Дети войны как выбор Украины. Об ужасах войны на Востоке Украины в “детском” ее измерении.

Содержание
[-]

Дети войны как выбор Украины 

На 1 июня 2015 года на востоке Украины погибли 68 детей, 176 - ранены. Только в этом году на минах в Донбассе подорвались более 150 детей, 42 ребенка погибли, 110 получили ранения. Из зоны конфликта переселено 150 481 детей. А еще - безотцовщина, шайки беспризорников, нищета переселенцев и т.д. - вот далеко не полный перечень ужасов войны на Востоке Украины в “детском” ее измерении.

К сожалению, сегодня «дети войны» — подрастающее поколение, которое является будущим украинской нации. Так сложилось, что в их судьбе детство и война оказались вместе…

Еще год назад в Украине под этим понятием подразумевали, как, впрочем и во всех странах СНГ, наших бабушек с дедушками — людей, родившихся и подраставших в условиях второй мировой войны. К сожалению, сегодня «дети войны» — подрастающее поколение, которое является будущим украинской нации. Так сложилось, что в их судьбе детство и война оказались вместе…

Статистика потерь

Как сообщает Всемирная организация здравоохранения, по состоянию на 1 июня 2015 года на востоке Украины погибли 68 детей, 176 были ранены. Кроме того, по данным Госслужбы по чрезвычайным ситуациям, по состоянию на 3 июня 2015 года из зоны конфликта переселено 875 816 человек, в том числе — 150 481 детей (17,2%). То есть с 20 февраля 2014 года в среднем 330 детей ежедневно оставались без своего жилья.

По словам руководителя программы «Сиротству — нет!» Дарьи Касьяновой, на 1 июня нынешнего года в зоне АТО находилось почти 500 тысяч детей: из них 14 тысяч детей с инвалидностью, более 7 тысяч детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, более 30 тысяч новорожденных, которые имеют неопределенный статус (далеко не у всех есть возможность получить свидетельство о рождении. — Авт.).

Ком в горле и от информации Министерства социальной политики Украины: по состоянию на 1 июня 2015 года 1286 детей потеряли родителей вследствие их участия в антитеррористической операции или ранения, полученного в зоне АТО.

С учетом этих статистических данных уже сейчас становится очевидным, что Украине не уклониться от решения проблем детей нынешней войны. И чем скорее государство обратит серьезное внимание на эту категорию граждан, тем лучше.

Детям нужны военные психологи

В Одессу и Одесскую область переселенцы из зоны АТО прибывают постоянно. Уже «под завязку» забиты помещения туристических баз, санаториев и домов отдыха, предназначенных для проживания беженцев.

— Условия, конечно, желают быть лучшими,— говорил мне представитель Украинского института исследования экстремизма (УИИЭ), работающий сейчас в Одесской области, Олег Зарубинский. — Семьям с детьми приходится особенно тяжело: дети, пережившие обстрелы, пожары, гибель близких, находятся в состоянии тяжелого психологического стресса. Волонтеры пытаются как-то снять его, собирая для детей игрушки, книжки, сладости.

Часто приезжают вместе с клоунами, персонажами любимых мультиков, организуют морские прогулки и развлечения, но дети разучились даже улыбаться... Наиболее остро последствия войны на себе ощутили дети, которые остались жить в Донецкой и Луганской областях. Многие очень хотят покинуть злополучную зону боевых действий, но сталкиваются со множеством препятствий: сложно оформить документы, не на чем выехать, нет денег. В ближайшее время целесообразно решить проблему с пропусками из районов, которые не контролируются Украиной, в частности, разрешить проезд хотя бы многодетным семьям без оформления необходимых документов.

Чиновникам следует пересмотреть и источники финансирования социальных программ для переселенцев — передать их из местных бюджетов в государственный. Спросите, в чем разница? Банальный пример. Средства, которые закладывались в бюджете того или иного населенного пункта, к примеру, в Одесской области на здравоохранение, рассчитывались исключительно из количества местных жителей.

Но сегодня получается, что за счет местных лечение проходят и переселенцы. В итоге обе категории граждан не имеют полноценного и качественного доступа к медицинскому обслуживанию, и между ними разгорается еще и острый социальный конфликт, который хотя бы немного заглушить без помощи профессиональных психологов и соцработников невозможно. Специалистов, занимающихся проблемами защиты прав детей и вопросами помощи детям-сиротам и детям, лишенным родительской опеки, в Одесской области не хватает. Те психологи, которые готовы оказывать помощь, имеют недостаточную квалификацию. Сегодня детям нужны военные психологи.

Опасные игрушки

Военный конфликт на Донбассе оставляет много следов — оружия и неразорвавшихся снарядов, к которым, как магнитом, тянет детей. Только в этом году на минах в Донбассе подорвались более 150 детей, 42 ребенка погибли, 110 получили ранения.

— Число убитых и раненых детей, пострадавших от мин и неразорвавшихся снарядов, значительно вырастет, если мы посчитаем тех, кто оказался на территориях, не подконтрольных правительству, — сообщил на пресс-конференции в Одесском кризисном медиацентре представитель ЮНИСЕФ по Центральной и Восточной Европе и СНГ Мари-Пьер Порье. — Особенно большой опасности подвергаются дети, которые могут принять взрывоопасные предметы — небольшие и ярко окрашенные — за игрушки. К большому сожалению, люди не осознают того, какую опасность могут представлять мины и неразорвавшиеся снаряды в ходе конфликта. Поэтому вместе с партнерами мы разъясняем семьям, чего нужно опасаться и как себя защитить.

Россия переманивает лучших

— Остро стоит вопрос и с получением образования на Донбассе, — утверждает Олег Зарубинский. — Очень много украинских учебных заведений оказались под контролем боевиков: 916 (из 1757) детских садиков, 936 (из 1824) школ, 114 (из 189) ПТУ, 17 (из 31) вузов. Детей в этих заведениях обучают по украинофобским программам, что аукнется после завершения войны. К тому же, Украина не признает аттестатов и дипломов, полученных на территории ДНР, ЛНР и Крыма.

— Как показал нынешний год, «война за выпускников» проходит в условиях жесткой конкуренции и многих внутренних проблем нашей страны. В частности, речь идет о целенаправленной политике России, которая «забронировала» для донбасских и крымских выпускников до 5 процентов бюджетных мест. Закономерно, что наши выпускники подают документы туда, имея сомнительные шансы поступить в Украине,— считает политолог Богдан Петренко. — Россия «вымывает» умных выпускников.

По словам эксперта, если Украина заинтересована в сохранении интеллектуального генофонда нации, то она должна кардинально пересмотреть свою политику относительно учащихся в Донбассе и тамошних выпускников. Хорошо, конечно, что на законодательном уровне прописано, что дети из Донбасса могут учиться дистанционно или экстерном, но для того чтобы зарегистрироваться на тот же экстернат, нужно несколько раз пересечь линию военного противостояния при отсутствии пассажирского сообщения между многими районами, в условиях безденежья и бумажной волокиты.

Вооружены и очень опасны

Пока иностранные и местные политики и чиновники говорят правильные слова и предлагают конкретные меры, дети из зоны АТО «самоходом» добираются до «мирных» территорий. Одесса не стала исключением. Наоборот, такого количества подростков, облюбовавших для своего «места жительства» заросшие склоны небольших «диких» пляжей, заброшенные строения опустевших яхт-клубов, территорию пригородной курортной зоны, в городе еще не было. Сотрудники полиции и волонтеры пытаются отловить беспризорников, но пока их поисковые рейды конкретного результата не приносят.

— Как правило, они живут небольшими группами по 5—7 человек, — рассказывает одесский журналист, руководитель отряда волонтеров Олег Измайлов. — Средний возраст — 14—15 лет. Юноши составляют большинство, но есть и девушки, которые не уступают им в дерзости и жестокости. Они искренне ненавидят всех взрослых, считая нас виновными в своей личной трагедии. И мстят, как умеют.

В пригородной Затоке отдыхающие часто подвергались грабежам и кражам. Дети высматривали «жертву», терпеливо дожидались удачного момента, а дальше в течение нескольких секунд в глаза летят брызги перцового баллончика, и все имущество переходит в руки грабителей, которые мгновенно исчезают. Нападения были и на самом пляже, и в небольших кафе, и на автостоянках. Если охотятся на «мирных» сверстников, то добычей становятся велосипеды, кроссовки, рюкзаки. Было несколько случаев, когда жертву жестоко избивали кастетом. Ситуация действительно серьезная, но полиция и городские власти пока не могут найти «противоядие»: территория одесских пляжей — около тридцати километров, а густые склоны надежно укрывают от чужих глаз.

В августе в Одессе сгорело несколько иномарок. Свидетели говорили, что перед пожаром видели именно подростков. Судя по всему, из Одессы с наступлением холодов они никуда не денутся... Опасность еще в том, что в городе много «уклонистов» от мобилизации, которые тоже промышляют грабежами и разбоем. Я абсолютно уверен, что в ряде случаев дети и взрослые действуют вместе: и тем и другим нужны деньги «на жизнь». Если не будет организована масштабная операция «в духе Дзержинского», то одесситам следует опасаться осенью и зимой массовых квартирных краж. Кстати, дачные участки в той же Затоке тоже подвергались ограблениям десятки раз, и многие владельцы всерьез задумались об их охране.

Держи кошелек шире

У благополучных одесских школьников и их родителей свои проблемы. С началом учебного года надо нести в школу так называемые благотворительные взносы. Учителя, понимая, что с деньгами в городе напряженка, хотят улучшить свое материальное положение. Кроме поборов, которые существовали и в прежние годы — День учителя, Новый год, 8 Марта, ремонт в классе, обеспечение кулерами с водой, моющими средствами, появились и новые. В некоторых школах учителя высказали желание обзавестись планшетами, которые они будут использовать вместо школьных журналов. Еще одна техническая новинка, ставшая объектом желания педагогов-автолюбителей из пригорода, GPS-навигаторы. Моя одесская коллега Ирина Куприянова сказала, что такое «удовольствие» обошлось каждому родителю из класса, где учится ее дочь-пятиклассница, в 200 гривен.

В этом году многие просят родителей сброситься на портрет президента. Обычно школы предпочитают покупать фотокопии с изображением Петра Порошенко по 12 гривен, а вот директор одной из одесских гимназий предложила заказать портрет у настоящего художника. Как говорится, «картина маслом». Скинуться надо по 350 гривен на сам портрет и по 150 — на резную раму.

— Деньги школа может собирать только через благотворительные фонды, — пояснила мне юрист Ярослава Бойченко. — Но сумма взноса не должна регламентироваться. Сегодня законные благотворительные фонды есть только у 10 процентов одесских школ. Все остальное — самодеятельность педагогов и родителей, которая попадает под административную и уголовную ответственность.

Конечно, в Украине сегодня достаточно серьезных проблем, и до «детских» пока не доходят руки. Но время летит стремительно. Через несколько лет подрастут и беспризорники из зоны АТО, которые, скорее всего, станут основой «криминальной составляющей» страны, и благополучные «мирные» дети со своим «политическим градусом» отношения к окружающей действительности.

И те, и другие станут взрослыми людьми, имеющими право собственного выбора.

Это и будет выбор Украины…

 


Об авторе
[-]

Автор: Светлана Балашова

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.10.2015. Просмотров: 228

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta