Действительно ли в Украине непобедима «пятая колонна» из преступников - минеров и антиукраинских пропагандистов

Содержание
[-]

Они минируют Украину. Способны ли правоохранители взять преступников - минеров под контроль 

Первый месяц 2022-го еще даже не подошел к концу, а правоохранители уже получили 600 сообщений о минировании — почти столько, сколько было за весь прошлый год.

Журналистка издания "hromadske" Виктория Рощина выехала на вызовы со взрывотехниками, побывала на судебном заседании над подозреваемым псевдоминером и попыталась разобраться: кто «минирует» целые города и почему сейчас это так активизировалось. Детали – в материале издания „hromadske“.

«Вот если сейчас рванет — то сюда точно достанет»

«Я как сделаю домашнее задание — так сразу минирование, а как нет — так школа», — жалуется Артур, ученик четвертого класса одной из школ в Броварах Киевской области. Я встречаю мальчика и его ровесников у школьного стадиона. Дети гуляют: их учебный день закончился, так и не начавшись. «Мы шли в школу, нас встретили старшеклассники и сказали, что школу заминировали. Потом учитель сказал нам идти домой. Но дома не так интересно, поэтому мы пошли играть», — объясняет ученица Марина.

В конце прошлой недели правоохранители получили сообщение о минировании 10 школ и 25 детских садов в Броварах под Киевом. В каждом заведении более тысячи детей. Анонимный террорист требовал два миллиона гривен и обещал взорвать все в течение двух часов. «Вот если сейчас рванет — то сюда точно достанет. Осторожнее», — предостерегают меня дети. Шутят, что были бы не против, если бы школа взорвалась. «Ну я не то чтобы не люблю школу, просто будет больше времени на игры», — говорит один из учеников.

В школах стоит необычная для рабочей пятницы тишина. Я замечаю в классах брошенные вещи и даже еду. «Вот, как они сидели на уроке труда — так все и выбежали. Кто-то даже не доел», — смеется директор, но отмечает, что паники среди учеников не было. «Мы дали короткий звонок. Позвонили по телефону родителям, всех организованно эвакуировали. Учеников младших классов отдали лично взрослым на руки, старшеклассники ушли сами». После этого здание покинули сотрудники. «Такое у нас вообще в первый раз за все время. Но паники не было. Дети счастливы», — рассказывает охранник учебного заведения — единственный, кроме директора, кто остался в школе ждать правоохранителей.

Чуть дальше – детский садик. Его тоже «заминировали». Во дворе дежурят сотрудники. «Пришло в вайбере сообщение: сказали, что учебные заведения заминированы, срочно нужно эвакуировать всех детей. Мы через 10 минут эвакуировали садик, пошли на школьный стадион — у нас там есть такой эвакуационный пункт. Детей очень быстро и оперативно разобрали», — рассказывает заместитель директора детского сада. 

Около одной Броварской школы замечаю автомобиль патрульной полиции. Женщина у входа думает, что я ученица, и кричит: «Идите домой! Заминировали здесь все». Я показываю журналистское удостоверение, она позволяет зайти. Помещение как раз проверяют правоохранители.

Постоянная работа для Джема 

«Если есть подозрение на взрывчатку — он замирает, — так кинолог объясняет особенности работы полицейской собаки Джема. — Дальше он не идет, на подозрительный предмет не бросается. Это уже мы отрабатываем место, на которое он укажет». На осмотр каждого объекта взрывотехники тратят около двух часов. Спецслужащие считают, что ложными минированиями людей отвлекают от чего-то важного, но кто, почему и зачем — вопрос не к ним, а к следователям.

Интересуюсь, стрессовая ли их работа. «Да, стрессовая, на нас большая ответственность. Здесь нужно все подробно осмотреть, любая невнимательность может стоить жизни», — отвечают мне правоохранители и обследуют помещение дальше. После проверки группа патрульных составляет акт об отсутствии подозрительных предметов. Его подписывает руководство заведения, взрывотехники и кинологи. «Все будет хорошо. Вы тоже уже идите, не мерзните», — говорят правоохранители на прощание директору школы, а сами едут на следующий вызов.

«Я — не террорист! До свидания» 

«Я российский террорист KARNAVAL. Официально заявляю, что заминировал все школы и ТРЦ в городе Бровары», — таким было сообщение от псевдоминера, парализовавшего работу школ и детских садов в Киевской области. Это «псевдо» встречается не в первый раз. На прошлой неделе в Кривом Роге правоохранители разоблачили парня, который якобы заказал минирование местного колледжа у администратора российского телеграм-канала под названием KARNAVAL (следствие считает кураторами канала российские спецслужбы). Это был 18-летний студент местного вуза Владислав Кокушков, которого суд позже отпустил под ночной домашний арест. На судебном заседании он заявил, что к группе присоединился из любопытства — думал, что все это шутки. А потом, по его словам, знакомый уговорил проверить, действительно ли схема «минирований» работает. 

В то же время прокурор по делу считает, что это был осознанный поступок, а не просто провокация. «Впрочем, все это будет исследоваться. Допрашивают свидетелей, продолжаются экспертизы. Материалы в отношении организаторов этих каналов планируем выделить в отдельное производство», — говорит прокурор Дмитрий Троцик. Он также подчеркнул, что решение суда о ночном домашнем аресте планирует обжаловать, поскольку усматривает риски в нахождении молодого человека на свободе. «Несмотря на то, что мы изъяли гаджеты, мы понимаем, что все равно существует возможность дистанционного удаления информации или ее изменения». 

Адвокат подозреваемого общаться отказался, а на суде заявил об «отсутствии жизненного опыта у подзащитного». Сам Кокушков показаний еще не давал. Общаться со мной он тоже не захотел, лишь коротко прокричал во время конвоирования: «Я не террорист! До свидания». Правоохранители изъяли у Кокушкова компьютер и мобильный телефон, на которых остались доказательства — переписка с администратором телеграм-чата. Мама подозреваемого рассказала мне, что в телеграм-канале, о котором идет речь в подозрении, было около 60 участников.

Сто гривен — и школу «заминируют» 

Я тоже написала в этот телеграм-чат. Пользователь с именем KARNAVAL подтвердил, что занимается «минированиями», и сообщил, что «за 300 рублей (105 грн, — ред.) переведет учебное заведение на дистанционку». Деньги, согласно инструкции, нужно отправить на QIWI–карту. На уточняющие вопросы о том, почему он этим занимается и сколько каналов координирует, аккаунт не ответил, а насчет задержанного Владислава объяснил коротко: мол, парня задержали, потому что «болтал много». В Национальной полиции отметили, что псевдоминеры обычно пользуются средствами анонимизации, например VPN или TOR. В СБУ добавили, что определили несколько десятков телеграм-каналов, с помощью которых и согласовываются псевдоминирования.  

Стоит отметить, что похожая ситуация с минированиями сейчас и в России: журналисты ВВС отметили, что, например, работу учебных заведений Черкасс парализовали те же сообщения, что и работу школ в Ростове-на-Дону. По информации СБУ, к распространению волны псевдодоминирований привлекают граждан Украины, которым кураторы из РФ обещают анонимность и дают четкие инструкции. Чаще всего злоумышленники не понимают до конца все возможные последствия от блокирования деятельности различных объектов социальной сферы. 

Дайте 50 тысяч гривен, и минирования не будет 

Утром 16 декабря на электронный адрес директора бердянской общеобразовательной школы поступило письмо о том, что здание заминировано. В письме было требование: положить на банковский счет 50 тысяч гривен. «Минер» представился блогером Иваном Золочевским, и среди прочего, написал: «Я всю жизнь всех ненавидел. Сегодня вы все почувствуете мою ненависть. Вам всем конец. <...> Я очень сильно надеюсь, что умрут 500+ человек, я ненавижу этот мир». Интересно, что псевдоминер, который в конце декабря парализовал метро в российском Новосибирске, также представлялся тик-токером Злочевским. Директор сразу обратился в полицию. Минирование оказалось фейковым.

Из-за паники люди гибнут даже во время фейковых минирований 

«Одна из главных опасностей во время эвакуации — именно паника. Многие гибнут даже во время фейковых минований, потому что все начинают бежать, давить друг друга», — рассказывает Елена Кендиш, психолог столичной полиции. Мы обратились к ней с просьбой объяснить, как действовать при эвакуации, что следует и чего не следует делать. Кендыш отмечает детали, которые значимы во время «минирований»: например, учителям, сообщающим об эвакуации, надо контролировать не только голос, но и каждое слово. 

«Нужно изо всех сил избегать негативных слов: “преступник”, “смерть”, “опасность”. Это вызывает панику, особенно у детей. А паника влечет за собой две реакции: либо агрессию, либо ступор. И обе опасны. Учителям важно говорить жестким, но дружелюбным голосом. Во время общения со школьниками следует избегать слов с частицей “не”, вместо этого повторять, например: “Я тебя слышу. Ты в безопасности. Я тебе помогу”». Психолог добавляет, что регулярные репетиции эвакуаций в учебных заведениях очень важны: когда человек четко понимает, что нужно делать — паника отступает. Также советы в иллюстративной форме для учащихся и студентов опубликовал образовательный омбудсмен Сергей Горбачев.

Вы в торговом зале, который «заминировали». Что делать? 

Если же «заминировали» торгово-развлекательный центр или другие общественные места, важно ни в коем случае не идти против толпы. «Если вы в толпе и упали — в первую очередь следует попытаться как можно быстрее встать. Но если не удается — заслонить руками голову, грудную клетку и свернуться калачиком», — объясняет Елена Кендыш. Также она отмечает, что очень важно следовать указаниям правоохранителей: «Часто люди не понимают, почему им, например, говорят подниматься на третий этаж — через первый же вроде быстрее. Но именно правоохранители имеют полную картину, и они понимают, что спуск может быть опасен или путь заблокирован. Важно слушаться». 

Заведомо ложное сообщение о минировании — уголовная статья. За это могут дать до 6 лет тюрьмы. А если «минируют» важные объекты инфраструктуры, больницы или школы — преступнику светит до 8 лет за решеткой. Однако для этого его еще нужно поймать. 

Большинство сообщений о минировании в этом году поступало по электронной почте, и писали их в основном с территорий «ДНР» и «ЛНР». А это значит, что найти и наказать преступников будет очень сложно. «Сегодня мы можем с уверенностью констатировать: серия псевдоминирований — не что иное, как элемент гибридной агрессии и спланированная информационная операция. Цель этого информационного терроризма — держать украинцев в напряжении, внушить неуверенность в собственной безопасности, и сделать это не столько террористическим актом, сколько его возможностью. Поэтому главное — сохранять спокойствие», — подчеркнул министр внутренних дел Денис Монастырский. 

Случается и так, что кураторы из РФ привлекают к фейковым заменам и гражданам Украины, которым дают четкие указания и обещают анонимность. На днях в Черкасской области СБУ разоблачила студента-первокурсника, который в течение января через закрытый телеграм-канал «минировал» школы, колледжи, жилые дома и торгово-развлекательные центры. Кроме того, он якобы создал собственный телеграм-канал, где публиковал отчеты о результатах «минирований», получал очередные заказы и деньги от российских кураторов.

Поймать минера еще до минирования: миссия выполнима? 

В Национальной полиции в ответ на мой запрос сообщили: в 2021 году 184 «минерам» объявили о подозрении, а в суд направили 226 производств. С начала 2022 года полиция выявила 16 псевдоминеров, и только пяти объявили о подозрении. Напомню: в общей сложности «минирований» было более шестисот! Глава Национальной полиции Игорь Клименко отмечает, что кинологи и взрывотехники дежурят круглосуточно и реагируют на каждый вызов о минировании, «ведь безопасность граждан — на первом месте». Я спросила у полиции, сколько обходится налогоплательщикам один такой выезд. Но мне ответили, что специальной финансовой статистики нет.

Действуют ли правоохранители на опережение? И можно ли взять «минеров» под контроль?

В полиции говорят: только частично. Скажем, департамент киберполиции мониторит интернет и с помощью специальных программ ищет псевдоминеров. То же делают и в Службе безопасности. Пресс-секретарь СБУ Артем Дегтяренко коротко отметил: «Работа на опережение постоянно ведется. Разными способами, в том числе и негласными, о которых мы не можем рассказывать». Впрочем, учитывая статистику и продолжающиеся «минирования», в битве «правоохранители-минеры» счет пока 1:0. В пользу последних.

Автор Виктория Рощина, опубликовано в издании "hromadske.ua"

Источник - http://argumentua.com/stati/oni-miniruyut-ukrainu-sposobny-li-pravookhraniteli-vzyat-prestupnikov-pod-kontrol

***

Мнение эксперта: Нужно с ними не болтать, а жестоко карать антиукраинских пропагандистов

Недавно наблюдал на 5-м канале содержательный разговор бывшего генерального прокурора, а ныне телеведущего Юрия Луценко и известной писательницы и философини Оксаны Забужко. Было интересно и полезно. Но кое-что удивило.

Собеседники очень сокрушались по поводу того, насолько сложно в ментальном смысле возвращать в Украину население оккупированных территорий, прежде всего молодежь. Мол, им там совсем переформировали мозги. Что же делать? Это говорилось с некоторой растерянностью, с ощущением какого-то тупика.

Действительно, оккупанты все время очень активно работали с молодыми людьми. Во многих городах и районах их вербовали (по-советски, добровольно-принудительно!) в парамилитарные организации типа «юнармии», что очень напоминает известный гитлерюгенд. Ну а то, чему молодежь учат в школах и вузах на оккупированных территориях, несовместимо не только со всем украинским, но и с наиболее абстрактными предписаниями либеральной демократии. При этом, на мой взгляд, нацистской пропаганде по интенсивности и результатам довольно далеко до нынешней российской, а гитлерюгенд вполне на уровне нынешней «юнармии». Однако с молодежью в Киеве, Львове и Днепре тоже не все хорошо. Вспомним, как наша молодежь голосовала на выборах (президентских и парламентских) 2019 года… Кажется, айпады и айфоны последних моделей не придают мудрости.

Но в истории человечества, не такой уж и древней, есть примеры решения таких проблем. Когда западные альянты оккупировали значительную часть Германии в 1945 году, им пришлось столкнуться с миллионами молодых немцев, прошедших через гитлерюгенд или союз немецких девушек. Ситуация была сложной. И прежде всего победители продемонстрировали, как молодежи, так и всему местному населению, что нацизм – это очень плохо. Продемонстрировали не разговорами (хотя были и они), а конкретными жесткими действиями. Началась денацификация. Только в американской зоне оккупации (а были еще британская и французская) 13 миллионов немцев заполнили анкету по поводу их соучастия в преступлениях гитлеровского режима.

По результатам подверглись преследованию в судах около 1 миллиона человек, а 600 тысячам ввели запрет на профессию, в частности бывшим нацистам и коллаборантам запретили преподавать в школах и университетах, работать журналистами и т.д. То есть нацизм больше не имел возможности влиять на сознание всего населения и в первую очередь молодежи. Кроме того, 480 нацистов были казнены, а более 10 тысяч лишены свободы. За 10 лет в Германии забыли о гитлерюгенде, а попытки нацистов организовать сопротивление альянтам в виде тайной вооруженной организации «Вервольф» быстро провалились. Некоторые бывшие члены гитлерюгенда за это время вылечились от нацистской идеологии и стали демократическими политиками ФРГ.

У нас же после падения тоталитарно-имперской системы события развивали совсем не так, как это полагалось бы. На востоке и юге Украины антиукраинская деятельность была безопасной и прибыльной. Никто из активистов, выступавших за присоединение этих территорий к РФ, особо и не скрывал, что деятельность эта осуществлялась на средства Москвы.

Официальный Киев не очень напрягался, чтобы положить конец этой деятельности. В мой родной город Севастополь до 2014 года постоянно приезжали то мэр Москвы Лужков, то Затулин, то Марков, то другие деятели РФ, выступая с публичными речами, призывая к демонтажу Украинского государства. А московская «демократка» Хакамада диктовала, какую именно языковую политику нужно вести Украине… На город с 370 тысячами населения издавалось два десятка антиукраинских газет. Я тогда сотрудничал с единственным государственным изданием в городе, газетой «Флот України». Первые несколько лет вообще ничего не получал, а затем появились символические гонорары. А мои оппоненты на московской поддержке за небольшую статью получали 100 долларов. В начале 1990 годов на $100 можно было месяц беззаботно существовать. 

Киев разрешал РФ в Севастополе все, чтобы Россия не обижалась. С 1991 по 2014 год в городе российской стороной было установлено около трех десятков «шедевров» монументальной пропаганды. Украинские активисты Севастополя обращались в Киев, требуя не допустить сооружения в городе памятника императрице Екатерине II, предупреждая, что он станет зоной тяготения всех местных антиукраинских сил. Но проукраинским севастопольцам объяснили в Администрации президента Украины: «А у нас демократия». Памятник Софии Фредерике Августе Саксен-Ангальт-Цербстской был установлен. 

И, как предупреждали, возле него начались антиукраинские сборища… Такая же политика реализовывалась Киевом на Донбассе. Антиукраинские организации действовали свободно, не опасаясь ничего, при поддержке местных властей. Это была политика вседозволенности. Антиукраинская деятельность не каралась. Ее часто старались не замечать. В этом заключалась государственная «мудрость» Кучмы и Ющенко, не говоря уже о Януковиче… Если аналогичная политика будет осуществляться на освобожденных территориях, то они в ближайшее время снова станут оккупированными… 

Давайте посмотрим, как официальный Киев действует на тех землях Донецкой и Луганской областей, что сегодня находятся под его контролем. Многие городские главы, поддерживавшие Россию весной и летом 2014 года, остались на руководящих местах, многие из них были переизбраны и не понесли никакого наказания. Глядя на это, как будет относиться к украинскому государству местное население: проукраинское, антиукраинское и нейтральное? Такой подход в духе всепрощения не сможет победить российскую пропаганду и все, что она уже успела сделать в ОРДЛО. 

Что мы видим? С украинской стороны – уговоры и разговоры, а с российской на оккупированных территориях – действия, жесткое подавление всех, кто не воспринимает российскую оккупацию. Человечество не придумало других рычагов политического воспитания и перевоспитания, кроме наказания врагов и поощрения сторонников. Украинское руководство никак не может понять эти простые истины…

Игра в либерализм там, где работала мощная российская пропагандистская машина, гарантирует поражение и провал, воспринимаясь местным населением как свидетельство слабости. А слабые там не удержатся.

Автор Игорь Лосев, опубликовано в издании "День"

Источник - http://argumentua.com/stati/nuzhno-ne-boltat-zhestoko-karat


Об авторе
[-]

Автор: Виктория Рощина, Игорь Лосев

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.02.2022. Просмотров: 79

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta