Дератификация Россией ДВЗЯИ может поставить крест на договоре

Статьи и рассылки / Темы статей / Человек и общество / О политике
Тема
[-]
Проблемы ядерного оружия в мире  

***

Испытание ядерным оружием

Совет Федерации в минувшую среду одобрил закон об отзыве ратификации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), согласно которому страны-участники обязуются прекратить испытания ядерного оружия и любые ядерные взрывы на подконтрольных им территориях.

О возможных последствиях этого шага Москвы ответственному редактору «НГ-дипкурьера» Юрию ПАНИЕВУ рассказал руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН академик Алексей АРБАТОВ.

Издание «НГ-дипкурьер»: – Алексей Георгиевич, можно ли теперь, после дератификации ДВЗЯИ, говорить о том, что устранен дисбаланс между Россией и США относительно объема обязательств по этому договору?

Алексей АРБАТОВ: – Решение нижней и верхней палат Федерального собрания было предсказуемо и не потрясло мир. А дисбаланс действительно был. Между конструктивной позицией России, которая ратифицировала ДВЗЯИ еще в 2000 году, и неконструктивной позицией США, которые вот уже 27 лет после заключения договора в 1996 году так его и не ратифицировали из-за сопротивления нескольких упертых сенаторов. Российская позиция была политически выигрышной и укрепляла ее международный авторитет как более ответственной из двух ядерных сверхдержав. На сегодняшний день договор подписан 187 странами и ратифицирован 177, но пока не вступил в полную силу с включением всех его организационных механизмов и мер контроля. Согласно его статьям, ДВЗЯИ вступит в полную законную силу, если его ратифицирует группа из 44 государств, имеющих ядерное оружие или развитую атомную промышленность. Теперь по этой квоте «недобор» увеличился с 9 до 10 стран. А из девяти ядерных государств мира только два (причем оба члены НАТО – Великобритания и Франция) остаются в коллективе стран, ратифицировавших ДВЗЯИ. То есть можно сказать, что у нас с США баланс восстановлен, но, к сожалению, по наименьшему знаменателю. Американская политика в данной сфере дает мало хороших примеров, а плохих более чем достаточно, но даже их союзники не всегда следуют эти примерам. 

– Каковы же мотивы этого шага Москвы? 

– Как было объявлено – «отзеркалить» США. Спрашивается, почему мы 23 года после своей ратификации терпели обструкцию США, а теперь терпение кончилось, хотя еще год назад никто об этом не говорил? Видимо, суть в продолжении линии с приостановкой действия договора по стратегическим вооружениям, то есть политического давления на антироссийский Запад в той области, где он более всего заинтересован в сотрудничестве с Россией. А именно в сфере ядерного разоружения. 

– Почему Госдепартамент США выражал обеспокоенность в связи с планами отозвать решение о ратификации ДВЗЯИ? 

– Ну, типичное американское высокомерие: нам можно, а вам нельзя. Если бы Великобритания и Франция выдвинули против России такое обвинение, они имели бы для этого основание. А у США таких оснований нет. 

– Отмена ратификации договора означает возобновление ядерных испытаний? 

– Нет, само по себе это не означает возобновления испытаний, ведь подпись под договором остается. Более того, это даже не облегчает такое решение с юридической точки зрения. Возобновить ядерные испытания можно, просто денонсировав договор по статье 9-й с уведомлением за шесть месяцев. Россия в лице высшего руководства предупредила, что она возобновит испытания, если их возобновят другие страны, прежде всего США. Но опередить Россию они не смогут, в военно-техническом отношении готовность к испытаниям определяется не наличием или отсутствием ратификации, а готовностью испытательных полигонов и наличием боеприпасов для натурного подрыва, чему ДВЗЯИ никак не мешает. 

– Но сам президент РФ намекнул недавно на заседании дискуссионного клуба «Валдай», что есть предложения провести испытания ввиду того, что Россия завершила работу над рядом новых видов стратегического оружия... 

– Россия за десятилетия после объявления моратория на испытания в 1990 году (к которому Британия присоединилась в 1991-м, США в 1992-м, а Франция и КНР в 1996-м) периодически вводила в боевой состав новые стратегические и тактические системы оружия, но для этого не требовалось взрывать их ядерные боеголовки. У нас большая номенклатура испытанных и отработанных ядерных боезарядов разной мощности и назначения для носителей всех классов и типов. Они регулярно проверяются и проходят техобслуживание для уверенности в их надежности. Компьютерные технологии и разрешенные неядерные (докритические) эксперименты позволяют имитировать работу боеприпасов без натурных ядерных взрывов. Для ядерного сдерживания вероятных противников этого довольно, для более амбициозных задач, наверное, недостаточно. 

– Почему некоторые российские чиновники и политологи призывают внести изменения в основы госполитики РФ в области ядерного сдерживания? 

– Наверное, из желания усилить эффект ядерного сдерживания для поддержки спецоперации в Украине, попугать противников угрозой применения ядерного оружия. Они даже призывают на деле применить его то ли по Украине, то ли по странам НАТО, то ли в единичном, то ли в групповом ударе. Сами путаются в своих предложениях, не удосужившись вникнуть в действующие доктринальные документы России, которые предоставляют широкую свободу рук государственному руководству (как, кстати, и доктрины других ядерных держав). Вообще, за последние годы сложилась целая школа политиков и экспертов, которые с комсомольским задором прошлых разрушителей православных храмов призывают развалить всю систему контроля над вооружениями. Она была создана за последние шесть десятилетий неустанным трудом лучших политиков, дипломатов, военных и ученых ведущих держав мира. Как пелось в известном гимне, «разрушим до основанья, а затем…». Только вот затем ничего хорошего не получилось и не получится впредь. 

– Каковы реальные последствия дератификации ДВЗЯИ? 

– Пока это скорее символический политический шаг, хотя, конечно, шаг в сторону отказа от договора. Трудно представить себе, что Россия когда-то повторно его ратифицирует. Нужна небывалая идиллия в ее отношениях с США и Западом, чтобы Москва и Вашингтон вместе ратифицировали договор и убедили в этом остальные восемь стран из упомянутой группы 44 (включая КНР, Израиль, Иран, Египет). Теперь более вероятно, что эти страны окончательно откажутся от ратификации, а Индия, Пакистан и КНДР – от подписания договора. ДВЗЯИ «зависнет» на неопределенное будущее, без дела будут распадаться созданные под него административные структуры и дорогостоящая сеть технического мониторинга (около 340 станций и лабораторий по всему миру).

Этот договор – один из двух самых многосторонних глобальных договоров по разоружению наряду с Договором о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО – с участием 190 государств). Путь к нему занял 40 лет и потребовал трех этапных договоров начиная с Московского договора 1963 года о запрете испытаний в атмосфере, космосе и под водой. Так и не вступив в силу, ДВЗЯИ неминуемо утратит свое значение и в итоге рухнет, когда страны начнут выходить из него одна за другой. 

– Это правовая сторона проблемы, а что с практическими последствиями? 

– Они, конечно, еще важнее. Есть в этой сфере некая «серая зона» – так называемые докритические, или субкритические, испытания. Это тесты, которые проводятся на полигонах для апробации разных деталей и узлов сложнейших устройств, коими являются ядерные боеприпасы, не доводя до цепной реакции ядерного взрыва. США провели испытания в Неваде с химической взрывчаткой, причем на следующий день после дератификации ДВЗЯИ Госдумой. В России сразу развернулась кампания на тему безответственного поведения США на грани нарушения договора. Если теперь начнутся интенсивные докритические испытания, то очень скоро та или иная сторона обвинит другую в возобновлении реальных испытаний, что откроет путь к выходу из договора. 

– Но ведь будут и глобальные последствия такого хода дел. 

– Несомненно. Тем, кто предлагает разок провести ядерное испытание, чтобы на Западе взялись за ум, можно напомнить, что испытание «царь-бомбы» в 50 мегатонн над Новой Землей в октябре 1961 года не остановило размещения американских ракет Jupiter в Турции и не предотвратило Карибский кризис год спустя, который едва не привел к глобальной ядерной катастрофе. Тем более сейчас это улица не с односторонним, а с многополосным движением. Если Россия осуществит взрыв (выйдя из ДВЗЯИ с уведомлением за шесть месяцев), то и США возобновят испытания. А вслед за ними или даже до них это станут делать другие страны, например КНДР, Пакистан, Индия. Начнется «цепная реакция» денонсации договора и отказа от моратория на испытания. При этом, вероятно, будут выходить и из Московского договора 1963 года, и из пороговых договоров 1974 и 1976 годов. Начнут взрывать в атмосфере, под водой и в космосе, мир вернется к тому состоянию, в котором он был в 1950-е годы прогрессирующего радиоактивного заражения планеты. 

– То есть речь идет и о распространении ядерного оружия? 

– Вот именно. И это вторая исключительно важная сторона медали. Речь идет не только о ДВЗЯИ, но и ДНЯО. Они между собой тесно связаны. В преамбуле ДНЯО содержится положение о решимости государств-участников добиваться всеобъемлющего запрета на ядерные испытания, а по его знаменитой статье 6-й ядерные государства – участники договора имеют обязательство вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений и ядерному разоружению. Эта статья воплощает в себе главный компромисс ДНЯО, по которому пяти государствам разрешается иметь ядерное оружие, а всем остальным – нет. ДВЗЯИ стал важнейшим доказательством верности этому обязательству, и не случайно он был заключен сразу после придания ДНЯО бессрочного характера в 1995 году.

Теперь стагнация ДВЗЯИ и возможное в будущем возобновление ядерных испытаний повлечет распад ДНЯО, выход из него все новых государств по модели КНДР, которая денонсировала этот договор в 2003 году и провела первый ядерный взрыв в 2006-м. Заявка на ядерный статус как раз предполагает проведение натурных ядерных испытаний, то есть отказ и от ДВЗЯИ. Тут кандидатов хоть отбавляй: Южная Корея, Япония, Тайвань, Иран, Саудовская Аравия, Турция, ЮАР, Бразилия и далее по списку. Причем многие из них расположены вблизи российских границ и уже имеют носители достаточной дальности. Уверен, что в МИД РФ и других компетентных ведомствах тщательно просчитывают последствия дератификации ДВЗЯИ и весь дальнейший возможный ход событий. 

– Судя по всему, риск ядерного конфликта возрастает? 

– Общепризнано и на официальных уровнях, и в экспертной среде, что он значительно увеличился после 24 февраля прошлого года. Контраст особенно велик по сравнению с ситуацией 20–30-летней давности, когда один за другим заключались договоры по контролю над ядерными и другими вооружениями, о сотрудничестве в самых деликатных сферах безопасности, в том числе ядерной. Причем сейчас рост угрозы относится не только к США и России, но также к США и Китаю. Правда, с Китаем риск в более мягкой фазе – на Тихом океане нет активных боевых действий. Но и там напряженность имеет место вокруг Тайваня и на Корейском полуострове. А недавно обострилась вражда Ирана с Израилем и США.

– США утверждают, что Китай значительно расширил свой ядерный арсенал. Так ли это, на ваш взгляд?

– Китай держит в секрете свои военные программы и уровни ядерных сил в отличие от России и США. Официальный представитель КНР недавно обрушился с критикой на заявления США и международных исследовательских центров, которые утверждают, что Китай быстро наращивает свой ядерный потенциал и через 10 лет, а то и раньше, сравняется с двумя сверхдержавами. Однако представитель не привел ни одной цифры, а просто «успокоил» окружающий мир, сказав, что Китай делает ровно столько, сколько необходимо для обеспечения его национальной безопасности. Вроде высокого ростом президента Линкольна, который когда-то сказал, что ноги должны быть такой длины, чтобы доставать до пола.

– Возможно ли в перспективе возвращение РФ и США к переговорам о выполнении Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ)?

– В феврале президент Путин заявил, что Россия приостанавливает действие этого договора, поскольку США ставят задачу стратегического поражения России в конфликте в Украине. Правда, недавно в ходе визита в Китай президент сказал, что Запад вроде бы отказался от этой задачи. То есть если будет соглашение о прекращении огня и начнется процесс мирного урегулирования конфликта, то окажется устранена главная причина отказа России от выполнения ДСНВ в полном объеме. Однако остаются поставленные вопросы учета ядерных сил Великобритании и Франции. Но с этим лучше было бы подождать переговоров о следующем соглашении по стратегической стабильности после ДСНВ, тем более что США наверняка поднимут вопрос учета растущего ядерного потенциала КНР.

Автор: Юрий Паниев, зав. отделом международной политики "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/dipkurer/2023-10-29/9_8864_deratification.html


Дата публикации: 30.10.2023
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 135
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta