День Индии — 2020: испытание на прочность и поступательное развитие

Содержание
[-]

С чем подошло государство к своему национальному празднику

Сможет ли Индия, балансируя на грани, справиться с внутренними проблемами? Иное, силовое решение религиозно-этнических проблем перечеркнёт устремление государства стать глобальной державой и ведущей мировой экономикой в ближайшем будущем. 26 января День Республики Индия — с чем подошло государство к важному празднику?

Прошедший год был интересным для Индии не только выборами в обе палаты парламента: Радж Сабха (верхняя) и Локх Сабха (нижняя). Фактически он прошёл под знаком «Бхаратия джаната парти» (БДП) и как лидирующей политической силы, и как генератора перемен в социально-экономической жизни страны. Впервые со времени ухода Джавахарлала Неру в 1964 году кабинетом министров в стране второй срок подряд управляет один человек — Нарендра Моди. Таким образом, к 2020 году определились не только шаги Нью-Дели во внешней и внутренней политике, но и стали очевидными перспективы развития государства на следующие четыре года.

Ко Дню Республики 26 января Индия подходит с грузом проблем и противоречий, достижений и грандиозных планов. Так, в сфере внешней политики Нью-Дели продемонстрировал достижения по многим направлениям, причём после парламентских выборов 2019 года шаги Индии на внешних контурах отличаются достаточно последовательной реализацией стратегии. Прежде всего, следует отметить активизацию контактов в российском направлении в области политических договорённостей, экономического и военно-технического сотрудничества. В регионе Индии удалось улучшить отношения с Бангладеш и предпринять ряд шагов по увеличению влияния государства в Юго-Восточной Азии. Как и в предыдущие годы, государство Индостана ориентируется на стратегию проникновения в Индо-Тихоокеанский регион, включая и стремление стать членом Азиатско-Тихоокеанского экономического саммита (АТЭС). В 2019 году Нью-Дели активно взаимодействовал и со странами Ближнего Востока и Центральной Азии.

Экономика страны, несмотря на кризис, вызванный как внешними причинами, так и конкретными шагами правительства (денежная реформа 2015 года и налоговая реформа 2017 года), стабилизировалась к 2019 году. Несмотря на экономический стресс, реформы дали и положительный результат, который был частично нивелирован промышленным спадом и общим падением ВВП. Провал в промышленной сфере особенно отразился на автомобильном рынке. Как следствие, по данным Национального бюро статистики Индии, на конец 2019 года инфляция на потребительские товары в декабре достигла 7,3%, став самой высокой за пять лет. Индекс потребительских цен вырос на 5,54% к ноябрю прошлого года (для сравнения: в 2018 г. он увеличился только на 2,11%). Что самое неприятное — инфляция на продукты питания составила 14,12% на декабрь 2019 года. В стране, где количество бедных составляет, по различным данным, от 20 до 22 процентов, это весьма ощутимый показатель, несмотря на успехи в борьбе с этим явлением. Тем не менее Индия по уровню ВВП заняла третье место в мире, уступая США и КНР, а в натуральном виде объём составил 2 982,2 млрд долларов США на 2019 год, сохраняя рост ВВП в течение года 6,0−6,1% (по данным МВФ).

Однако наиболее проблемной сферой в 2019 году и на начало 2020 года стала внутренняя политика Нью-Дели и реакция общества на неё. Год перед 70-летием вступления в действие Конституции Индии ознаменовался переменами, которые, по мнению и самих индийцев, и внешних наблюдателей, значительно повлияют на законодательную сферу и на общественное поле государства.

Прежде всего, речь идёт об изменении статуса штата Джамму и Кашмир путём отмены 370-й статьи Конституции Индии и выделения отдельной административной единицы — Ладакха — с преимущественно буддийским населением. Упомянутая статья наделяла регион не только собственным флагом и Конституцией, но и давала право местным властям отменять федеральные законы страны, определять постоянных жителей (в дополнительной статье 35-а), вести внешнюю политику, заниматься вопросами обороны. Кроме этого, федеральные средства, направляемые в Джамму и Кашмир, расходовались внутри административной территории совершенно произвольно, что, по мнению многих индийцев, породило коррупцию и рост недовольства местных жителей, которое выразилось и в радикализации мусульман-кашмирцев.

Естественно, что подобное решение вызвало недовольство Пакистана и Китая, что неудивительно: Исламабад считает упомянутые территории частью исламской республики, а Пекин привычно поддерживает своего союзника «против Индии». Интересно, что в целом здравое решение вызвало неоднозначную реакцию внутри индийского общества. Подобный акт трактовался как покушение на Конституцию государства со стороны многих граждан Индии. Также естественно, что подобные настроения использовали оппозиционные правящей «Бхаратия джаната парти» организации и политические деятели. И конечно, основное число недовольных оказалось в самом штате Джамму и Кашмир, где сетовали на потерю «региональной идентичности» и притеснение исламского населения. Тем не менее большинство граждан Индии из тех, кто отрицательно отнёсся к самому решению, в социальных сетях, в опросах общественного мнения вполне чётко заявляло о том, что вопрос изменения Конституции — это внутреннее дело Индии.

Другой проблемой, связанной с главным законом страны, стало принятие двух актов, которые сложно назвать демократическими или секулярными. Прежде всего, это поправки к закону о гражданстве (Citizenship Amendment Act (САА)). Законодательная инициатива, принятая в декабре 2019 года, направлена на ограничение получения гражданства Индии мусульманами, прежде всего представителями народа рохинджа из Мьянмы, тамилов из Шри-Ланки и буддистов из Тибета (КНР). Упомянутый акт коррелирует с Национальным регистром граждан (National Register of Citizens (NRC)), который начал действовать на территории всей страны с ноября 2019 года. Закон апробирован в штате Ассам в 2013, 2014 годах и фактически позволяет вычеркнуть из списка граждан Индии «нежелательных лиц».

И если в ситуации со статусом Кашмира недовольством извне можно было пренебречь, особенно когда его инициировали недружественные Индии Исламабад и Пекин, то в законодательстве, ограничивающем права мусульман, недовольство выглядит гораздо серьёзнее. Ислам — это мировая религия, и такой шаг Индии воспринимается негативно множеством как государственных, так и негосударственных международных игроков. Следует отметить и внимание к подобным законодательным новеллам со стороны христианской общины Индии, в которой пристально следят за отношением к родственной авраамической религии. В кругах индийских христиан существует достаточно распространённая установка, которая выражает опасение происходящего: «Сначала мусульмане, затем мы». Более того, большинство индийцев уверены в демократическом фундаменте самого государства и, соответственно, упомянутые акты воспринимаются как покушение на конституционные основы Индии.

Подобные законодательные инициативы вызвали достаточно продолжительные и массовые протесты в стране. Лозунги типа «Мусульмане не могут быть патриотами?» и встречные: «Мусульмане ответственны за 800 лет рабства», красноречиво свидетельствуют о накопившихся противоречиях. В этом отношении лишение Кашмира особого статуса выглядит стратегически выверенным расчётом, а введение в действие таких законов, как САА и NRC, даже на фоне отмены 370-й статьи Конституции кажется чудовищной ошибкой. Такие разные политические силы, как Индийский национальный конгресс, Коммунистическая партия Индии (марксистская), Тринамул Конгресс и другие, выступили против обсуждаемых законодательных актов. Правительство штата Керала заявило, что САА и NRC — «насилие над принципами равенства, свободы и секуляризма, прописанными в Конституции». Однако ошибкой это назвать сложно. Курс на хиндутву страны (приоритет индуизма в религиозной, культурной, бытовой и других сферах) был положен в основу деятельности БДП.

Корни подобного явления достаточно очевидны. Индия — это страна индуизма. Веды и Упанишады являются не только религиозными текстами, но и невидимым базисом даже современного индийского общества. И после обретения независимости в 1947 году секулярная, гражданская направленность общества всегда проходила параллельно с религиозным (индуистским) ренессансом. И неудивительно, что хиндутва стала политическим проектом, обрела явные идеологические и пропагандистские аспекты, убрав полутона, оставив только контрадикции типа: мы и они, враги и друзья, единоверцы и иноверцы. Следствие этого процесса не менее очевидно — рост экстремистских настроений в части индийского общества, которое периодически подогревается различными политическими силами. Это вылилось в аресты протестующих, отключение связи, задержания журналистов и иные шаги со стороны федеральных властей. Более того, существуют факты, в отношении которых можно предполагать: для борьбы с протестными настроениями используются абсолютно неправовые методы. Последний наглядный пример — нападение на студентов и преподавателей Университета Джавахарлала Неру (Нью-Дели) неизвестных лиц. Этот случай можно отнести к спорным с точки зрения причастности властных структур к подобным случаям, но гораздо важнее то, что общество безоговорочно обвиняет в этом действующее правительство. И вполне понятно беспокойство историка Виджая Прашада, который прямо утверждает: «Индийская демократия находится перед лицом экзистенциальной угрозы».

Как уже говорилось выше, индийская культура — это, прежде всего, культура индуизма, одной из наиболее древних и сложных религий на земле. Все социальные структуры индийской жизни в большей или меньшей степени пропитаны индуизмом. Такие верования, как буддизм, сикхизм и джайнизм, вышли в том числе из ведической традиции. Ислам и христианство в Индии также несут на себе влияние древнейшей цивилизации. В целом же в государстве Индостана имеется достаточный опыт совместного мирного проживания различных конфессий, который позволяет надеяться на то, что Индия не сползёт в религиозные войны средневекового типа. Иначе дальнейшим этапом такого процесса станет распад демократической Индии. Вот это хорошо понимают в обществе и в политических кругах, оппозиционных действующему руководству страны, отдаёт себе в этом отчёт и партия власти. Остаётся надеяться, что Индия, балансируя на грани, справится с внутренними проблемами. Иное, силовое решение религиозно-этнических проблем перечеркнёт устремление государства стать глобальной державой и ведущей мировой экономикой в ближайшем будущем.

Автор: Дмитрий Шелест

https://regnum.ru/news/polit/2837343.html

***

Комментарий: Kак индийские власти могут навредить собственной экономике?

В текущем финансовом году произошло замедление темпов экономического роста. Многие рассчитывают на поддержку из бюджета больше, чем обычно.

В эти выходные министр финансов Индии Нирмала Ситхараман представит проект бюджета. В ходе представления проекта бюджета также будет заявлено о приоритетах политики правительства на следующий финансовый год, который начинается в апреле, пишет старший научный сотрудник Исследовательского фонда наблюдателей Михир Шарма в статье для издания Bloomberg.

В текущем финансовом году произошло замедление темпов экономического роста. Многие рассчитывают на поддержку из бюджета больше, чем обычно. Ситхараман в течение нескольких месяцев проводила встречи с заинтересованными группами и представителями различных отраслей, — все они надеются на то, что правительство придет им на помощь. В условиях замедления экономики индийское правительство всегда открывало бюджетные шлюзы. После глобального финансового кризиса 2008 года индийское правительство потратило огромное количество средств за короткий промежуток времени, в результате чего дефицит бюджета подскочил с 3% в 2008 году до почти 7% ВВП через два года.

Подобная политика сегодня оказалась бы неразумной по нескольким причинам. Во-первых, правительство и экономика могут оказаться более уязвимыми для внешний потрясений. Именно это произошло в 2013 году, когда случилось падение индийских макроэкономических показателей наряду с потерей репутации тогдашним правительством из-за нерационального управления экономикой. Ситхараман и премьер-министр Индии Нарендра Моди не должны повторять ошибок своих предшественников.

Другая проблема заключается в том, что в настоящий момент, в отличие от прошлого периода, государственные финансы Индии переживают не лучшие времена. В последние годы правительство задействовало методы сбора денег, которые не отображаются в бюджете. Например, индийское правительство использует компании государственного сектора для получения заимствований на открытом рынке. Затем эти компании переправляют эти деньги на финансирование приоритетных направлений государственной политики. Официальный уровень дефицита бюджета недооценивает реальную ситуацию. Правительство фактически тратит не по средствам. У правительства действительно нет средств для обеспечения дополнительных расходов. Даже поддержание расходов на текущих уровнях окажет давление на дефицит.

Вызывает беспокойство то, что правительство может просто проигнорировать фискальные показатели и согласовать дополнительные расходы. Кто-то считает, что это единственный разумный ответ на замедление экономики. Говорят о том, что правительство должно вмешаться и поддержать экономику. Однако многие ставят неверный диагноз. Индийская экономика столкнулась не с циклическим спадом, поэтому нельзя исправить ситуацию, поддержав совокупный спрос. Влияние на экономику оказывают серьезные структурные факторы. Потенциальный рост самой Индии снизился из-за хронического избытка мощностей, а также нежелания и неспособности частного сектора инвестировать. Центральный банк Индии в прошлом году отметил, что капитальные расходы частного сектора сокращались в течение семи лет подряд.

В совокупности федеральное правительство, штаты Индии и компании, контролируемые штатами, ежегодно заимствуют около 9−10% ВВП. Это означает, что они потребляют почти все финансовые сбережения домашних хозяйств Индии. Частному сектору не остается ничего, что он мог бы направить на стимулирование экономического роста.

Правительству придется проявить значительную политическую смелость, чтобы оживить экономический рост. Если индийские власти признают, что они имеют дело со структурными факторами, им также придется признать то, что их экономическая политика оказалась неэффективной. Индийское правительство должно взять на себя ответственность за собственные действия, включая злополучное решение о выводе из оборота 86% национальной валюты, а также другие решения. Индийские власти хотят занять доминирующее положение в индийской экономике, изолировать ее от мировой торговли и запугать частный капитал.

Индии нужно отказаться от подобных тенденций. Неограниченная фискальная политика не сможет компенсировать причиненный ущерб. Увеличение государственных расходов только ухудшит ситуацию.

Автор: Александр Белов

https://regnum.ru/news/polit/2845274.html


Об авторе
[-]

Автор: Дмитрий Шелест, Александр Белов

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.02.2020. Просмотров: 86

Комментарии
[-]
 lookme | 26.02.2020, 10:30 #
Thank you for sharing the information. slotxo
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta