Демографические вызовы перед Украиной не менее опасны, чем экономические

Содержание
[-]

ООН признала Украину вымирающей страной

Население Украины является одним из самых быстро стареющих в Европе. 

Население Украины сокращается стремительными темпами, к 2050 году оно может уменьшиться до 35 миллионов человек. Низкий коэффициент рождаемости, высокий уровень смертности и постоянный рост уровня внешней миграции разрушают человеческий капитал Украины, а значит, и основу для устойчивого развития страны. Об этом говорится в аналитической справке ООН «Демографические процессы».

«Недостаточный уровень благосостояния и отсутствие у женщин возможностей совмещать карьеру и уход за детьми остается одним из факторов, мешающим украинцам иметь желаемое количество детей. Около трети украинцев умирают в возрасте до 65 лет. Более половины этих смертей можно было бы предотвратить», — говорится в докладе ООН.

Подчеркивается также, что все большее число украинцев уезжают на заработки за границу, студенты предпочитают учиться в ЕС и на родину не возвращаться, сокращается численность сельских жителей. В ООН подчеривают, что рост расходов на здравоохранение и пенсии все больше нагружает бюджет Украины, финансируемый за счет рабочей силы, численность которой сокращается. Расходы, связанные с потребностями пожилых людей, к 2050 году могут составить 25% ВВП. 

«Чтобы стать демографически устойчивой страной, Украине нужна широкомасштабная и комплексная стратегия. Она должна учитывать последствия изменения как численности, так и структуры населения, изменения соотношения нетрудоспособных и трудоспособных контингентов и влияние миграции, в частности внутреннего перемещения населения», — подчеркивается в докладе.

Как писал журнал «Эксперт», расчеты Института народонаселения ООН на перспективу до 2100 года поражают воображение. Во-первых, тем, какое будущее ждет Европу. Если Франция и Германия, согласно этому прогнозу, практически достигли равновесия, то страны Восточной Европы ждет стремительная депопуляция — от пиков начала 1990-х они потеряют по 30–50% населения. В целом к 2100 году европейцев останется 629 млн человек — на 16% меньше, чем сейчас. В то же время взрывной рост ждет Африку — сейчас в десятку крупнейших по численности населения стран входит только Нигерия, к 2100 году их будет пять: к Нигерии добавятся Танзания, Эфиопия, Демократическая Республика Конго и Египет.

Источник - https://expert.ru/2021/11/28/oon-priznala-ukrainu-vymirayuschey-stranoy/

*** 

Комментарий: Для кого Украина? 

Демографические вызовы, все более выразительно возникающие перед страной, не менее опасны, чем экономические или политические, пишет издание "Тиждень".

Демографические вызовы редко привлекают серьезное внимание. Причем речь идет не только о политикуме или информационном пространстве, но и о заинтересованности самих украинцев. Так, время от времени появляются упоминания о том, что «нас уже не 52 миллиона», о большом количестве украинских работников, которые вынуждены искать судьбу за границей, или их значительно больших, нежели иностранные инвестиции, переводах средств домой, а в последнее время и о упрощение доступа к украинскому рынку труда иностранцев. Спорадически в СМИ появляется и информация о дерзости этнической мафии или конфликтах с инокультурными иммигрантами на рынках. Однако все эти разрозненные сообщения обычно не принуждали к более глубокому осмыслению вызова, который становится все более отчетливым.

Опасное сочетание 

Вызов можно сформулировать достаточно лаконично: «Для кого Украина?». Для кого сегодня ее защищают от российской агрессии, для кого строится инфраструктура, идет поиск путей экономического развития, реформирования различных сфер и отраслей? Ответ не так однозначен, как может показаться на первый взгляд. Банальное «для детей, внуков и последующих поколений» кажется не столь очевидным, особенно если иметь в виду детей и внуков тех граждан, которые сегодня составляют украинское общество. 

Украина медленно, однако непрерывно вовлекается в процесс очередного «великого переселения народов», вектор которого четко направлен в самые состоятельные государства ЕС как из его собственной периферии, так и из более отдаленных беднейших и гораздо менее стабильных стран и регионов. Причем она вовлекается в этот процесс не только как государство, активно поставляющее трудовых мигрантов за границу. Но и как место, в свою очередь, все более интереснее для десятков и сотен тысяч людей, которые ищут лучшей доли, чем они имеют в родных странах. 

Дело не только в том, что Украина чувствует здесь обратную сторону своего «транзитного потенциала». Довольно стремительный рост номинальных доходов в валютном эквиваленте мало ощутим для рядового украинца, поскольку происходит в сопровождении аналогичного, а то и более быстрого повышения стоимости жизни. Однако буквально за последние несколько лет он значительно повысил привлекательность страны для иностранцев, особенно из стран Азии и Африки. Для них имеет большое значение, составляет ли в стране средняя зарплата в больших городах (куда они обычно и приезжают на работу) €200–300, а минимальная €50, как это было в Украине еще пять лет назад, или €500– 700 и свыше €200 соответственно, как сейчас. 

В то же время, в самой Украине этот же процесс приводит ко все большему высвобождению трудоспособных граждан для работы за границей. Повышение номинальных доходов в валюте сопровождается не менее стремительным ростом и ценами в той же твердой валюте. Последние у нас фактически сравнялись, а по отдельным видам товаров и услуг уже превышают аналогичные показатели в соседних европейских странах. 

В таких условиях более низкий уровень доходов толкает все большее количество граждан к поиску лучшей судьбы. Тем более что из-за незащищенности внутреннего рынка от азиатских поставщиков количество высокооплачиваемых штатных рабочих мест в отечественном производстве постоянно уменьшается, а само оно сокращается. Поэтому процессы трудовой эмиграции украинцев в ЕС и иммиграции все большего числа людей, особенно из беднейших стран Азии и Африки, становятся взаимостимулирующими.

Чем больше будет наплыв мигрантов в Украину и их давление на рынок труда, тем активнее будет и отток украинцев за пределы страны. Многие реагируют на это как на закономерный процесс. Мол, через это прошли многие государства Западной Европы, в него втягивается ряд государств Центральной Европы, так что нет ничего страшного в том, что Украина примет участие в этом «неотвратимом движении к развитию». 

Но в действительности все не так просто. Не только потому, что это будет означать, что наше общество, все еще не преодолевшее тяжелые последствия колониального прошлого для идентичности, вынуждено будет столкнуться еще и с вызовами нового «мультикультурализма». Но и потому, что в случае Украины при инерционном сценарии развития эти процессы могут зайти гораздо дальше, чем это произошло в Западной Европе. Масштабы эмиграции оттуда на соответствующем историческом этапе были очень незначительны. Мотивов уезжать, особенно для широких слоев, было несравненно меньше, да и стран, куда был смысл податься, не так много, как для сотен миллионов европейцев.

Высвобождая место 

В современной Украине ситуация совсем другая. Эмиграционные настроения в той или иной степени присущи более половины всей украинской молодежи (например, нынешний летний опрос «Рейтинга» фиксировал цифру в 54%). В случае, если вовсю заработает еще и фактор их вытеснения мигрантами из других стран, эти показатели могут не только возрасти, но и завершиться реализацией настроений. 

Не говоря уже о том, что и без того наблюдается все большая асимметрия в процессе смены поколений. В трудоспособный возраст вступают рожденные при демографической яме второй половины 1990-х — начале 2000 годов, а выбывает из него более многочисленное поколение на рубеже 1950–1960 годов. Разница в рождаемости между ними более чем двукратная. Например, если в 1960 году в Украине родилось 870 тыс. человек, то в 2000-м - только 385 тыс. Если за пределами Донецкой и Луганской областей людей 55-59 лет на подконтрольной Украине территории сейчас насчитывается 2,43 млн человек, то возрастом 15–19 лет, которые должны прийти им на смену на рынке труда, уже всего 1,67 млн. 

Если учесть, что значительная часть и этой молодой смены уже покинула или покидает страну или как трудовые мигранты, или как студенты зарубежных вузов (которые в большинстве своем не планируют возвращаться), то на каждых двух-трех украинцев старшего поколения, прекращающих работать, приходится едва один, который будет в ближайшее время приходить на отечественный рынок труда. Это приводит ко все более острому дефициту на нем, особенно заметному в сферах и профессиях, которые молодое поколение преимущественно не рассматривает как вариант для трудоустройства из-за низкого уровня оплаты и престижности. 

Дальше ситуация будет только ухудшаться. Сейчас молодежи в возрасте 33-37 лет почти 3,1 млн, а детей младше пяти лет только 1,6 млн. Учитывая снижение рождаемости представителей еще младшего поколения, которое должно было сменить нынешних тридцатилетних на рынке труда, через 20-25 лет будет еще меньше. Если в 2015 году, несмотря на активную фазу боевых действий на Востоке и резкий спад уровня жизни, на подконтрольной территории родилось более 414 тыс. детей, то в 2020 году уже всего 293 тыс., а в этом году ожидается еще меньше (за три квартала - 205 тыс.). ). Да и родителями все чаще становятся те, кто сам был рожден во времена предыдущей демографической ямы второй половины 1990-х — начала 2000 годов. 

В то же время, все попытки обоснования снижения уровня рождаемости в Украине «демографическим переходом», урбанизацией и эмансипацией женщин больше не выдерживают критики. Уже даже в более богатых, урбанизированных и эмансипированных странах показатели рождаемости заметно выше, чем в Украине (см. Обмелевший поток). Причем со временем ситуация у нас и у них обычно движется в противоположных направлениях или, по крайней мере, в Украине она ухудшается гораздо быстрее. Например, в то время как суммарный коэффициент рождаемости в Украине опустился со 151 ребенка на 100 женщин в 2015-м до 122 в 2020 году, в соседних Польше он, наоборот, вырос за то же время со 132 до 138, в Германии - со 150 до 153 , в Словакии достиг 159. (см. «Мрачное будущее»). Ежегодно у нас рождается гораздо меньше детей, чем в гораздо меньших американском штате Техас (378 тыс. 2019 при 29 млн жителей) или Австралии (306 тыс. в 2019 при 25,6 млн жителей). 

Поэтому при нынешних демографических тенденциях обычная смена поколений (даже не считая эмиграции в страны ЕС) приведет к тому, что в Украине за определенное время останется не более 20 млн. жителей. По крайней мере, потомков тех, кто проживает здесь теперь. Сколько нужно вычесть из этой цифры для учета влияния трудовой миграции украинцев на Запад? Еще три, пять или десять миллионов? Не только тех, кто уедет, но и тех, кто не родится, по крайней мере здесь. Можно только предполагать. 

Честно говоря, если страна и дальше будет эволюционировать в направлении производства только продовольственного и промышленного сырья, теряя имеющиеся и не создавая новые производства готовой продукции, то таких демографических ресурсов и их работоспособной части будет вполне хватать.

Впрочем, уже и сейчас в названных секторах работает гораздо меньше миллиона украинцев. А во всего в четыре раза меньшем Украины по территории американском штате Айова проживает чуть более 3 млн жителей. Это не мешает ему быть безоговорочным лидером по производству зерна, мяса и другой сельскохозяйственной продукции, производя ее, в зависимости от вида, в объемах, сравнимых или даже бОльших объемов производства современной Украины.

Притягательная для них 

Однако такая удобная территория одного из важнейших миграционных путей в ЕС вряд ли останется такой незаселенной. Место украинцев просто займут разнообразные иммигранты, точно так же, как во время прошлых больших переселений в мировой истории. А это уже создаст вызов как идентичности, так и государственности. 

Наплыв в Украину иностранцев преимущественно из азиатских и африканских стран уже и сейчас достаточно динамичен, даже исходя из официальных данных, которые, по понятным причинам, являются только верхушкой айсберга. Всего на начало октября 2021 года только на официальном учете иммигрантов в Государственной миграционной службе находилось уже более 300 тыс. человек; для сравнения - 250 тыс. на начало 2016 года. 

В то же время по официальным данным Госстата чистая иммиграция в Украину (превышение количества въехавших над теми, кто выехал из страны) только за 2010–2020 годы составила 213,8 ​​тыс. Из них 144,5 тыс., или более двух трети, составляли выходцы из стран Азии и Африки. Причем, если в 2010-2014 годах на африканцев приходилось только 9,2% от общей чистой иммиграции, то в 2015-2020 годах уже 25,4%. Выходцы из стран Азии увеличили свою долю в чистой миграции в Украину с 48,2% в 2010-2014 годах до 65,1% в 2015-2020 годах. 

При этом, как свидетельствуют данные Госстата, львиная доля поселившихся в Украине иностранцев — это молодые мужчины и женщины. Поскольку среди иммигрантских сообществ особенно распространены браки с женщинами из стран происхождения, это создает еще один мощный канал получения права на проживание в Украине на официальных началах. Детей они обычно рожают уже в Украине, а потому на законных основаниях получают ее гражданство в соответствии с нашим законодательством. Данные миграционной службы свидетельствуют, что общее количество выданных паспортов граждан Украины «по праву рождения» только за последние семь лет составляет 73,9 тыс. (вместе с 9 месяцами 2021 года – почти 82,5 тыс.). 

Также из года в год растет количество задержанных нелегальных мигрантов: в 2015 году – 5,1 тыс., в 2016 – 6,4 тыс., в 2017 – 9,7 тыс., в 2018 – 11,2 тыс., в 2019-м – 12,9 тыс. Определенное уменьшение этого показателя в условиях пандемии COVID-19 кажется лишь временным явлением, не говоря уже о том, что большинство остается незаметным для государственных органов. В том числе и потому, что закрывание глаз на нелегальных иммигрантов уже давно стало выгодным делом, компенсирующим достаточно скромные официальные доходы чиновников в этой сфере. 

Росту трудовой миграции может способствовать и все более активный лоббизм со стороны украинских работодателей. Стратегию «простых» путей решения проблемы дефицита дешевой рабочей силы в главных экономических центрах страны активно проталкивают уже и на законодательном уровне. Пока официальных разрешений на проживание в связи с трудоустройством в 2016 году выдали 2,8 тыс., в 2018-м – 5 тыс., в 2019-м – уже 14,2 тыс. И, несмотря на определенное уменьшение из-за пандемии в 2020 году, за 11 месяцев 2021 года их количество снова достигло 12,2 тыс. 

Однако в ВР уже зарегистрирован законопроект № 5795, предусматривающий «упрощение для работодателей обеспечения потребности в рабочей силе, которая может быть удовлетворена за счет применения труда иностранцев и лиц без гражданства, обеспечение равных условий труда для граждан Украины и иностранцев». При его принятии количество разрешений на работу может возрасти в десятки, если не сотни раз.

Сохранить себя 

Есть опыт европейских стран, которые до сих пор не знают, что делать с провалом эксперимента «мультикультурализма», и возможность и обязанность принять упреждающие меры уже сейчас, чтобы избежать аналогичных проблем в собственной стране. Более того, в условиях Украины эти вызовы дополняются собственной спецификой. 

Основными местами концентрации иностранных мигрантов у нас уже сейчас преимущественно города Юго-Востока и в меньшей степени крупные города Центра и других регионов. Например, по данным Госстата, более 80% всех иммигрантов поселились именно в городах, и обычно речь идет либо о самых больших в стране, либо об их окрестностях. Да и по данным Государственной миграционной службы, львиная доля нелегальных иммигрантов проявляется именно в основных экономических центрах страны: в Киеве и области, Харьковщине, Одесщине, Днепровщине и Запорожье. Поскольку процесс украинизации городов Центра, не говоря уже о Юго-Востоке, оставляет желать лучшего, новые переселенцы в условиях нехватки эффективной интеграционной политики будут русифицироваться и будут пополнять ряды индифферентной, а то и скептически настроенной относительно украинского государства и его интересов, постколониальной массы населения. 

Иммиграционный вариант решения демографических проблем имеет печальные перспективы и в социально-экономической плоскости. Обычно во всех странах Европы такие переселенцы, во-первых, не демонстрировали и не демонстрируют стремление к ассимиляции в существующую среду стран, в которые они прибывают. Во-вторых, не проявляют особого желания платить налоги или тратить собственные кровные средства на содержание социальных стандартов в этих государствах. Роль семейно-клановых отношений у них определяющая, и именно на них возлагают основные функции взаимопомощи и поддержки социально уязвимых слоев населения или пожилых людей. Поэтому они демонстрируют привычность к труду в теневой, а зачастую и коррупционной модели экономики. 

Наконец, в контексте технологических изменений, к которым подходит мир, Украине важно не допустить наплыва трудовых иммигрантов для компенсации украинцев, выбывших на заработки. Напротив, сформулировать четкое долгосрочное послание бизнесу о том, что завоза дешевых трудовых ресурсов не будет ни сейчас, ни в перспективе. Это может поставить его перед фактом, что ориентироваться нужно на автоматизацию и роботизацию производственных процессов, планомерно и последовательно готовиться ко все более дорогой стоимости труда в Украине, стимулировать и инвестировать в подготовку и повышение квалификации украинских работников. 

Уменьшение разрыва в уровне оплаты труда в Украине и странах ЕС при одновременном повышении ее производительности на Родине снизит привлекательность трудовой миграции для украинцев. Вместе с автоматизацией и роботизацией производственных процессов и одновременно более активной демографической политики, направленной на увеличение рождаемости, это поможет избежать и дефицита рабочих рук. Конечно, такие действия могут потребовать временного принятия мер по защите внутреннего производства от демпинга и поддержанию его инвестиционной активности. То есть, без изменений экономической политики не обойтись. Однако, как уже неоднократно обращалось внимание на страницах Тижня, без ее пересмотра динамичное развитие и модернизация украинской экономики в любом случае будут невозможны.

Вместо этого умелое сочетание как опробованных историей наиболее развитых стран механизмов социально-экономической политики, так и новейших технологических возможностей вполне способны обеспечить и экономическое развитие, и укрепление национальной идентичности, и обезопасить украинское общество от вызовов новейшего «великого переселения народов». Модернизации страны это никак не помешает, ведь в мире достаточно примеров государств, успешно осуществивших ее и достигших высоких уровней развития без опасных игр в «мультикультурализм» или наплыва иностранных рабочих рук. От Японии или Южной Кореи до Сингапура и Израиля.

Но без эффективного ответа на демографические и цивилизационные вызовы современности рискуем потратить ближайшие десятилетия на строительство дома для других. А украинцев нынешнего и ближайших поколений превратить только в расходный материал.

Автор Александр Крамар, опубликовано в издании "Тиждень"

Источник - http://argumentua.com/stati/dlya-kogo-ukraina


Об авторе
[-]

Автор: Александр Крамар

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.01.2022. Просмотров: 36

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta