужно создать высококачественное поле игры для реального сектора, хороший бизнес— климат. Вы должны упрощать налоговое, таможенное, трудовое законодательство, ведь таким образом сможете лишиться коррупции. Последняя существует в точках соприкосновения между бизнесом и государственными служащими. Чем меньше таких точек в стране, тем меньше возможностей для взяточничества.

Чтобы положить конец коррупции, необходимы два условия. С одной стороны, очень сильная воля в борьбе с взяточничеством «сверху вниз», которая постепенно будет очищать от него различные сферы и органы госуправления. С другой — усилия «снизу вверх», я имею в виду упрощение бизнес— процессов, что ограничит возможности для коррупции. Вот единственный выход.

Эти три составляющие — краеугольные камни правильного позиционирования страны, что позволит привлечь многочисленные инвестиции — прямые иностранные и портфельные.

— Как— то Каха Бендукидзе сказал, что для успешного проведения реформ нужны три человека: тот, кто будет осуществлять преобразования, тот, кто будет всех сажать, и тот, кто будет прикрывать обоих. Хватило бы этих трех для того, чтобы провести реформы в Украине?

— Здесь я полностью согласен с Кахой. Он имел в виду, что страна нуждается в очень мощного и эффективного аппарата по соблюдению внутренней законности и организации безопасности. Прежде всего речь идет об органах госбезопасности, так как для Украины сейчас безопасность, особенно внешняя, на первом месте. Поэтому необходимо ведомство, которое будет бороться с такими вызовами и угрозами. Также должны быть институты, которые качественно обеспечивать выполнение закона внутри страны.

Кроме того, нужна команда технократов— реформаторов: экономистов, финансистов и т.д., осуществляли структурные преобразования. Им придется ломать устоявшуюся иерархию. Иногда нужно будет принимать волевые решения, которые затронут интересы очень влиятельных лиц. Поэтому необходимы люди, которые защищали бы реформаторов, особенно когда речь идет о первом их поколении. В Украине много тех, кто имеет огромное влияние, и соответственно должны быть и те, кто будет прикрывать спину реформаторам.

Также опыт Грузии показывает, что нужен еще один тип людей: те, кто ежедневно общается с народом и объясняет, какая работа проводится. Потому что когда вы занимаете правительственный пост и пытаетесь осуществить определенные преобразования, то четко понимаете, что происходит, что делаете и на какой результат рассчитываете.

Но если вы простой гражданин, например пенсионер, то очень трудно понять, почему правительство не увеличивает пенсии, скажем, вчетверо в одно мгновение, ведь они меньше физиологического минимума человека. Поэтому власть должна разговаривать с народом, объяснять, почему, например, цены на газ и электроэнергию нужно повысить до уровня, определенного себестоимостью. Она должна сказать, что если их не увеличить, то в стране не будет финансовой стабильности, а в таком случае не стоит рассчитывать на инвестиционную привлекательность и привлечение иностранного капитала.

Недавно в Грузии произошла кардинальная смена власти, но реальный ВВП страны растет на 5% ежегодно, промышленность — на 11%. Это результат прошлых реформ или новая власть продолжает экономический курс, определенный предшественниками?

— Множество преобразований, которые мы осуществили, в частности — снижение уровня коррупции, уменьшение роли правительства в экономике, ряд структурных реформ, сделали экономическую систему достаточно упругой. Нам удалось построить в Грузии устойчивые институты, способные выдерживать напряжение, которое создает смена власти.

Худшее, что может произойти в любой стране, — это когда приходит новое руководство и страна разворачивается на 180 градусов в развитии, качестве институтов и тому подобное. Могу сказать, что основные институты, необходимые для обеспечения экономического роста, выдерживают давление со стороны новой власти. Конечно, изменились некоторые люди, произошли преобразования в культуре управления, но в целом от этого работа не пострадала.

Вот почему экономика Грузии продолжает расти. И это происходит вопреки многим геополитическим вызовам. Как Украина сейчас стоит перед рядом вызовов, так же и Грузия имеет определенные проблемы в сфере безопасности и геополитическом контексте. Например, как вы знаете, Южный Кавказ является довольно напряженным и проблемным регионом, исторически там было много конфликтов.

Что касается вашей работы в ЕБРР. Частные инвесторы нуждаются в финансовой стабилизации для того, чтобы вкладывать капитал в определенную страну. Однако Европейский банк реконструкции и развития — институциональный инвестор. Планирует ли он наращивать вложения в Украину, несмотря на ситуацию в стране?

— Собственно, мы уже наращиваем присутствие в Украине, несмотря на все суверенные и корпоративные риски. Вашу страну недвусмысленно и существенно поддерживают наши акционеры. Совет директоров ЕБРР обсуждал украинские проблемы, и теперь мы ищем направления увеличения капиталовложений и в дальнейшем.

На сегодняшний день портфель инвестиций ЕБРР в Украину составляет почти €5 млрд, из которых около €3 млрд — операционные активы. Мы будем наращивать эти суммы, несмотря на риски, расширять портфель суверенных и квазисуверенных операций, а также вложения в частный сектор (корпорации и банки).

Сейчас обсуждаем украинские реформы с привязкой к адекватным мерам реагирования на экономический кризис. В этом году общий объем инвестиций в Украину составит около €1 млрд. Мы будем искать возможности для капиталовложений. Если в 2015— м их будет достаточно, то и дальше будем инвестировать в таком же темпе. Понимаем, что риски высокие, но все равно делаем это. В частности, потому, что ваша страна заслуживает помощь именно в эти дни.

— ЕБРР — опытный инвестор в инфраструктурные проекты. По вашему мнению, чего не хватает Украине для того, чтобы иметь хорошие дороги?

— Ответ прост: вам нужны новые дороги. Но как это сделать? Мы снова возвращаемся к проблеме государственных финансов. Вы можете финансировать строительство дорог из налоговых и других поступлений или при помощи международных доноров.

Оба источника — реальны, но вопрос в пространстве для маневра, имеющемся в бюджете, и в устойчивости госдолга. Если посмотреть на распределение расходов в Украине, то увидим, что львиная доля средств направляется на финансирование текущих нужд, в том числе на субсидии, пенсии, зарплаты и т.д., и только небольшая — это капитальные расходы, в частности на инфраструктурные проекты.

Так, рационализация государственных расходов — вот что должно сделать новое правительство. Это должно высвободить определенные средства, которые можно будет вкладывать в инфраструктурные проекты. В то же время поможет удерживать дефицит бюджета на приемлемом уровне, что откроет путь к большему количеству инструментов для финансирования строительства дорог, в частности — к займам международных финансовых институтов.

Учитывая нынешний уровень ВВП на душу и масштаб внешней поддержки, которые имеет Украина, я убежден, что вы сможете кредитоваться на достаточно хороших условиях. С каждым шагом, каждой реформой будете получать помощь от Еврокомиссии и других расположенных к вам сторон. Поэтому, на мой взгляд, как только государственные финансы будут приведены в порядок, а экономика начнет расти, избегая ловушки бедности, государственный долг уменьшится — как следствие, страна сможет занимать больше, чтобы вкладывать в инфраструктуру.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Любомир Шавалюк

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.04.2015. Просмотров: 219

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta